Комментарий 15254 к статье: защита прав миноритарных акционеров в ао (нюансы)

Комментарий 15254 к статье: Защита прав миноритарных акционеров в АО (нюансы) 

Акционера, который обладает незначительным пакетом акций называют миноритарием. Миноритарного акционера можно сравнить с муравьем, но это сравнение не имеет ничего общего с ростом насекомого, скорее, с размерами его прав. В данном материале речь пойдет о том, какими правами обладает миноритарий и как данные права поддерживаются законодательством.

Миноритарий или маленький акционер

В Российском законодательстве нет понятий миноритарий и мажоритарий, вместо этих понятий существует общее понятие акционер. Однако сами акционеры решили провести внутреннюю градацию, взяв на вооружение западную практику, в которой органично прижились понятия миноритарий и мажоритарий.

Миноритарий – это обычный рядовой акционер, купивший определенную часть акций компании, как правило, очень незначительную. Большинство миноритариев не собираются держать акции на руках в длительной перспективе, движимые желанием продать их, как только те подрастут в цене. Миноритарием может считаться человек, купивший одну акцию.

Другое дело мажоритарий – акционер, сконцентрировавший в своих руках значительный пакет акций, которые играют существенную роль в жизнедеятельности компании.

Суть «противостояния» мажоритариев и миноритариев сводится к противоположным интересам и целям.

Если акционеры, имеющие значительные пакеты акций на руках (мажоритарии), стремятся к увеличению стоимости акций, выплате минимальных дивидендов, и, как следствие, увеличению размера всевозможных годовых премий для себя, то миноритариев больше всего волнует как раз обратное.

Миноритарии хотят получить прибыль за счет роста дивидендных выплат, но увеличение премиальных начислений топ-менеджерам, которые и являются основными держателями большого пакета акций, снижает шансы миноритариев на прибыль с дивидендов, а порой и увеличивает шансы вовсе остаться без них.

Сложившуюся ситуацию можно представить в виде пассажирского автобуса, где у руля находятся мажоритарии, а пассажирами являются миноритарии.

Пока дорога прямая они едут вполне миролюбиво, но с приближением перекрестка начинается отстаивание своего направления пути. Естественно, в чьих руках рулевое управление, тот и выбирает направление движения.

Таким перекрестком может считаться годовое собрание акционеров, где обсуждаются размеры дивидендов.

Мажоритарии относятся к простым акционерам как к вынужденной необходимости, ведь деньги последних оказывают значимую поддержку. Неприязнь мажоритариев понятна, – миноритарии склонны к получению сиюминутной выгоды и не желают, в большинстве своем, следовать интересам компании для получения большей прибыли в дальнейшей перспективе.

Но интересы миноритариев страдают в большей степени, поскольку с их интересами считаются мало и только тогда, когда сами мажоритарии в этом нуждаются. Такой момент наступает при делении последними власти в компании. В этом случае голоса миноритариев им крайне необходимы.

Права миноритариев

Если отобразить права миноритария направленные на защиту его интересов одним списком, то они будут выглядеть следующим образом:

  • право на осуществление выборов членов совета директоров;
  • право требовать выкупа Обществом части принадлежащих ему акций;
  • право лишения определенных акционеров прав голоса, если в решении определенных вопросов с их стороны присутствует личная заинтересованность;

Минюст хочет ограничить права миноритарных акционеров

Комментарий 15254 к статье: Защита прав миноритарных акционеров в АО (нюансы)

Минюст предлагает ограничить право миноритарных акционеров на запрос информации у эмитентов /Д. Абрамов

Минюст подготовил поправки в закон «Об акционерных обществах» (копия есть у «Ведомостей»), ограничивающие права миноритарных акционеров. Подлинность документа подтвердил представитель министерства. Проект, по его словам, обсуждается с деловым и экспертным сообществом.

Сейчас любой акционер может запросить информацию компании, кроме протоколов заседаний правления и документов бухучета. Они доступны только для владельцев более 25% акций. На их права Минюст не покушается. Но крупные миноритарии скорее исключение из правил, констатирует директор по корпоративному управлению Prosperity Capital Management Денис Спирин.

Миноритарии часто злоупотребляют правом, пишут авторы проекта, а постоянные запросы затрудняют работу компаний. Поэтому чиновники предлагают расширить информацию, которую эмитент обязан сам раскрывать всем акционерам (см. врез).

Запрашивать данные сверх этого перечня владельцы менее 5% акций не смогут. Это право останется лишь у обладателей пакетов более чем в 5%. Но эмитент предоставит ее только в том случае, если акционер докажет наличие деловой цели.

Кроме того, им будут недоступны документы, содержащие коммерческую тайну.

Поправки осложнят жизнь прямым инвесторам, констатирует директор по инвестициям «ТКБ БНП Париба инвестмент партнерс» Владимир Цупров. Порог в 5% в большинстве случаев – неподъемная величина, добавляет исполнительный директор Ассоциации профессиональных инвесторов Александр Шевчук: собрать даже 3% акций не так просто, особенно в крупных публичных компаниях.

Обязательный к раскрытию список – это самый минимум информации, возмущен Спирин. Сейчас она и так по большей части публикуется эмитентом.

В перечне, например, нет даже протоколов заседаний совета директоров и правлений, добавляет партнер юрфирмы «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов. Непросто будет и доказать наличие деловой цели.

В проекте не описано это понятие, а в судах нет его единого толкования, критикует проект Степанов.

Договор о создании и устав компании, внутренние документы, годовые отчеты, бухотчетность, протоколы общих собраний акционеров и наблюдательного совета, договоры крупных сделок, отчеты оценщиков, списки аффилированных лиц, акционерные соглашения, судебные акты по спорам, связанным с управлением компанией, документы бухучета.

Коммерческая тайна – еще одна лазейка для эмитента, говорит Спирин: нет четких правил, что к ней относить. На практике этот статус присваивают всему подряд. Между тем без доступа к информации миноритарии не смогут даже обосновать иск против менеджмента, сокрушается Спирин.

Случаи, когда миноритарий заставлял компанию отвечать на многочисленные формальные запросы, были, вспоминает Цупров. Но это происходит гораздо реже, чем эмитенты нарушают права миноритариев, говорит управляющий партнер EuroAtlantic Investments Ltd Василий Сидоров.

Проект проблему не решает, категоричен представитель ТГК-2. Необходимость доказывать деловую цель надо распространить на всех акционеров. Кроме того, не решен вопрос неразглашения полученной информации, считает он.

ЦБ в курсе инициативы Минюста, сообщил его представитель. В Минэкономразвития проект не поступал, сказал представитель министерства.

В подготовке статьи участвовал Иван Песчинский

Защита прав акционеров, что в неё входит, отличие защиты прав миноритариев от гринмейла

Защита прав и интересов акционеров входит в число основных задач любого государства. В этом материале расскажем, что она из себя представляет и чем отличается от так называемого гринмейла. 

Что такое гринмейл

Гринмейл  (англ. greenmail, неологизм от англ. greenback «долларовая банкнота» + англ.

blackmail «шантаж») — это корпоративный шантаж, цель которого заключается в принуждении организации или главных держателей акций скупить их по завышенной стоимости по отношению к текущему рыночному курсу.

Субъект, продающий пакет акций, называется гринмейлером. Он угрожает при отказе от выкупа организовать трудности для работы компании. Гринмейл относится к действиям на грани этичности.

В развитых странах рыночная цена обычно приравнивается к справедливой, иногда бывает немного выше. А в Российской Федерации рыночные цены часто в разы занижены по сравнению со справедливыми.

Часто встречается ситуация, когда рыночная цена несколько лет подряд находится на уровне ниже балансовой, и никто ничего не предпринимает для её выравнивания.

Читайте также:  Что изменится с 1 марта 2019 года – обзор главных новелл месяца

Возможно, это последствия плохого корпоративного управления в организации.

Гринмейлу можно дать такое определение: злоупотребление акционером своими правами, нацеленное на получение цены выкупа акций, которыми он владеет, на порядок выше рыночной и балансовой. При этом получение балансовой цены к злоупотреблению не приравнивается: акционер лишь хочет получить то, что и так имеет.

Основные признаки, по которым можно распознать гринмейл.

  • Создаются разного рода проблемы, мешающие нормальной работе организации.
  • В компанию регулярно обращаются и предъявляют требования предоставить те или иные документы.
  • Поступают просьбы провести корпоративные действия.
  • Поступают необоснованные жалобы на компанию в правоохранительные органы или к регуляторам.
  • Акции крупных держателей арестовываются по решению суда.

Гринмейлеров можно назвать паразитами, для которых не имеют никакого значения интересы акционеров и самой компании, их интересует только личное обогащение вследствие изъянов в законодательстве.

Какие права есть у акционеров

Основные права, которыми обладает любой держатель акций.

  • Право на дивиденды — часть прибыли, пропорциональную количеству имеющихся акций.
  • Право принимать участие в управленческих мероприятиях совместно с другими акционерами.
  • Право в случае ликвидации организации получить определённую долю имущества.

Защита прав акционеров лежит в основе всего законодательства, связанного с данной сферой. К примеру, кража прибыли или её вывод в пользу значимого акционера относятся к ущемлению прав на получение дивидендов остальными держателями.

Есть множество способов вывода прибыли и имущества, относящегося к миноритарным акционерам. Доказано, что курсовая (то есть рыночная) цена акций находится под влиянием экономических показателей работы организации, главным образом капитала и прибыли. Так, вывод капитала или прибыли компании сразу сказывается на рыночных котировках, а миноритарные акционеры получают денежный ущерб.

Вкладывая деньги, инвестор рассчитывает на получение дохода, поэтому в его интересах защищать свои инвестиции и прибыль. Но, когда имеет место защита прав миноритарных акционеров, недобросовестные организации часто говорят, что это гринмейл. И таким образом оказывают информационное давление на миноритариев, а также на судебные и регулятивные органы, принимающие участие в решении проблемы.

Вследствие такого искажения наблюдателю со стороны бывает сложно определить, действительно ли имеет место гринмейл. Поэтому мы решили вам помочь и сформулировать, в чём заключаются главные отличия между этим понятием и законной защитой прав. 

Основное отличие

Особенность заключается в том, что защита — это именно защита, а гринмейл — нападение. В процессе защиты не ущемляются ничьи права, а отвоёванные выгоды равномерно распределяются между всеми существующими акциями, независимо от того, в какой из пакетов они включены.

Случаи, когда акционер получает личный доход за счёт других путём, например, покупки общественного имущества по сниженной стоимости, не являются ущемлением прав других акционеров. Ведь, если будет иметь место оспаривание сделки, полученную выгоду он потеряет.

Встречаются ситуации, когда необходимо отстаивание прав только одной конкретной категории акций, например, только обычных или только привилегированных. Однако и в таком случае решение спорного вопроса в равной степени также относится ко всем владельцам акций озвученной категории, каким бы ни был объём пакета. 

В чём важность защиты прав акционеров в России и мире

Говоря о пользе акционерного рынка, часто имеют в виду возможность через IPO или другую подобную систему привлечь инвестиции на развитие бизнеса.

Но по факту гораздо более обширное поле деятельности — вторичный рынок. Когда человек покупает акции, он тем самым выражает своё доверие компании.

Для покупателя нет разницы, купить акции у предыдущего хозяина или непосредственно у организации во время сбора инвестиций.

У предыдущего хозяина, соответственно, есть возможность на вторичном рынке получить стоимость, которую бизнес наработал за то время, пока акции принадлежали ему.

Кроме того, вторичный рынок — важный механизм поддержки для предпринимательской деятельности. С его помощью владельцы компании получают вознаграждение за те силы, которые они вложили в развитие организации. Благодаря вторичному рынку жизненный цикл дела характеризуется не сроком, на протяжении которого создатели занимаются им, а степенью пользы для людей.

Рынок акций считается самым крупным пространством для торговли собственностью в развитых странах, а также в некоторых развивающихся. Он стоит в одном ряду с такими крупными рынками, как недвижимость. До половины благосостояния населения в таких странах основано именно на акциях.

По большей части они покупаются в качестве вложений на пенсионные накопления, поскольку рост их цены способен даже перекрыть инфляцию. По этой причине рынок акций можно расценить как важный инструмент улучшения благосостояния населения и защиты капитала.

Как результат — улучшение уровня жизни в государстве.

Разумеется, чтобы всё так и было, необходимо доверие общества к акционерной системе, в том числе к соблюдению прав. В Европе и США это заложено у людей на подсознательном уровне, но в России ситуация несколько сложнее.

Рынок акций образовался в РФ искусственным путём, вследствие приватизации.

На текущий момент подавляющее большинство населения не имеет опыта вложения денег в бизнес, а сам бизнес не умеет должным образом налаживать взаимоотношения с инвесторами и вообще не смотрит на обычных людей как на источник капитализации.

Компании отправляются проводить IPO или SPO в Европу или же остаются в России, но критически нарушают права инвесторов, тем самым подрывая веру в рынок ещё сильнее. Это замкнутый круг, и если ничего не предпринять, то этот рынок может вовсе исчезнуть. 

Проблемы безопасности

Сегодня в России, если нарушаются права акционеров, можно услышать два основных мнения: либо акционерам нужно сбыть свои акции по бросовой цене, либо вообще в них не вкладываться. И то, и другое неразумно и недальновидно. Напротив, нужно развивать эту индустрию, давать возможность людям безопасно вкладывать средства в российские стартапы и всячески помогать им в этом.

Часто проблемы с защитой прав акционеров возникают по причине того, что сами держатели акций слишком пассивны и не могут должным образом организоваться. А крупные акционеры этим пользуются, ведь даже в случае возмущений всё, что им нужно сделать, — это предложить обиженному участнику индивидуальные условия, не распространяя их на остальных.

Для нормализации ситуации требуется в корне поменять отношение к индустрии на законодательном уровне.

95% населения России не имеют качеств, помогающих в ведении бизнеса, поэтому акции для них — удобный способ владеть частью компании и получать от этого пассивный доход. Но в нашей стране акциями российских компаний владеет только 1% населения, в то время как в США это число доходит до 80%.

Поскольку акции — один из немногих действенных методов защиты своего капитала от инфляции, важно предотвратить ущемление прав миноритарных акционеров, то есть рядового населения. Очень часто права нарушаются олигархами или иностранцами, вследствие чего их охрана становится уже не просто экономической задачей, но и вопросом национальной безопасности.

Регуляторы и суды должны в любой сомнительной ситуации вставать на сторону акционеров — как сейчас в решениях трудовых споров по умолчанию встают на сторону беременной женщины, к примеру.

Если доверие к акционерному рынку возрастёт, то существенно возрастёт и деловая активность, экономика укрепится, уровень жизни людей повысится. Любой человек сможет путём инвестиций обеспечить свою будущую пенсию или текущее благосостояние, стать более независимым и защищённым с финансовой точки зрения. 

Подводя итоги

Гринмейл — злоупотребление акционера своими правами с целью увеличения ценности находящихся у него во владении акций. Гринмейлерам важна только сиюминутная прибыль, но не развитие компании или интересы прочих инвесторов. В качестве личного обогащения гринмейлеры используют любые уязвимости в правилах компании или в законодательстве страны.

Нормальная защита прав акционеров не подразумевает ущемления прав прочих инвесторов, а выгоды от неё распределяются равномерно между всеми владельцами акций.

Разумеется, охрана прав миноритарных акционеров — в числе главных задач государства, обеспечивающих экономическое развитие и повышение уровня жизни населения.

Хотите узнавать больше полезного и повышать свою финансовую грамотность? Подписывайтесь на «Открытый журнал»!

  • Статья написана с использованием
  • материалов УК «Арсагера».
Читайте также:  Определение конституционного суда рф - значение

Как изменения в законе об акционерных обществах ущемили права миноритариев

  • 1 августа 2017 года вступил в силу федеральный закон №233-ФЗ, внёсший изменения в закон об акционерных обществах и закон об обществах с ограниченной ответственностью.
  • Новый закон ограничил доступ акционеров к документам публичных компаний, затруднил оспаривание нелегитимных решений и сделок, снизил прозрачность и привлекательность рынка акций публичных обществ.
  • Споры вокруг этих изменений будут продолжатся ещё долго.

Раньше миноритарии обладали правом на получение всей информации (за исключением документов бухгалтерского учёта и протоколов правления). Сейчас всё гораздо сложнее.

Владельцы менее 1% акций больше не могут получить:

  1. документы, подтверждающие права общества на имущество, которое находится на его балансе;

  2. протоколы заседаний совета директоров;

  3. внутренние документы (за исключением документов, утверждённых общим собранием, регулирующих деятельность его органов);

  4. отчёты оценщиков (за исключением случаев выкупа акций обществом по требованию акционера).

Есть и другие ограничения.

Владельцы более 1% акций имеют право на получение информации о крупных сделках и сделках с заинтересованностью, протоколов заседаний совета директоров (наблюдательного совета) и отчётов оценщиков об имуществе, которое участвовало в крупных сделках и сделках с заинтересованностью.

Появилась ещё одна проблема: в законодательство ввели понятие «деловая цель». Она должна быть у любого миноритарного акционера, который запрашивает информацию.

Под деловой целью понимается законный интерес акционера в получении сведений. Они должны быть объективно необходимы ему для надлежащей реализации своих прав.

При этом закон устанавливает, что деловая цель не считается разумной, в частности, в следующих трёх случаях.

  1. Если общество обладает сведениями о фактах недобросовестности акционера. Например, если миноритарий хочет использовать полученные документы во вред компании или фактически не заинтересован в них.

  2. Если в получении совладельцем документов или информации есть необоснованный интерес. Пример обоснованного интереса — намерение продать акции компании.

  3. Если акционер является конкурентом (либо его аффилированным лицом) и запрашиваемый им документ содержит конфиденциальную информацию, распространение которой может причинить вред коммерческим интересам общества.

    Например, акционеру-конкуренту могут отказать в предоставлении протоколов совета директоров, содержащих конфиденциальные планы компании.

    Это может быть, например, изменение технологии производства товара или смена поставщика.

Как и ранее, владельцы минимум 25% акций имеют привилегированное право на получение протоколов заседаний правления (дирекции) и бухгалтерских документов.

Уставом общества этот порог можно снизить. Но очевидно, что из публичных акционерных обществ на это вряд ли кто-либо решится.

Миноритариев у нас не любят, а экономического смысла в раскрытии лишней информации лицам, от решения которых ничего не зависит, нет.

Разве что компания захочет разместиться на одной из иностранных бирж (у них более жёсткие, чем у российских площадок, требования к раскрытию информации) или продать большой пакет акций (от 10% до 25%) стратегическому инвестору.

Теперь законом определено шесть условий, при которых компания вправе отказать акционеру в доступе к корпоративной информации.

  1. Запрашиваемый документ уже раскрыт в интернете.

  2. Информация запрашивается повторно в течение трёх лет.

  3. Документ относится к прошлым периодам деятельности общества (три года до момента обращения и ранее). Исключение — информация о сделках, которые продолжают исполняться на дату обращения акционера.

  4. Не указана деловая цель, либо она не является разумной, либо состав и содержание запрошенных документов явно не соответствуют указанной в запросе цели. Например, если акционер обосновал деловую цель подготовкой к годовому собранию акционеров, а запросил документы позапрошлого года, компания вправе отказать в их предоставлении.

  5. Обратившееся лицо не обладает правом доступа к соответствующей категории документов.

  6. Запрашиваемые данные относятся к периоду, когда у акционера не было акций компании. Исключение — информация о сделках, которые исполнялись в период, когда у обратившегося ещё были акции.

Новый закон защищает прежде всего интересы акционерных обществ. В большей мере — публичных. В 2011 году его внесли в Государственную думу на волне громких судебных процессов, вызванных рейдерскими конфликтами и корпоративным шантажом (гринмейлом).

В 2000-х требования предоставить массу документов и обжалование всех возможных решений были стандартными инструментами миноритариев-шантажистов, желавших заработать сверхприбыль на продаже своих пакетов.

Но новый закон ударил и по добросовестным миноритариям.

Фактически он лишил их гарантий на получение корпоративной информации, установив понятие «деловая цель» и запретив требовать документы, относящиеся к периодам, когда у них не было акций. Последнее противоречит духу статьи 65.

2 Гражданского кодекса. Она устанавливает, что любой акционер, обжалующий сделки или решения компании, действует от её имени, что даёт ему возможность обжаловать её действия за любой период.

Из положительного — усиливается защита компаний от гринмейлеров и рейдеров. Кроме того, компания теперь может отказать акционеру-конкуренту в предоставлении информации, что затруднит недобросовестную конкуренцию и использование коммерческой тайны или инсайдерской информации. Обойти это ограничение можно продажей акций формально не аффилированным лицам, но это не всегда возможно.

С другой стороны, принятый закон не соответствует принципам гражданского права, обычно защищающего слабую сторону правоотношений. В данном случае защищается явно не слабая сторона.

Есть ощущение, что закон принят в угоду ограниченной группы госкомпаний, желающих скрыть от миноритариев информацию о своей реальной деятельности. Однако публичные АО потому и называют публичными, что их акционерами может стать кто угодно.

Правила просты: хочешь привлекать деньги с рынка неквалифицированных инвесторов — раскрывай информацию.

Одним из возможных последствий принятия этого закона я вижу объединение миноритариев для получения документации. Возможно появление более или менее устойчивых групп акционеров, владеющих более чем 1% акций. Однако это не избавит их от указания правильной деловой цели, которую им надо будет сообщить в запросе.

Нормальная деловая цель в получении информации и документов — намерение акционера продать пакет акций либо подготовиться к собранию акционеров. Правомерным интересом также можно признать и намерение проверить законность и экономическую целесообразность принятых компанией решений для выявления потенциальных рисков, которые могут снизить стоимость акций.

Фотография на обложке: Alan Travers / Flickr

Путин подписал закон о защите прав миноритарных акционеров — новости Право.ру

Подпишись на telegram-канал Право.ru.Узнавай первым о главном! Этот закон защитит права миноритарных акционеров-владельцев обыкновенных акций.

Президент Владимир Путин подписал закон, который наделит миноритариев-владельцев обыкновенных акций преимущественным правом приобретения привилегированных акций, которые размещаются впервые. Документ решает вопрос, связанный с закреплением в акционерном законодательстве нового типа привилегированных акций с преимуществом в очерёдности получения дивидендов. По мнению авторов законодательной инициативы, документ «защит права миноритарных акционеров-владельцев обыкновенных акций от размытия их дивидендных прав и доли в уставном капитале акционерного общества путём размещения привилегированных акций». 

Читайте также:  Доказательства в арбитражном процессе (особенности)

Партнёр Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Рынки капиталов группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право 20 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 48 место По выручке
Олег Бычков говорит, что поправки можно воспринять как положительные и направленные на защиту миноритарных акционеров, но вопросы к нему всё же есть. В части преимущественного права приобретения для владельцев обыкновенных акций в отношении привилегированных акций закон оперирует понятием «впервые размещаемые». «Что произойдёт, если акции размещаются не впервые, но ранее обращавшиеся привилегированные акции были погашены? То есть общество размещает их вновь, но не впервые? Возможно, было бы более правильным отталкиваться от того, находятся ли акции такого же типа в обращении?» – рассуждает Бычков.

Процесс Акционер «Восточного» требует выкупа акций банка у структуры Baring Vostok

Также, по его словам, закон вводит положения об определении цены выкупа акций исходя из их средневзвешенной стоимости (если они обращаются более шести месяцев). Возможно, было бы более правильным применить порядок определения цены, предусмотренный гл. XI.

1 ФЗ «Об акционерных обществах», где он прописан более ёмко (возможность определения средневзвешенной цены, если ценные бумаги обращаются на двух и более биржах; возможность использования оценки независимого оценщика, если акции обращаются менее шести месяцев), считает Бычков.

По словам адвоката Ивана Бабина из Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании
, закон устанавливает преимущественное право на приобретение привилегированных акций для владельцев обыкновенных акций, что служит защитой прав акционеров от размытия их доли в дивидендах. Одновременно с этим закон прямо указывает, что обладатели привилегированных акций преимущественным правом не обладают. «В случае реализации преимущественных прав акционерами, обладающими обыкновенными акциями, может сложиться обратная ситуация, что «размоются» права привилегированных акционеров, которые при приобретении указанных акций рассчитывали на определённую часть дохода от деятельности общества», – говорил ранее Бабин. «Насколько подобное решение окажется сбалансированным и какие злоупотребления повлечёт, покажет практика применения указанных изменений», – заключил адвокат. 

Подпишись на telegram-канал Право.ru.Узнавай первым о главном!

© ООО «Правовые новости». 2008-2020. Телефон редакции: (495) 645 37 60

18+

Защитить миноритария: миссия выполнима

15 февраля 2019 г.НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

Миноритарию, который хочет эффективно защищать свои права, нужно активнее интересоваться жизнью общества и действиями других акционеров.

Когда интересы владельца небольшого пакета ценных бумаг все же нарушили, то ему следует объединиться в группу с другими миноритариями, выработать совместную тактику и попробовать разрешить конфликт с обществом и мажоритариями в досудебном порядке.

Если дело все же дошло до суда, то бояться не стоит — главное набраться терпения и попробовать дойти до вышестоящих инстанций. 

Как нарушают права акционеров

Ущемление прав миноритарных акционеров в России – это, пожалуй, «притча во языцех», говорит Анастасия Савельева, партнер Saveliev,Batanov&Partners. Одно из популярных нарушений – невыставление обязательной оферты мажоритарным акционером после приобретения крупного пакета акций.

По закону лицо, которое перешагнуло установленный законом порог владения голосующих акций (30, 50, 75%), должно направить миноритариям обязательное предложение о выкупе их акций.

Но в реальности мажоритарий этого либо совсем не делает, либо отправляет документ со значительным опозданием, из-за чего цена бумаг снижается, рассказывает Савельева.

По ее словам, сейчас у владельцев небольшого количества акций отсутствуют адекватные способы защиты: они не могут потребовать у мажориатрия направления обязательного предложения по выкупу акций или оспорить последующую цену этой сделки.

Законопроект, предоставлявший акционерам подобные механизмы, Госдума отклонила во втором чтении летом 2018 года. В последнее время усложняется для миноритариев и механизм доступа к документам общества, добавляет юрист.

Учитывая это, юрист АБ Линия права Кирилл Коршунов выделяет сразу несколько самых популярных нарушений со стороны мажоритарных акционеров:

отказ предоставить документы о деятельности общества;

выталкивание миноритариев из общества: искусственно создается ситуация, когда «мажор» может требовать принудительного выкупа акций миноритариев;

выкуп акций по низкой цене;

совершение сделок с заинтересованностью без соответствующего раскрытия или одобрения;

Исходя из судебной практики, Яна Cалата, старший юрист Precedent Consulting выделяет еще несколько видов нарушений:

отказ в принятии предложения о включении вопросов в повестку дня общего собрания акционеров;

недопуск к участию в общем собрании акционеров;

отказ в праве голоса акционеру – держателю привилегированной акции после возникновения ситуаций, предусмотренных в законе;

выкуп у миноритариев акций недружественным третьим лицом под влиянием обмана;

нарушение условий заключенного акционерного соглашения.

Отстоять интересы можно несколькими путями

Акционеру, который хочет защитить свои права в подобных ситуациях, необходимо совершать сразу несколько действий, рассказывает адвокат S&K Вертикаль Иван Бабин. Во-первых, следить за актуальностью адреса, на который приходят уведомления о предстоящих собраниях акционеров.

Во-вторых, знакомиться с материалами, которые предоставляются перед участием в собраниях. Особенно это касается документов, которые фигурируют на годовых собраниях, говорит Бабин.

Законодательство и судебная практика, рассчитывая срок исковой давности, исходит из того, что о большинстве значимых обстоятельствах участники обществ узнают именно на этом мероприятии, объясняет юрист.

По его словам, крупным акционерам важно решить вопрос со структурой организации своего бизнеса: «Если она строится по принципу «матрешки», то необходимо учитывать, что действующая практика качнулась в сторону отказа бенефициару в реализации его прав.

Оспаривать сделки, требовать от менеджмента убытки могут только акционеры».

В такой ситуации необходимо решить – превышают ли преимущества такой структуры связанные с ней риски, говорит Бабин: «Возможно, стоит оставить миноритарный пакет акций (более 1%) непосредственно себе, чтобы иметь формальный статус акционера».

«В большинстве корпоративных споров основной проблемой является невозможность акционерам оперативно и объективно получить информацию о деятельности общества.

Действующее законодательство и судебная практика лишь в последние несколько лет начала шаги в сторону улучшения этой ситуации.

Доктрина срывания корпоративной вуали, внедрение аналога французского института «астрент», перенос бремени доказывания на недобросовестный менеджмент обществ и появление широкой возможности оспаривания сделок — все это существенно изменило картину корпоративных конфликтов. Пожалуй, главной проблемой является пока ещё боязнь судов пользоваться новыми институтами. Зачастую миноритариям удаётся переломить ход борьбы лишь в вышестоящих судах, где судьи, видимо, смелее», — Сергей Солдатенко, Партнер АБ Павлова и партнеры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *