Верховный суд утвердил обзор практики разрешения споров, связанных с защитой иностранных инвесторов

Верховный суд утвердил обзор практики разрешения споров, связанных с защитой иностранных инвесторов

Источник фото: pixabay.com

Рыбаков Ю.М.,  Иванова А.В.

Аннотация: в статье рассматриваются и анализируются государственные гарантии прав иностранных инвесторов.

Ключевые слова: иностранный инвестор, государственные гарантии, защита прав инвесторов.

Rybakov Yu.M., Ivanova A.V.

Abstract: State guarantees of the rights of foreign investors are examined and analyzed in the article.

Keywords: foreign investor, state guarantees, protection of investors’ rights.

В современных условиях международные интеграционные процессы особенно интенсивно развиваются в сфере экономики. При этом экономическое развитие того или иного государства во многом обеспечивается уровнем развития законодательства, регулирующего инвестиционную деятельность.

Для привлечения иностранных инвестиций в национальную экономику во многих государствах создаются особые правовые условия и режимы.

Для того, чтобы обеспечить эффективное осуществление своей деятельности в принимающем инвестиции государстве, иностранному инвестору следует знать, в какой мере он может полагаться на национальное право этого государства как на самодостаточный источник гарантий для своих инвестиций[1].

Большое внимание гарантиям, которые должны предоставляться иностранным инвесторам, уделяется также на международном уровне[2]. Так, например, широкое распространение получила Сеульская конвенция 1985 г. «Об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций», которая в 1992 г.

была ратифицирована Российской Федерацией[3].  Дополнительная защита прав иностранных инвесторов закрепляется в двусторонних соглашениях между государствами о поощрении и взаимной защите капиталовложений и инвестиций.

На данный момент времени Российская Федерация является участником порядка восьмидесяти таких соглашений[4].

Кроме того, российское законодательство, затрагивающее правовое регулирование иностранных инвестиций, в какой-то мере стремится учитывать современную мировую законодательную практику. В Российской Федерации действует целый ряд нормативных актов, которые регулируют иностранные инвестиции на ее территории.

Основополагающим нормативным актом в данной сфере является Федеральный закон «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее – Закон об иностранных инвестициях)[5].

Исходя из содержания данного закона, нормы, которые регулируют именно государственные гарантии для иностранных инвесторов превалируют над остальными (фактически половина статей).

  • В соответствии с Законом об иностранных инвестициях иностранным инвесторам на территории Российской Федерации предоставляются следующие виды гарантий:
  • — гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации (ст. 5);
  • — гарантия использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории Российской Федерации (ст. 6);
  • — гарантия перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу (ст. 7);
  • — гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями (ст. 8);
  • — гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации (ст. 9);
  • — гарантия обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации иностранным инвестором (ст. 10);
  • — гарантия использования на территории Российской Федерации и перевода за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм (ст. 11);
  • — гарантия права иностранного инвестора на беспрепятственный вывоз за пределы Российской Федерации имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию Российской Федерации в качестве иностранной инвестиции (ст. 12);
  • — гарантия права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг (ст. 13);
  • — гарантия участия иностранного инвестора в приватизации (ст. 14);
  • — гарантия предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество (ст. 15);
  • — иные гарантии и льготы.

Гарантиями, которые предусмотрены в Законе об иностранных инвестициях, иностранные инвесторы вправе пользоваться со дня приобретения ими соответствующего правового статуса[6].

Данные гарантии распространяются на иностранные организации, которые ведут свою деятельность на территории Российской Федерации; филиалы иностранных организаций; российские организации с иностранными инвестициями (если иностранный инвестор обладает не менее чем 10 процентами доли в уставном капитале). При этом, гарантии не распространяются на дочерние и зависимые общества организаций с иностранными инвестициями.

Рассмотрим гарантии прав для иностранных инвесторов несколько более подробно.

Гарантия правовой защиты деятельности иностранных инвесторов на территории Российской Федерации.  В соответствии с п.1 ст.

5 Закона Об иностранных инвестициях иностранным инвесторам на территории Российской Федерации предоставляется полная и безусловная защита прав и интересов, которая обеспечивается как на основе национального законодательства, так и согласно нормам международных договоров и соглашений.

Таким образом, так называемая защитная или «зонтичная» оговорка (umbrella clause) гарантирует правовую безопасность иностранных инвестиций, поскольку государство берет на себя обязательства перед иностранными инвесторами опираясь на международно-правовые нормы[7].

  1. Гарантия использования иностранным инвестором различных форм осуществления инвестиций на территории Российской Федерации. Исходя из содержания международных двусторонних соглашений, как правило, к формам инвестиций относят:
  2. — движимое и недвижимое имущество (а также имущественные права, соответствующие ему);
  3. — акции, вклады и др. формы участия в коммерческих организациях;
  4. — права требования по денежным средствам;
  5. — авторские и (или) смежные права;

—        права на осуществление коммерческой деятельности и др. формы[8].

Гарантия перехода прав и обязанностей иностранного инвестора другому лицу.

Смысл данной гарантии заключается в том, что иностранный инвестор в силу заключаемого договора вправе передать свои права и обязанности другому лицу в соответствии с нормами гражданского законодательства за исключением определенного рода деятельности: промышленно-производственной, технико-внедренческой или туристско-рекреационной, осуществляемой резидентами в особой экономической зоне. Стоит также заметить, что иностранный инвестор может быть обязан передать свои права и обязанности по решению суда или на основании закона.

Гарантия компенсации при национализации и реквизиции имущества иностранного инвестора или коммерческой организации с иностранными инвестициями.

Иностранные инвестиции не могут быть подвержены принудительному изъятию, в том числе национализации и реквизиции, кроме определенных случаев (наступление стихийных бедствий, аварий, эпидемий и иных обстоятельств, которые носят чрезвычайный характер), предусмотренных двусторонними соглашениями или национальным законодательством. В случаях национализации или реквизиции иностранным инвесторам должны быть предоставлены компенсационные выплаты (равноценного возмещения)[9].

В случае принятия Российской Федерацией закона или вынесения решения судом, прекращающие право собственности, убытки, причиненные иностранному инвестору, возмещаются государством. Споры о возмещении убытков разрешаются национальными судебными органами либо в международном арбитраже (третейские суды)[10].

Гарантия от неблагоприятного изменения для иностранного инвестора и коммерческой организации с иностранными инвестициями законодательства Российской Федерации.

Данная гарантия («дедушкина оговорка») обеспечивает иностранным инвесторам закрепление в инвестиционной сфере того же режима и стабильность условий реализации инвестиционных проектов, которые сложились на момент начала финансирования от неблагоприятных изменений российского законодательства (вступление в силу новых законов или нормативных актов, ухудшающие положение иностранных инвесторов)[11].

Стабилизационная оговорка («дедушкина оговорка») представляет собой сложившийся в мировой практике принцип, который регулирует режим иностранных инвестиций в течении срока окупаемости проекта (но не более семи лет со дня начала поступления иностранный вложений в проект). Положения об этой оговорке могут содержаться как в национальном законодательстве, так и в двусторонних соглашениях[12].

Гарантия обеспечения надлежащего разрешения спора, возникшего в связи с осуществлением инвестиций и предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации иностранным инвестором.

Спор с участием иностранного инвестора, который возник в результате осуществления инвестиций или предпринимательской деятельностью на территории Российской Федерации, может быть рассмотрен в национальных судах Российской Федерации либо в международном арбитраже (третейские суды)[13].

Кроме того, урегулирование инвестиционных споров может происходить в порядке, установленном Вашингтонской Конвенцией от 1965г., в арбитражном суде при Международном центре по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС)[14].

Более того, арбитражный суд имеет полное право оставить иск без рассмотрения в случае наличия арбитражной оговорки о том, что споры по внешнеэкономическому контракту должны разрешаться в международном коммерческом арбитраже (Информационное письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18.01.2001 г. № 58)[15].

Верховный суд утвердил обзор практики разрешения споров, связанных с защитой иностранных инвесторов

Источник фото: pixabay.com

На данный момент времени, в судах Российской Федерации рассмотрено достаточно большое количество дел с участием иностранных инвесторов, в связи с чем Верховный суд опубликовал обзор о практике разрешения споров, связанных с защитой иностранных инвесторов.

В обзоре достаточно подробно рассмотрены вопросы применения на практике законодательства об иностранных инвестициях; ситуации с защитой прав иностранных инвесторов при разрешении экономических споров, которые возникают из гражданских правоотношений; споры с иностранными инвесторами в части отношений по взиманию налоговых и таможенных платежей; а также вопросы по подведомственности инвестиционных споров[16].

Кроме того, в России весьма активно на данный момент времени идет обсуждение о необходимости создания специализированного суда для финансовых и инвестиционных споров[17].

Одна из главных предпосылок для создания такого суда является привидение к единообразию судебной практики в данной сфере.

При этом, ожидается, что это упростит процесс понимания специфики разрешения спорных моментов, в том числе и в спорах с иностранными инвесторами, а также легче будет прогнозировать примерный результат при такой категории споров.

Гарантия использования на территории Российской Федерации и перевода за пределы Российской Федерации доходов, прибыли и других правомерно полученных денежных сумм.

Иностранный инвестор вправе после уплаты всех необходимых налогов и сборов свободно использовать свой доход и прибыль, а также иные виды правомерно полученных денежных средств как на территории Российской Федерации (к примеру, в виде реинвестирования), так и перемещать их за пределы Российской Федерации.

Гарантия права иностранного инвестора на беспрепятственный вывоз за пределы Российской Федерации имущества и информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, которые были первоначально ввезены на территорию Российской Федерации в качестве иностранной инвестиции.

В соответствии с национальным законодательством, иностранный инвестор не может быть ограничен в праве на беспрепятственный вывоз (запрет на установление лицензирования, применения мер нетарифного регулирования и др.

) имущества или информации в документальной форме или в форме записи на электронных носителях, если они изначально выступали в качестве иностранных инвестиций.

При этом, существуют ограничения по документарной документации, которая не может выступать в качестве предмета вывоза и передачи (примеры: государственная тайна, конфиденциальная информация, архивный фонд и др.)[18].

Гарантия права иностранного инвестора на приобретение ценных бумаг. Согласно этой гарантии, иностранному инвестору предоставляется право на приобретение акций и иных ценных бумаг российских коммерческих организаций, а также право на приобретение государственных ценных бумаг в соответствии с нормами национального законодательства.

Гарантия участия иностранного инвестора в приватизации.

Данная гарантия позволяет иностранным инвесторам наравне с национальными участвовать в приватизации объектов государственной м муниципальной собственности путем приобретения права собственности на имущество или приобретения долей в уставном капитале приватизируемой организации в соответствии с российским законодательством.

Гарантия предоставления иностранному инвестору права на земельные участки, другие природные ресурсы, здания, сооружения и иное недвижимое имущество.

Право на приобретение земельных участков и иные виды недвижимого имущества реализуется иностранным инвестором в соответствии с нормами национального государства. При этом стоит отметить, что существуют определенные ограничения для иностранных инвесторов в осуществлении прав на землепользование.

Так, например, иностранные инвесторы не могут обладать на праве собственности земельными участками, которые находятся на приграничных территориях[19].

Рассмотрев гарантии, которые закреплены в российском законодательстве, можно сделать вывод о том, что иностранные инвестиции являются весьма значимым элементом для развития экономики России в целом.

Читайте также:  Перечень документов для оформления пенсии

Несмотря на провозглашение соответствующих гарантий, в российском законодательстве до сих пор проблемным аспектом остается недостаточная разработанность механизма правовой защиты и нестабильность смежных отраслей права по отношению к инвестиционному.

При этом, при установлении и предоставлении гарантий для защиты прав иностранных инвесторов законодатель должен балансировать между необходимостью создания благоприятного инвестиционного климата для иностранных инвестиций и необходимостью обеспечивать на должном уровне национальные интересы.

В связи с этим нередко встречаются определенного рода ограничения той или иной гарантии при обеспечении государственных или общественных интересов.

Список литературы:

  1. Сеульская конвенция 1985 года об учреждении Многостороннего агентства по гарантиям инвестиций (Сеул, 11 октября 1985 г.) // СПС «Гарант».
  2. Конвенции об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими лицами или юридическими лицами других государств (Вашингтон, 18.03.1965) // СПС «Гарант».

Верховный суд выпустил обзор судебной практики по делам о банкротстве

Верховный суд утвердил обзор практики разрешения споров, связанных с защитой иностранных инвесторов

Moscow Live

Верховный суд РФ представил обзор судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований аффилированных с должником, в том числе контролирующих его, лиц. Документ был утвержден президиумом ВС 29 января.

Так, ВС отмечает, что на аффилированном с должником кредиторе лежит бремя опровержения разумных сомнений относительно мнимости договора, на котором основано его требование, заявленное в деле о банкротстве.

В деле о банкротстве должника аффилированная с ним компания обратилась в суд с заявлением о включении задолженности по договору займа в реестр требований кредиторов должника. Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, требование компании признано обоснованным и включено в реестр с удовлетворением в третью очередь.

Суды сочли, что задолженность подтверждена договором о предоставлении займа, платежными поручениями о выдаче займа и о частичной уплате процентов по нему, актом сверки взаиморасчетов. Суд округа названные судебные акты отменил, направив обособленный спор на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Возражающая по требованию компании кредитная организация ссылалась на то, что вследствие аффилированности кредитора и должника стало возможным составление договора о выдаче займа, платежных документов о перечислении заемных средств, частичной уплате процентов и акта сверки, не отражающих реальное положение дел. Фактически расчетный счет должника был использован в качестве транзитного. Компания, аффилированная с должником, под видом выдачи займа перечисляла на его счет средства, которые последним не расходовались в собственных предпринимательских целях, а перенаправлялись на счета других лиц, входящих в ту же группу, что и должник с компанией. Как полагал банк, при таком обороте активы должника не пополнились на сумму якобы привлеченного от компании финансирования, происходил безосновательный рост долговых обязательств перед аффилированным лицом без получения встречного предоставления.

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, т. е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Совершая мнимые сделки, аффилированные по отношению друг к другу стороны, заинтересованные в сокрытии от третьих лиц истинных мотивов своего поведения, как правило, верно оформляют все деловые бумаги, но создавать реальные правовые последствия, соответствующие тем, что указаны в составленных ими документах, не стремятся.

Поэтому при наличии в рамках дела о банкротстве возражений о мнимости договора суд не должен ограничиваться проверкой документов, представленных кредитором, на соответствие формальным требованиям, установленным законом.

Суду необходимо выяснить, представлены ли достаточные доказательства существования фактических отношений по договору.

Как указал ВС, в рассматриваемом случае в нарушение требований ст. 71, 168 и 170 АПК РФ суды первой и апелляционной инстанций возражения банка не проверили, в частности не проанализировали выписку по счету должника. Суд округа указал на неправильное распределение судами бремени доказывания.

Так, суды, с одной стороны, не учли, что являющиеся сторонами договора аффилированные лица (в отличие от обычных участников гражданского оборота, вступающих в обязательственные отношения с должником) имеют гораздо больше возможностей осуществить формальное исполнение мнимой сделки лишь для вида (п. 86 постановления Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 г.

№ 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ»).

С другой стороны, суды не приняли во внимание объективную сложность получения не связанным с должником кредитором, заявившим в деле о банкротстве возражения, отсутствующих у него прямых доказательств мнимости.

В ситуации, когда не связанный с должником кредитор представил косвенные доказательства, поставившие под сомнение факт существования долга, аффилированный кредитор не может ограничиться представлением минимального комплекта документов (например, текста договора займа и платежных поручений к нему, отдельных документов, со ссылкой на которые денежные средства перечислялись внутри группы) в подтверждение реальности заемных отношений. Он должен исчерпывающе раскрыть все существенные обстоятельства, касающиеся заключения и исполнения самой заемной сделки, оснований дальнейшего внутригруппового перераспределения денежных средств, подтвердив, что оно соотносится с реальными хозяйственными отношениями, выдача займа и последующие операции обусловлены разумными экономическими причинами.

При этом аффилированный кредитор не имеет каких-либо препятствий для представления суду полного набора дополнительных доказательств, находящихся в сфере контроля группы, к которой он принадлежит, устраняющего все разумные сомнения по поводу мнимости сделки.

Если аффилированный кредитор не представляет такого рода доказательства, то считается, что он отказался от опровержения факта, о наличии которого со ссылкой на конкретные документы указывают его процессуальные оппоненты (ст. 9 и 65 АПК РФ).

В подобной ситуации действия, связанные с временным зачислением аффилированным лицом средств на счет должника, подлежат квалификации по правилам, установленным ст. 170 ГК РФ.

В другом деле было отказано во включении в реестр задолженности по договору поставки перед поставщиком, аффилированным по отношению к должнику, представившим договор и товарные накладные, по форме и содержанию соответствующие требованиям закона.

Суды исходили из того, что аффилированный кредитор не опроверг возражения уполномоченного органа о мнимости отношений (ст.

 170 ГК РФ), подтвержденные косвенными доказательствами существенной затруднительности поставки товара любым участником гражданского оборота, осуществляющим аналогичную с кредитором деятельность, в количестве, отраженном в товарных накладных, в течение срока, указанного в этих накладных.

Верховный суд обобщил практику по спорам о защите иностранных инвесторов — новости Право.ру

Верховный суд опубликовал обзор практики разрешения судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов.

На более чем сорока страницах документа разбираются случаи применения законодательства об иностранных инвестициях, защиты прав иностранных инвесторов при разрешении экономических споров, возникающих из гражданских правоотношений и из отношений по взиманию налоговых и таможенных платежей.

Правовой режим иностранных инвестиций

В разделе, касающемся правового режима иностранных инвестиций, Верховный суд указал, что иностранным инвесторам и коммерческим организациям с иностранными инвестициями в России гарантируют стабильность работы и защиту от незаконного вмешательства в их деятельность, в том числе и вмешательства госорганов.

В качестве примера приведено дело, в рамках которого коммерческая организация с иностранными инвестициями начала реконструкцию производственного здания, принадлежащего субъекту РФ. Уже в процессе реализации проекта решение о выборе инвестора было отменено со ссылкой на то, что оно не было принято в установленном порядке.

В судах удалось доказать, что действия госоргана – незаконное вмешательство в деятельность общества.

Также незаконным может быть и отказ аккредитовать филиал иностранного юрлица, осуществляющего коммерческую деятельность.

Так, одному из иностранных инвесторов удалось оспорить решение налоговой об отказе в аккредитации представительства на территории РФ из-за того, что в представленном регистрационном удостоверении плательщика НДС наименование юрлица было указано без перевода. Отстоять свою правоту компании удалось лишь в апелляции.

Там судьи признали: отсутствие перевода у удостоверении не позволяет отказать в аккредитации иностранной компании, притом что кроме свидетельства она представила в налоговую учредительные документы, в которых перевод был.

Ограничения для инвесторов

ВС указал, что по закону об обороте земель сельхозназначения иностранный инвестор может только арендовать земли такого типа.

Кроме того, если организация, в капитале которой участвует иностранная компания, совершает сделку, в результате которой иностранный инвестор получит контроль над хозяйственным обществом, имеющим стратегическое значение, такую сделку надо согласовать с уполномоченным органом.

Так, суды трех инстанций признали недействительной сделку, в результате которой под контроль иностранной компании попал научный центр. Центр, в свою очередь, владел почти всеми акциями АО, которое было признано имеющим стратегическое значение для обороны страны.

Верховный Суд РФ представил обзор судебной практики по защите иностранных инвесторов

12 июля 2017 года Президиум Верховного Суда РФ утвердил обзор практики разрешения судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов. Ряд позиций, изложенных в обзоре, касается и налоговых споров. Ниже приводятся наиболее значимые из них.

Вопросы применения соглашений об избежании двойного налогообложения

  • Само по себе прекращение участия иностранного акционера в российской организации к моменту выплаты причитавшихся ему дивидендов не препятствует применению к этому доходу пониженной ставки налога, предусмотренной международным соглашением об избежании двойного налогообложения (п. 10 Обзора). Российская компания приняла решение о распределении дивидендов своему иностранному акционеру. Однако уже после принятия этого решения иностранный акционер реализовал свои акции третьему лицу. В приводимом примере суд не согласился с выводом налогового органа о неправомерности применения российской организацией, выплатившей дивиденды, пониженной ставки налога у источника (5%), предусмотренной международным договором. Несмотря на то, что на момент фактической выплаты дивидендов иностранный получатель уже перестал быть акционером российской компании, суд пришел к выводу, что право на применение пониженной ставки у нее имелось (если соблюдались условии о необходимом размере доли участия иностранной компании в капитале российской организации и величины вложения в капитал).
  • Право на применение пониженной ставки налога при выплате дивидендов, предусмотренное международным договором, не утрачивается в случае присоединения иностранного акционера, вложившего необходимую сумму в капитал российской организации, к другой иностранной компании (п. 11 Обзора). Российская компания применила пониженную ставку налога у источника (5%) при выплате дивидендов своему акционеру (шведской компании) на основании положений российско-шведской конвенции об избежании двойного налогообложения. При этом иностранный получатель дивидендов стал акционером российской компании в результате присоединения к нему другой иностранной организации, являвшейся первоначальным акционером российской компании. По мнению налогового органа, такая ставка не могла быть применена, поскольку получатель дивидендов не осуществил требуемого Конвенцией вложения в капитал российской компании (не менее 100 000 долларов США). Суд пришел к выводу о незаконности доначислений, произведенных налоговым органом, учитывая, что из положений международного договора не следует, что применение пониженной ставки налога в случае выплаты дивидендов правопреемнику первоначального акционера обусловлено необходимостью повторного вложения капитала в российскую организацию. К моменту реорганизации первоначально акционера условие о вложении в капитал в необходимом размере уже было выполнено, а к новому акционеру в порядке универсального правопреемства перешли все права и обязанности первоначального акционера.
  • Налоговые льготы, предусмотренные международными договорами РФ, не предоставляются в отношении трансграничных операций, главной целью совершения которых являлось получение дохода ее участниками исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды (создания благоприятных условий налогообложения) в отсутствие намерения осуществлять экономическую деятельность (п. 13 Обзора). Российская организация использовала товарный знак на основании сублицензионного договора. Лицензиатом при этом являлась кипрская компания, а конечным правообладателем – офшорная компания. Все указанные лица являлись взаимозависимыми. Российская организация выплачивала роялти лицензиату, но не удерживала налог у источника, считая, что в силу пункта 1 статьи 12 Соглашения между Россией и Кипром об избежании двойного налогообложения (далее – СИДН) этот вид доходов освобождается от налогообложения в России. Налоговый орган доначислил обществу не удержанную сумму налога, а также пени и штраф, предусмотренный статьей 123 НК РФ. Арбитражный суд отказал обществу в признании решения налогового органа недействительным. Суд отметил, что кипрская компания являлась номинальным получателем дохода, поскольку действовала в чужом интересе, выполняя только функцию по передаче лицензионных платежей, полученных от российской организации, другому участнику группы (зарегистрированному правообладателю). Суд также принял во внимание, что избранный способ передачи интеллектуальных прав через входящую в ту же группу лиц кипрскую компанию позволил не уплачивать налог в России – при выплате роялти лицензиату, уплачивать его в символическом размере на Кипре – при получении лицензионных платежей, их дальнейшем перечислении офшорному правообладателю. Налоговый агент (российская компания) не опроверг доводы налогового органа о том, что преобладающей целью совершения сделок по передаче интеллектуальных прав внутри группы компаний являлось получение налоговой выгоды вне связи с осуществляемой в своем интересе экономической деятельностью лицензиата. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что применение пункта 1 статьи 12 Соглашения в рассматриваемой ситуации не отвечало бы целям Соглашения, а также принципу его добросовестного соблюдения.
Читайте также:  Особенности продажи жилых помещений

Вопросы исполнения обязанностей налогового агента

  • Обязанности налогового агента по исчислению, удержанию и перечислению налога в бюджет возлагаются на российскую организацию вне зависимости от формы, в которой облагаемый налогом доход был получен иностранным контрагентом (п. 14 Обзора). Налоговый орган доначислил обществу налог, не удержанный при выплате процентов иностранной организации, а также соответствующие суммы пени и штрафа, предусмотренного статьей 123 НК РФ. Как указало общество, начисленные по договору займа проценты не выплачивались иностранному займодавцу, а лишь были засчитаны при исполнении его встречных обязательств перед российской организацией. Суд отказал в удовлетворении требований общества, признав предложенное им толкование правовых норм ошибочным. В силу пункта 2 статьи 287 НК РФ российская организация, выплачивающая доход иностранной организации, удерживает сумму налога из доходов этой иностранной организации при каждой выплате (перечислении) ей денежных средств или ином получении иностранной организацией доходов. При этом согласно пункту 3 статьи 309, пункту 1 статьи 310 НК РФ доход считается полученным иностранной организацией как при его перечислении в денежной форме, так и при выплате в натуральной или иной неденежной форме, в том числе в форме осуществления взаимозачетов.
  • Само по себе нарушение срока предоставления сертификата налогового резидентства, не препятствует освобождению от налогообложения дохода, выплачиваемого этому лицу налоговым агентом (п. 15 Обзора). Российская компания, производившая выплаты в адрес иностранных получателей, на момент выплаты дохода не имела сертификатов налогового резидентства указанных получателей, в связи с чем инспекция доначислила обществу пени на суммы неудержанного налога. Однако суды (первой и апелляционной инстанций) пришли к выводу о соблюдении обществом требований статьи 312 НК РФ, поскольку заключенные с иностранными контрагентами сделки являлись длящимися и предполагали периодическую выплату дохода, а сертификаты резидентства в предшествующем году уже имелись у общества и вновь были получены после выплаты дохода. Суд округа отменил судебные акты и в удовлетворении заявления общества отказал, отметив, что пункт 1 статьи 312 НК РФ устанавливает требование о наличии у налогового агента сертификата резидентства на дату выплаты дохода. Следовательно, общество должно было получить очередной сертификат резидентства до выплаты дохода в новом году. Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ с таким выводом суда округа не согласилась, обратив внимание на следующее. Документы, представленные налоговому агенту в подтверждение постоянного местонахождения организаций-нерезидентов на территории государств, с которыми у России заключены СИДН подтверждали право иностранных организаций на освобождение выплачиваемого им дохода от налогообложения в России. Принимая во внимание, что согласно статье 75 НК РФ пенями обеспечивается исполнение обязанности по уплате налога и ответственность за представление сертификатов резидентства после фактической выплаты дохода НК РФ не установлена, у налогового органа отсутствовали основания не только для взимания не удержанной налоговым агентом суммы налога, но и для начисления пеней в дополнение к указанной недоимке.

Обзор Президиума ВС РФ по практике споров, связанных с защитой иностранных инвесторов

  • Информационное письмо № 605
  • Юридическая фирма Goltsblat BLP информирует Вас об опубликовании «Обзора практики разрешения судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 12 июля 2017 г.
  • Помимо прочего, в Обзоре отражены позиции Президиума ВС РФ по ряду спорных вопросов, возникающих в рамках налоговых споров с участием иностранных инвесторов.
  • Следует выделить следующие наиболее значимые, по нашему мнению, позиции:
  • — Недопустимость действующих с обратной силой изменений законодательства (в том числе, регионального), регулирующего предоставление иностранным инвесторам или их российским дочерним организациям налоговых льгот, если такие изменения ухудшают положение иностранного инвестора.
  • В частности, как подчеркнул Президиум, не допускается изменение установленных региональным законодательством условий предоставления налоговой льготы до истечения срока, на который она была предоставлена иностранному инвестору, по сравнению с условиями, действующими в момент начала реализации инвестиционного проекта, если такое изменение приводит к невозможности дальнейшего использования этой льготы инвестором.

Данная позиция Президиума ВС РФ в случае ее восприятия нижестоящими судами способна, по нашему мнению, стать важной правовой гарантией для рассчитывающих на стабильное применение налоговых льгот иностранных инвесторов. Фактически вывод Президиума ВС РФ в значительной степени защищает таких инвесторов от законодательного произвола на федеральном и, особенно, региональном уровне и изменения «правил игры» органами власти уже после фактического осуществления инвестиций.

— Иностранный акционер, вложивший в капитал российской компании предусмотренную соглашением об избежании двойного налогообложения денежную сумму или ее неденежный эквивалент, сохраняет право на пониженную ставку налога на дивиденды, предусмотренную соглашением об избежании двойного налогообложения, в каждом из следующих случаев: 

  • после объявления дивидендов, но до их фактической выплаты участие акционера в российском плательщике дивидендов прекращается;
  • акционер до объявления дивидендов присоединяется к другой иностранной компании;
  • вклад в капитал дочерней компании в необходимом для применения пониженной ставки налога размере внесен в форме вклада в имущество, а не в форме вклада в уставный капитал.

Данные позиции, сформированные на базе нескольких принятых ранее арбитражными судами решений, призваны внести ясность в некоторые актуальные вопросы, касающиеся налогообложения дивидендов у источника выплаты.

В Обзоре также получили закрепление ряд уже устоявшихся в практике позиций (о недопустимости злоупотребления соглашениями об избежании двойного налогообложения, об обязанности уплатить налог у источника при погашении обязательства перед иностранным кредитором в неденежной форме и т.д.). Утверждение этих позиций на уровне Президиума ВС РФ к изменению направления развития практики по этим вопросам, по нашей оценке, не приводит.

К сожалению, далеко не все спорные вопросы были раскрыты в Обзоре.

Поэтому в связи с тем, что споры, связанные с применением инвесторами налоговых льгот, являются довольно распространенными, а также отличаются сложностью и неоднозначностью правового регулирования, мы рекомендуем дополнительно проверить полное соответствие применяемых льгот положениям налогового законодательства, а в случае выявления каких-либо неоднозначных вопросов заблаговременно разработать и предпринять меры, направленные на уменьшение соответствующих рисков.

Специалисты налоговой практики Goltsblat BLP будут рады оказать содействие в выявлении, оценке и уменьшении налоговых рисков Вашего бизнеса, а также в максимально эффективной правовой поддержке в рамках налоговых проверок и споров.

Правовые гарантии для зарубежных инвесторов

12 июля Президиум Верховного Суда РФ утвердил Обзор практики разрешения судами споров, связанных с защитой иностранных инвесторов.

В частности, в документе рассматриваются блоки вопросов, связанные с правовым режимом иностранных инвестиций, с реализацией гарантии обеспечения надлежащего разрешения споров, а также с защитой иностранных инвесторов при взимании налогов и таможенных платежей.

По мнению партнера АБ «Бартолиус» Тахмины Арабовой, новый Обзор практики по указанным спорам наследует структуру предшествующего, который был утвержден еще в 2001 г. Президиумом Высшего Арбитражного Суда РФ.

Так, в части, касающейся процессуальных вопросов, документ в основном содержит позиции по довольно очевидным, несложным правовым казусам.

В этом смысле, по ее словам, предыдущий Обзор содержал больше важных разъяснений по процессуальным вопросам, например, связанным с компетенцией арбитражных и третейских судов.

Эксперт уточнила, что Обзор, как и недавнее постановление Пленума ВС РФ, демонстрирует тенденцию к расширению компетенции российских государственных судов по рассмотрению споров с участием иностранных лиц, что проявляется в возможности судов оценивать исполнимость пророгационных соглашений.

Тахмина Арабова остановилась на деле, в котором пророгационное соглашение предусматривало передачу споров из договора на рассмотрение суда общей компетенции иностранного государства, но при этом спор был экономическим, с участием юридических лиц, что делало невозможным его рассмотрение в суде общей компетенции иностранного государства по правилам подведомственности данного государства. То есть стороны определили, в государственных судах какой страны они хотят разрешать свои конфликты, но при этом ошиблись в выборе компетентной ветви судебной системы этой страны.

Однако арбитражный суд апелляционной инстанции решил, что такое пророгационное соглашение неисполнимо.

Исполнимым, по его мнению, следует признавать только такие пророгационные соглашения, которые предусматривают либо конкретный компетентный судебный орган иностранного государства, либо систему компетентных судов иностранного государства. Верховный Суд РФ, включив данное дело в Обзор, подтвердил правильность выводов и мотивировки апелляционного суда.

По мнению Тахмины Арабовой, это разъяснение следует признать значимым для практики, поскольку оно конкретизирует требования к пророгационному соглашению.

Вместе с тем, уверена эксперт, эту правовую позицию целесообразнее было бы изложить в постановлении Пленума ВС РФ с более детальным правовым обоснованием указанных требований, почему пророгационное соглашение должно быть конкретизировано не просто указанием на государственный суд той или иной страны, но обязательно правильно определенным подведомственности или подведомственности и подсудности. По словам эксперта, в том виде, как оно сформулировано сейчас, разъяснение создает риски для действующих пророгационных соглашений, поскольку зачастую стороны не указывают конкретный государственный суд или даже судебную подсистему, ограничиваясь лишь фразой о государственном суде конкретной страны.

Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража юридической фирмы ART DE LEX Артур Зурабян в качестве общего позитивного вектора Обзора выделил позицию о необходимости анализа существа отношений с тем, чтобы формальное толкование нормы закона не могло препятствовать реализации прав инвестора либо, напротив, содействовать недобросовестному поведению участников гражданского оборота.

По его словам, вслед за антимонопольным законодательством, практика применения которого уже давно сформировала механизмы защиты от всех возможных форм злоупотреблений при установлении контроля над хозяйствующими субъектами, в Обзоре ВС РФ рассматриваются случаи, когда под действие Закона об инвестициях в стратегические предприятия подпадает не только прямое приобретение их акций компанией-нерезидентом, но и установление опосредованного контроля через другую российскую компанию, не являющуюся «стратегом», либо приобретение пакета акций по частям на несколько иностранных субъектов.

Также эксперт отметил, что существенная часть документа посвящена вопросам налогообложения и таможенных платежей. И в этих вопросах Верховный Суд фактически призывает нижестоящие инстанции к вынесению справедливых решений, основанных не только на форме закона, но и на принципах законодательства об иностранных инвестициях.

Читайте также:  Выемка документов при выездной налоговой проверке

«Яркой иллюстрацией такого подхода может выступить подтверждение права на применение пониженной ставки налога на дивиденды в ситуации, когда иностранная компания к моменту выплаты начисленных ей дивидендов перестала являться акционером российской компании либо в процессе хозяйственной деятельности присоединилась к другой иностранной фирме», – указал он.

Верховный Суд последовательно идет по пути отказа от бюрократического подхода при регулировании инвестиционных отношений, считает эксперт. Так, например, органы не могут использовать в качестве основания для отказа в реализации прав иностранных инвесторов такие формальности, как несвоевременное предоставление сведений или отсутствие информации, доступной налоговым органам.

  • При этом ВС РФ подтверждает неправомерность распространенной в свое время схемы вывода капитала через платежи нерезиденту за товарный знак или иные объекты исключительной собственности, установив принцип о том, что налоговые льготы, предусмотренные международными договорами РФ, не предоставляются в отношении трансграничных операций, главной целью совершения которых является получение дохода ее участниками исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять экономическую деятельность.
  • Артур Зурабян также обратил внимание на содержащиеся в разделе о реализации гарантии обеспечения надлежащего разрешения споров выводы о необходимости подтверждения в арбитражном процессе юридического статуса нерезидентов актуальными на момент рассмотрения спора документами.
  • «Данный вывод очень значим для практики, так как если российские субъекты права обязаны представлять выписки из ЕГРЮЛ (ЕГРИП) не старее одного месяца, то нерезиденты зачастую участвуют в суде на основании документов, выданных за многие месяцы (иногда даже годы) до даты рассмотрения спора», – подчеркнул он.
  • Принимая во внимание, что далеко не все юрисдикции позволяют получать третьим лицам информацию о правовом статусе юридического лица, такая практика создавала почву для многочисленных злоупотреблений со стороны недобросовестных «иностранных инвесторов», добавил эксперт.

Судебная практика

  • Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 апреля 2019 г. N 10 «О применении части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (PDF — 1 Мб)
  • Пункты 21 и 22 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2016) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19 октября 2016 года) (PDF — 235 Кб)
  • Обзор судебной практики по делам, связанным с разрешением споров о защите интеллектуальных прав (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 23 сентября 2015 года) (PDF — 909 Кб)
  • Пункт 33 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 18 июля 2014 года № 50 «О примирении сторон в арбитражном процессе» (PDF — 194 Кб)
  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 сентября 2013 г. N 5793/13 Поскольку ответчик не использовал свой товарный знак и не представил судам доказательств, что неиспользование произошло по не зависящим от него обстоятельствам, что в соответствии с гражданским законодательством является основанием для досрочного прекращения правовой охраны товарного знака вследствие его неиспользования, суд установил, что требования истца подлежат удовлетворению (PDF -170 Кб)
  • Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 18 июня 2013 г. №2050/13 Суд отменил постановления арбитражного апелляционного суда и арбитражного суда округа и оставил без изменения решение арбитражного суда г. Москвы об отказе в государственной регистрации товарного знака, поскольку регистрация спорного товарного знака на имя предприятия направлена на неправомерное получение коммерческих выгод и преимуществ за счет продукции общества и способна привести к возникновению у потребителя представления о принадлежности товаров известной продукции общества (PDF – 163 Кб)
  • Пункты 83-94 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (PDF — 203 Кб)
  • Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»
  • Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»
  • Определение СК по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 3 июля 2018 года № 305-КГ18-2488 (PDF-232 Кб)
  • Решение Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2015 года № АКПИ15-1138 Об отказе в удовлетворении административного искового заявления Акционерной компании «АЛРОСА» о признании частично не действующим Положения об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях, утвержденного постановлением Совета Министров СССР от 21 августа 1973 г. N 584 (PDF — 247 Кб)

Обзор судебной практики по спорным вопросам, возникающим при приеме на работу иностранных граждан, Обзор судебной практики от 08 декабря 2015 года

Перед изучением Обзора
рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I.
Прием на работу иностранных граждан

Особенности заключения
трудового договора с иностранным гражданином или лицом без
гражданства установлены в статье
327.2 ТК РФ.

Наряду со сведениями,
обязательными для всех работников, в трудовом договоре с
работником, являющимся иностранным гражданином или лицом без
гражданства, указываются сведения о:

разрешении на работу или
патенте, выданных в соответствии с законодательством о правовом
положении иностранных граждан в Российской Федерации (далее —
разрешение на работу или патент), за исключением случаев,
установленных федеральными законами или международными договорами
Российской Федерации, — при заключении трудового договора с
временно пребывающими в Российской Федерации иностранным
гражданином или лицом без гражданства;

разрешении на временное
проживание в Российской Федерации, выданном в соответствии с
законодательством о правовом положении иностранных граждан в
Российской Федерации (далее — разрешение на временное проживание),
за исключением случаев, установленных федеральными законами или
международными договорами Российской Федерации, — при заключении
трудового договора с временно проживающими в Российской Федерации
иностранным гражданином или лицом без гражданства;

виде на жительство,
выданном в соответствии с законодательством о правовом положении
иностранных граждан в Российской Федерации (далее — вид на
жительство), за исключением случаев, установленных федеральными
законами или международными договорами Российской Федерации, — при
заключении трудового договора с постоянно проживающими в Российской
Федерации иностранным гражданином или лицом без гражданства.

Согласно п.3 ст.22
Рекомендации МОТ стороны могут предусмотреть дополнительно в
трудовом договоре, в частности:


условия, на которых разрешается въезд в страну, где иностранец
будет осуществлять трудовую деятельность, и пребывание на
территории этого государства;


порядок покрытия путевых расходов работника и членов его семьи;


порядок покрытия расходов по возвращению в страну постоянного
проживания в зависимости от случая.

Работодатель и заказчик
работ (услуг) имеют право привлекать и использовать иностранных
работников при наличии разрешения на привлечение и использование
иностранных работников, а иностранный гражданин имеет право
осуществлять трудовую деятельность в случае, если он достиг
возраста восемнадцати лет, при наличии разрешения на работу или
патента.

Допуск иностранца к
работе при отсутствии у него разрешения на работу или патента (если
такое разрешение или патент требуется в соответствии с федеральным
законом) признается нарушением порядка привлечения иностранцев к
трудовой деятельности в России (ч.1
ст.18.15 КоАП РФ, примечание 1 к ст.18.15
КоАП РФ).

В
соответствии со ст.

13
Федерального закона «О правовом положении иностранных граждан в
Российской Федерации» от 25.07.2002 N 115-ФЗ указанный порядок
не распространяется на ряд иностранных граждан, таких как постоянно
и временно проживающих в РФ сотрудников диппредставительств и
других категорий.

Работодатель или заказчик
работ (услуг), привлекающие и использующие для осуществления
трудовой деятельности иностранного гражданина, обязаны уведомлять
территориальный орган федерального органа исполнительной власти в
сфере миграции в субъекте Российской Федерации, на территории
которого данный иностранный гражданин осуществляет трудовую
деятельность, о заключении и прекращении (расторжении) с данным
иностранным гражданином трудового договора или гражданско-правового
договора на выполнение работ (оказание услуг) в срок, не
превышающий трех рабочих дней с даты заключения или прекращения
(расторжения) соответствующего договора (п.8
ст.13 Федерального закона от 25.07.2002 N 115-ФЗ (ред. от
28.11.2015) «О правовом положении иностранных граждан в Российской
Федерации»).

Нарушение порядка
привлечения к работе иностранцев влечет наложение административного
штрафа на граждан в размере от двух тысяч до пяти тысяч рублей; на
должностных лиц — от двадцати пяти тысяч до пятидесяти тысяч
рублей; на юридических лиц — от двухсот пятидесяти тысяч до
восьмисот тысяч рублей либо административное приостановление
деятельности на срок от четырнадцати до девяноста суток (ст.18.15
КоАП РФ).

Согласно п.6
статьи 18.9 КоАП РФ предоставление приглашающей стороной
заведомо ложных сведений о цели пребывания в Российской Федерации
иностранного гражданина или лица без гражданства при оформлении
документов для въезда в Российскую Федерацию указанного
иностранного гражданина или лица без гражданства — влечет наложение
административного штрафа на должностных лиц в размере от сорока
пяти тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от
четырехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Пункт 4
статьи 18.9 КоАП РФ предусматривает следующие штрафные санкции.
Неисполнение принимающей стороной обязанностей в связи с
осуществлением миграционного учета, если эти действия не содержат
признаков уголовно наказуемого деяния, — влечет наложение
административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до
четырех тысяч рублей; на должностных лиц — от сорока тысяч до
пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от четырехсот тысяч
до пятисот тысяч рублей.

Пункт 3
статьи 18.9 КоАП РФ предусматривает ответственность за
нарушение порядка предоставления жилого помещения.

Предоставление
жилого помещения или транспортного средства либо оказание иных
услуг иностранному гражданину или лицу без гражданства, находящимся
в Российской Федерации с нарушением установленного порядка или
правил транзитного проезда через ее территорию, — влечет наложение
административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до
четырех тысяч рублей; на должностных лиц — от двадцати пяти тысяч
до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц — от двухсот
пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей.

В
судебной практике существуют случаи снижения штрафных санкций.
Статья
2.9 КоАП РФ говорит о том, что при малозначительности
совершенного административного правонарушения судья, орган,
должностное лицо, уполномоченные решить дело об административном
правонарушении, могут освободить лицо, совершившее административное
правонарушение, от административной ответственности и ограничиться
устным замечанием.

Трудовой договор
прекращается по истечении одного месяца со дня окончания срока
действия (пп.5-8
ч.1, ч.2
ст.327.6 ТК РФ):


разрешения на работу или патента;


разрешения на временное проживание в РФ;


вида на жительство в РФ;


договора (полиса) добровольного медицинского страхования либо
договора о предоставлении платных медуслуг на территории РФ.

В
отношении привлечения на работу иностранных граждан сложилась
неоднозначная практика.

II.
Выводы судов в отношении приема на работу иностранного гражданина
на основании разрешения на работу

2.1.
Решения не в пользу работодателя

2.1.1.
Установление факта сдачи имущества в аренду или приема на работу
без разрешения

Постановление
Верховного Суда РФ от 17.08.2015 N 308-АД15-8967 по делу N
А32-38213/2014

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *