Обзор практики вс по спорам о признании недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

Сегодня Верховный Суд выпустил обзор практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства. Вот его краткое содержание.

Вопрос № 1. Очерчиваются пределемы компетенции собрания кредиторов. Вторгаться в сферу компетенции законодателя, судов и иных лиц — нельзя. Остальное — можно. Ставим плюс.

Вопрос № 2. Проводится грань между оспоримыми и ничтожными собраниями кредиторов. В принципе — ничего нового.

Разобраны три ситуации.

В первой управляющий не стал открывать счет в банке, у которого были финансовые проблемы. Логично. Плюс.

Если кредитор имел значительный вес на первом собрании кредиторов, но впоследствии судебный акт о включении требований в реестр был отменен — собрание нужно проводить заново. Плюс.

Собрание без кворума — не собрание. Известно. Плюс.

Вопрос № 3. Собрание кредиторов вправе передумать по какому-либо вопросу. Но только если не будут нарушены права других лиц.

Как мне кажется — мысль суда движется в правильном направлении, но не до конца продумана. Например, если в порядке п. 7-8 ст. 20.

6 Закона о банкротстве управляющему установлено дополнительное вознаграждение за счет средств кредиторов — вправе ли собрание отменить ранее принятое решение? То есть в одностороннем порядке изменить условия такого рода соглашения? Здесь не помешало бы более детальное регулирование ситуации.

Вопрос № 4. Решения комитета кредиторов оспариваются так же, как и решения собраний кредиторов. Унификация. Плюс.

Вопрос № 5. Комитет можно переизбирать только целиком. В принципе — наиболее правильное решение из возможных. Плюс.

Вопрос № 6. В процедурах банкротства граждан действуют те же правила выбора иной СРО, что и в процедурах банкротства юр.лиц. Плюс.

Вопрос № 7. Нельзя. Но не недействительно.

Вот здесь к автору обзора уже начинают возникать серьёзные вопросы.

Согласно ст. 1 Закона о банкротстве законодательство о банкротстве — часть гражданского законодательства.

Федеральным законом от 07.05.2013 N 100-ФЗ в Гражданский кодекс РФ введена глава 9.1 «Решения собраний».

В п. 2 ст. 181.

1 Гражданского кодекса РФ указано следующее: решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других — участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений.

То есть гражданский кодекс напрямую говорит, что глава 9.1 ГК РФ применима к делам о банкротстве как общий закон по отношению к специальному — Закону о банкротстве.

Это подтверждено в п. 103 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

При этом абз. 2 п. 1 ст. 181.2 ГК РФ прямо предусматривает проведение заочного собрания. Закон о банкротстве про форму проведения собрания вообще ничего не говорит — это уже домыслы автора обзора, проигнорировавшего Федеральный закон (ГК РФ) и Постановление Пленума ВС.

Поэтому за преамбулу к обзору и вопрос № 7 — жирный минус.

Вопрос № 8. Решения по доп.вопросам нельзя принимать молниеносно, кредиторы должны иметь время для выработки позиции.

В принципе правильно, но опять же не конца: не разъяснено, что делать управляющему в случае поступления дополнительных вопросов. Объявлять перерыв в собрании? Откладывать собрание кредиторов? Выносить вопросы на следующее очередное собрание? Все три варианта теоретически допустимы, но на практике нет однозначного подхода к тому, можно ли так поступать.

Посему — недоработано.

Вопрос № 9. Если суд обеспечительной мерой запретил проведение собрания кредиторов либо обязал управляющего отложить собрание — то так и надо делать. Странно, что это кому-то непонятно, но таки плюс.

Вопрос № 10. Уведомлять о собрании нужно всех-всех кредиторов (даже миноритарных) под угрозой признания собрания недейстительным (каждый кредитор вправе обсуждать на собрании вопросы повестки дня). Главное, впрочем — публикация в ЕФРСБ, тогда неуведомление по почте не влечет недействительности собрания.

Сильно теоретизированные выводы. На практике собрание — не место для дискуссий. В большинстве случаев туда идут уже с готовой позицией. Особенно уполномоченный орган. Поэтому недействительность собрания при отсутствии публикации в ЕФРСБ, как мне кажется, очень сурово. Достаточно было бы обойтись административным штрафом для управляющего.

Вопрос № 11. Эстоппель для кредитора: если прогосовал за принятие решения или воздержался, то ссылаться на недействительность собрания нельзя. Но если кредитор был дезинформирован управляющим, то срок на обжалование начинает течь с момента, когда вскрылся факт обмана.

В первой части все логично.

А вот во второй дается, мягко говоря, крайне вольная интерпретация абз. 3 п. 4 ст. 15 Закона о банкротстве, где говорится совсем о другой ситуации. От толкования закона автор обзора перешёл к законотворчеству.

В рамках действующего законодательства логичней было бы закрепить правило о возможности отмены собранием ранее принятого решения.

Но вместо этого срок на обжалование решения собрания кредиторов растягивается на неопределенный срок, а критерии для признания решения собрания недействительным носят уж очень субъективный характер.

Вопрос № 12. Суд вправе переквалифицировать заявление о признании недействительным решения собрания кредиторов в заявление о разрешении разногласий или заявление о признании недействительным плана внешнего управления.

По сути предлагается закрепить правило непрофессионального процесса. Как мне кажется арбитражный процесс наоборот должен двигаться в сторону профессионализации. Хотя бы немного. Поэтому здесь скорее минус — чем плюс. Оптимальнее было бы стимулировать участников дела о банкротстве вдумчивей читать профильные НПА.

Вопрос № 13. Решение собрания кредиторов о завершении конкурсного производства — не аксиома для суда. Известно. Плюс.

Вопросы № 14-15. В банкротстве граждан ежеквартальные собрания кредиторов не проводятся. Собрания работников проводятся только по мере необходимости (по заявкам трудящихся).

Эти два разъяснения очень порадовали. Казалось бы — все вполне очевидно, но практика идет совершенно вразнобой.

Выводы: обзор практики вызывает смешанные чувства. С одной стороны есть ряд важных и нужных разъяснений. С другой — попытка на уровне обзора преодолеть компетенцию законодателя и пленума.

Как мне кажется, подобные недочеты связаны с закрытым характером работы Верховного Суда. О разработке обзора публичной информации не было. У заинтересованных лиц не было возможности представить заключение Amicus curiae.

Хотя всё же надеюсь, что высказанные замечания будут приняты во внимание, а искомый обзор — доработан.

Вс разъяснил вопросы признания недействительными решений собраний кредиторов при банкротстве

26 декабря 2018 г. Президиум ВС утвердил Обзор судебной практики по вопросам, связанным с признанием недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства. 

Как отметила адвокат АК «Бородин и Партнеры» Дарья Захарова, Закон о банкротстве достаточно подробно регламентирует процедуру организации собрания кредиторов.

«Между тем вопросы о компетенции собрания, о том, какие решения собрание и комитет вправе принять, о деятельности комитета кредиторов во многом остаются без законодательного урегулирования и разрешаются судебной практикой совершенно по-разному», – указала эксперт.

Дарья Захарова подчеркнула, что единого, консолидированного подхода у судов нет, поэтому, несомненно, следует положительно оценить то, что Верховный Суд обратил внимание на эти вопросы.

О полномочиях собрания кредиторов

Партнер юридической компании Tenzor Consulting Group Антон Макейчук отметил, что в п. 1 Президиум ВС напомнил, что собрание кредиторов должника полномочно принимать решения по вопросам, которые прямо не отнесены Законом о банкротстве к его компетенции.

При этом главное, что необходимо учитывать собранию кредиторов должника при принятии подобных решений, это то, что решения не должны препятствовать осуществлению процедур банкротства, должны соответствовать требованиям закона и не могут быть направлены на обход норм Закона о банкротстве.

Эксперт указал, что арбитражные управляющие часто исходят из того, что поскольку Закон о банкротстве не отнес к компетенции собрания решение того или иного вопроса, значит, в соответствии со ст. 12 Закона о банкротстве оно не может быть включено в повестку дня, так как собрание не полномочно его рассматривать.

«Сейчас же кредиторы могут прямо указать арбитражному управляющему на арбитражную практику, с которой в обзоре согласился Верховный Суд, что позволит предотвратить лишние действия, например по обжалованию действий управляющих, не включивших в повестку дня собрания кредиторов вопросы, включения которых требовал кредитор», – привел пример Антон Макейчук.

По мнению управляющего партнера юридической фирмы «LLC-Право» Дмитрия Лизунова, новинкой для правоприменительной практики является указание в п.

2 обзора на то, что в обособленном споре лицо вправе ссылаться на то, что решение собрания кредиторов не имеет юридической силы в связи с существенными нарушениями закона, допущенными при его принятии, независимо от того, было это решение оспорено или нет.

Новые правовые позиции ВС РФ относительно реализации прав кредиторов в рамках дел о банкротстве

17.01.2019

Юридическая компания «Пепеляев Групп» обращает внимание на новые, сформированные ВС РФ правовые позиции, касающиеся обращения взыскания в делах о банкротстве граждан и реализации иных прав кредиторов.

25 декабря 2018 г.

Пленум Верховного Суда РФ принял Постановление № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» (далее – Постановление № 48), в котором даны разъяснения по вопросам обращения взыскания на единственное жилье должника, а также формирования и распределения конкурсной массы гражданина, в том числе по общим обязательствам супругов.

26 декабря 2018 г. Президиум Верховного Суда РФ опубликовал обзор, в котором обобщил практику судов о признании недействительными решений собраний и комитетов кредиторов в процедурах банкротства (далее – Обзор) и дополнения к обзору практики по вопросам участия уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства (далее – Дополнение обзора).

Ниже подробно приводятся наиболее важные разъяснения ВС РФ и подходы, выработанные в судебной практике.

При наличии у должника нескольких жилых помещений исполнительский иммунитет предоставляется одному из жилых помещений по усмотрению суда

В п. 3 Постановления № 48 ВС РФ поставил точку в спорах относительно предоставления исполнительского иммунитета (ст. 446 ГПК РФ), если у должника в собственности находятся несколько жилых помещений.

Теперь определение жилого помещения, на которое взыскание не будет обращаться, зависит от волеизъявления суда, а не от выбора должника.

Читайте также:  Что это - объект незавершенного строительства по закону?

Суд при определении такого жилого помещения должен исходить из необходимости как удовлетворения требований кредиторов, так и защиты конституционного права на жилище самого должника и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, обеспечения указанным лицам нормальных условий существования и гарантий их социально-экономических прав.

Указанная позиция призвана сбалансировать интересы кредиторов и должников, не позволяя должнику злоупотреблять своим правом и оставлять в собственности наиболее «роскошное» жилое помещение. ВС РФ воздержался от высказывания позиции по ситуации, когда единственным жилым помещением должника является помещение, явно превышающее характеристики разумно достаточного для удовлетворения потребности в жилище, видимо, оставив данный вопрос на усмотрение законодателя (законопроект ID 01/05/11-16/00059339 разработан Минюстом России).

Залогодержатель единственного жилого помещения в случае несвоевременного обращения с заявлением об установлении требования утрачивает свое приоритетное право

ВС РФ разъяснил, что в случае непредъявления или несвоевременного обращения за установлением залогового статуса залогодержатель по ипотеке единственного жилого помещения не вправе рассчитывать на удовлетворение своего требования за счет предмета залога.

Такое требование будет учитываться в реестре как не обеспеченное залогом.

Кроме того, жилое помещение не будет считаться не вошедшим в конкурсную массу как имущество, на которое нельзя обратить взыскание, а право залога на него прекратится после завершения процедуры реализации имущества.

При включении в реестр требований кредиторов залогодержателю по ипотеке необходимо безотлагательно предъявить требование об установлении залогового статуса, в противном случае возникает риск не только утраты обеспечения, но и существенного уменьшения конкурсной массы должника из-за невозможности обращения взыскания на единственное жилое помещение. Такой подход стимулирует кредиторов к активной защите своих прав и защищает от злоупотреблений со стороны кредитора.

По общим обязательствам супругов требования кредиторов могут быть погашены и за счет доли супруга — банкрота

В связи с принятием Постановления № 48 утратили актуальность разъяснения ВАС РФ[1], согласно которым общее имущество супругов не могло быть включено в конкурсную массу. Теперь за счет доли супруга должника может быть погашено требование кредиторов по общим обязательствам супругов.

Установлена следующая очередность удовлетворения требований кредиторов при банкротстве физического лица — сособственника общего имущества:

  • в начале за счет личного имущества должника и доли должника в общем имуществе супругов;
  • затем, средства, приходящиеся на долю супруга должника, направляются на удовлетворение требований кредиторов по общим обязательствам (в непогашенной части);
  • оставшиеся средства, которые приходятся на долю супруга должника, передаются супругу.

Кредитор вправе инициировать признание обязательств должника и его супруга общими не только при установлении требования в деле о банкротстве, но и позднее. В обоих случаях суд должен привлечь к участию в рассмотрении заявления супруга должника.

Новый подход ВС РФ существенно повышает шансы кредиторов на удовлетворение требований, значительно упрощает процедуру взыскания по таким распространенным видам общим обязательствам как совместный кредит, солидарное поручительство, а также приведет к сокращению случаев злоупотребления супругами.

Супруг должника вправе обратиться в суд общей юрисдикции с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства, а также об определении долей в имуществе

ВС РФ подтвердил право супруга (бывшего супруга) должника, инициировать вне дела о банкротстве последнего раздел общего имущества до его продажи в процедуре реализации имущества должника, если он считает, что реализация такого имущества «не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга и (или) интересы находящихся на его иждивении лиц, в том числе несовершеннолетних детей». Верховный суд указал, что такое требование подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности.

Финансовый управляющий и кредиторы, заявившие требования в деле о банкротстве, вправе участвовать в рассмотрении дела о разделе общего имущества, об определении долей в качестве третьих лиц.

ВС РФ оправдал худшие опасения, «разделив» процесс обращения взыскания на имущество гражданина-должника между двумя ветвями судебной власти. Рассмотрение обособленных споров относительно состава конкурсной массы должника в судах общей юрисдикции открывает широкие возможности для злоупотреблений со стороны должников и их супругов, в частности, по затягиванию процедуры банкротства. Одновременно, существенно снижается эффективность банкротства в целом.

Возможность совместной процедуры банкротства супругов

Впервые на уровне высшего суда подтверждена возможность объединения судом двух дел о несостоятельности супругов по правилам ст. 130 АПК РФ с назначением финансового управляющего из того дела, которое было возбуждено первым.

После объединения двух дел кредиторы вправе провести общее собрание для определения кандидатуры иного арбитражного управляющего или иной саморегулируемой организации.

При объединении дел финансовый управляющий ведет отдельно реестр требований кредиторов по общим обязательствам супругов и реестры требований кредиторов по личным обязательствам каждого из супругов.

Сумма, полученная от реализации личного имущества одного из супругов, не может быть направлена на погашение личных обязательств другого супруга.

Указанный механизм «семейного» банкротства представляется эффективным с точки зрения интересов кредиторов, поскольку существенно упрощает реализацию совместного имущества обоих супругов. Рекомендуем кредиторам как можно раньше обращаться в суд с ходатайством об объединении дел о банкротстве супругов, в том числе, бывших.

Возможность оспаривания сделок супруга должника по отчуждению общего имущества

Верховным Судом подтверждена возможность оспаривания в рамках дела о банкротстве сделок, совершенных не только должником, но и его супругом. В последнем случае сделки могут быть оспорены по основаниям, связанным с нарушением этими сделками прав и законных интересов кредиторов (ст. 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, ст. 10 и 168, 170, п. 1 ст. 174.1 ГК РФ).

Применительно к оспариванию решений собрания кредиторов ВС РФ закрепил следующие подходы судов, расширяющие права кредиторов

  • Возможность отмены собранием кредиторов собственного принятого ранее решения, в том числе путем принятия иных решений по аналогичным вопросам.

Отмена ранее принятых решений возможна, если она не имеет признаков злоупотребления правом и совершена до того момента, пока отмененное решение «не произвело юридический эффект в гражданском обороте».

Частным примером отмены более раннего решения путем принятия нового решения по аналогичному вопросу является избрание новой кандидатуры арбитражного управляющего до утверждения судом предыдущей кандидатуры.

Оспаривание решения собрания кредиторов

Главная/Кредитор в деле о банкротстве/Недействительное собрание кредиторов

Закон о несостоятельности – порождение рыночных отношений, призван отрегулировать отношения между кредитором и должником.

В процедуре банкротства волеобразующим органом считается собрание кредиторов.

Оно имеет свой правовой статус, имеет право формировать, принимать решения относительно действий несостоятельного заемщика, а также признавать его действия неприемлемыми.

Признание недействительности созыва заимодавцев

Для того чтобы резолюция собрания кредиторов имела законные правовые последствия, она должна соответствовать условиям:

  • соблюдение процедуры проведения;
  • законность решения;
  • способность участников принимать адекватные решения.

Исходя из условий, суд может признать выводы заседания как оспоримые.

Основания для признания неправомерности собрания кредиторов:

  1. Резолюция была принята по вопросу, который включен в повестку дня спонтанно, без предварительного включения в регламент заседания.
  2. Совещание некомпетентно решать вопрос.
  3. Решение противоречит законодательству.

Особое внимание юристы рекомендуют обратить на противоречие с законодательством, нравственностью, разумностью. Эти понятия являются оценочными, они могут проявиться в процессе исполнения резолюций с учетом обстоятельств, характера нарушения и последствий.

Основания, по которым выводы займодателей признаются оспоримыми:

  1. Нарушение правил об оповещении, организации и проведении собрания кредиторов. Здесь речь идет, например, о том что не все члены собрания были информированы о дате его проведения, поэтому отсутствовал кворум, решение было принято в присутствии недостаточного количества участников. Доказывая в суде наличие данного основания, истцу необходимо предоставить подтверждение, что оно оказало существенное влияние на итоговые выводы совещания.
  2. Отсутствие доверенности у лица, которое выступало по поручению одного из членов собрания, и его выступление имело решающее значение.
  3. Нарушение принципа равноценности прав всех членов собрания кредиторов в процессе принятия итоговой резолюции. Это означает, что в процесс вмешалось третье лицо, которое не имеет право голоса, но имеет влияние на остальных присутствующих.
  4. Нарушение формы составления протокола.

Данный перечень не окончателен. Основания недействительности могут появиться в ходе рассмотрения конкретного заявления.

Процесс оспаривания решения собрания кредторов недействительным

Арбитражному управляющему, который намеревается доказать, что решение собрания кредиторов недействительно, необходимо предоставить подтверждения, что в результате их действий ущемлены его права или резолюция вынесена с нарушением границ компетенций заседания.

Для проведения процедуры оспаривания постановления управляющий, назначенный для проведения процедуры банкротства предприятия, оформляет исковое заявление и направляет его в арбитражный суд.

В иске он должен изложить суть претензий банкрота, обосновав все доводы документально. Каждое положение необходимо доказать и подтвердить.

Для этого к заявлению необходимо приложить соответствующие документы.

Кроме того, что арбитражный управляющий описывает допущенные нарушения, он должен изложить свои требования: аннулирование решения собрания кредиторов или вопрос должен быть пересмотрен заново с соблюдением норм законодательства. Как вариант, заявитель может потребовать возмещения расходов за оплату госпошлины из средств должника при подаче иска.

В каждой конкретной ситуации необходимо детальное рассмотрение всех нюансов жалобы на их соответствие законодательству для того чтобы признать решение собрания кредиторов недействительным. Арбитражный суд имеет право отказать истцу в признании протокола ничтожным ввиду неосновательности претензий или недостаточности доказательной базы.

Заявление о признании совещания заимодавцев ничтожным

В деле о банкротстве участникам процесса приходится периодически обращаться в суд, чтобы оспорить действия управляющего, кредиторов или заемщика. Прежде всего, необходимо составить и грамотно оформить исковое заявление для того, чтобы суд принял дело о недействительности собрания кредиторов к рассмотрению.

Иск аналогичен заявлениям подобного рода по формату, но к содержанию предъявляются определенные требования:

  1. Шапка: официальное наименование арбитражного суда, в который адресуется иск. Координаты заявителя, займодателей и должника: Ф.И.О. руководителей, если это юридическое лицо,, адреса их расположения, контактные телефоны.
  2. Заглавие документа: «Заявление о признании постановления собрания кредиторов недействительным».
  3. Содержание иска. Изложение сути дела: реквизиты протокола заседания, перечень вынесенных решений, далее следует перечень допущенных нарушений в порядке очередности с упоминанием статей законодательства, которые были нарушены в результате предпринятых действий.
  4. Просьба к суду о признании сделанных совещанием выводов недействительным.
  5. Перечень приложений, которые подтверждают неправомерность принятых на заседании решений. Необходимо предоставить копию протокола и другие документы, на которых заявитель основывается, предъявляя претензии.
  6. Дата составления документа, подпись заявителя.
Читайте также:  Опубликованы законы пенсионной реформы

Исковое заявление о рассмотрении протокола собрания кредиторов и оспаривании может подаваться в двух вариантах:

  1. Лицом, которое знает о том, что совещание состоялось, какие вопросы на нем рассматривались. Заявление можно подать в течение 20 дней с даты официального вынесения решения по протоколу.
  2. Лицом, которое не уведомлено о факте принятия резолюции по вопросам, касающимся дела о банкротстве. Сведения о постановлении получены от третьих лиц позже даты проведения собрания. Именно с того дня, когда арбитражный управляющий получает информацию о том, что постановили кредиторы, он имеет право его оспорить в течение 20 дней с даты ее получения, но не позже, полугода с даты подписания протокола..

Последствия признания собрания кредиторов недействительным

На 1 собрании кредиторов решаются все необходимые организационные вопросы по проведению процедуры банкротства, выносится определение по вопросам, касающимся непосредственно заемщика:

  • о заключении соглашения о выплате долга;
  • о введении внешнего управления;
  • о возможности оздоровления компании;
  • о реструктуризации долга;
  • о признании заемщика банкротом.

Собрание считается правомочным, если есть кворум. При его отсутствии любое постановление будет недействительно. Арбитражный управляющий, представляющий интересы должника, имеет право апеллировать в суд в случае несогласия с принятыми решениями.

Все действия, следующие за постановлением суда, зависят от того, каковы финансовые возможности должника на момент открытия процедуры банкротства, так как кредиторы, заинтересованные в возврате им долгов, будут добиваться того, чтобы обязательства заемщика выполнялись. Варианты развития событий:

  1. Повторный созыв собрания заимодавцев для вынесения постановления. Оно будет правомочным, если присутствуют все представители, включенные в состав собрания.
  2. Кредиторы имеют возможность оспорить вердикт суда о недействительности протокола их заседания в вышестоящем органе.

Действия арбитражного суда, резолюция собрания кредиторов, судебное постановление о признании его недействительным и другая информация о ходе процесса публикуется в ЕФРСБ.

Судебная практика свидетельствует о массовом характере признания решений совещания кредиторов недействительными в последние годы. Причина этого кроется в несовершенстве законодательства, где недостаточно отработан вопрос о критериях неправомочности решений и их правовых последствий.

Верховный Суд РФ обобщил практику по делам о банкротстве

Верховный Суд РФ начал год с того, что обобщил практику по спорам, связанным с установлением требований, контролирующих должника и аффилированных с ним лиц. 

Президиум Верховного Суда РФ утвердил новый обзор судебной практики, в который собрал судебные решения по спорам, связанным с установлением требований, контролирующих должника и аффилированных с ним лиц. Этого обзора профессиональное юридическое сообщество ждало давно, ведь он должен упростить для судов принятие решений о субординации требований в банкротных делах.

На сегодня именно субординация требований является одной из самых сложных, но важных тем в делах о банкротстве.

Законодательно не установлены требования по субординации требований в банкротных делах, поэтому суды субординируют требования аффилированных лиц на свое усмотрение.

И практика существенно отличается в разных арбитражах. Этот правовой пробел в регулировании и должен устранить новый обзор ВС РФ.

Рассмотрим подробнее некоторые важные выводы, приведенные в документе.

Кто должен доказывать мнимость сделок

Верховный Суд указал, что если у суда возникают сомнения относительно мнимости сделки и договора, на котором основано требование аффилированного с должником кредитора, опровергать их должен кредитор. Для этого нужно предоставить в суд не просто минимальный комплект документов, а именно:

  • договор займа;
  • платежные поручения;
  • документы о перечислении денежных средств внутри группы.

ВС РФ считает, что кредитор должен «исчерпывающе» раскрыть все существенные обстоятельства:

  • о заключении и исполнении заемной сделки;
  • основаниях дальнейшего внутригруппового перераспределения денег.

Фактически кредитор должен доказать в суде, что выдача займа и последующие операции обусловлены «разумными экономическими причинами».

«Нет» безусловной субординации требований

Верховный Суд РФ считает, что безусловная субординация требований аффилированных кредиторов недопустима. Поэтому суды не должны понижать очередность требований кредиторов только на том основании, что они являются аффилированными или контролирующими должника лицами.

В случае добросовестного финансирования внутри группы аффилированных лиц и отсутствия нарушения прав других кредиторов не нужно субординировать требования аффилированного кредитора по отношению к остальным. Они должны удовлетворяться на общих основаниях.

А понижать требования нужно только для недобросовестных аффилированных кредиторов.

Вложение денег в заведомо неуспешную организацию приводит к субординации

Судьи Верховного Суда РФ считают, что если контролирующее организацию лицо вложило средства в ситуации имущественного кризиса, то при банкротстве этой организации его требования подлежат удовлетворению только после требований других кредиторов. Как отметил ВС РФ в обзоре:

Контролирующее лицо, которое пытается вернуть подконтрольное общество к нормальной предпринимательской деятельности посредством займа, принимает на себя все связанные с этим риски, в том числе риск утраты компенсационного финансирования на случай объективного банкротства.

Аналогичные правила ВС РФ распространил на такие формы спасения фирм-банкротов, как финансирование прочих договоров:

  • купли-продажи;
  • аренды;
  • других сделок рефинансирования.

Судьи считают, что все подобные требования к банкроту должны быть субординированы.

Страхование рисков

В обзоре содержится разъяснение ситуации, когда банк, вовлеченный в корпоративное управление организацией-должником, получает приоритет, по сравнению с другими управляющими лицами.

Например, если кредит обеспечен залогом акций должника с правом осуществления корпоративных прав. Это страхование банком собственных рисков, связанных с выводом из организации ликвидных активов.

Суд отметил, что такая деятельность банка в управлении компанией, как правило, не имеет целью получение прибыли от экономической деятельности заемщика.

Но такая ситуация не должна влиять на права банка как кредитора, отметил ВС РФ. В обзоре указано, что не нужно понижать требование банкиров в реестре:

Если банк добросовестно и разумно осуществлял корпоративные права с целью обеспечить возвратность кредита, то его требования подлежат удовлетворению в третьей очереди.

Несколько аффилированных лиц

Верховный Суд указал, что требования нескольких аффилированных между собой лиц, каждое из которых отдельно не контролирует организацию-должника, могут субординировать, если в совокупности все эти лица имеют возможность влиять на должника. Но каждый кредитор может самостоятельно доказать в суде, что у него были свои мотивы для предоставления финансирования.

Аффилированный кредитор не участвует в выборах управляющего

Верховный Суд отказал аффилированным с должником кредиторам в праве принимать участие в выборе кандидатуры арбитражного управляющего или саморегулируемой организации в ходе любой процедуры банкротства.

Судьи отметили, что у таких кредиторов есть общий с должником интерес, который может отличаться от интересов других кредиторов.

Поэтому решение об управляющем лице в ходе банкротства должны принимать только независимые кредиторы.

Аффилированный кредитор не может быть ущемлен в правах

Если суд понизил очередность требования аффилированного кредитора, он не должен понижать его в правах по отношению к другим кредиторам.

Верховный Суд отметил, что суд не может аргументировать, что «такой кредитор не обладает правами лица, участвующего в деле о банкротстве», поскольку, с процессуальной точки зрения, аффилированный кредитор имеет права, равные с другими лицами, участвующими в деле о банкротстве. В частности, он имеет право:

  • участвовать в судебных заседаниях по делу о банкротстве;
  • обжаловать принятые по этому делу судебные акты;
  • заявлять возражения против требований кредиторов;
  • подавать жалобы на действия арбитражного управляющего;
  • участвовать в собраниях кредиторов без права голоса.

Публичные кредиторы

Свою позицию Верховный Суд РФ высказал и про публичных кредиторов. В обзоре указано, что само по себе участие публично-правового образования в формировании уставного капитала должника не является основанием для понижения очередности удовлетворения требования публично-правового образования к этому должнику. Лишать права голоса публично-правового кредитора суд тоже не имеет права.

Оспаривание сделок должника при банкротстве. Вопросы применения сроков исковой давности

Продолжая цикл публикаций, посвященных отдельным вопросам банкротства, настал черед темы признания в процедурах банкротства сделок недействительными.

Актуальность темы очень велика, так как сейчас, вступая в договорные отношения можно легко нарваться на иск о признании сделки недействительной, так как должников становится все больше, а они токсичны, так как всегда можно пострадать от возврата полученного по сделке в конкурсную массу, а требование по реституции полученного должником реально исполнено не будет, так как все придется возвращать в процедуре банкротства, т.е. можно не получить обратно ничего. Поэтому важно понимать, как защищаться от подобных требований. Естественно, это не всегда возможно, но есть ситуации, когда можно победить.

https://www.youtube.com/watch?v=eROlkYiRRsQ

Для меня тема недействительных сделок еще интересна и тем, что в моей практике и вне банкротства приходится довольно часто участвовать в делах о признании сделок недействительными. 

Основания оспаривания сделок при банкротстве

Ч.1 ст. 61.1 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает следующее:

Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе.

Таким образом, основания сделок, оспариваемых в банкротстве можно разделить на два больших класса: класс оснований, специально установленных в ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», и класс общих оснований, предусмотренных ГК РФ.

Первый класс оснований можно условно назвать сделки, совершенные во вред кредиторам, а второй может включать сделки, например, совершенные с нарушением корпоративного законодательства либо сделки, противоречащие закону так далее.

Существуют ли какие-либо принципы конкуренции оснований признания сделок недействительными? Иначе говоря, может ли, например конкурсный управляющий (далее по тексту – КУ), который пропустил годичный срок исковой давности (далее по тексту – СИД) по специальному основанию оспаривания, квалифицировать те же самые действия должника, например по ст. 10 и 170 ГК РФ, по которым установлен 3-х годичный СИД, т.е. обойти специальные нормы, путем применения общих оснований для оспаривания?

 СКЭС ВС РФ дает отрицательный ответ на данный вопрос. В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 06.03.2019 N 305-ЭС18-22069 по делу N А40-17431/2016 как раз находим обсуждение данного вопроса, и в нем делается следующий вывод:

Читайте также:  Уголовные штрафы за незаконную охоту стали реальностью

Поскольку определенная совокупность признаков выделена в самостоятельный состав правонарушения, предусмотренный пунктом 2 статьи 61.

2 Закона о банкротстве (подозрительная сделка), квалификация сделки, причиняющей вред, по статьям 10 и 168 ГК РФ возможна только в случае выхода обстоятельств ее совершения за рамки признаков подозрительной сделки.

 Это означает, что если обстоятельства совершения сделки полностью подпадают под признаки специальных оснований оспаривания, то квалификация её по общим основаниям будет обходом закона.

В вышеназванном определении говорится, что в противном случае оспаривание сделки по статьям 10 и 168 ГК РФ по тем же основаниям, что и в пункте 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, открывает возможность для обхода сокращенного срока исковой давности, установленного для оспоримых сделок, и периода подозрительности, что явно не соответствует воле законодателя.  

Приведу пример из судебной практики.

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.12.2019 N Ф07-15848/2019 по делу N А56-11608/2017

Верховный суд выделил основные критерии судебной практики по банкротству за 2018 год

Подводя итоги ушедшего года, представители ВС изучили отдельные материалы судебной практики, посвящённые делам о банкротстве предприятий и физических лиц.

Оспаривание действий должника в деле о банкротстве

Решение ВС: исход признания сделки недействительной может быть различным. В делах о банкротстве учитываются и обязательства, обеспечивающие исполнение по сделке.

Обоснование: одно агентство решило оспорить соглашение по исполнению обязательств кредитного договора. Суды удовлетворили это требование, но отказали в восстановлении обязательств по обеспечительным сделкам. По решению судов, данные обязательства не должны оспариваться.

Однако экономическая коллегия разрешила восстановить обеспечение. Раньше кредитор должен был добиваться того, чтобы суд признал обязательства восстановленными. И лишь потом забирать долг с тех, кто предоставил обеспечение.

Теперь же суд должен только проверить, есть ли причины для вывода о восстановлении обеспечительных обязательств.

Решение ВС: запросы должников, основанные на докапитализации компании, не должно соперничать с требованиями других независимых кредиторов.

Обоснование: летом 2017 года ВС разрешил переделывать займы от учредителей в обязательства, выходящие из корпоративных отношений. Однако суды всё равно включали займы от участников в кредитный реестр.

У ВС был непростой опыт: обанкротившаяся фирма отправила возврат по договору займа своему единственному участнику. Сумма возврата составила примерно 79 млн рублей. Эти деньги взялись из средств текущей выручки должника. Арбитражный управляющий решил оспорить это соглашение, увидев в нём сделку с предпочтением.

В одном суде решение подтвердили, а в другом не разглядели в поступках должника никаких фактов злоупотребления правом. Однако коллегиальный совет ВС пришёл к другому выводу.

Они решили, что если займ вернули не из средств чистой прибыли, а деньги получили за счёт текущей выручки, то значит должник злоупотребил правом как мажоритарный участник. Поэтому данная сделка, оформленная как возврат займа, должна считаться недействительной.

В другом деле Верховный суд решил, что запрос мажоритарного участника, который проводил докапитализацию компании, нельзя сравнивать с требованиями независимых кредиторов.

При этом каким образом было получено финансирование не имеет значения, если оно факту помогает увеличить уставной капитал. Поэтому суду дозволено переквалифицировать заём в сделку по расширению уставного капитала.

Главное, чтобы участник соглашения предъявил отчеты о финансировании в период перед банкротством компании.

Решение ВС: оспаривая сделки с предпочтением между должником и залоговым кредитором необходимо иметь ввиду объём оказанного предпочтения.

Обоснование: неплательщик по отступному соглашению отдал банку 167 цистерн для нефтеперевозок. Общая стоимость всех ёмкостей составила почти 370 млн рублей. Цистерны были под залогом у банка. При этом должник не имел других кредиторов, а банк мог надеяться на погашение 80% требований.

Возникает вопрос: можно ли считать подобный расчёт сделкой с предпочтением? Представители ВС решили, что нужно учесть объём предпочтения кредитору в пределах соглашения. Но инстанции при рассмотрении дела этот факт не стали учитывать.

Суды использовали в полном объёме реституцию, не взяв в расчёт то, что допустимый объём предпочтения не превысил 5%. Представители Верховного суда были убеждены, что состояние залогового кредитора не должно ухудшаться из-за признания сделки недействительной.

Особенно это касается тех случаев, когда должники прекратили обязательства без признаков предпочтения.

Решение ВС: когда в ситуации банкротства соглашение с неплательщиком признают недействительным, контрагент по этому соглашению имеет право внести свое требование в реестр. Даже когда срок подачи условий для реестра уже закончился.

Обоснование: Верховным судом предусмотрено исключение. Если взыскатель не знал о том, что есть причины для признания соглашения недействительным и в течение месяца после того, как в силу вступил акта о несостоятельности соглашения, подал заявление, то он может включить своё условие даже по истечении срока.

Решение ВС: когда дело о банкротстве прекращается, принятые судебные акты продолжают сохранять своё действие.

Обоснование: должник продал автомобиль, но денег за него не получил. Покупатель успел перепродать машину. Управляющий потребовал вернуть автомобиль и предъявил виндикационный иск.

Суды удовлетворили данный иск, обосновав своё решение тем, что процедура банкротства уже прекращена. Однако Верховный Суд не согласился с таким решением.

Ведь в делах о банкротстве судебный акт распространяет свое действие даже тогда, когда дело прекращено.

Требования кредиторов в деле о банкротстве

Решение ВС: если супруги имеют одно обязательство на двоих перед кредиторами, то долги выплачиваются из совместно нажитой собственности супругов. Имущество того из супругов будет реализовано, кто указан как управомоченное лицо в публичном реестре.

Обоснование: муж и жена вместе взяли квартиру в ипотеку. Когда супруги обанкротились, требования банка включили в оба их реестра. Однако суд прекратил производство в отношении женщины, по той причине, что у неё не было своего имущества и личного дохода.

Суды решили, что общая квартира подлежит реализации в рамках банкротства мужа с возмещением стоимости доли супруги. Однако ВС увидел, что мужчина и женщина были созаемщиками.

Поэтому банк как кредитор по общим обязательствам может претендовать на удовлетворение своих требований из совместной собственности в полном объеме.

При этом реализация имущества должна проводиться того из должников, кто указан в публичном реестре как управомоченное лицо и, кто был залогодателем по договору. В данном случае это супруг. Но у банка как залогового кредитора в любом случае есть право преимущественного удовлетворения из стоимости квартиры.

Процессуальные вопросы в деле о банкротстве

Решение ВС: в случае конкуренции судебных актов при банкротстве приоритет у того, где наиболее полно учтены фактические обстоятельства.

Обоснование: рассматривалось дело обанкротившегося металлургического завода, где два судебных решения противоречили друг другу. В первом решении сделка была признана недействительной из-за мнимости. Во втором установили факт реального исполнения сделки.

Экономическая коллегия посчитала, что недействительность сделки может быть пересмотрена из-за новых обстоятельств.

Приоритет должен иметь тот судебный акт, который наиболее полно учитывает фактические обстоятельства, в том числе те, которые ранее недобросовестно скрывались от суда и от контрагента по оспоренной сделке.

Решение ВС: если кредитор пропустил срок предъявления исполнительного документа по обеспеченному долгу, то всё равно можно возбудить дело о банкротстве поручителя.

Обоснование: представители Верховного суда считают, что если банк пропустил срок для предъявления требования к должнику, то это не повод, чтобы отказать банку в удовлетворении требования к поручителю.

Отсутствие действий со стороны кредитора должно приводить к фактическому нарушению прав поручителя.

Дело не будет возбуждено только в том случае, если должник проходит ликвидацию через процедуру конкурсного производства.

Признание решений собрания кредиторов недействительным

Кредиторы в процедуре банкротства могут отстаивать свои права не только в индивидуальном порядке, но и путем объединения с другими участниками, имеющими требования к компании.

Важнейшие вопросы процедуры признания должника финансово несостоятельным решаются на кредиторских собраниях и от его воли во многом зависит дальнейшая судьба юридического лица.

В их числе такие аспекты, как выбор дальнейшего этапа банкротства предприятия, ходатайства о назначении и отстранении арбитражного управляющего, заключение мирового соглашения при банкротстве и пр.

Когда собрание кредиторов признается недействительным?

Законодательством предусмотрена возможность признания собрания участников дела недействительным, если нарушены их законные интересы, а также при несоблюдении некоторых процессуальных моментов. Предыдущая версия законодательства о банкротстве 98 года не предусматривала подобных возможностей. Последняя редакция ФЗ-127 2002 года исправила этот законодательный пробел.

Кредиторское собрание может быть признано недействительным в следующих случаях:

  • когда нарушены общие условия его действительности;
  • когда были нарушены права заявителя;
  • принятое решение находилось вне зоны компетенции, возложенной на него ФЗ-127;
  • при отсутствии должного уведомления участников.

Признание собрания кредиторов недействительным может проводиться исключительно в судебном порядке по заявлению, поступившему от участников дела о банкротстве, субъектов арбитражного процесса или же привлеченных к делу третьих лиц. Хотя законом и не закреплено право арбитражного суда по собственной инициативе признавать прошедший сбор недействительным, но судебная практика имеет подобные прецеденты.

Некоторые лица лишены права на обжалование решений данного органа. Это кредиторы, не включенные в реестр (даже если вопрос их включение в состав конкурсных уже рассматривается в суде), само предприятие-должник в лице учредителей и лица, привлеченные управляющим в процессе.

При этом заявитель должен будет доказать, что именно его права были ущемлены. Если же он просто указывает на несоблюдение процессуальных условий проведения сбора участников дела, то такое ходатайство не подлежит рассмотрению.

Достаточно распространенной является практика признания недействительными решений данного коллегиального органа из-за отсутствия должного уведомления участников процесса несостоятельности. Но ненадлежаще извещенный субъект должен будет доказать, что тем самым были нарушены его права.

Так, если определенный участник дела не обладал правом голоса на кредиторском собрании, то он и не может его обжаловать (фактически его права не были ущемлены).

Неуведомление таких участников само по себе не отменяет его решения, но может служить основанием для привлечения арбитражного управляющего к ответственности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *