Разъяснения вс рф обязательны для судов ? да или нет ?

Разъяснения ВС РФ обязательны для судов ? да или нет ?

Андрей Гордеев / Ведомости

Верховный суд дал разъяснения по вопросам, возникающим у судов в связи с применением противоэпидемических мер.

Обзор судебной практики (опубликован на сайте суда) содержит ответы на 26 вопросов, в том числе о порядке исчисления и восстановления процессуальных сроков, а также сроков исковой давности, вопросов исполнения обязательств и возможности признания ограничительных мер обстоятельствами непреодолимой силы.

Ответил Верховный суд и на вопросы о применении новых составов преступлений и административных правонарушений, таких как уголовная ответственность за распространение фальшивых новостей об эпидемии и штрафов за нарушение режима самоизоляции.

Суды не должны наказывать по ст. 6.3 КоАП (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, штраф – от 15 000 до 40 000 руб.

) людей, которые отошли от места проживания слишком далеко, или находились на улице без веской причины, или еще каким-то образом нарушили установленные местными властями правила поведения при введении режима повышенной готовности. Как следует из разъяснений Верховного суда, за это полагается наказание по ст. 20.6.1 КоАП (штраф – от 1000 до 30 000 руб.).

Наказанию по более суровой ст. 6.3 КоАП подлежат люди с подозрением на коронавирусную инфекцию или контактировавшие с ними и нарушившие предписание санитарного врача, которое всегда выписывается конкретному человеку. Такое разграничение между видами наказания не раз обозначали эксперты, однако судебная практика в регионах шла по разному пути.

Так, суды в Москве оштрафовали уже несколько десятков человек по ст. 6.3 КоАП за то, что те «без необходимости и в отсутствие оснований» находились на улице на расстоянии более 100 м от места проживания.

За ложные новости о коронавирусной эпидемии нельзя наказывать, если их распространили до 1 апреля.

Лицо не может быть привлечено к ответственности за распространение заведомо ложной информации о пандемии COVID-19, если это действие совершено до 1 апреля 2020 г., когда вступили в силу соответствующие поправки в Уголовный кодекс (УК), разъяснил Верховный суд.

Если же распространение заведомо ложной информации было начато до 1 апреля и продолжалось после, то уголовно наказуемыми могут быть признаны только те действия, которые были совершены после 1 апреля.

При этом обязательным условием для привлечения к ответственности является наступление общественно опасных последствий, состоящих в причинной связи с такими действиями, следует из разъяснений суда.

Верховный суд фактически подтвердил свой подход к определению сроков давности по делам о распространении информации, говорит юрист «Агоры» Дамир Гайнутдинов.

Ранее, анализируя практику по делам об экстремизме, Верховный суд разъяснил, что срок давности по ним начинается с момента публикации и преступление считается оконченным в момент распространения сведений.

Однако проблема в том, что статья УК, предусматривающая ответственность за распространение фальшивых новостей, почти не отличима от административного состава о злоупотреблении свободой массовой информации. А вот по срокам окончания правонарушения в ст. 13.

15 КоАП Верховный суд пока никак не высказывался, констатирует Гайнутдинов. Практика же пошла по тому пути, что по этой статье привлекают даже за публикации многолетней давности.

То есть если вас не могут привлечь «задним числом» к уголовной ответственности, то легко привлекут к ответственности административной. Верховный суд хоть и задает в обзоре вопрос о критериях разграничения административной и уголовной ответственности, но практически никак на него не отвечает, а просто пересказывает содержание соответствующей статьи. Складывается ощущение, что в самом суде не очень понимают эту разницу, констатирует эксперт.

К разряду общественно значимой информации, которая может оказаться «заведомо ложной» и, следовательно, уголовно наказуемой, может быть отнесена информация об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, а также о принимаемых в связи с этим мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств, разъясняет Верховный суд. На местах уже понимают, что критика противоэпидемических мер наказуема, говорит Гайнутдинов. Например, полицейские из Сургута составили протокол на местного жителя, который в соцсети к одной из новостей опубликовал комментарий о том, что привлечение граждан к административной ответственности за несоблюдение режима обязательной самоизоляции, установленного в Югре постановлением губернатора, якобы незаконно. «Со слов гражданина, наказанию могут быть подвергнуты только те, кто уже заражен, или те, кто вернулся из зараженных мест», – говорится в пресс-релизе МВД. Но в отношении мужчины участковым уполномоченным полиции составлен протокол об административном правонарушении по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ, который направлен в судебные органы для рассмотрения по существу.

Верховный суд дал исчерпывающие разъяснения по части соблюдения процессуальных и исковых сроков и это в целом положительный момент, отмечает Яков Гаджиев из юридической компании «Юков и партнеры»: суд четко сказал, что в период с 30 марта по 30 апреля течение всех сроков – за исключением особых категорий дел – приостанавливается.

Объявленная президентом нерабочая неделя, которая затем была продлена, не основание для переноса сроков исполнения обязательств, говорится в разъяснениях.

«Иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом», – считает Верховный суд.

По его мнению, пандемия и введенные ограничительные меры могут быть признаны обстоятельством непреодолимой силы, но такое признание не может быть универсальным и должно устанавливаться с учетом обстоятельств по каждому конкретному делу.

Верховный суд говорит, что указы президента не поменяли Гражданский кодекс и сохранились лишь две категории дат, позволяющие отсрочить исполнение договора, – выходные и праздничные, объявленные в указах главы государства нерабочими дни к ним не относятся, объясняет Станислав Данилов из коллегии адвокатов «Pen & Paper».

Суть позиции Верховного суда России заключается в том, что судам необходимо в каждом конкретном случае выяснять – существовали ли в условиях специального ограничительного правового режима обстоятельства, препятствующие своевременному исполнению обязательств, говорит Армен Джагарян из «Муранов, Черняков и партнеры». При этом бремя доказывания наличия таких обстоятельств ложится на должника. Такая позиция исходит из особенностей самого ограничительного режима нерабочих дней, который носит дифференцированный (в частности, по видам деятельности и территориям) характер.

Разъяснения сформулированы таким образом, чтобы избавить суды от необходимости признавать неисполнение обязательств форс-мажором, констатирует Гаджиев. Впрочем, добавляет он, за это трудно критиковать Верховный суд, ведь он вынужден исходить из уже принятых федеральной властью нормативных актов, а она, в свою очередь, всячески уклоняется от объявления режима чрезвычайной ситуации.

обязан ли суд руководствоваться постановлением пленума верховного суда рф???

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ РАЗУМ Искусственный Интеллект (275853) 9 лет назад Право ВС РФ на разъяснения по вопросам судебной практики-закреплено в ст.

126 Конституции РФ- Статья 126 Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

(Таким образом в силу конституционости этих Постановлений они никак не могут быть «частным мнением судей») ——————А исходя из нормы, определённой в ст. 6 ФКЗ «О судебной системе в РФ»- можно увидеть, что они ОБЯЗАТЕЛЬНЫ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ Статья 6. Обязательность судебных постановлений 1.

Вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ ДЛЯ ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. ————— Ну а тот факт, что СУДЫ в России входят в систему органов госвласти, я думаю сомнения НЕ вызывает. А у того- у кого вызывает- см. ст. 11 Конституции РФ- Статья 11. Государственную власть в Российской Федерации.. . 1. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума) , Правительство Российской Федерации, СУДЫ Российской Федерации. ———————

Читайте также:  Комментарий 6152 к статье: исковое заявление о лишении родительских прав - образец

Таким образом-они действительно- ОБЯЗАТЕЛЬНЫ для исполнения ВСЕМИ ОРГАНАМИ ГОСВЛАСТИ, в том числе и ВСЕМИ СУДАМИ

анна павлова Мастер (1135) 9 лет назад

Да конечно.

Максим Лебедев Мыслитель (9283) 9 лет назад

Все пленумы ВС РФ формируют судебную практику РФ и обязательны для исполнения нижестоящими судами.

Вообще то не совсем корректна ссылка на Постановление Пленума ВС РФ (в России не прецендентное право, а кодифицированное.

Хотя элементы процессуального права закреплены в российском законодательстве процессуально) , но ею часто пользуются юристы в однородных делах. Для собственной практики лучшая ссылка-на закон!)))

Валентин Ким Просветленный (31659) 9 лет назад

Система правосудия в России такова, что источником законодательства Постановление Пленума различных уровней судов не является в отличии от правосудия в США. Посему в соответствии с действующим законодательством решение Пленума для судов не обязательно.

Анонимный министр обороны Просветленный (37927) 9 лет назад

Если не будет руководствоваться — ему же хуже)) ) В данном случае все не так однозначно и сторого прописанно, как в системе арбитражных судов, но Председатель и его зам в ВС РФ могут пересмотреть дело в порядке надзора именно по вопросу единообразия судебной практики, хоть круг дел там и определен.

Что такое Постановления Пленума Верховного суда и его правовой статус | Суворов Групп

Выберите букву

Данные постановления не могут являться нормативными актами, законом и подзаконными актами, определяются статусом ВС РФ, закрепленным в Конституции РФ и федеральном законодательстве (de jure) и в судебной практике (de facto).

Что такое постановление Пленума Верховного Суда РФ

Постановления Пленума Верховного Суда РФ (далее также — ППВС РФ) – являются «абстрактным» мнением Пленума Верховного суда РФ (толкование закона) формирующегося при Верховном суде РФ по разъяснению судьям и прокурорам порядка применения и толкования закона при принятии судебного или иного решения, основываются на кратком обобщении практики Верховного Суда и нижестоящих судов, и не являются источниками права.

Но они заполняя правовой вакуум, существенным образом влияют на правоотношения и процессуальную деятельность, тем самым фактически являются источником законодательства (также как и решения Конституционного Суда).

С учетом образования и фактических знаний большинства членов государственной думы, постановления Пленума единственная возможность покрытия правового вакуума.

Справочно: Не путать с решением Верховного суда.

Статус постановлений пленумов

Действующее законодательство не устанавливает точного статуса ППВС. Статья 126 Конституции РФ закрепляет, что Верховный Суд РФ «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

С одной стороны, данное положение устанавливает конституционный статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ (акты, содержащие разъяснения по вопросам судеб- ной практики).

С другой стороны, Конституция РФ четко не устанавливает, являются ли ППВС юридически обязательными документами. Последний момент стал предметом споров в процессе подготовки проекта Конституции РФ 1993 г.

В то же время законодательство о  Высшем Арбитражном Суде  РФ прямо указывает на обязательный статус постановлений Пленума этого суда. Несмотря на то что ст. 127 Конституции РФ подобна ст. 126 Конституции  РФ, последующее законодательство четко устанавливает обязательность постановлений Пленума ВАС  РФ.

Часть 2 ст.  13 Федерального конституционного закона от 28  апреля 1995  г. №  1-ФК «Об арбитражных судах в  РФ» 29 гласит:

«По вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в  Российской Федерации».

Более того, законодатель прямо предоставляет полномочие ссылаться на постановления Пленума ВАС РФ. Параграф 4 п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ закрепляет:

«В мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики».

Отличие постановления от решений выносимые ППВС РФ

Председатель Верховного Суда СССР В.  И. Теребилов отличал решения, выносимые Пленумом Верховного Суда по конкретному делу, от постановлений Пленума.

Если решения по конкретным делам являются обязательными лишь в  отношении сторон по данному делу, то ППВС «обязательны не только для разрешения конкретного уголовного или гражданского дела, но и для других дел, где применяется соответствующая норма.

В  связи с  тем, что пленарное заседание дает разъяснения правовых норм, которыми должны руководствоваться все суды при отправлении правосудия, данные разъяснения также являются юридически обязательными для органов следствия и всех тех, кто участвует в судебных разбирательствах».

Большинство споров в  юридической доктрине велось по вопросу, имеют ли ППВС обязательную силу и  могут ли они называться «прецедентами».

Содержание и форма ППВС как носителей новых норм права

Издаваемые Пленумом Верховного Суда постановления аналогичны по форме актам, которые бесспорно являются юридически обязательными, когда издаются Правительством и  другими органами исполнительной власти. Официально ППВС содержат толкование смысла законов «на основании и  во исполнение законов», так же как это делают обычные подзаконные нормативные акты.

Юристы признали, что Постановление Пленума Верховного суда РФ могжет содержать новые нормы права, заполняющие пробелы в законах или изменяющие закон.

Подводя итог, можно выделить определенные причины, не позволяющие признавать обязательный характер за постановлениями Пленума ВС РФ:

  1. отсутствие нормативного предписания, закрепляющего обязательный характер;
  2. неимение Пленумом ВС РФ права нормотворчества;
  3. отсутствие возможности противостоять незаконным постановлениям Пленума ВС РФ (т.е. их нельзя обжаловать или проверить на соответствие Конституции РФ).

Пленум верховного суда сформировавший постановление, являются обязательным. Здесь необходимо оговориться, что мы рассматриваем обязательность, которая по своему содержанию не совпадает с общеобязательностью. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права.

Иными словами, свойство общеобязательности применимо к нормам права, которые действуют в отношении неопределенного круга лиц, а судебная практика имеет ограниченный субъектный состав своего воздействия и прежде всего адресована нижестоящим судам, поэтому применительно к постановлениям Пленума ВС РФ мы будем использовать понятие «обязательность».

Практика применения и позиция Судейского сообщества

В практике судов также существует двоякое отношение к юридической силе ППВС.

Так, судья Верховного Суда России С.В. Самуйлов в своем определении указал, что разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся, в частности в обзорах законодательства и судебной практики, утверждаемых Пленумом Верховного Суда России формируют правоприменительную практику и являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дела нормы материального права.

Конституционный Суд России напротив рассматривает ППВС как акт толкования закона, и говорит о том, что само ППВС не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционным Судом России. Таким образом, исключая возможность проверки конституционности, Конституционный Суд России не признает ППВС источником национального права, тем самым допуская их необязательность.

Позиция ЕСЧП по данному вопросу

Косвенное признание юридической силы ППВС как источника права дал и Европейский Суд по правам человека.

Так, в деле «Бакланов против России» заявитель ссылался на то, что на момент рассмотрения дела в национальном законодательстве не имелось правовых оснований конфискации, а единственным нормативным актом, регулировавшим указанный вопрос, являлось постановление Пленума Верховного Суда СССР (далее — ППВС СССР).

Отметив, что «остается неясным, какое правовое положение послужило основанием конфискации, за исключением ППВС СССР, которое, тем не менее, полагаем, содержит ссылку на недействующее законодательство», установил, что «рассматриваемый закон, а именно ППВС СССР не был сформулирован с такой четкостью, которая позволила бы заявителю предвидеть последствия своих действий».

Таким образом, Европейский Суд по правам человека расценил ППВС СССР как «нормативный правовой акт» в значении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а именно как акт органа государственной власти, содержащий нормы права. С точки зрения теории национального права, под такое определение подходит нормативный правовой акт, который в свою очередь выступает источником права.

Примеры постановление

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам судебной практики — Студопедия

Разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики, которые, как правило, основываются на результатах изучения большого массива уголовных дел определенной категории, рассмотренных судами в различных регионах России, а также на результатах анализа статистических показателей судебной работы.

Читайте также:  21.12.2018 вступает в силу новый порядок предрейсового контроля

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ источником права не являются. В них формулируются не новые правила, восполняющие пробелы законодательства, а рекомендации по возникающим при рассмотрении уголовных дел вопросам применения действующего законодательства.

Именно в этой роли разъяснения высшего судебного органа страны имеют важное значение для правильного и единообразного исполнения закона в уголовном судопроизводстве.

Аналогичное юридическое значение имеют также адресованные органам дознания и органам предварительного следствия ведомственные акты: приказы и указания Генерального прокурора Российской Федерации, министра внутренних дел Российской Федерации, руководителей других министерств и правоохранительных ведомств.

Особое место в уголовном судопроизводстве занимают толкования правовых норм, содержащиеся в решениях Верховного Суда РФ.

Если судебное толкование содержится в решении (приговоре, определении, постановлении) по результатам рассмотрения конкретного дела, то всегда является не нормативным, а казуальным, юридически обязательным только в отношении лиц, участвовавших в деле и в пределах решения суда. Другими словами, такое толкование дается лишь в интересах рассматриваемого дела.

Приговоры, определения и постановления Верховного Суда формально не обязательны для нижестоящих судов, однако, будучи опубликованными, имея высокий профессиональный уровень, они служат ориентиром для судебной практики, порой приближаясь по своему фактическому значению к судебным прецедентам.

Сложнее вопрос о юридическом статусе разъяснений, которые Верховный Суд РФ вправе давать по вопросам судебной практики (ст. 126 Конституции РФ; п. 5 ст. 19 Федерального конституционного закона «О судебной системе Росийской Федерации»).

Долгое время считалось, что Пленум Верховного Суда РФ дает руководящие указания, обязательные для всех судов, в силу чего содержавшиеся в них разъяснения закона были, по существу, его легальным толкованием (т.е. исходящим от органа, особо уполномоченного законом давать разъяснения по тем или иным правовым вопросам).

При этом не принималось во внимание, что дача судам обязательных руководящих разъяснений несовместима с принципом независимости судей и подчинения их не ведомственным разъяснениям, а только закону. Конституция РФ 1993 г. исправила этот недостаток.

В статье 126 Конституции РФ говорится о даче Верховным Судом разъяснений по вопросам судебной практики, однако уже без указания на их руководящий характер.

Поэтому разъяснения правовых норм, содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного Суда, не могут в настоящее время рассматриваться как легальное толкование в собственном смысле этого слова.

Они — официальное судебное толкование, однако особого рода, так как, во-первых, даются не в интересах какого-либо конкретного дела, а в интересах закона, а во-вторых, в силу принципа независимости судей, при осуществлении правосудия формально имеют для судов лишь моральное ориентирующее значение.

Вот почему было бы неправомерно требовать от судов, чтобы они ссылались в своих решениях не только на закон, но также и на постановления Пленума Верховного Суда.

Вместе с тем практическая роль разъяснений правовых норм, содержащихся в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, распространяется далеко за рамки формально-юридических дефиниций.

Так же как и решения Верховного Суда РФ по конкретным делам, такие разъяснения воспринимаются нижестоящими судами как руководство к действию, ибо именно Верховный Суд РФ является высшей инстанцией страны для судов общей юрисдикции и, осуществляя свои полномочия по пересмотру уголовных дел в кассационном и надзорном порядке, безусловно способен заставить уважать свою точку зрения по вопросам правового толкования. Поэтому если не строго юридически, то фактически толкования закона Верховным Судом продолжают играть роль руководящих разъяснений для всей судебной и следственной практики.

Новости в России и в мире — Newsland — информационно-дискуссионный портал. Новости, мнения, аналитика, публицистика

В Верховный суд РФ

                                           Москва ул.  Поварская д. 15 стр. 1

  •                                 Поливанов Александр Иванович – заявитель
  •                                 Белгород
  •                                 Октябрьский районный суд г. Белгорода – заинтересованное лицо

                                Г. Белгород, ул. Сумская д. 76 а

                 Ст. 3  закона «О статусе…»:1. Судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы».

«Судебная защита прав и свобод человека может быть обеспечена только компетентным и независимым правосудием, осуществляемым на началах справедливости и беспристрастности.

Такое правосудие предполагает соблюдение каждым судьей правил профессиональной этики, честное и добросовестное исполнение своих обязанностей, проявление должной заботы о сохранении как своих личных чести и достоинства, так и достоинства и авторитета судебной власти» «Кодекс судейской этики»

                                                           Кассационная жалоба

                                 02.06. 2017 г.  мною  подано в Октябрьский районный суд г. Белгорода  исковое заявление «О признании  законным и соответствующим процессуальным нормам ГПК РФ факта удаления Октябрьского районного суда г. Белгорода в составе судей…не в совещательную комнату, расположенную в  зале суда, а в другое место.

О признании законным и соответствующим процессуальным нормам ГПК РФ Отказа Октябрьского районного суда в составе судей… в использовании кабинета суда, где проходило заседание для вынесения именно в  нем судебного акта после удаления из него всех лиц кроме судьи (по аналогии с  регламентом АС  РФ) в качестве совещательной комнаты.

                                И предмет и основания искового заявления в его тексте полностью обоснованы федеральным законом.

                               Данное заявление судом умышленно не рассмотрено, считаю, по той причине, что при его рассмотрении вскрываются  системные длящиеся  нарушения судом в его полном составе самих основ  национального процессуального законодательства (ГПК РФ).

                               09.06.2017 г. Октябрьский  районный суд г. Белгорода отказал в принятии искового заявления, сославшись при этом  на ст. 134 ГПК РФ (все «основания» приведенные судом для обоснования своей «позиции» вообще не имеют никакого отношения  ни к предмету, искового заявления, ни к его основаниям).

                              В связи с  отказом суда в  рассмотрении искового заявления 13.06. 2017 г. подана частная жалоба, содержащая в себе все  необходимые основания (ссылки  на Конституцию РФ, судебные акты КС РФ, судебные акты ЕСПЧ).

                             В отличие от неудовлетворительного качества унифицированного отказного определения (см. содержание определения М-2325/2017) частная жалоба основана на законе (см. содержание частной жалобы М-2235/2017 (9-538/2017).

                             03.08.2017 г.

административной  коллегией Белгородского областного суда  в удовлетворении этой частной жалобы отказано без всяких на то оснований со ссылкой  на то, что судья при совершении действий, противоречащих федеральному  закону, неподсуден в принципе, т.е.

он (по мнению Белгородского областного суда – согласно закону) имеет полное право совершать любые действия, прямо противоречащие национальному  федеральному  закону ГПК РФ (Белгородский областной суд считает такие действия именно отправлением правосудия).

                             Все ссылки подателя жалобы  на  судебные акты КС РФ, ЕКПЧ, ЕСПЧ отвергнуты по причине: «не опровергают правомерность вынесенного судом определения, поскольку  направлены на  неверную оценку подлежащих применению к возникшим правоотношениям норм права и не могу служить основанием  для его отмены, поскольку при его вынесении норм процессуального права допущено не было». Данное  «основание» уникально отсутствием в  нем какого — либо смысла, применимого к  проанализированному  коллегией судебному акту.   

                          26.09. 2017 г.

Белгородский областной суд определением Г-1269/2017 отказал в передаче кассационной жалобы  на рассмотрение в Президиум суда, практически полностью скопировав несуществующие основания для отказа в ее принятии с отказного апелляционного определения, добавив: довод жалобы о том, что действия судьи (суда), нарушающие федеральный закон, не являются действиями по отправлению правосудия,  не могут быть приняты во внимание, поскольку оспариваемые действия судей относительно использования в качестве совещательной комнаты иного помещения, связаны с рассмотрением конкретных дел, соблюдением тайны совещательной комнаты, закрепленной ст. 194 ГПК Российской Федерации.  

Не   могут   быть   приняты   во   внимание   и   ссылки   в   жалобе   на   ряд    определений Конституционного Суда Российской Федерации, как вынесенные  ПО Делам С ИНЫМИ Обстоятельствами, И   соответственно, не свидетельствующие о незаконности обжалуемых судебных постановлений.

                          Интересно, что именно,  и сама апелляционная коллегия, как и президиум суда, при вынесении любых более — менее сложных определений уходят, и только, и  именно в  совещательную комнату, но, вместе с тем, и считают, что любой  судья суда первой инстанции вместо ухода его в совещательную комнату в зале суда, может при обязательном осуществлении (отправлении) правосудия именно в совещательной комнате (см. добрый  десяток судебных актов КС РФ об этом) без процессуальных  последствий уходить вообще, куда угодно, насколько угодно, и данный факт не есть нарушение федерального закона.

Читайте также:  Как открыть хостел - пошаговая инструкция

                          Все изложенные выше действия всех судов в полной мере нарушают мои пава и свободы, т.к. я,  в отличие от суда, законно подчиняюсь требованиям закона изначально.

                                     В связи с изложенным, Прошу:

  1. В соответствии со ст. 390 ГПК РФ: 5) отменить постановления суда первой, апелляционной или кассационной инстанции и принять новое судебное постановление.
  2. Вынести частное определение в адрес судов Белгородской области с указанием на недопустимость отказа в исполнении судьями ГПК РФ.

                    От госпошлины освобожден – инвалид второй  группы

                      Приложение: исковое заявление, отказное определение первой инстанции, частная жалоба, отказное определение второй инстанции, кассационная жалоба, отказное  кассационное  определение, копия кассационной жалобы для  ответчика в  одном экз. справка об инвалидности

            05.10. 2017 г.                                   А.И. Поливанов

  1. копия
  2. ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  3. №57 -КФ17-705
  4. ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  5. г. Москва
  6. 01ноября 2017 г.

Судья Верховного Суда Российской Федерации А.П. Киселёв, изучив кассационную жалобу Поливанова А.И. на определение Октябрьского районного суда г. Белгорода Белгородской области от 9 июня 2017 г., апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Белгородского областного суда от 3 августа 2017 г.

по делу по иску Поливанова А.И. к Октябрьскому районному суду г.

Белгорода о признании законным и соответствующим процессуальным нормам удаление судей не в совещательную комнату, расположенную в зале суда, отказа в использовании кабинета суда в качестве совещательной комнаты,

установил:

указанными судебными постановлениями Поливанову А.И. отказано в принятии искового заявления.

  • В кассационной жалобе ставится вопрос об отмене указанных судебных постановлений.
  • Согласно пункту 1 части 2 статьи 381 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение об отказе в передаче кассационной жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке.
  • Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
  • Таких оснований для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке по доводам кассационной жалобы, изученным по материалам, приложенным к ней, не установлено.

Суд, с учетом установленных по делу обстоятельств и правоотношений сторон, а также пункта 1 части 1 статьи 134 ГПК РФ, Закона Российской Федерации от 26 июня 1992 г. № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации» (в ред. От 28 декабря 2016 г.

), статей 10, 11, 118, 120, 122 Конституции Российской Федерации, которые подлежат применению по данному делу, пришел к правильному выводу об отказе в принятии искового заявления Поливанова А.И.

, поскольку оспаривание действий (бездействия) судей, судебных органов и органов судейского сообщества не могут быть обжалованы в порядке гражданского, а с 15 сентября 2015 г. и административного судопроизводства, за исключением случаев, прямо предусмотренных федеральными законами.

  1. Мотивы, по которым суд пришел к указанному выводу, изложены в мотивировочной части определения и оснований не согласиться с ними по доводам кассационной жалобы не имеется.
  2. Доводы кассационной жалобы не свидетельствуют о том, что судом допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права и не могут повлечь отмену состоявшихся по делу судебных постановлений.
  3. Оснований полагать, что при рассмотрении дела были допущены нарушения норм материального или процессуального права, которые, исходя из практики Европейского Суда по правам человека, позволяют отменить вступившие в законную силу судебные постановления и нарушить принцип правовой определенности, не имеется.
  4. На основании изложенного, руководствуясь статьями 381 и 383 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,
  5. определил:

отказать Поливанову А.И. в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

  • +
  • Судья
  • «ВЕРНО»
  • Судья Верховного Суда Российской Федерации 01 ноября 2017 г.
  • подпись

А.П. Киселёв

Верховный суд готовит разъяснение о форс-мажоре из-за коронавируса. Бизнесмены смогут не платить по долгам? — Meduza

На этой неделе был опубликован проект «Разъяснений по вопросам применения законодательных изменений и иных мер по противодействию распространению COVID-19», предположительно разработанный в Верховном суде России. Это разъяснения ВС обещал дать нижестоящим судам для «обеспечения единства судебной практики».

В частности, судам объясняют, как определить наступление обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажора) для компаний, когда их можно освобождать от ответственности за задержку или вообще от исполнения контракта.

В условиях ограничительных мер, принимаемых российскими властями, именно форс-мажор мог бы спасти от разорения многие компании.

По сути, да, но не для всех должников и не во всех регионах России.

Верховный суд настаивает на том, чтобы в каждом конкретном случае должник должен будет доказать, что пандемия коронавируса стала обстоятельством непреодолимой силы и для него, и для его конкурентов, то есть для всей отрасли.

По идее, в некоторых случаях малый и средний бизнес может сослаться на постановление правительства РФ с перечнем наиболее пострадавших от коронавируса отраслей российской экономики.

При этом не только непосредственно сама эпидемия коронавируса может считаться форс-мажором, но и действия властей по борьбе с ее распространением, в том числе:

  • установление обязательных правил поведения для граждан и организаций,
  • запрет на передвижение транспортных средств,
  • ограничение передвижения физических лиц,
  • приостановление деятельности предприятий и учреждений,
  • отмена и перенос массовых мероприятий,
  • введение режима самоизоляции.

Сейчас власти каждого субъекта РФ самостоятельно устанавливают подобные ограничения, поэтому судам следует учитывать региональную специфику.

Нет, просто так нельзя. Должник обязательно должен известить своего контрагента и постараться выполнить хотя бы часть своих обязательств. Если должник своевременно не сообщит о том, что он не может выполнить контракт, и именно из-за этого промедления другая сторона понесет дополнительные убытки, то суд может взыскать с должника сумму этих убытков даже в условиях форс-мажора.

Кроме того, если непреодолимые обстоятельства носят временный характер, то должника освободят от ответственности (возмещения убытков, выплаты неустойки, штрафов) только на какой-то «разумный период».

В общем случае, да. Должника освободят от штрафов, но не от исполнения самого обязательства. Исключение — когда форс-мажор привел «к полной или частичной невозможности исполнения обязательств». Тогда эти обязательства прекращаются тоже полностью или частично.

В любом случае, должник должен либо полюбовно решить все разногласия со своим контрагентом, либо убедить суд, что его нужно освободить от ответственности или исполнения обязательств.

Верховный суд называет четыре пункта, которые должен доказать должник:

  • наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы;
  • существование непосредственной причинно-следственной связи между форс-мажором и невозможностью/задержкой исполнения обязательств;
  • свою непричастность к появлению форс-мажора;
  • «добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков».

Мы не знаем, ведь на самом деле непонятно, является ли документ подлинным. Во-первых, он попал в СМИ через третьи руки — от юридических компаний. Представители Верховного суда официально не подтверждали его подлинность, хотя и не опровергали ее.

Во-вторых, один из пунктов разъяснений, датированных 13 апреля, противоречит словам члена президиума и секретаря пленума Верховного суда России Виктора Момотова.

11 апреля на сессии Петербургского международного юридического форума он заявил, что объявленные президентом России Владимиром Путиным нерабочие дни не должны учитываться при исчислении процессуальных сроков: «Если последний день процессуального срока приходится на этот период — днем окончания срока считается следующий за ним рабочий день».

А в разъяснениях говорится прямо противоположное: «Установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 года основанием для переноса дня окончания процессуальных сроков на следующий за ними рабочий день не является».

В любом случае, это пока только проект, и Верховному суду еще предстоит принять окончательную редакцию разъяснений.

Все материалы «Медузы» о коронавирусе открыты для распространения по лицензии Creative Commons CC BY. Вы можете их перепечатать! На фотографии лицензия не распространяется.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *