Фнс опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве

Принятые недавно поправки, дающие ФНС право залога на арестованное по налоговым долгам имущество должника, вызвали бурную дискуссию.

Изменения вступят в силу с апреля 2020 года, и только тогда начнет формироваться соответствующая судебная практика.

Главный вопрос — будут ли эти поправки давать преимущество налоговой службе и залоговый статус ее требованиям в рамках банкротства компании-должника — “Ъ” обсудил с юристами.

ФНС опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве

Залог из ареста

В сентябре в Налоговый кодекс РФ были внесены изменения, по которым налоговые органы смогут получить право залога на имущество задолжавшей бюджету компании. Залоговый статус налоговые требования будут приобретать в силу закона в двух случаях.

Первый: если налогоплательщик в течение месяца не погасит долг по налогам и сборам, страховым взносам при наличии решения налоговиков о взыскании, по которому был наложен арест на имущество.

Второй: если компания не исполнит вступившее в силу решение о привлечении к ответственности за налоговое правонарушение, по которому вводился запрет на отчуждение или передачу имущества в залог без согласия налогового органа. Залог будет устанавливаться именно на то имущество, на которое был наложен арест или запрет.

По словам юристов, введение «налогового» залога продолжает тенденцию на создание преференций фискальным органам по сравнению с иными кредиторами.

«На протяжении последних двух лет для ФНС вводились преимущества в рамках банкротства, в частности продление сроков предъявления требований в конкурсном производстве, повышение очередности платежей в Пенсионный фонд, создание «налоговой» презумпции ответственности контролирующих лиц»,— перечисляет партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева.

ФНС получила и дополнительную защиту от оспаривания удовлетворения, полученного ею накануне банкротства должника, добавляет партнер практики несостоятельности и банкротства Lidings Александр Попелюк.

Юристы поясняют, что теперь в случае неисполнения фискальных обязательств на имущество налогоплательщика будет накладываться арест и затем возникать залог.

Причем, по мнению госпожи Литовцевой, обеспеченными залогом могут стать и долги по налогам, возникшие задолго до вступления в силу новых норм.

«Это необходимо учитывать при формировании дальнейшей стратегии деятельности компании и оценке рисков применения процедур в рамках банкротства»,— предупреждает она.

«Цель законодателя — максимизировать взыскание с несостоятельных должников налоговой задолженности,— констатирует партнер Bryan Cave Leighton Paisner Russia Иван Веселов.

Интерес государства вполне объясним, если учесть, что процент удовлетворения требований кредиторов в рамках банкротства с каждым годом снижается, несмотря на рост числа оспоренных сделок должников и ужесточение субсидиарной ответственности.

По подсчетам «Федресурса», в январе—сентябре 2019 года доля погашенных требований незалоговых кредиторов банкрота составила 2,4% (против 4,2% в 2018-м), залоговых — 32,4% (против 38,6%).

Управляющий партнер юридического бюро United Partners Андрей Андреев видит и другую причину, по которой ФНС расширяет свои полномочия в банкротстве: «Это желание искоренить фиктивное и преднамеренное банкротство как явление, поскольку, позволяя выплачивать только 5–10% задолженности, процедура банкротства используется для уклонения от налогов и избавления от обязательств. А поправки, возможно, будут мотивировать организации оплачивать долги по налогам».

Прогнозы развития банкротной практики

Мнения юристов по вопросу о том, распространятся ли права залога по налоговым долгам на процедуру банкротства, разошлись. Партнер BGP Litigation Сергей Лисин уверен, что последствия поправок будут однозначны: «Налоговый орган приобретет статус залогового кредитора в делах о банкротстве».

Руководитель практики «ФБК Legal» Марина Баландина полагает, что право залога на имущество банкрота налоговики окончательно получат, если соответствующие поправки будут внесены в закон о несостоятельности.

По мнению Александра Попелюка, наоборот, по умолчанию ФНС может претендовать на залоговый статус, а помешать службе получить его могут только ограничивающие эту возможность поправки в закон о банкротстве.

Исходя из отсутствия на данный момент прямого указания в законе о последствиях новеллы для банкротств, перспективы кредиторов во многом зависят от того, как сложится судебная практика.

Вопрос о возникновении у ФНС прав залогового кредитора в делах о банкротстве пока остается открытым, учитывая позицию судов по «арестным залогам», говорит Юлия Литовцева.

В 2017 году Верховный суд РФ (ВС) признал, что «арестный залог» по гражданско-правовым требованиям не предоставляет залоговых прав в банкротстве, напоминает старший юрист коллегии адвокатов «Регионсервис» Павел Семенцов.

Примечательно, что эта позиция сформулирована ВС по результатам рассмотрения жалобы именно налогового органа, выступавшего против признания залоговыми требований к банкроту, в обеспечение которых ранее было арестовано имущество должника, отмечает адвокат юридической группы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков.

«Высказываемые сейчас рядом юристов опасения относительно того, что данные изменения приведут к снижению и без того мизерного размера удовлетворения требований обычных незалоговых гражданско-правовых кредиторов, скорее преувеличены»,— полагает партнер юридической фирмы «Сотби» Антон Красников. В случае если высшая судебная инстанция изменит ранее сформированную правоприменительную практику, она должна будет измениться и для иных кредиторов в части судьбы залога из общегражданского ареста, заключает он.

Павел Семенцов предполагает три варианта развития практики. «Во-первых, ВС может распространить аналогичное толкование и на налоговый арест, который не будет переходить в залог при банкротстве.

Во-вторых, ВС может пересмотреть свою позицию и допустить сохранение залоговых прав для всех «арестных залогов», но это крайне маловероятно.

В-третьих, не исключен вариант, при котором суды предоставят ФНС залоговые права на арестованное имущество в делах о банкротстве, но аналогичные права для «арестного залога» по гражданско-правовым требованиям не появятся»,— рассуждает господин Семенцов.

«Но при последнем варианте принятая норма будет являться неконституционной в той мере, в которой такой смысл ей придаст правоприменительная практика, нарушая конституционный принцип равенства»,— считает он.

«Применение преимуществ, принадлежащих залогодержателю, в случае, если право залога возникло не из договора, а из ареста (хоть по гражданским, хоть по налоговым правоотношениям), законодательством о банкротстве не урегулировано, а несколько законопроектов об этом все еще находятся на рассмотрении в ГД РФ, однако по данному вопросу уже сформирована позиция ВС РФ»,— соглашается партнер «Сотби» Владимир Журавчак. «Для преодоления такого подхода требуется принятие изменений в закон либо изменение общих подходов к регулированию и принятие новой позиции ВС РФ, чего, я надеюсь, не произойдет, поскольку нынешнее равное положение кредиторов и уполномоченных органов является явным достижением на длинном пути развития отечественного законодательства о банкротстве»,— добавляет он.

В большинстве своем прогнозы юристов относительно позиции, которую займут суды при применении поправок в НК, склоняются в пользу ФНС.

«Применение новых норм НК при установлении судами требований налоговых органов в делах о банкротстве станет своего рода тестом на последовательность позиции налоговых органов и судов с учетом их мнения о судьбе «арестного залога»»,— указывает Бронислав Садиков.

Поскольку наложение ареста на имущество зависит от воли руководителя налогового органа, то есть от усмотрения конкретного лица, то залог не должен распространяться на процедуру банкротства, считает руководитель практики «Сопровождение процедур банкротства» «Лемчик, Крупский и Партнеры» Давид Кононов. Между тем, подчеркивает он, «публичный характер требований налоговой может явиться достаточным аргументом для изменения судебной практики».

Оценка последствий и поиск баланса интересов

Андрей Андреев считает, что инициатива ФНС вполне оправдывает роль органа, обеспечивающего интересы РФ как кредитора при банкротстве организаций. С одной стороны, принятие поправок объяснимо: бюджет страны ежегодно терпит колоссальные убытки в результате банкротства организаций, в том числе управляемого, указывает он.

Тем не менее большинство юристов оценивает экономический эффект поправок скорее как негативный.

По мнению юристов, наиболее тяжелые последствия ждут незалоговых кредиторов. «Ординарные кредиторы, и так фактически лишенные возможности применения обеспечительных мер до банкротных процедур и утратившие права на «арестный залог» после введения банкротства, остаются самыми незащищенными участниками дела»,— указывает Александр Попелюк.

Бронислав Садиков видит нарушение принципа равенства кредиторов в банкротстве в случае предоставления прав залога налоговикам на фоне непризнания «арестного залога» по гражданско-правовым требованиям.

Так же считает и Марина Баландина: «Подобным изменением НК государство в очередной раз показало, кто главный, проигнорировав как конституционный принцип равенства форм собственности, так и принцип равенства требований частных лиц и государства, положенный в основу закона о банкротстве».

«Залоговый статус налоговиков при банкротстве приведет к тому, что незалоговые кредиторы станут получать много меньше нынешнего уровня удовлетворения их требований»,— подытоживает Давид Кононов.

Обзор правовых позиций высших судов в спорах налогоплательщиков с ФНС | Компания права Респект

ФНС опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротствеФедеральная налоговая служба России направила в территориальные налоговые инспекции обзор судебной практики Верховного суда и Конституционного суда за 1 квартал 2017 года по спорам с налоговыми органами. Документ будет интересен не только самим налоговикам, но и всем бухгалтерам организаций и ИП, которые хотят избежать конфликтных ситуаций с ФНС и знать, что делать, если проблема уже возникла.

ФНС России направила письмом от 17.04.2017 N СА-4-7/7288@ своим территориальным органам для использования в работе обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда и Верховного Суда, принятых в первом квартале 2017 года по вопросам налогообложения.

Всего в документе содержится 20 судебных решений, которые вынесли в этот период высшие российские суды, рассматривая споры налоговиков с организациями и ИП.

Некоторые из них были приняты в пользу налогоплательщиков, однако в большинстве случаев победителем все же была признана ФНС, это серьезный повод задуматься.

Для того, чтобы бухгалтеры были заранее готовы к ситуациям, подобным тем, которые привели других налогоплательщиков в суд, мы подготовили краткий обзор некоторых выводов, сделанных судами в налоговых спорах. Они могут оказаться интересными как для юридических лиц, так и для индивидуальных предпринимателей, применяющих разные системы налогообложения. 

1. ФНС может взыскать необоснованный налоговый вычет, как неосновательное обогащение

Конституционный Суд подтвердил, что налоговый орган имеет полномочия по взысканию с налогоплательщиков денежных средств, полученных им вследствие неправомерно (ошибочно) предоставленного налогового вычета по НДФЛ, в порядке возврата неосновательного обогащения в случае, если такая мера является единственно возможным способом защиты финансовых интересов государства.

Судьи отметили, что если налогоплательщик получил налоговый вычет при отсутствии законных оснований, то его сумма является неосновательным обогащением. Поэтому порядок, определенный в главе 60 Гражданского кодекса РФ о правовом регулировании обязательств вследствие неосновательного обогащения, распространяется на такую ситуацию.

Применение органом ФНС в рамках статьи 1102 ГК РФ обязания лица, которое без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обязанности его возвратить не противоречит нормам Основного закона.

Такая норма не исключает использование института неосновательного обогащения за пределами гражданско-правовой сферы применительно к налоговой выгоде.

Однако суд отметил, что при предоставлении неправомерного имущественного налогового вычета по ошибке самого налогового органа, требование о возврате средств может быть заявлено только в течение трех лет с момента принятия ошибочного решения о предоставлении имущественного налогового вычета.

Если в необоснованном имущественном налоговом вычете виновен сам налогоплательщик (предоставление подложных документов и т.п.

), то орган ФНС вправе обратиться в суд с соответствующим требованием в течение трех лет с момента, когда он узнал или должен был узнать об отсутствии оснований для предоставления налогоплательщику имущественного налогового вычета.

При этом суд должен самостоятельно провести проверку соблюдения этого срока, то есть правило пункта 2 статьи 199 ГК РФ, согласно которому исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, в данной ситуации не подлежит применению. (Постановление Конституционного Суда РФ от 24.03.2017 N 9-П).

2. Компенсационные выплаты работникам при увольнении по инициативе работодателя могут быть признаны расходами в целях налога на прибыль

Организация учла суммы компенсаций, выплаченных увольняемым работникам на основании соглашений о расторжении трудовых договоров, при исчислении налога на прибыль организаций в составе расходов. При этом в качестве экономического обоснования таких расходов налогоплательщик указал оптимизацию производства и минимизацию затрат в связи с высвобождением рабочих мест.

Однако орган ФНС, позицию которого поддержали суды трех инстанций, решили, что налогоплательщик неправомерно включил эти затраты в состав расходов, так как подобные компенсационные выплаты непосредственно не связаны с выполнением работниками трудовых обязанностей.

Кроме того, такие выплаты не предусмотрены действующим законодательством в случае расторжения трудового договора по соглашению сторон.

Однако Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ с такими выводами не согласилась и направила дело на новое рассмотрение.

Суд указал, что для признания экономически оправданными расходами на основании статьи 255 Налогового кодекса РФ выплат работникам при расторжении трудовых договоров по соглашению сторон достаточно того, чтобы работодатель смог достичь поставленную цель — увольнение конкретного работника с соблюдением баланса интересов работника и работодателя. В этом случае компенсационные выплаты направлены на разрешение возможной конфликтной ситуации при увольнении, и не направлены на личное обогащение увольняемого работника.

Читайте также:  Досрочное расторжение договора банковского вклада

Только при значительном размере такой компенсации и значительном превышении обычного размера выходного пособия, предусмотренного статьей 178 Трудового кодекса РФ, на организацию-налогоплательщика ложится бремя раскрытия доказательств, обосновывающих природу произведенных выплат и их экономическую оправданность.

Поскольку размер такой компенсации законодательством не определен, а устанавливается соглашением сторон, налоговый орган вправе поставить под сомнение экономическую оправданность данных расходов, но при этом он не может давать оценку целесообразности принимаемых руководством организации решений. (Определение Верховного Суда РФ от 28.03.

2017 N 305-КГ16-16457 по делу N А40-7941/2015).

3. Орган ФНС, доначислив по результатам выездной налоговой проверки налог на имущество организаций, обязан уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль

Проверяющие доначислили организации налог на имущество по результатам выездной налоговой проверки.

Налогоплательщик решил, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль организаций инспекторы неправомерно не учли сумму доначисленного налога на имущество по нормам статьи 89 НК РФ, что, в свою очередь, привело к излишнему доначислению налога на прибыль.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ согласилась с доводами налогоплательщика о том, что в обязанность налоговой службы входит установление размера всех налоговых обязательств налогоплательщика за проверяемые периоды исходя из выводов, положенных в основу акта налоговой проверки. Поэтому при изменении суммы налога на имущество, инспекторы также были обязаны уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль на сумму доначисленного налога.

Судьи отметили, что иной правовой подход в этом случае влечет необоснованное возложение на налогоплательщика обязанности по самостоятельной корректировке налоговых обязательств путем представления уточненной налоговой декларации за период, который уже был предметом налоговой проверки. (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 305-КГ16-13478 по делу N А40-159258/2015).

4. Между налогоплательщиками может существовать «иная зависимость»

Верховный суд РФ поддержал позицию ФНС по поводу того, что даже при отсутствии признаков прямой субъективной зависимости между организациями не исключена возможность применения положений подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ, так как понятие «иной зависимости» между налогоплательщиком и лицом, к которому предъявлено требование о взыскании налоговой задолженности, имеет самостоятельное значение и его толкование должно быть направлено на противодействие избегания налогообложения.

Такой вывод был сделан по результатам рассмотрения дела, в рамках которого специалисты ФНС предприняли меры принудительного взыскания задолженности с налогоплательщика, которые не дали результатов.

К такой невозможности взыскания недоимки привела схема, которую создал банк совместно с взаимозависимыми (подконтрольными) организациями.

Эти действия были направлены на уклонение от налогообложения путем вывода имущества из активов налогоплательщика.

При этом судьи согласились с выводами налогового органа о взаимозависимости всех участников схемы и наличии условий для применения подпункта 2 пункта 2 статьи 45 НК РФ.

Оказалось, что учредитель организации находится в служебном и ином подчинении у руководства банка, а уставной капитал общества сформирован за счет имущества третьей компании, где генеральным директором является еще один совладелец банка. В результате суды пришли к выводу, что хотя в данном случае не соблюдены условия, предусмотренные статьей 105.

1 НК РФ «Взаимозависимые лица», между участниками сделки существует «иная зависимость». (Определение Верховного Суда РФ от 26.01.2017 N 303-КГ16-19317 по делу N А51-4996/2015).

5. Взыскание с собственника организации ущерба, причиненного в связи с уклонением юрлица от уплаты налогов, является обоснованным

Конституционный суд РФ решил, что нормам Конституции не противоречат положения пункта 1 статьи 1064 ГК РФ, на основании которых налоговым органом с собственника организации, привлеченного к уголовной ответственности, взыскан ущерб, причиненный бюджетной системе РФ.

Организация не смогла заплатить доначисленные ФНС налоги и налоговый орган подал заявление о ее банкротстве. Оказалось, что собственник организации, не являясь директором, фактически контролировал деятельность и давал распоряжение номинальному директору о заключении фиктивных договоров и предоставлении налоговой отчетности с фиктивными показателями.

Против него было возбуждено уголовное дело, по которому он был признан виновным в уклонении от уплаты налогов.

Налоговый орган в рамках этого дела заявил требования о взыскании ущерба с физического лица, которое суд полностью удовлетворил, установив причинно-следственную связь между его действиями и ущербом, причиненным государству.

Гражданин подал жалобу в КС РФ, указав в ней, что пункт 1 статьи 1064 ГК РФ противоречит Конституции РФ, поскольку допускает взыскание с физических лиц ущерба при отсутствии установленного факта получения такими лицами экономической выгоды от уклонения от уплаты налогов.

Конституционный Суд указал, ЧТО ДАННАЯ НОРМА направлена на конкретизацию конституционных гарантий защиты прав потерпевших от преступлений и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе (Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2017 N 396-О).

Источник: http://ppt.ru

Суды поспорили с Минфином по одному из принципиальных для бизнеса налоговых вопросов

ФНС опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве

Суды потребовали от ФНС реконструировать всю налоговую «партию» /Андрей Гордеев / Ведомости

Обвинение компаний в необоснованном получении налоговой выгоды, например вычетов по НДС, – один из наиболее популярных поводов для доначислений. В конце 2019 г.

бизнес столкнулся с новыми рисками в таких спорах с налоговиками: Минфин рекомендовал ФНС не пересчитывать все налоги по оспоренным сделкам, в том числе не учитывать реально понесенные расходы, если компания вела себя недобросовестно.

Без разъяснений Верховного суда рекомендации Минфина могли породить негативную для бизнеса судебную практику, опасались юристы. Так и произошло – в начале 2020 г. в споре ФНС и «Кузбассконсервмолока» Седьмой арбитражный апелляционный суд поддержал налоговиков и отказал пересчитывать доначисленные налоги, т. е.

проводить их реконструкцию. Но в конце января сразу два суда вынесли противоположные решения, потребовав от инспекторов выявлять реальный экономический смысл сделки, учитывать понесенные расходы и пересчитывать, исходя из них, налоги.

Признаки недобросовестного поведения бизнеса были закреплены в ст. 54.1 Налогового кодекса в 2017 г. Прежде налоговики и судьи ориентировались на постановление пленума Высшего арбитражного суда (ВАС) от 2006 г.

Суды требовали, чтобы при необоснованности налоговой выгоды инспектора реконструировали налоговые обязательства – например, отказав в вычете по НДС, уменьшили налог на прибыль на понесенные расходы, рассказывал партнер Taxology Алексей Артюх.

Пленум ВАС указал, что суд должен исходить из подлинного экономического содержания операций, говорит руководитель аналитической службы «Пепеляев групп» Вадим Зарипов: если сделка притворная, то сначала инспекция должна указать, какую сделку она прикрывает, т. е.

переквалифицировать ее и заново определить налоговые обязательства. Минфин высказался иначе: компания не может претендовать на уменьшение налогов, если действовала недобросовестно, пусть даже у сделки была экономическая цель и она действительно состоялась.

Не все суды согласились с Минфином. В конце января два суда иначе трактовали ст. 54.1 и выступили в пользу реконструкции.

Арбитражный суд Уральского округа поддержал компанию «Сива лес» в ее споре с налоговиками. В августе 2018 г. инспекция доначислила ей 10,2 млн руб. налога на прибыль и НДС. Инспектора не стали учитывать при расчете налога на прибыль понесенные предприятием расходы – 30,3 млн руб.

, потраченные на закупку древесины, а также отказали ему в вычетах по НДС. Они утверждали, что компания закупала древесину у фирмы-однодневки, через которую обналичивала деньги и переводила их связанным с ней структурам.

Кассационная инстанция согласилась, что компания не может претендовать на вычеты по НДС, но не поддержала доначисление налога на прибыль, поскольку компания действительно закупала лес.

Статья 54.1 не запрещает проводить налоговую реконструкцию.

По Конституции доначисленный налог должен быть экономически обоснован, сумма не может быть произвольно рассчитана и превышать установленную законом, перечислил суд.

Так как компания действительно закупала сырье и поставляла товар, то ее расходы должны быть учтены при расчете налога на прибыль, решил суд и отправил дело на новое рассмотрение.

Похожее решение вынес Арбитражный суд Кемеровской области в споре налоговиков и Сибирской инжиниринговой торговой компании. Инспектора доначислили предприятию 6,4 млн руб. налогов, штрафов и пени. Компания с претензиями согласилась, но оспаривала сумму доначислений.

Предприятие закупало оборудование и детали к нему, но с одним из поставщиков часть сделки не была оформлена, а товары оплачивались наличными.

И хотя компания понесла расходы, налоговики отказывались их учитывать при расчете налога на прибыль и проводить налоговую реконструкцию, сославшись в том числе на письмо Минфина.

Суд с налоговиками не согласился – необоснованное получение бизнесом налоговой выгоды не снимает с чиновников обязанности определять, сколько компания действительно должна выплатить налогов.

Отказывать учитывать все расходы по оспоренной сделке – значит фактически накладывать дополнительные санкции на бизнес, решил суд. Проанализировав ст. 54.

1, он указал, что у налоговиков остается обязанность, а у компании – право учесть реальные расходы при расчете налога.

Суды пересматривают дела в пользу бизнеса, радуется партнер ФБК Галина Акчурина: статья 54.1 не ввела новые правила, а лишь закрепила уже выработанные правовые подходы, которые предусматривают налоговую реконструкцию.

Пока судебная практика, скорее всего, останется неоднозначной, полагает старший юрист фирмы «Щекин и партнеры» Евгения Миронова: письма Минфина и ФНС никогда не были для судов строгими ориентирами.

Судебные разночтения – нормальный процесс, констатирует Артюх, но долго сохраняться такая неопределенность не может, нужны разъяснения и четкая позиция Верховного суда.

Может измениться и позиция самой ФНС – после прихода нового замруководителя службы по судебной практике, бывшего судьи ВАС Виктора Бациева, рассчитывает Миронова. Как раз при Бациеве президиум ВАСа по делу молочного завода «Сыктывкарский» потребовал учитывать реально понесенные компанией расходы при доначислении ей налогов.

Представитель Сибирской инжиниринговой торговой компании отказался от комментариев, с «Сива лесом» связаться не удалось. Представитель Минфина отказался комментировать судебные решения, а представитель ФНС не ответил на запрос «Ведомостей».

Банкротство физических лиц: ТОП-обзор судебной практики за 2020 год

ФНС опубликовала очередной обзор правовых позиций высших судов по спорам при банкротстве

Статистические данные, публикуемые различными ведомствами и судами, подтверждают, что за банкротством с каждым годом обращается все больше россиян. Данные, представленные судебным департаментом при ВС РФ, показывают, что только за 2018 год от долгов удалось освободить около 30 000 граждан, при этом после завершения банкротства с долгами остались всего 576 человек. Судебная практика по банкротству физических лиц показывает, что большая часть этих долгов относятся к категории «несписываемых», то есть это алименты, долги по субсидиарной ответственности, долги, возникшие в результате причинения вреда третьим лицам.

Ниже представлен обзор судебной практики на 2020 год, раскрывающий позицию Арбитражных судов в отношении имущества должников, признаков несостоятельности, фиктивного, преднамеренного банкротства и других интересных моментов.

Что следует считать банкротством физлица?

Юристы в своей практике часто сталкиваются с распространенным стереотипом – банкротство возможно, только если у должника 500 000 рублей долга и просрочка как минимум 3 месяца. Это заблуждение, на самом деле размер долгов вообще не имеет значения, что подтверждается соответствующими судебными постановлениями.

Вот комментарий АС Чувашской республики по делу № А79-15404/2018 от 14 февраля 2019 года, где в суд обратилась Петрова С. В. с просьбой признать ее банкротство с долгом чуть меньше миллиона рублей. В числе прочего суд отметил, что неплатежеспособным гражданин является в том случае, если:

  • прекратилось исполнение долговых обязательств;
  • должник не исполнил 10% и больше своих обязательств (например, если взнос по кредиту составляет 12 000 рублей, то недостаток более 10% (1200 р.) при погашении кредита уже свидетельствует о неплатежеспособности гражданина);
  • долг превышает стоимость собственности должника;
  • исполнительное производство по взысканию долга было приостановлено в связи с отсутствием ликвидного имущества у должника.
Читайте также:  Если исчисление срока лишения права управления тс прервано…

Согласно постановлению АС Удмуртской республики по делу № А71-25440/2018 от 8 апреля 2019 года, несостоятельностью следует считать обстоятельства, при которых должник не может больше выполнять свои обязательства по оплате долга. В качестве основания приводятся положения Пленума ВС РФ от 13 октября 2015 года № 45. Также уточняется, что нет значения, от какой суммы долга возникла проблема реализации обязательств – размер долга при этом не имеет значения.

Когда может последовать отказ в банкротстве физического лица?

Практика показывает, что в основном суды приостанавливают заявления, поступившие от кредиторов в лице официальных органов. Большей частью – от ИФНС. В качестве примера можно навести дело А70-21590/2018 от 11 января 2019 года, которое рассматривалось в АС Тюменской области.

Заявителем выступали представители ФНС, обратившиеся за признанием банкротства предпринимателя Насонова О.С. с долгом более 1,5 миллиона рублей, возникшим по налогам представленного физического лица. Собственно, суд решил приостановить поданное заявление по следующим причинам:

  • ФНС не опубликовала в 15-дневный срок до подачи заявления свои намерения в ЕФРСБ;
  • ФНС не внесла 25 000 рублей на депозитный счет в качестве вознаграждения для финуправляющего;
  • ФНС не направила копию заявления должнику;
  • ФНС не направила экземпляр иска в СРО АУ.

Фактически государственный орган допустил «детские» нарушения при инициации процедуры банкротства физлица, и следует заметить, что такие нарушения наблюдаются очень часто.

Нечто подобное наблюдалось в деле Дело № А27-30564/2018 от 4 апреля 2019 года, где инициатором тоже выступала ИФНС, которая «забыла» представить суду ряд документов, в результате чего последовала приостановка рассмотрения дела о банкротстве.

Займы между физическими лицами: как это работает на практике?

После введения судом реализации имущества в отношении должника, формируется реестр требований кредиторов.

То есть банки и физлица, которые выдавали должнику средства в долг и не получили их обратно, могут рассчитывать на признание своих долгов и возможный возврат долга (если хватит средств и имущества для расчетов). Соответственно, все требования должны быть подтверждены документально.

В отношении банков и кредитных организаций все понятно: они могут подтвердить свои требования кредитными договорами, нередко – судебными постановлениями о взыскании долга. Однако, как могут подтвердить свои претензии физические лица?

Обычно предоставляется расписка между физическими лицами, однако практика показывает, что наличие долга еще необходимо доказать. Дело в том, что просто заявить о своих требованиях не получится – наоборот, суд может счесть таких кредиторов аффиллированными лицами, которые включаются с целью дальнейшего контроля над процедурой банкротства физического лица.

В качестве примера можно привести дело № А45-20510/2015 от 8 апреля 2016 года, которое рассматривалось в АС Новосибирской области, где в реестр кредиторов хотел включиться Винер В. Л. как физлицо, с долгом 35 миллионов рублей.

В качестве доказательства были представлены лишь расписки, однако проверка финуправляющего показала, что должник в принципе не имел собственности, средств, и не заключал сделки на такие суммы.

Соответственно, суд сомневается в реальности передачи таких средств.

Также в защиту позиции судом было приведено Постановление Пленума ВАС № 35 от 22 июня 2012 года, согласно которому расписка принципиально не может являться неоспоримым доказательством реальности долга.

Споры по поводу расписок периодически возникают в судебной практике – нельзя обойти вниманием и дело № 33-12556/2015, где супруги, как физлица, обратились в суд с требованием на 63 000 евро по отношению к своему должнику.

Дело дошло до ВС РФ, который занял позицию ответчика, отправив дело на новый пересмотр. Из доказательств парой было представлено только долговые расписки и факт передачи 5 000 евро (общий долг по расписке был 68 000 евро).

Так, ВС РФ указал, что долговые расписки свидетельствуют только о передаче средств, однако необходимы и другие подтверждения.

Нечто подобное наблюдалось и в популярном деле о несостоятельности Т. Исмаилова – Постановлением 9ААС от 18.03.2016г. по делу № А41-94274/2015 отменено включение очередного кредитора в реестр только на основании долговой расписки, поскольку других доказательств нет, а сопутствующие факторы по делу вызывают здоровые сомнения в платежеспособности кредитора.

Поручительство физических лиц: обзор судебной практики

В ресурсах правовой информации есть постановление Пленума ВАС РФ № 42 от 12 июля 2012 года, которым предусмотрен порядок регулирования взаимоотношений в цепочке:

Кредитор–Поручитель–Должник

Что такого представлено в данном регулятивном акте? Интересны следующие моменты данного нормативного документа.

  1. Кредитор вправе обращаться с требованием о долге как к основному должнику, так и к поручителю. Причем эта ответственность может быть разбита солидарно: то есть все стороны должны делить долг поровну.
  2. Если основной заемщик признал свое банкротство, и кредитор не включился в реестр, причем отсутствовали уважительные причины для пропуска сроков, то в дальнейшем иск к поручителю, заявление о банкротстве оного могут быть отклонены.
  3. Если кредитор обратился с иском о возврате долга к поручителю, и было вынесено соответствующее постановление по такому делу, то поручитель может включиться в реестр кредиторов к основному заемщику, если тот проходит процедуру банкротства физического лица.

Примечательно, что поручитель фактически становится новым кредитором должника, если он:

  • либо уже рассчитался с долгом,
  • либо банк предъявил претензии в его адрес.

В качестве подтверждения можно привести решение АС Центрального округа от 14 октября 2016 года № Ф10-3792/2016, где поручитель, который взял на себя ответственность за долг заемщика, практически выкупил долг, и стал новым кредитором.

Преднамеренное, фиктивное банкротство: ответственность на практике

За преднамеренное и фиктивное банкротство предусмотрена уголовная ответственность ст. 196, 197 УК РФ. Это значит, что в случае выявления таких фактов в деле должник не сможет избавиться от долгов, кроме того – ему будут грозить санкции согласно положениям представленных статей.

Статистика показывает, что в среднем на долю таких дел приходится 1% от всех банкротных процессов в России.

При этом в 80% случаев выявляется именно преднамеренное банкротство физического лица (сознательное доведение себя до состояния безденежья), а фиктивные процессы (фальсификация доказательств своего финансового положения) чаще припадают на долю ликвидации предприятий и компаний.

Давайте рассмотрим постановление по делу № 1-426/2011, вынесенное 16 ноября 2011 года в Чертановском райсуде. В рамках банкротства предприятия было обнаружено, что авансовые платежи по госконтрактам направлялись на счета аффилированных ООО, которые толком не проводили никакой деятельности.

В результате возник долг, потом было инициировано банкротство организации.

Интересно, что в результате с кредиторами было заключено соглашение, то есть банкротство так и не состоялось, однако в отношении руководителя все же завели уголовное производство на основании фактов неосновательного обогащения и признаков преднамеренности.

Также можно привести постановление горсуда в г. Армавир в Краснодарском крае по делу №1- 114/2012 от 13 апреля 2012 года, где руководитель был признан в преднамеренном банкротстве организации.

Тем не менее, для руководства юрлиц уголовная ответственность – это лучшая альтернатива грозящей субсидиарной ответственности. Разница заключается в последствиях:

  1. Уголовная. Санкции ст. 196-197 УК РФ предусматривают:
    • штраф 100 000-500 000 рублей/доходы за 1-2 года;
    • принудительные работы сроком до 5-ти лет;
    • лишение свободы сроком до 6-ти лет со штрафом до 200 000 рублей.

    Могут применяться те или иные санкции на выбор.

  2. Субсидиарная ответственность. Фактически долги компании переходят на бывшего руководителя. Обычно речь идет о суммах от 100 миллионов рублей. Долг нельзя списать в процессе признания банкротства – он будет числиться за должником «пожизненно».

Таким образом, если речь идет о фиктивности или преднамеренности, то с точки зрения последствий предпочтительна уголовная ответственность. Одновременно с ней субсидиарная ответственность не может применяться, потому что законодательство предусматривает недопустимость двойной ответственности за одно и то же преступление.

Опыт банкротства физических лиц: что говорят судебные определения об имуществе должников?

Определенное имущество не может быть изъято за долги, и к нему причисляется единственное жилье должника. В связи с этим возникают споры в отношении такой недвижимости – что вообще стоит считать таким жильем? Особенно, если у должника в собственности несколько квартир или домов. Ниже представлены интересные случаи из решений судов о признании банкротами физических лиц.

1. Дело № А40-98815/2017 от 9 августа 2018 года

Рассматривалось в АС Московского округа (МО). В конкурсную массу вошли:

  • 1-комнатная квартира;
  • 3-комнатная квартира;
  • Жилплощадь 19 кв. м.

В результате было принято решение исключить 3-комнатную квартиру из конкурсной массы, несмотря на возражения других участников процесса. В своем решении суд сослался на следующие факторы:

  • наличие матери должника, которая находится у него на иждивении;
  • факт прикрепления родственницы за поликлиникой, которая числится в районе 3-комнатной квартиры;
  • нормы количества квадратных метров, положенных на 1 человека (в Москве – 18 кв. м.), этим нормам соответствует только 3-комнатная квартира.

2. Дело № А40-23541/2017 от 27 февраля 2019 года

Рассматривалось в АС МО.

У должника в собственности есть 4 коттеджа и 4 квартиры. У близких родственников – у супруга, у матери, тоже есть недвижимость.

В процессе банкротства должник зарегистрировала своих родственников в одной из квартир, в отношении которой в дальнейшем было подано ходатайство об исключении из конкурсной массы.

В дальнейшем эту квартиру и исключили, причем решение было одинаковым в 3-х судах разных инстанций.

При этом кредиторы ходатайствовали об исключении другой квартиры, которая меньше по количеству квадратных метров в 2 раза. Суды руководствовались следующими факторами:

  • заявленная кредиторами квартира не может быть исключена, так как в ней осуществляется ремонт;
  • выбранная должником квартира стоит меньше, чем та, которую предлагали исключить кредиторы;
  • по факту должник и семья проживают в исключаемой квартире не менее 8-ми лет;
  • остальные квартиры не могут быть признаны единственным жильем, так как в них нет подходящих условий для проживания семьи (сюда же и относится имущество членов семьи должника – они владеют долями в коммунальных жилищах).

3. Дело № А02-2365/2014 от 28 июля 2016 года

Рассматривалось в АС Западно-Сибирского округа. У должника была выявлена следующая собственность:

  • дом, расположенный на земельном участке, принадлежащем ему же;
  • половина 2-комнатной квартиры.

Должник ходатайствовал об исключении дома в качестве единственного жилья, однако суды разных инстанций отказали в просьбе по следующим причинам:

  • дом не является единственным жильем, должник и его семья вполне могут проживать в квартире;
  • должник осуществлял действия, которые могут расцениваться как попытка защиты имущества в рамках банкротного процесса.

Таким образом, мы видим, что судебная практика в рамках банкротства по кредитам физических лиц весьма противоречива.

Если в одном деле суд полностью становится на сторону должника, исключая более дорогостоящее имущество, и, признавая его единственным жильем, то в другом деле суд запросто может признать единственным жильем часть небольшой жилой квартиры, признав загородный дом, целиком принадлежащий банкроту, имуществом, пригодным для реализации.

И сложно предсказать, как обернется дело в последующем аналогичном процессе – особенности банкротства физических лиц заключаются в том, что здесь имеют значение различные обстоятельства.

И, напоследок, еще один интересный случай, который демонстрирует, что в случае, если будут обнаружены какие-то действия со стороны должника, направленные на причинение ущерба кредиторам, он рискует не только не списать долги, но и лишиться единственного жилья.

4. Дело № А40-196718/2017 с Постановлением АС МО № Ф05-17246/2018 от 25 февраля 2019 года

В ходе процедуры банкротства выявлено, что у должника в собственности есть только один объект недвижимости, который заявлен как единственное жилье. Должник, соответственно, ходатайствует об исключении. Если суд первой инстанции удовлетворил ходатайство, то суды высших инстанций не поддержали данное решение, и направили дел на новый пересмотр.

Что заставило судей пересмотреть позицию должника?

  1. Должник отчуждал другую недвижимость посредством оформления договора дарения в пользу своей дочери.
  2. Квартира, которая позиционировалась должником как единственное жилье, была получена незаконным путем.
  3. Дочь должника располагает 3-хкомнатной квартирой в столице.
Читайте также:  В гпк появится институт группового иска

Таким образом, в кассации была продемонстрирована позиция, что суд не будет защищать имущество, которое по факту не является единственным жильем банкрота, хотя и заявлено, и формально является таковым.

Как сделать банкротство по кредитам с минимальными рисками? Заручиться поддержкой профессиональных юристов! Наши специалисты регулярно отслеживают последние изменения законодательства, судебную практику и обсуждение спорных моментов в делах о банкротстве физлиц.

Обратившись к нам, Вы сможете рассчитывать на адекватную правовую оценку шансов на списание долгов, помощь в сохранении имущества, поддержку в зале суда. Наши выигранные дела свидетельствуют, что добиться успеха и отстоять интересы клиента можно даже в самых сложных ситуациях!

Налоговая служба обобщила судебную практику по спорам о банкротстве

ФНС России подвела очередные итоги рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, инициированных самими налоговиками. Обзор правовых позиций по результатам этих процессов поможет юристам и налогоплательщикам в подобных ситуациях. Мы представляем краткий обзор документа.

Федеральная налоговая служба России письмом от 29 июня 2017 г. N СА-4-18/12520@ направила для работы в свои территориальные органы обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Верховного суда РФ и судов федеральных округов, принятых в течение 2016 года по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства.

В документе налоговики приводят решения по вопросам взыскания убытков, субсидиарной ответственности, оспаривания сделок, признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащими, проведения торгов, а также заключения мирового соглашения.

В обзоре мы кратко рассмотрим несколько правовых позиций, которые заняли арбитры при рассмотрении этих дел.

1. Связь между банкротством общества и действиями его бенифицира

Верховный суд РФ в определении от 21.04.2016 N 302-ЭС14-1472 по делу N А33-1677/13 сделал вывод о том, что при наличии доказательств, свидетельствующих о существовании причинно-следственной связи между действиями контролирующего лица и банкротством подконтрольной организации, бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий ложится на организацию-бенифициара.

В спорной ситуации в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) общества конкурсный управляющий обратился с заявлением о привлечении солидарно к субсидиарной ответственности организации, которая являлась его учредителем и единственным участником общества, а также его бывшего руководителя.

Свои требования конкурсный управляющий обосновал тем, что в ходе налоговой проверки было установлено, что поступавшие должнику от реализации продукции денежные средства перечислялись по цепочке расчетных счетов третьим лицам, в результате чего аккумулировались на расчетных счетах компании-бенефициара.

А невозможность дальнейшего осуществления должником дальнейшей хозяйственной деятельности послужило то, что компания-бенефициар изъяла у должника имущество производственного назначения.

ВС РФ напомнил о том, что субсидиарная ответственность участника наступает тогда, когда в результате его поведения должнику не просто причинен имущественный вред, а он стал банкротом, то есть лицом, которое не может удовлетворить требования кредиторов и исполнить публичные обязанности. Особенно если такая ситуация возникла вследствие значительного уменьшения объема активов под влиянием контролирующего лица.

2. Ликвидация организации-банкрота не освобождает от ответственности ее руководителя

Верховный суд РФ в определении от 07.12.2015 N 307-ЭС15-5270 указал, что ликвидация общества-должника, признанного банкротом, не является препятствием для рассмотрения требования о привлечении его бывшего руководителя к субсидиарной ответственности.

В спорной ситуации конкурсный кредитор обратился в суд с заявлением о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя общества по обязательствам должника, возникшим после истечения месяца со дня возникновения обстоятельств, свидетельствующих о признаках неплатежеспособности.

Заявитель указал, что невыполнение руководителем требований Федерального закона о банкротстве об обращении в арбитражный суд с заявлением при наступлении неплатежеспособности организации, влечет неразумное и недобросовестное принятие дополнительных долговых обязательств и, как следствие, убытки для кредиторов. В этом случае одним из правовых механизмов, обеспечивающих удовлетворение требований таких кредиторов при недостаточности конкурсной массы, является возможность привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в соответствии с пунктом 2 статьи 10 Федерального закона о банкротстве. При этом, как напомнил ВС РФ, исполнимость судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя при ликвидации должника может быть достигнута посредством возобновления дела о банкротстве после пересмотра определения о завершении конкурсного производства по правилам главы 37 АПК РФ.

3. Арбитражный суд должен учитывать выводы, сделанные СОЮ

Верховный суд в определении от 14.06.2016 N 309-ЭС16-1553 указал, что обстоятельства, установленные судом общей юрисдикции при рассмотрении дел об административных правонарушениях, должны быть учтены арбитражным судом при рассмотрении споров, связанных с привлечением руководителя организации-должника к субсидиарной ответственности.

В спорной ситуации конкурсный управляющий хотел привлечь к субсидиарной ответственности руководителя организации-должника, который ранее был признан судами общей юрисдикции трех инстанций виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 14.13 КоАП РФ за неподачу заявления о банкротстве организации.

Верховный суд РФ отметил, что хотя в соответствии с частью 3 статьи 69 АПК РФ решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу, вступившее в силу, обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело по вопросам об обстоятельствах, установленных решением СОЮ и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле, эта норма не распространяется на административные дела. При этом правовая оценка СОЮ действий лица и примененные им положения закона, на которых основан вывод о наличии состава административного правонарушения, не может рассматриваться в качестве обстоятельства, имеющего преюдициальное значение для арбитражного суда, рассматривающего дело.

Однако, как следует из правовой позиции, изложенной в пункте 16.2 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 02.06.2004 N 10, арбитражный суд не может игнорировать в своем судебном акте.

4. Выдача денег под отчет может быть признана выводом активов организации

Причина банкротства: налоговая задолженность. Обзор судебной практики от ФНС

ФНС России опубликовала обзор правовых позиций арбитражных судов и ВС РФ по результатам рассмотрения споров, связанных с процедурами банкротства, за 3-й квартал 2017 года. Документ поможет юристам компаний, которые принимают участие в подобных процессах, а также налогоплательщикам, которым грозит такая процедура.

ФНС России довела до сведения своих территориальных органов и всех налогоплательщиков письмо от 29.11.2017 N СА-4-18/24213 “О направлении обзора судебных актов”. В обзоре налоговики обобщили решения судебных органов за 3-й квартал 2017 года по вопросам:

  • оспаривания сделок;
  • включения требований в реестр требований кредиторов;
  • оспаривания необоснованных требований кредиторов;
  • привлечения к субсидиарной ответственности;
  • назначения арбитражного управляющего;
  • признания действий (бездействия) арбитражного управляющего ненадлежащим;
  • взыскания убытков, установления размера процентов по вознаграждению арбитражного управляющего;
  • квалификации денежного требования в качестве текущего, замещения активов;
  • введения процедуры банкротства.

Все выводы, сделанные судьями, непосредственно связаны с делами, по которым сама ФНС выступала в роли кредитора по взысканию налоговой задолженности. Мы подготовили краткий обзор наиболее важных правовых позиций.

Недействительность сделок банкрота

Верховный суд указал, что любая сделка организации-банкрота, совершенная в период до года до принятия заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной только на основании обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.2Федерального закона о банкротстве, в частности, из-за неравноценного встречного исполнения.

Если суд выяснит, что поведение сторон сделки очевидно свидетельствует о направленности их воли исполнить договор при неравноценном встречном предоставлении, то наличие иных обстоятельств, определенных пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве (в частности, недобросовестность контрагента), не требуется.

Об этом ранее уже было указано в постановлении Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63.

В другой ситуации суд указал, что банк не всегда может быть осведомлен о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника, даже с учетом того, что он является кредитной организацией.

В этом деле конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительными спорных платежей по кредиту и применении последствий недействительности сделок организации-должника.

Он указал, что спорные платежи были совершены в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом с целью причинения вреда его кредиторам, и у должника на момент осуществления платежей имелась задолженность по налогам.

Однако суды пришли к выводу, что то, что банк является кредитной организацией, обслуживающей общество, сам по себе не может рассматриваться как единственное достаточное обоснование его осведомленности о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Также Верховный суд РФ пришел к выводу, что цепочка последовательных сделок купли-продажи с разным субъектным составом может быть признана притворной в порядке пункта 2 статьи 170 ГК РФ. Судьи считают, что такая цепочка является прикрытием для единой сделки, направленной на прямое отчуждение имущества от первого продавца последнему покупателю.

Документы и сроки

Судьи указали, что при наличии доводов о мнимости и притворности договоров, на основании которых лицо заявляет требования о включении в реестр требований кредиторов должника, суд не должен ограничиваться формальной проверкой представленных сторонами документов, а должен принимать во внимание иные доказательства, подтверждающие наличие фактических договорных отношений.

Также Верховный суд пришел к выводу, что при рассмотрении заявления о признании должника несостоятельным (банкротом) судья для определения наличия либо отсутствия признаков банкротства должен признать дату принятия к производству этого заявления, а не дату возникновения задолженности, послужившей основанием для его подачи.

Субсидиарная ответственность

Конкурсный управляющий обратился в суд с требованием обязать руководителя организации-должника предоставить ему документы.

Суд требование удовлетворил, но директор судебное определение об обязании передать документы не исполнил.

Верховный суд пришел к выводу, что в этом случае с этого руководителя можно взыскать судебную неустойку в соответствии с пунктом 1 статьи 308.3 ГК РФ в пользу конкурсной массы.

В другом случае, рассмотренном ФНС, суд определил, что руководителя организации-должника нельзя освободить от субсидиарной ответственности, если он не разработал и не попытался воплотить в жизнь экономически обоснованый план выхода организации из кризиса. Правда, в этом случае судьи еще должны определить, отвечает ли признакам добросовестности применяемый должником метод ведения бизнеса:

  • погашение задолженности по тем гражданским обязательствам, которые непосредственно относятся к производственному процессу и реализации продукции;
  • непринятие каких-либо мер к исполнению фискальных обязательств.

Конкурсные управляющие

Верховный суд указал, что лицо, осуществлявшее полномочия конкурсного управляющего в период расчетов с кредиторами, должно зарезервировать на счете должника сумму процентов по вознаграждению конкурсного управляющего. Если он этого не сделал, то он нарушил требование пункта 6 статьи 142 Закона о банкротстве и должен быть привлечен к ответственности.

Источник: http://m.ppt.ru/news/141031

Верховный суд опубликовал обзор судебной практики по делам о банкротстве с участием ФНС России

  • На сайте Верховного Суда Российской Федерации размещен текст Обзора судебной практики, утвержденного Президиумом ВС РФ. 
  • Обзор публикуется для обеспечения единообразия при применении норм закона о банкротстве и Налогового кодекса РФ в делах, связанных с участием налоговых органов в процедурах банкротства.
  • Установлены правовые позиции по вопросам включения требований уполномоченного органа в реестр кредиторов, взыскания текущих налоговых платежей в делах о банкротстве, заключения соглашений об отступном, оспаривания сделок, квалификации материалов, полученных в ходе мероприятий налогового контроля в качестве допустимых доказательств в обособленных спорах.

Разъясняя спорные вопросы в делах о погашении налоговой задолженности, Верховный суд отметил приоритетность налога на доходы физических лиц и страховых взносов, так как базой их формирования являются выплаты работникам. Таким образом, Суд обозначил необходимость защиты института пенсионного обеспечения.

Правовые позиции о недопустимости искажения результатов налоговых проверок в процедурах банкротства, оспаривания правомерно уплаченных налогов, использования института отступного для уклонения от погашения налоговой задолженности соотносятся с законодательством ( закон 222-ФЗ от 23.06.2016 ).

Кроме того, Суд указал на возможность взыскания налоговым органом убытков с арбитражных управляющих, не перечисляющих налог на доходы физических лиц в бюджет.

Сформированные обзором правовые позиции позволят при рассмотрении споров в деле о банкротстве исключить злоупотребления и повысить эффективность защиты интересов государства.

Данный материал опубликован на сайте BezFormata 11 января 2019 года,ниже указана дата, когда материал был опубликован на сайте первоисточника!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *