Медиация может стать обязательной

14 февраля 2020 г. 19:16

Для развития примирительных процедур необходимо взаимодействие всех участников судопроизводства

14 февраля в рамках XVII Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» состоялась панельная дискуссия «Адвокат, нотариус, арбитр и судебный примиритель: эффективные техники, стратегии и компетенции».

Медиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательнойМедиация может стать обязательной

Модераторами дискуссии выступили президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко и президент Московской областной Нотариальной палаты, вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов.

В обсуждении приняли участие представители нотариата, адвокатского и судейского сообществ, практикующие юристы, медиаторы.

По итогам дискуссии президент ФПА РФ Юрий Пилипенко высказал мнение о том, что для развития медиативных процедур необходимо обдумать стратегии активного привлечения к ним адвокатов и других участников судопроизводства.

Открыла дискуссию начальник юридического отдела Свердловской областной нотариальной палаты Татьяна Грехова. Она рассказала о практике применения нотариусами норм о медиации в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 26 июля 2019 г. № 197-ФЗ в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г.

№ 4462-1 и Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон о медиации). Данными изменениями, которые вступили в силу с 25 октября 2019 г.

, предусматривается, в частности, удостоверение нотариусом медиативных соглашений, достигнутых сторонами в соответствии с соглашением о проведении процедуры медиации. Нотариально удостоверенное медиативное соглашение имеет силу исполнительного документа и не требует обращения в суд.

Как сообщила Татьяна Грехова, нотариусы разъясняют сторонам сделок возможность обращения к процедуре медиации и включения медиативных оговорок в корпоративные договоры и опционные соглашения. При удостоверении медиативных соглашений нотариусы осуществляют проверку фактов совершеннолетия, дееспособности и отсутствия судимости медиатора.

Согласно данным статистики, приведенным спикером, уже в декабре нотариусами области удостоверено несколько медиативных соглашений по разным направлениям. По словам Татьяны Греховой, анализ данных позволяет сделать вывод о правильном применении нотариусами норм о медиации.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко на правах модератора задал участникам обсуждения вопрос, существует ли, по их мнению, риск перехода части полномочий адвокатов и нотариусов к медиаторам.

13–14 февраля в Екатеринбурге проходят «Ковалевские чтения – 2020»

Член Совета ФПА РФ, советник ФПА РФ, советник Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян выразила мнение, что медиация не угрожает развитию нотариата и адвокатуры.

«Досудебное примирение для адвокатов – новый интересный вид деятельности, в котором адвокат может проявить себя и как потенциальный медиатор, и как защитник одной из сторон.

Не думаю, что здесь будет проблема развития профессии, скорее, наоборот», – отметила она.

Эксперт обратила внимание на новые компетенции, которые понадобятся адвокатам в условиях развития цифровых технологий и искусственного интеллекта.

По ее словам, сохранение профессии адвокатов через десять лет будет определяться умением взаимодействовать с цифровым пространством так, как сегодня адвокаты взаимодействуют с реальным миром. «Преступность перемещается в онлайн-пространство. Адвокатам придется столкнуться с этим одними из первых.

Цифровая компетенция для молодых адвокатов и адвокатов, имеющих не очень длительный стаж деятельности, является основополагающей», – подчеркнула Елена Авакян.

Она также отметила, что необходимо будет использовать искусственный интеллект как помощника в работе адвокатов. Вместе с тем, по словам спикера, в системе «человек-человек», к которой относится и медиация, искусственный интеллект не может заменить человека.

«Только тот, кто умеет взаимодействовать с людьми так, чтобы снимать конфликтность, концентрировать внимание на себя, будет успешен и в профессии адвоката, и в профессии медиатора», – заключила Елена Авакян.

(Развернутый видеокомментарий Елены Авакян пресс-службе ФПА РФ размещен в конце текста. – Прим. ред.)

На «Ковалевских чтениях – 2020» в Екатеринбурге прошла пленарная сессия «Примирение в праве: компромисс или уступка?»

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса, директор Центра правовых технологий и примирительных процедур (медиации) Уральского государственного юридического университета (далее – УрГЮУ) Светлана Загайнова рассказала о практике применения процедур медиации в первом в России медиативном центре, созданном при юридическом вузе, за десять лет его работы. Она обратила внимание, что за все время работы центра не было ни одного случая неисполнения медиативных соглашений. По ее мнению, это связано с тем, что медиативное соглашение, в отличие от судебного решения, отвечает интересам всех сторон.

Отвечая на вопрос Юрия Пилипенко, Светлана Загайнова подчеркнула, что сегодня юрист должен уметь не только защищать интересы клиента в суде, но и включать в сферу своей профессиональной компетенции умения и навыки работы во внесудебных процедурах урегулирования спора, уметь разбираться, какие из них наиболее подойдут для клиента. Эксперт сообщила, что в Адвокатской палате Свердловской области действует Совет молодых адвокатов, и одно из направлений его работы – медиация.

Светлана Загайнова также рассказала, что в 2011 г. в Свердловской области впервые в России был начат эксперимент по внедрению медиации в гражданско-правовое судопроизводство. В настоящее время этот опыт перенимается другими регионами.

Как полагает спикер, сегодня медиация существует не параллельно или наряду с другими направлениями юридической деятельности, а является ее частью.

В связи с этим она предложила рассматривать медиативную практику как один из видов юридической деятельности и подумать о включении ее в виды юридической помощи, оказываемой бесплатно, предусмотренные Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Подводя итог, Светлана Загайнова отметила, что за десять лет в отношении к медиации в практике многое изменилось, и выразила надежду, что эти тенденции продолжатся и дальше.

Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит выразил иную точку зрения. Он констатировал, что законодательные изменения, вступившие в силу с 25 октября 2019 г., значительно расширяют возможности для примирения, однако выразил сомнение в том, что данные изменения повлияют на рост числа примирительных процедур.

По мнению Юрия Пустовита, положение Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что адвокат должен способствовать примирению сторон и предупреждать споры, на практике почти не работает. Это связано с рядом причин. Во-первых, в юридических вузах обучают не тому, как эффективно примирять стороны, а тому, как успешно выигрывать дела в суде.

Для участия в переговорах юридических знаний недостаточно. Необходимо знание психологии, понимание бизнеса клиента и контрагента, целей и мотивов сторон. Во-вторых, как полагает спикер, судебные процессы для адвокатов и юристов выгоднее с точки зрения размера гонорара, а выигранный судебный спор – более интересный инфоповод, чем примирение сторон.

Эксперт сообщил, что, исходя из опыта его практики, примирение возможно при определенных условиях: когда стороны спора воспринимают друг друга на равных, в ситуациях, когда спор находится на ранней стадии, когда судебная практика по данной категории споров еще не сформировалась.

Советник, заместитель управляющего партнера AllianceLegalConsultingGroup Елена Терсинцева поделилась взглядом на отношение судов к примирительным процедурам.

По ее мнению, несмотря на длительное действие Закона о медиации и значительные изменения, внесенные в АПК РФ и расширившие возможности примирительных процедур, наиболее эффективными остаются мировые соглашения, подготовленные с участием представителей сторон. Однако есть проблемы с их применением.

В первую очередь, пояснила спикер, препятствием являются неумение сторон договариваться и необоснованные отказы судей в утверждении мировых соглашений. Она привела ряд примеров таких отказов, из которых видно, что судьи широко и произвольно применяют ограничительные нормы к мировым соглашениям.

Как полагает Елена Терсинцева, возможность примирения сторон и реальность его исполнения зависят от квалификации, внимания и опыта адвокатов и практикующих юристов. В связи с этим задача представителя в арбитражном процессе – видеть проблемы шире рамок процесса, в котором он участвует, и прогнозировать поведение противоположной стороны.

«Полагаю, что законодатель не исчерпал все свои возможности в отношении совершенствования института примирения. Для достижения оптимального результата необходимо взаимодействие представителей науки, практикующих юристов и судейского сообщества», – резюмировала спикер.

Заместитель председателя судебного состава № 1 судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, старший преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮУ Наталия Панкратова информировала о позиции судейского сообщества относительно применения примирительных процедур.

Она пояснила, что суды оценивают мировые соглашения с точки зрения законодательства об исполнительном производстве. По ее словам, в большинстве случаев судьями не утверждаются мировые соглашения, поскольку они заведомо неисполнимы.

В практике существует много примеров, когда утверждение мирового соглашения на стадии его исполнения влекло возникновение других споров, растягивающихся на несколько лет.

Наталия Панкратова выразила надежду, что более успешному применению примирительных процедур будет способствовать введение института судебных примирителей.

После выступлений участники дискуссии задали вопросы спикерам и поделились собственными суждениями.

В частности, были высказаны мнения о том, что для начала эффективной работы медиации необходимы время, смена менталитета участников споров, а также понимание того, в каких типах правовых споров медиация эффективна, а в каких случаях к ней обращаться не стоит.

Говорилось и о необходимости психологической подготовки адвокатов к работе в двух ролях: представителя стороны в медиативной процедуре и непосредственно медиатора.

Подводя итог дискуссии, президент Московской областной Нотариальной палаты, вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов выразил удовлетворение тем, что, несмотря на различные точки зрения на проблему, есть поиск общих интересов и компромиссов. Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что для развития медиативных процедур необходимо обдумать стратегии активного привлечения к ним адвокатов и других участников судопроизводства.

Видеокомментарий Елены Авакян пресс-службе ФПА РФ доступен для просмотра ниже:

Светлана Рогоцкая

Источник: https://fparf.ru/news/fpa/dostoinstva-i-problemy-mediatsii/

Медиация может стать обязательной процедурой при урегулировании споров

Медиация может стать обязательнойВ Госдуму внесен проект федерального закона о медиации, предложенный сенатором Людмилой Боковой и депутатами Госдумы от Саратовской области Ольгой Баталиной и Николаем Панковым. Законодательная инициатива касается практики медиации и стимулирования ее применения.

В пояснительной записке к законопроекту указано, что «медиация является одним из приоритетных направлений совершенствования существующих механизмов урегулирования споров и защиты нарушенных прав граждан, обеспечения доступа к правосудию и справедливости».

Попытки сделать медиацию более распространенным способом урегулирования конфликтов и разгрузить судебную систему предпринимаются давно. В 2011 году был принят Федеральный Закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», однако до сих пор особой популярностью данная процедура не пользуется.

В новом законопроекте прописано право сторон заключать соглашение о досудебной медиации.

Если такая договоренность имеется – обращение для обеих сторон в суд, в том числе третейский, до исполнения условий медиативного соглашения становится невозможным.

Сторона такого соглашения, подавая в арбитражный суд исковое заявление, должна будет указать в нем сведения о соблюдении медиативной оговорки.

Соблюдение требований о досудебной медиации придется подтверждать документально, прикладывая к исковому заявлению соответствующие документы.

В качестве таковых в законопроекте указываются: документы о прекращении медиации, в том числе соглашение по результатам процедуры, и справка медиатора.

Если медиация не проводилась, истец должен будет доказать, что предлагал другой стороне данную процедуру.

Данная инициатива депутатов вызвала определенные сомнения экспертов-юристов. Так, специалисты отмечают, что в условиях российской действительности медиация является половинчатой мерой, не способной эффективно решать стоящие перед ней задачи.

По мнению директора юридического бюро «АргументЪ».

Андрея Ларина, медиация хорошо зарекомендовала себя в западных странах, где порог доступа к правосудию достаточно высок Так, стоимость услуг юриста в США примерно в 40 раз выше, чем в России.

Медиация же, как процедура гораздо более дешевая, пользуется популярностью среди граждан. Но в России, где каждый гражданин имеет возможность обратиться в суд, такое посредничество просто не имеет смысла.

В этой связи, считает Андрей Ларин, проблему перегруженности судов и обеспечения качественного правосудия необходимо решать комплексно, путем глубокой переработки целого ряда законов в данной сфере. Без реформирования системы правосудия в целом медиация так и останется в ней ненужным довеском.

Читайте также:  Выполнение работ из материалов заказчика - как оформить?

new_permalink: /mediatsiya-mozhet-stat-obyazatel-noj-pr/

Источник: https://www.business-vector.info/mediatsiya-mozhet-stat-obyazatel-noj-pr/

Медиация может стать обязательной

Более трех лет в стране действует закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации) «, который позволяет не доводя до суда урегулировать возникшие споры и разногласия.

В большинстве своем вступление закона прошло незаметно как для граждан, так и для бизнеса. К сожалению, споры предпочитают решать в судах.

Как пояснил советник президента РФ Вениамин Яковлев – медиация не достаточно активно внедряется в России, поскольку многие не представляют что это такое, считают, что это бесполезная процедура, которая сводится к очередным поборам, не приносящим пользы участникам данной процедуры.

Однако, как пояснил гр. Яковлев, медиация – это примирительная процедура, к которой возможно прибегнуть как во внесудебном порядке, так и на любой стадии гражданского или арбитражного судопроизводства. Конечно, можно обратиться в суд, но суды – это тяжелая артиллерия, разжигающая имеющийся конфликт и порождая новые. Суды очень загружены и находятся на грани обвала.

Яковлев привел ориентировочные цифры, о том, что суды нашей страны рассматривают за год 25 млн. дел, из них – 1 млн. уголовных, 14 млн. гражданских и 10 млн. административных. Поэтому внедрение такой примирительной процедуры, как медиация, очень важное мероприятие.

  • Также, Яковлев предложил рассмотреть возможность введения обязательной примирительной процедуры по отдельным категориям дел, например, по административным.
  • По словам президента Национальной организации медиаторов Цисаны Шамликашвили, несмотря на то, что институт медиации легитимен, сегодня граждане и предприниматели не используют в полной мере возможности медиации.
  • В послании Дмитрия Медведева Федеральному собранию отмечено о важности внедрения примирительных процедур, указано, что «именно судебная система является вратами доступа к медиации».

Заместитель председателя Верховного суда России Василий Нечаев отметил, что с помощью процедуры медиации стороны данной процедуры самостоятельно вырабатывают окончательное решение выхода из конфликта, при этом каждая сторона остается в выигрыше.

«Сегодня судебный процесс построен так, что он имеет состязательный характер,- уточнил Василий Нечаев. — Всегда остается недовольная сторона. А практика показывает, что если принимается медиативное решение, то стороны, как правило, исполняют его».

Он пояснил, что Верховный суд выступил с предложением ввести обязательную процедуру медиации по ряду категорий дел.

Заместитель начальника управления публичного права и процесса Высшего арбитражного суда Анна Смола рассказала о разработанном ВАС законопроекте, где прописаны варианты применения примирительного инструментария и действия судьи. По её мнению суды должны активнее способствовать примирению сторон.

ВАС считает, что необходимо четко обозначить категорию дел по судебной медиации. К категориям дел, по которым суд будет обязан провести примирительные процедуры, предлагается отнести споры, возникающие из гражданских и административных правоотношений, дела по оспариванию актов госорганов и взысканию обязательных платежей и санкций.

Эксперты и представители Законодательного собрания при обсуждении внедрения обязательной процедуры медиации и привлечения в качестве примирителей судей расходятся во мнениях.

Категорически не поддержал идею о том, что в качестве медиатора при суде могут выступать судьи в отставке и бывшие адвокаты, заместитель председателя Комитета по вопросам собственности Госдумы Валерий Селезнев, который считает, что «они не станут медиаторами никогда, у них существуют свои стереотипы». Дополнительно депутат отметил, что «медиатор должен быть только профессионалом и членом саморегулируемой организации».

Многие считают, что введение обязательной процедуры медиации для разрешения споров не оправдано.

Отмечается, что альтернативные способы разрешения конфликтов постепенно будут получать широкое распространение с развитием гражданского общества и повышением уровня правосознания граждан.

Процедура медиации активно применяется и эффективно используется в европейских странах в различных отраслях права (корпоративные конфликты, страховые, трудовые и семейные споры и пр.). В России намечен положительный курс для развития института медиации.

Кандидат юридических наук, доцент национального исследовательского института «Высшая Школа Экономики», старший юрист юридической фирмы «Муранов, Черняков и партнеры» Дмитрий Давыденко склоняется к введению обязательной медиации по ряду категорий споров, поскольку это может помочь сделать эту процедуру более широко практикуемой и узнаваемой. Давыденко отмечает, что ни одна из сторон не спешит предлагать медиацию, чтобы это не было расценено другой стороной как проявление слабости, а если же участие в медиации будет обязательным, то этой проблемы не будет.

О пользе медиации можно судить из опыта Англии, где в 1999 году проведена так называемая реформа лорда Вульфа (по имени ее инициатора), в результате которой судам предоставлено право рекомендовать сторонам судебного спора обратиться к процедуре медиации, если имеется вероятность урегулирования спора в данном конкретном деле.

А в случае если сторона спора отказывается от медиации, то она должна дать разъяснить суду причины (например, доказать, что другая сторона отказывалась от ее проведения или уклонялась от переговоров). Если суд не увидит уважительный причин, по которым стороны отказываются от процедуры медиации, то он возлагает на уклоняющуюся сторону все судебные расходы независимо от результата.

Подобный порядок не лишним было бы ввести в России.

————————————————————————————————————-

Узнать подробнее о процедуре медиации Вы можете, обратившись в «Центр медиации и юридических услуг» по тел 8 (4812) 460242. Адрес офиса: г. Смоленск, ул. Николаева, д. 11, 2 этаж (ориентир — м-н «Техносат»)

Источник: http://xn--80ahcaqba0ai4av9bj.xn--p1ai/stati/24-mediacziya-mozhet-stat-obyazatelnoj.html

Медиацию в России могут сделать обязательной

Более года в стране действует закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)», который позволяет по-новому разрешать споры и конфликты, не доводя их до суда.

К сожалению, как отмечают эксперты, для большинства граждан и бизнеса вступление закона в силу осталось незамеченным. Предприниматели, как и прежде, предпочитают решать свои споры в арбитражных судах, а граждане в лучшем случае идут к мировым судьям.

Как привлечь граждан и бизнес к процедуре медиации, что необходимо сделать, чтобы закон заработал в полную силу, обсудили представители судебной системы, власти и бизнеса.

Вениамин Яковлев, советник президента РФ, рассказал, что медиация не идет, так как должна идти, потому что глубинные массы не понимают, что это такое. Путают или воспринимают это как посредническую процедуру.

«Посредник для них — это сбор денег, — заметил Вениамин Яковлев. — Медиация — это переговоры и примирительная процедура. Конечно, можно обратиться в суд, но суды — это тяжелая артиллерия, все равно, что стрелять по воробьям. И суды сейчас страшно перегружены, находятся на грани обвала».

В качестве примера Яковлев привел цифры: за год российская судебная система рассматривает порядка 25 миллионов дел, из них примерно 1 миллион уголовных, 14 миллионов гражданских и 10 миллионов административных. Именно поэтому введение примирительных процедур, отметил эксперт, колоссально важное мероприятие.

  • Советник президента, бывший председатель Высшего арбитражного суда, предложил в качестве примирителей привлекать судей в отставке, которые сегодня не могут ими быть по закону.
  • В качестве импульса — рассмотреть возможность введения обязательной примирительной процедуры по некоторым категориям дел, например, по административным делам.
  • По словам Цисаны Шамликашвили, президента Национальной организации медиаторов, несмотря на то, что институт медиации легитимен, сегодня граждане и предприниматели не используют возможности медиации.

Ссылаясь на слова Дмитрия Медведева о важности внедрения примирительных процедур, сказанные в послании Федеральному собранию, эксперт отметила, что «именно судебная система является вратами доступа к медиации. Поэтому необходимо услышать и понять мнение судей».

Позиция Верховного суда и Высшего арбитражного суда в этом вопросе — введение обязательной примирительной процедуры.

Василий Нечаев, заместитель председателя Верховного суда России отметил, что всегда лучше, когда конфликт разрешается самими сторонами. «Сегодня судебный процесс построен так, что он имеет состязательный характер,- уточнил Василий Нечаев.

— Всегда остается недовольная сторона. А практика показывает, что если принимается медиативное решение, то стороны, как правило, исполняют его».

Он рассказал, что Верховный суд выступил с предложением ввести обязательную процедуру медиации по ряду категорий дел.

В свою очередь Анна Смола, заместитель начальника управления публичного права и процесса Высшего арбитражного суда, рассказала о разработанном ВАС законопроекте, где прописаны варианты применения примирительного инструментария и действия судьи.

«Нам представляется, что суды должны активнее содействовать в примирении сторон,- заявила Анна Смола.- Сейчас закон гласит, что судья должен содействовать примирению сторон, но неясно как».

ВАС считает, что необходимо четко обозначить категорию дел по судебной медиации. К категориям дел, по которым суд будет обязан провести примирительные процедуры, предлагается отнести споры, возникающие из гражданских и административных правоотношений, дела по оспариванию актов госорганов и взысканию обязательных платежей и санкций.

Обсуждая инициативы внедрения обязательной медиации и привлечения в качестве примирителей судей, эксперты и представители Законодательного собрания в оценках разошлись.

Категорически не поддержал идею о том, что в качестве медиатора при суде могут выступать судьи в отставке и бывшие адвокаты, Валерий Селезнев, заместитель председателя Комитета по вопросам собственности Госдумы.

«Они не станут медиаторами никогда, у них существуют свои стереотипы»,- заявил он, добавив, что закон о медиации пока  несовершенен и требует доработки. Так, например, необходимо исключить возможность участия в процессах непрофессиональных примирителей.

«Медиатор должен быть только профессионалом и членом саморегулируемой организации», — считает депутат.

Позиция президента Гильдии российских адвокатов Гасана Мирзоева иная — судьи могут быть примирителями, нужно их принимать в профессиональные сообщества. Гасан Мирзоев отметил, что во многих зарубежных странах инициаторами примирительных процедур являются адвокаты, хотя их участие в качестве медиаторов вначале и принималось «в штыки».

По мнению Алены Бачинской, юриста Юридической компании «Приоритет», введение медиации в качестве обязательной процедуры для разрешения споров не представляется оправданным.

«В России альтернативные способы разрешения споров будут получать свое широкое распространение с развитием институтов гражданского общества и повышением уровня правосознания граждан, — заметила эксперт.

— Перед нами есть опыт применения медиации в развитых странах, где эту процедуру эффективно используют в различных отраслях права, во внутрикорпоративных спорах, в страховых, банковских и семейных спорах.

Я считаю, что в нашей стране есть направления, которые можно использовать для развития института медиации. Например, это снижение стоимости услуг медиаторов, в том числе бесплатное ознакомление сторон с процедурой медиации на начальном этапе возникновения спора.

Четкое соблюдение установленных сроков медиации и частичный возврат уплаченной государственной пошлины, в том случае если стороны обратились к медиатору в ходе судебного разбирательства».

Противоположного мнения придерживается Дмитрий Давыденко, кандидат юридических наук, доцент национального исследовательского института «Высшая Школа Экономики», старший юрист юридической фирмы «Муранов, Черняков и партнеры».

Введение обязательной попытки медиации по ряду категорий споров может помочь сделать эту процедуру более широко практикуемой и узнаваемой, уверен эксперт.

«Дело в том, что ни одна из сторон не спешит предлагать медиацию, чтобы это не было расценено другой стороной как проявление слабости, — пояснил Дмитрий Давыденко. — Если же участие в медиации будет обязательным, то эта проблема снимается».

Показана ли медиация в конкретном деле — зависит преимущественно от обстоятельств этого дела, а не от категории дел.

В частности, суд должен рекомендовать сторонам медиацию, если у них имеется значительный опыт конструктивного взаимодействия, все стороны действуют добросовестно, количество спорных вопросов ограничено и стороны достигли согласия по некоторым вопросам, и если стороны будут часто сталкиваться в дальнейшем. Видно, нужно обучать судей диагностике конфликта, переданного на рассмотрение суда, отметил Дмитрий Давыденко.

О пользе введения обязательной процедуры медиации свидетельствует английский опыт. В 1999 году в Англии была проведена реформа, известная как реформа лорда Вульфа (по имени ее инициатора), в результате которой суды получили право рекомендовать сторонам обратиться к медиации, если суд видит перспективность урегулирования спора в данном конкретном деле.

Читайте также:  Наследование по праву представления и трансмиссия

В случае если сторона отказывается от проведения медиации, она должна дать суду объяснения причин (например, доказать, что такая процедура была проведена ранее или что другая сторона отказалась от ее проведения или неоднократно отказывалась от переговоров).

Если суд сочтет такие причины неуважительными, он возлагает на уклоняющуюся сторону все судебные расходы независимо от результата. Подобный порядок нужно ввести и в России.

«В связи с этим представляется, что привлечению бизнеса к использованию примирительных процедур, в том числе медиации, будет способствовать взыскание судами и третейскими судами с проигравшей стороны расходов другой стороны на представителей и консультантов в полном объеме, — заявил Дмитрий Давыденко. — Ведь тогда у сторон будет стимул к тому, чтобы дружественно урегулировать спор, когда отказ от этого не является разумным».

Источник: https://rg.ru/2012/04/23/mediacia-site.html

Все о медиации: кому нужна, кому нет и как это работает

11:21 06.07.2016

В первую очередь, это состояние сознания. Другая манера поведения в случае конфликта и другое отношение к нему. Конфликты неизбежны в человеческих отношениях, поскольку они часть нашей жизни.

Конфликт – не злой рок, он может подтолкнуть к изменениям, к открытию себя и других, стать источником преобразования, пользы и опыта. Если инстинктивно мы отвечаем на конфликт силой, бегством или подчинением, медиация, напротив, учит нас выходить из него с помощью диалога.

Она опирается на веру в способность людей найти в себе достаточные силы и ресурсы, чтобы самостоятельно выйти из конфликтной ситуации. Тем не менее, перед лицом некоторых конфликтов вовлеченные в них люди оказываются не в состоянии справиться с ситуацией.

Медиация исходит из того, что присутствие третьего лица, независимого и не имеющего власти над предметом конфликта, может им помочь возобновить диалог и, если получится, найти решение разделяющих их проблем.

Медиация требует активного сотрудничества сторон (участников медиации) и способствует их самоопределению. Она привносит фактор ответственности, побуждая всех участников самостоятельно находить приемлемые для каждого решения. Отныне стороны сами несут ответственность за принятые решения.

  • Технически медиация представляет собой добровольный и структурированный процесс, в ходе которого третье лицо – беспристрастное («пристрастное ко всем»), независимое и нейтральное – способствует общению участников конфликта, что позволяет им в обстановке конфиденциальности принять на себя ответственность за самостоятельный и свободный поиск собственного решения, основанного на своих интересах.
  • Таким образом, основная цель медиации – восстановить или улучшить диалог между сторонами конфликта, которым предлагается стать партнерами в процедуре.
  • Медиация обладает тройным миротворческим действием: предотвращает конфликт, разрешает его и позволяет избежать его возобновления.

И все же, есть ли у нас – как граждан или как предпринимателей – выбор? И кто нам может помочь его сделать?

Перед лицом болезни каждый пациент имеет право знать, какие существуют средства для ее лечения или для облегчения ее симптомов. Врач обязан проинформировать его о преимуществах и недостатках имеющихся в его распоряжении средств, а также проконсультировать, при этом окончательный выбор остается за пациентом – он должен иметь возможность сделать его свободно и осознанно.

Точно также перед лицом конфликта каждый – будь то физическое или юридическое лицо – имеет право знать, как его можно разрешить. Юрист обязан проинформировать его о преимуществах и недостатках имеющихся вариантов, а также проконсультировать, при этом окончательный выбор остается за сторонами конфликта, и они должны быть в состоянии сделать его свободно и осознанно.

Специалист не принимает решений ни за одну из сторон. В нашем демократическом обществе мы обладаем полной свободой выбора и отвечаем за свой выбор как в этих двух ситуациях, так и во многих других. Ничто не должно лишать нас такой возможности.

Когда медиация уместна?

Медиация может быть уместна в следующих ситуациях:

  • Все стороны конфликта согласны прибегнуть к процедуре медиации.
  • Стороны связывают длительные отношения де-факто (например, семейные, рабочие или соседские отношения) или де-юре (например, семейные конфликты, конфликты, связанные с арендой, общей собственностью, строительством, из договоров о создании ассоциаций, в сфере интеллектуальной собственности и других коммерческих соглашений).
  • При помощи судебного разбирательства может быть урегулирована только часть конфликта.
  • Конфликт имеет серьезную эмоциональную подоплеку.
  • В силу совпадающих или взаимодополняющих экономических интересов сторонам выгодно сотрудничать или размежевать свое поле деятельности.
  • За одним конфликтом скрывается другой.
  • Быстрое урегулирование в большей степени отвечает интересам сторон, нежели долгое судебное или арбитражное разбирательство; финансовые и временные затраты на разбирательство несоизмеримы с потенциальной выгодой.
  • Проблемы чрезвычайно сложны. Они включают несколько требований или затрагивают несколько физических или юридических лиц (лицо, несущее солидарную ответственность; страховую компанию, другую компанию группы, партнера, уволенного сотрудника и т.д.).
  • Стороны хотят избежать огласки, связанной с судебным разбирательством.

Когда медиация неуместна?

Есть веские причины отказаться от медиации в следующих случаях:

  • Необходимо создать прецедент для судебной практики;
  • Существует возможность получить судебное или арбитражное решение очень быстро или без чрезмерных затрат;
  • Незначительные расходы на судебное примирение при минимальной цене иска;
  • Более слабой стороне требуется защита закона (работник, потребитель);
  • Серьезный дисбаланс в соотношении сил;
  • Одна из сторон злоупотребляет своими процессуальными правами (уличена в недобросовестности);
  • Недееспособность одной из сторон.

Чтобы избежать медиации, чаще всего прибегают к следующим предлогам:

  • Медиация будет воспринята как признак слабости, так как придется отказаться от занимаемой позиции. На самом же деле медиация дает возможность более не сосредоточиваться на предмете спора (позиции), а принять во внимание совокупность всех обстоятельств (личных, психологических, социальных и т.д.) и будущее, что позволяет обнаружить и вывести на первый план общие интересы. Этот аргумент неактуален, когда медиация рекомендована третьим лицом или предписана органом власти.
  • Слишком рано (или поздно) пытаться прибегнуть к медиации; медиация может быть эффективна как на этапе еще зарождающегося конфликта, так и в случае, когда стороны изнурены затянувшимся противостоянием.
  • Другая сторона ведет себя недобросовестно, так как она не согласна со мной; медиация как раз позволяет сторонам понять, что расхождение в их взглядах можно понять и что отличия в позициях не означают, что другая сторона недобросовестна.
  • Стороны уже вели переговоры, и все безрезультатно, обращение к медиатору ничего не изменит; чаще всего причиной провала переговоров является обсуждение сторонами позиций; именно на этом этапе самое время прибегнуть к медиации, переговорам, проводимым при посредничестве третьего лица и ориентированным на поиск общих интересов.
  • Это ничего не даст, так как стороны уже давно не общаются между собой и ненавидят друг друга; этот часто выдвигаемый аргумент вызван непониманием сути медиации. На самом деле, медиация позволяет сторонам выразить свои эмоции, что поможет им возобновить диалог с целью совместного поиска общих интересов.

Для кого нужна медиация?

Рассмотрите возможности использования медиации, если:

  • у вас, как физического или юридического лица, возник спор или конфликт с другим лицом, который необходимо разрешить быстро и эффективно, и при этом желательно сохранить партнерские отношения;
  • спор находится в стадии передачи материалов в суд, но вы сомневаетесь, что получите желаемый результат;
  • спор     уже рассматривается  в суде, но вы    не довольны тем, как проходит процесс, и ищете альтернативные способы разрешения спора.

Как работает медиация?

 
Спор не решаетсяСпор решается
От позиции к интересам Жесткая позиция, отстаивание своих прав, недостаточное понимание своих интересов Понимание своих настоящих интересов, согласование своих интересов с интересами соперника
От прошлого к будущему Фокус на прошлом, коллекционирование обид, претензий, постоянное воспроизведение прошлых аргументов Фокус на будущем, что мы можем сделать для решения проблемы, как мы можем помочь каждому, что необходимо сделать
От чувства вины к взаимному участию Кто виноват, постоянные обвинения другой стороны, субъективная уверенность в своей правоте, решение проблемы состоит в признании вины другой стороной Что можно сделать, как можно решить проблему, что нам мешает, какой вклад может внести каждая сторона в разрешении спора

Зачем привлекать посредника, не уполномоченного принимать решения в споре?

Нейтральная третья сторона в процедуре медиации имеет фундаментальное значение, поскольку она содействует проведению переговоров между сторонами таким образом, чтобы они самостоятельно смогли отыскать решение в споре.

Медиатор организовывает процесс переговоров таким образом, чтобы помочь выявить и проанализировать настоящие интересы сторон, что иногда имеет намного большее значение, чем их юридические позиции.

Потому, что стороны не всегда готовы говорить друг с другом о собственных приоритетах, без такой помощи у них часто не получается достигнуть соглашения.

Есть ли смысл применять медиацию, когда уже начался судебный процесс?

Несомненно, да. Результат рассмотрения дела в суде, как правило, сложно предугадать, а сама процедура судебного разбирательства остается вне контроля сторон. Известно, что обеспечить исполнение даже благоприятного для стороны решения может быть проблематично.

Именно непосредственное участие сторон в принятии взаимоприемлемого решения повышает гарантии того, что договоренность будет соблюдена и исполнена в будущем. Статистика подтверждает, что соглашения, принятые в результате медиации, исполняются намного добросовестнее, чем судебные решения.

К тому же, если сторона не удовлетворена результатом медиации, ничто не мешает ей обратиться в суд или вернуться к судебному разбирательству.

  1. Екатерина КАЧИЦКАЯ,
    юрист-лицензиат, медиатор, тренер центра «Медиация и право»,
    председатель Центра по координации деятельности третейских судов
  2. при Белорусском республиканском союзе юристов
  3. Справка

Центр «Медиация и право» учрежден Белорусским республиканским Союзом юристов, зарегистрирован в Минске в феврале 2014 года. Работает в двух направлениях: подготовка специалистов в сфере медиации и ведении переговоров, и проведение процедуры медиации. За второе полугодие 2015 года прошли обучение и успешно сдали экзамен более 20 медиаторов, проведено более 100 медиаций (90% соглашений добровольно исполнены). В составе центра тридцать два практикующих медиатора тренеры Центра – опытные преподаватели, занимающиеся практической и научной работой в области психологии, права и экономики. Многие из них – кандидаты наук и проходили стажировку и обучение в Европе и США. Руководитель центра – доктор юридических наук, профессор Виктор Каменков.

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите
её и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://myfin.by/stati/view/6659-vse-o-mediacii-komu-nuzhna-komu-net-i-kak-eto-rabotaet

Должна ли медиация стать обязательной при семейных спорах

Как рассказала на форуме «Святость материнства» в Минске завкафедрой гражданского процесса и трудового права Белорусского государственного университета (БГУ) Оксана Здрок, сейчас в Беларуси идет работа над законопроектом о внесении в ряд кодексов изменений, связанных с уточнением порядка медиации.

— Мнения в рабочей группе настолько разделились, что медиаторы, задача которых заключается в урегулировании конфликтов, на сегодня сами нуждаются в привлечении медиаторов, — призналась эксперт.

По ее словам, одна группа выступает за введение медиации как обязательной досудебной процедуры по делам о расторжении браков. Они предлагают следующее: прежде чем прийти в ЗАГС, даже не имея споров о разделе имущества и общих детей, супруги должны сходить к медиатору, потом принести справку о том, что попытались урегулировать спор, восстановить взаимоотношения, и только тогда их разведут.

Во многом такая позиция связана с успехами медиации в мировой практике. Закон о медиации Великобритании 1996 года, когда он начал апробироваться в пилотном режиме, дал следующие результаты: 76 процентов споров урегулировалось в досудебном порядке, а если дело доходило до суда, то расходы сторон в среднем сокращались вчетверо, а срок рассмотрения дел — в два раза.

— Такие красивые результаты посодействовали тому, что в правила гражданского судопроизводства Великобритании была введена норма о том, что стороны должны соблюсти досудебный протокол.

А если не соблюдают, то несут все судебные расходы, независимо от итога рассмотрения дела, — пояснила Оксана Здрок.

 — Но другая часть медиаторов, к которым отношусь и я, все же выступает за то, чтобы все оставить как есть и не принуждать граждан прибегать к этой процедуре, какой бы хорошей она ни казалась.

По словам представителя БГУ, в Беларуси применяется в основном классическая модель медиации, основанная на проведении переговоров по так называемому гарвардскому методу.

Суть в том, что незначительная часть времени дается сторонам на то, чтобы рассказать о прошлом, выговориться, выпустить пар, после чего начинается обсуждение будущего, вырабатывается соглашение.

В Беларуси есть программа подготовки медиаторов, утвержденная министерством юстиции республики, но она, по словам Оксаны Здрок, не срабатывает в семейных делах.

Читайте также:  Мультивалютный счет в банке

— Это особенный случай, в психологии расторжение брака приравнивается к кризисному состоянию, состоянию горевания хотя бы для одного супруга, это постоянный возврат к прошлому, циклическое воспроизведение одних и тех же эмоций, — говорит она.

 — Поэтому была разработана масса других методов медиации, их относят к психолого-ориентированному направлению. Но специалистов нужной квалификации по семейным делам у нас не хватает.

Проходят определенные тренинги недельной или даже трехдневной продолжительности, но за три дня изучить закономерности функционирования семьи нереально.

Второй момент заключается в том, что медиация — вовсе не универсальный способ разрешения конфликтов, она срабатывает только на определенных стадиях эскалации. Например, домашнее насилие — один из критериев немедиабельности споров.

Оксана Здрок считает, что более правильным вариантом было бы ввести понятие информационно-оценочной встречи с медиатором, когда стороны могут осознанно решить, нужна ли им такая процедура, и тогда сохраняется принцип добровольности.

При этом встреча должна быть для участников бесплатной, финансироваться государством. А вот за дальнейшую помощь специалиста, скорее всего, придется платить.

Сейчас стоимость услуги в Беларуси составляет около 100 долларов за сессию продолжительностью несколько часов, что по сравнению с международной практикой не много.

Какой из двух подходов к медиации победит в итоге, пока предсказать сложно. Однако очевидно, что как и в любом новом деле этот путь не будет простым, а многие решения придется принимать и корректировать, исходя из практических результатов.

Видео дня. Бузова «на слабо» нарушила самоизоляцию

Источник: https://news.rambler.ru/other/41278068-dolzhna-li-mediatsiya-stat-obyazatelnoy-pri-semeynyh-sporah/

Что не хватает закону о медиации, чтобы эта процедура начала применяться — новости Право.ру

  • Чтобы создать правовые условия для применения в Российской Федерации альтернативной процедуры урегулирования споров с участием медиатора, 7 июля 2010 года Государственная Дума Российской Федерации приняла Федеральный закон № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участником посредника (процедуре медиации)» (далее — Закон).
  • Сравнительно небольшой по объему текст Закона, содержащий всего 20 статей, дает повод скорее для вопросов, нежели для ответов на них.
  • Неясность: какие именно споры может урегулировать медиатор и должен ли он быть юристом

Прежде всего, не вполне ясен сам тип создаваемой системы медиации. Часть 2 статьи 1 Закона указывает на то, что Законом регулируются отношения, связанные с применением процедуры медиации к спорам, возникающим из гражданских отношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также по спорам, возникающим из трудовых и семейных правоотношений.

Желаемым для сторон конфликта результатом является медиативное соглашение, представляющее собой, согласно части 4 статьи 12 Закона, гражданско-правовую сделку, направленную на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

Таким образом, совершенно очевидно, что в соответствии с указанными нормами деятельность медиатора лежит в области не любого, но исключительно правового конфликта.

Положительным результатом деятельности посредника является заключение гражданско — правовой сделки, которая не может противоречить закону и должна быть действительной в контексте норм Гражданского кодекса Российской Федерации о требованиях к договорам.

Между тем статья 15 Закона допускает осуществление медиативной деятельности лицами, не имеющими юридического образования.

Таким образом, закон допускает и регулирует не только профессиональную правовую медиацию, но и ее иные формы: психологическую, медицинскую или, к примеру, педагогическую и так далее.

Такое положение представляется недопустимым ввиду невозможности адекватного правового регулирования некой универсальной медиативной деятельности посредством единого нормативного акта.

Законодателю следовало бы распространить сферу действия Закона исключительно на область разрешения правовых конфликтов, указав, в частности, в качестве обязательного требования к медиатору наличие высшего юридического образования.

Существенный недостаток: никак не прописана процедура медиации, но есть запреты для медиатора

Обращает на себя внимание несоответствие названия Закона его содержанию, так как о самой процедуре медиации и ее технике не сказано даже в самой абстрактной форме. В соответствии со статьей 11 Закона порядок проведения процедуры медиации устанавливается соглашением о проведении медиации.

Полагаю, что в условиях становления медиации было бы целесообразно указать в Законе основные типы посреднических процедур, сформированные зарубежной практикой, такие как: содействующая медиация, оценочная медиация, переговоры и т.д. Кроме того, полезным представляется разработка и утверждение Типовых правил проведения процедуры медиации, которая могла бы быть поручена Министерству юстиции Российской Федерации.

Сомнение в части возможности реализации процедуры медиации вызывает пункт 2 части 6 статьи 15 Закона, согласно которому медиатор не вправе оказывать какой-либо стороне юридическую, консультационную или иную помощь. Но как же при таких условиях возможно осуществление медиации? Ведь основная задача медиатора как раз и состоит в том, чтобы оказывать сторонам спора правовую и иную помощь в урегулировании конфликта.

Единственное условие применения медиации — соглашение сторон. Но этого недостаточно, чтобы механизм заработал

Закон не только не содержит определенных требований к процедуре медиации и медиаторам, но и не создает достаточную для функционирования института правовую основу и организационную структуру.

В европейских странах медиация органически существует на добровольных началах, но подобное ее внедрение в условиях Российской Федерации, на мой взгляд, не вполне оправданно. Согласно статье 7 Закона, единственным условием применения процедуры медиации является соглашение сторон.

Наличие соглашения о проведении процедуры медиации и связанное с ним непосредственное проведение этой процедуры  не является препятствием для обращения в суд.

Не следует  ожидать, что хозяйствующие субъекты после вступления Закона в силу поспешат включить в договоры условия о медиативной оговорке и прибегнуть к процедуре медиации.

С другой стороны, законодательное закрепление обязанности сторон конфликта по некоторым категориям споров в досудебном порядке обращаться к помощи медиатора неэффективно, так как приведет лишь к дополнительным затратам для сторон, создав лишний бюрократический барьер, препятствующий своевременной защите нарушенных прав и интересов. В этой связи целесообразно рассмотреть вопрос о наделении суда правом по некоторым категориям дел в принудительном порядке передавать конкретный спор медиатору для его мирного урегулирования.

Необходимо законодательно закрепить право адвокатов и нотариусов быть медиаторами

Организационная база медиации в соответствии со статьей 18 Закона состоит из саморегулируемых организаций медиаторов. В то же время следует учесть то, что возложение функций медиаторов возможно и на систему адвокатуры и нотариата.

Для этого специальные нормы о праве нотариусов и адвокатов заниматься медиативной деятельностью следует, на мой взгляд, включить в Федеральный закон от 31.05.

2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и «Основы законодательства Российской Федерации о нотариате».

Не определено, какую силу будут иметь медиативные соглашения

В рамках концепции возложения функций медиаторов на нотариусов возможно придание обязательной силы медиативным соглашениям.

В случае неисполнения или ненадлежащего исполнения медиативного соглашения, удостоверенного нотариусом, заинтересованная сторона могла бы обратиться к нотариусу за совершением исполнительной надписи — придание обязательной силы таким документам повысило бы значимость медиативного соглашения. Также заслуживает внимания мысль о привлечении в качестве медиаторов при разрешении споров судей в отставке.

Перечисленные выше проблемные аспекты Закона, тем не менее, нисколько не умаляют его значение. Однако они являются прекрасным стимулом для дальнейшего развития законодательства, посвященного альтернативным процедурам урегулирования споров, дающим необходимую для этого свободу и надежду.

Юрий Пальцев, преподаватель кафедры гражданского процесса Кубанского государственного аграрного университета, ведущий юрисконсульт УФПС Краснодарского края — филиал ФГУП «Почта России».

Источник: https://pravo.ru/review/view/40658/

"За" и "против" введения медиации в России

Медиация, как метод внесудебного урегулирования конфликтов, в России появилась достаточно недавно. С 1 января 2011 года были введены в действие законы, которые создали правовые условия для развития в Российской Федерации альтернативных способов урегулирования споров при участии независимых лиц – медиаторов.

Российское законодательство в сфере трудовых отношений до 2011 года не решало некоторые насущные вопросы трудовых конфликтов. Правовая база, регламентирующая разрешение индивидуальных трудовых споров, во многом уже не соответствовала моменту времени.

Так, например, предусмотренные ТК РФ комиссии по трудовым спорам на предприятиях либо не создаются, либо, как правило, полностью подконтрольны работодателю. Это усложняет и ставит под сомнение действующий порядок процедуры досудебного рассмотрения исков работников.

Практика показывает, что судебная система также не обеспечивает качественной и своевременной защиты работников, так как иски рассматриваются иногда по несколько лет из-за перегрузки судов и правовой неграмотности сторон спора.

Иногда работники, пройдя все обязательные процедуры разрешения спора, предусмотренные Законом, оказываются в тупике и не знают, что делать дальше.

Особенно это актуально для предприятий, работники которых находятся в вынужденных отпусках или простое по вине работодателя и забастовкой ничего не добиться.

А также для тех организаций, работа которых связана с безопасностью и при проведении забастовки Закон предусматривает «минимум необходимых работ», который в свою очередь становится новым фактором повышения конфликтности.

Кроме того, анализ показывает, что существующие в РФ законодательные акты направлены на урегулирование и разрешение уже возникших конфликтов, а не на их своевременное и превентивное урегулирование. К тому же остается целый пласт конфликтов в трудовых коллективах — межличностные, которые не регламентируются трудовым законодательством.

Таким образом, в практику урегулирования конфликтов медиация была введена по необходимости. Российские суды переполнены тяжбами, их рассмотрение занимает длительное время с учетом апелляций и соблюдением всех формальных процедур.

При этом решения суда далеко не всегда устраивают спорящие стороны, и они не торопятся их исполнять.

Нужен был удобный и быстрый способ разрешения споров, который должен отличаться гибкостью и гарантировать исполняемость договоренностей, принятых спорящими сторонами. Им стала медиация.

Медиатор – независимый и беспристрастный посредник — не является арбитром или представителем какой-либо стороны конфликта. Он не обладает правом принимать решение по спору.

Его задача — создать необходимые условия для эффективного переговорного процесса.

Он способствует урегулированию спора, помогает сторонам спора в ходе дискуссии выявить их истинные интересы  и  потребности,  найти  решение, удовлетворяющее всех участников конфликта.

Использование принципов и методов медиации для разрешения трудовых конфликтов позволяет: — сэкономить время на процедуры и оформление многочисленных документов для суда — сэкономить трудовые ресурсы, не отвлекать их от более важных производственных задач — сэкономить финансы, как в прямом смысле, так и в смысле оплаты затраченного на решение вопроса рабочего времени — сохранить благоприятный психологический климат и рабочие отношения — урегулировать вопросы к обоюдному согласию и выгоде сторон.

Несомненное преимущество медиации в том, что она может применяться в различных сферах — для урегулирования как гражданских и трудовых споров, так и споров, выходящих за пределы юридических коллизий. Кроме того, медиация в трудовых отношениях применяется не только как способ разрешения конфликтов, но и как средство их предотвращения.

Методы и подходы, используемые в медиации, обучают руководителей и работников выстраивать отношения на принципах сотрудничества. Вместо отстаивания своих позиций, коллеги учатся совместно искать пути к достижению взаимовыгодного соглашения.

В рамках компании такой подход будет работать на интересы бизнеса и со временем даст ощутимый экономический эффект.

Медиация является наиболее эффективным способом урегулирования трудовых споров в довольно широком спектре ситуаций. Например, в том случае, когда возникшая ситуация не урегулирована на законодательном уровне или имеет неоднозначное толкование.

Ещё один момент, когда медиация без сомнения будет лучшим выбором для решения конфликта – когда работник и работодатель заинтересованы в продолжении трудовых отношений.

Эта ситуация характерна для небольших городов и градообразующих предприятий, когда увольнение ключевого специалиста одинаково проблемно и для компании, и для самого сотрудника.

Вряд ли в этом населенном пункте найдется второй такой специалист, а работник вряд ли найдет себе работу соответствующей квалификации без переезда в другой город.

Медиация будет востребована и в том случае, если стороны хотят сохранить конфиденциальность и не выносить конфликт на публичное рассмотрение. Компания или работник стремятся сберечь свою деловую репутацию и не хотят афишировать возникшие проблемы.

Вместе с тем, существует ряд препятствий, которые не дают в полной мере использовать возможности и преимущества медиации.

В первую очередь это недостаточная информированность бизнес-сообщества о существовании медиации, сравнительно новом способе решения конфликтов.

В любом случае эта проблема носит временный характер, так как с каждым годом количество специалистов, знакомых с этим подходом, многократно возрастает.

Особую роль в этом играют суды, которые направляют конфликтующие стороны на досудебное урегулирование и примирение посредством процедуры медиации.

Второй аспект, почему медиация не слишком активно применяется – это непонимание сути метода, процедуры и механизмов его работы. Проще обратиться в суд и получить гарантировано решение и поддержку службы судебных приставов, чем обратиться к медиатору.

Тезис о том, что спорящие стороны, находящиеся в состоянии конфликта, способны сами договориться, найти взаимоприемлемое решение и добровольно его исполнять, вызывает у многих недоверие.

Устранить это препятствие поможет только значительное количество людей, прошедших через медиацию и готовых поделиться своим успешным опытом, порекомендовать эту процедуру на своем положительном примере.

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/mediaciya/za-i-protiv-vvedenija-mediatsii-v-rossii/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *