Вс рф высказался об астренте и добросовестности суда

ВС РФ высказался об астренте и добросовестности суда

Садоводы оставили Смольный без земли и со штрафами Михаил Тихонов

История судебного разбирательства членов садоводства «Лесопромышленный комбинат «Ленметростроя» (Усть–Славянка, площадь садоводства — 12 га) началась в 2014 году. К этому моменту договор с садоводами об аренде земельного участка был расторгнут.

Товарищество после утверждения Генплана Санкт–Петербурга попало в зону многоэтажной жилой застройки, а само его расположение стало нарушать правила территориального зонирования.

Как рассказали «ДП» в юридическом бюро «Григорьев и партнеры», представлявшем садоводов в споре со Смольным, в 2014 году был подано 14 исков, в суде чиновники объясняли отказ в приватизации земли отсутствием договора аренды на участки.

В споре с госорганом первая, апелляционная и кассационная инстанции судов Петербурга заняли сторону власти. «Ситуацию удалось переломить только в Верховном суде РФ», — сообщила газете гендиректор юридической компании «Григорьев и партнеры» Наталья Григорьева.

По словам юристов, им удалось доказать, что временный характер землепользования, как и отсутствие плана организации и застройки садоводства и несоответствие виду разрешенного использования, не является основанием для отказа в приватизации. Весной 2016 года Верховный суд РФ отменил решения нижестоящих инстанций и направил гражданские дела на новое рассмотрение.

После этого в 2017 году другие члены садоводства подали в суды Петербурга иски (22 заявления) об оспаривании отказа городской администрации в приватизации участков «Ленметростроя». На этот раз городская судебная система встала на сторону дачников. Однако Смольный обжаловал эти решения, до сих пор апелляция не вынесла своего решения.

Садовый прецедент

Партнер юридического бюро «Григорьев и партнеры» Михаил Иванов пояснил, что впервые была сформирована положительная судебная практика по спорам об отказе в приватизации садовых участков.

Кроме того, впервые суды города применили к госоргану (КИО) судебную неустойку (астрент) за неисполнение судебного акта.

Так, весной 2019 года Невский районный суд по заявлению одного из садоводов взыскал с комитета штраф в размере 50 рублей за каждый день неисполнения решения суда, начиная с даты вступления судебного акта в законную силу.

Еще в начале 2018 года в отношении КИО было возбуждено исполнительное производство из–за неисполнения решений по искам садоводов.

В УФССП по Петербургу сообщили «ДП», что чиновники сейчас обратились в суд с заявлением о прекращении исполнительного производства.

Однако в ведомстве не объяснили, почему приставы более чем за год так и не смогли добиться от Смольного исполнения судебного решения по садоводам.

Параллельно горадминистрация в арбитраже добилась выселения садоводов с их территории, но это решение еще не вступило в законную силу: подана апелляционная жалоба.

Обычное дело

«В целом институт астрента применяется судами (как арбитражными, так и общей юрисдикции) довольно часто в рамках абсолютно различных неимущественных требований: о предоставлении документов, о сносе самовольной постройки, об обязании заключить договор, исполнить договор, совершить действия по переводу денежных средств, расторгнуть договор купли–продажи, поставить товар, освободить земельный участок и так далее. Стоит отметить, что активное применение астрента (с учетом присуждаемой суммы) стало довольно эффективным инструментом побуждения к своевременному исполнению судебных актов», — отмечает Гульжанат Абдулмуслимова, юрист юридической фирмы INTELLECT.

Избирательный подход судов, безусловно, не соотносится с основополагающим принципом судопроизводства — равенства: интересы госвласти зачастую ставятся выше интересов частного лица.

Понятно, что в условиях набирающей обороты тенденции к доминированию публичных интересов над частными (в частности, защиты бюджета) наложение астрента на госорган требует от суда определенной смелости.

Рассматриваемое определение, конечно, является шагом навстречу равенству правовых гарантий частных лиц и государства, однако существенно повлиять на сложившуюся судебную практику вряд ли сможет.

ВС РФ высказался об астренте и добросовестности суда

Гульжанат Абдулмуслимова

юрист юридической фирмы INTELLECT

Ситуация, при которой госорган, проиграв дело, уклоняется от исполнения решения суда, является абсолютно неприемлемой и ненормальной. В нашем случае мы добились взыскания астрента с КИО СПб, и это прецедент. Но такой практики в принципе не должно быть — решения должны исполняться, тем более госорганами.

ВС РФ высказался об астренте и добросовестности суда

Михаил Иванов

партнер юридического бюро «Григорьев и партнеры»

Наша практика применения астрента сегодня не очень обширна. Этот вид штрафа используется судами по искам к физическим и юридическим лицам. В день с ответчиков в среднем взыскивается от 50 до 90 рублей. Однако астрент может быть и существенно больше: к примеру, по искам КГИОП штрафы могут достигать и 100 тыс. рублей в месяц.

ВС РФ высказался об астренте и добросовестности суда

Дарья Лебедева

глава Объединенной пресс– службы судов Санкт–Петербурга

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Астрент: практика применения

22.08.16 12:10

Просмотров: 

С 1 июня 2015 года действует ст. 308.

3 ГК РФ, согласно которой суд в деле по иску об исполнении обязательства в натуре по требованию истца вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения (так называемый астрент).

Изначально данный институт был закреплен постановлением Пленума ВАС РФ от 04.04.2014 г. № 22 «О некоторых вопросах присуждения взыскателю денежных средств за неисполнение судебного акта» (далее – постановление № 22).

24 марта 2016 года появилось очередное постановление Пленума Верховного суда № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса РФ об ответственности за нарушение обязательств (далее – постановление № 7), в котором пункты 28–36 посвящены астренту.

Отметим сразу, что в постановлении № 7 астрент, именуемый «судебной неустойкой», может присуждаться по искам не только об исполнении позитивного обязательства в натуре, но и искам о пересечении действий должника, нарушающих обязательство воздержаться от определенных действий, а также по негаторным искам, то есть должны соблюдаться следующие условия для его установления судом:

  • неисполнение обязательства в натуре;
  • неисполнение гражданско-правовых обязанностей: в данном случае основным является то, что обязательство должно возникнуть после 01.06.2015 года, так как в соответствии с указаниями Верховного суда Российской Федерации, содержащимися в пункте 82 постановления № 7 положения Гражданского кодекса в редакции Закона № 42-ФЗ (закон, которым введен астрент), применяются к правоотношениям, возникшим после дня вступления его в силу, если иное не предусмотрено статьей 2 Закона № 42-ФЗ. По правоотношениям, возникшим до дня вступления в силу Закона № 42-ФЗ, положения Гражданского кодекса Российской Федерации в измененной редакции применяются к тем правам и обязанностям, которые возникнут после дня вступления Закона № 42-ФЗ в силу (01.06.2015).

Указанная позиция подтверждается судебной практикой: «В удовлетворении иска об обязании выполнить работы, предусмотренные договором подряда, осуществить погрузку, перевозку строительного мусора, представить акты сдачи-приемки выполненных работ (оказанных услуг) отказано правомерно, так как п. 1 ст. 308.

3 ГК РФ не подлежал применению при рассмотрении настоящего спора». Ссылка истца в апелляционной жалобе на необходимость применения пункта 1 статьи 308.3 Гражданского кодекса является несостоятельной, так как договор был заключен в 2013 году, то есть ранее вступления в силу Закона № 42-ФЗ (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 17.06.

2016 г. № 10АП-4116/2016 по делу № А41-100865/15).

В анализируемом постановлении № 7 содержится ряд интересных положений, которых не было в вышеуказанном постановлении Пленума ВАС РФ № 22 и которых нет в ГК РФ, в частности:

  • суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки в случае удовлетворения иска о понуждении к исполнению обязательства в натуре (п. 31), например, иска об истребовании индивидуально-определенной вещи (автомобиля, объекта недвижимости и пр.); соответственно истцы в исках о принуждении к исполнению обязательств в натуре получают эффективный инструмент для исполнения судебных актов.

Толкование нормы п. 1 ст. 308.3 ГК позволяет утверждать о ее смешанном характере: это неустойка за неисполнение судебного акта, то есть вид новой, совмещенной, гражданско-судебной (процессуальной) ответственности.

Астрент можно характеризовать как установленную судом пеню за неисполнение судебного решения, которая идет в доход истца.

В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, то есть  любой кредитор, в пользу которого принято судебное постановление об исполнении обязательства в натуре, вправе получить компенсацию за неисполнение судебного акта должником (astreinte), согласно ст. 308.3 ГК РФ.

  • Уплата астрента не освобождает от исполнения судебного решения и не освобождает от ответственности за неисполнение обязательства.
  • Более того, астрент не идет в зачет с убытками, возникшими в связи с нарушением договора,  носит карательный характер и взыскивается независимо от них.
  • Проценты по статье 395 ГК РФ на сумму присужденного астрента не начисляются.

Цель судебной неустойки – побудить должника к своевременному исполнению обязательства (судебного акта). Об этом говорил ВАС РФ в пункте 3 постановления № 22 и указал Верховный суд РФ в пункте 28 постановления № 7. При этом суд может присудить судебную неустойку только на случай неисполнения: обязательства в натуре; гражданско-правовых обязанностей.

Астрент не применяется:

  • к денежным долгам. Среди юристов есть дискуссии по этому вопросу. И действительно, Верховный суд РФ, видимо, пришел к тому, что по денежным требованиям достаточно начисленных процентов по статье 395 ГК РФ, а в некоторых случаях и по статье 371.1 ГК РФ. ВАС РФ в постановлении № 22 придерживался несколько иной позиции, а именно при истребовании «судебной неустойки» можно и по статье 395 ГК РФ взыскивать проценты. ВС РФ данный факт особо отметил в пункте 30 постановления № 7;
  • к публичным правоотношениям, к трудовым спорам, пенсионным правоотношениям, к семейным спорам, а также к спорам, вытекающим из отношений по социальной поддержке.

Астрент вводится по заявлению кредитора (истца), которое он может подать на любой стадии процесса:

  • одновременно с вынесением решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре;
  • при исполнении решения в рамках исполнительного производства.

Суд не вправе отказать в присуждении судебной неустойки. В пункте 31 постановления № 7 ВС РФ выделил, что такое присуждение является не правом, а  обязанностью суда.

Предварительное соглашение сторон об отказе кредитора от права требования взыскания судебной неустойки, за исключением случаев, предусмотренных законом, либо в силу обязательств, когда кредитор лишен права требовать исполнения обязательств в натуре (пункт 29 постановления № 7).

Определение размера судебной неустойки

Суд должен определить размер астрента так, чтобы для ответчика исполнение решения оказывалось намного выгоднее, чем неисполнение и уплата астрента.

В Гражданском кодексе указывается, что суды должны определять размер астрента на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения.

ВС РФ высказался об астренте и добросовестности суда

При этом суд должен в своем решении указывать не только размер судебной неустойки, но и порядок ее определения, так как Десятый арбитражный апелляционный суд в своем постановлении от 07.06.2016 г.

№ 09АП-20661/2016 по делу № А40-203470/15 указывает, что суд первой инстанции обоснованно удовлетворил требование истца на случай неисполнения судебного акта в размере 1/30 (16 000 руб.) от суммы арендной платы за один месяц (480 000 руб.

) за каждый день просрочки исполнения решения с даты вступления судебного акта в законную силу и до его фактического исполнения.

  1. Истцу необязательно указывать, какой размер астрента суд должен установить, но если кредитор все же укажет размер, то суд, возможно, учтет его пожелания.
  2. Кредитору достаточно заявить об установлении астрента, законодательно не установлена его обязанность при этом указать размер.
  3. Период начисления астрента законодательно не установлен, но можно сделать вывод, что его уплата заканчивается моментом исполнения обязательства в натуре.
  4. Следует отметить, что есть исключения:
  • отсрочка и рассрочка исполнения судебного акта. Так, согласно пункту 34 постановления № 7, если судом удовлетворяется заявление стороны об отсрочке/рассрочке, то возникает период, в течение которого судебная неустойка не начисляется;
  • имеется объективная невозможность исполнения обязательства в натуре. В данном случае не имеет значения, в какой момент появилась такая невозможность, – до присуждения или после присуждения астрента. В данном случае астрент перестает начисляться с момента, когда возникает такое обстоятельство;
  • кредитор незаконно отказывается от принятия исполнения. В этом случае у него не будет возможности требовать уплаты судебной неустойки.

Кредитор получает право на выплату ему судебной неустойки, которую установил суд, только если ответчик нарушает установленный судом срок для исполнения обязательства.

В пункте 29 постановления № 7 указано, что на стадии исполнительного производства стороны могут заключить мировое соглашение, которым прекратить обязательства по уплате астрента. Варианты:

  • предоставление отступного;
  • прощение долга;
  • новация.

Следует отметить, что на судебную неустойку выдается отдельный исполнительный лист и она подлежит принудительному взысканию, после того, как истечет срок для исполнения обязательства в натуре. Факт ненадлежащего исполнения обязательства устанавливается судебным приставом-исполнителем.

Источник: kskgroup.ru

(Visited 681 times, 1 visits today)

Читайте также:  Увольнение за прогул - судебная практика

Мартовские разъяснения Пленума ВС РФ: распределение бремени доказывания и применение астрента

Верховный суд 24 марта 2016 года выпустил постановление Пленума № 7 с разъяснением спорных вопросов об ответственности за нарушение обязательств. Особого внимания в этом документе, на мой взгляд, заслуживают положения о распределении бремени доказывания и о применении судебной неустойки (астрента).

Этим же постановлением суд внёс изменения в такие основополагающие и, казалось бы, «бессмертные» совместные постановления пленумов как № 6/8 и № 13/14. Они сохранили силу, но понесли значительные потери. Постановления Пленума ВАС РФ по вопросам ответственности постигла более драматичная судьба.

В постановлении № 81 сохранилось в силе только три пункта из десяти, а постановление № 22 вовсе признано не подлежащим применению.

Тем не менее, большая часть разъяснений из утративших силу постановлений обрела новую жизнь в рамках нового постановления пленума ВС, а значит стала обязательной для судов обеих систем, что, безусловно, плюс. Характерной особенностью документа является его наполненность цитатами из ГК РФ.

Постановление чуть ли не на половину состоит из процитированных норм права. С одной стороны, можно приветствовать просветительскую идею через распространение реформированных норм Гражданского кодекса. С другой — это привело к значительному увеличению объёма документа, что не может способствовать его популяризации.

Распределение бремени доказывания: несколько новых правил

Самым ценным в этом постановлении для практикующих судебных юристов являются, пожалуй, разъяснения, касающиеся вопросов распределения бремени доказывания. Среди прочих можно отметить следующие. При взыскании убытков причинно-следственная связь между нарушением и убытками презюмируется. Верховный суд понизил стандарт доказывания в отношении причинно-следственной связи при взыскании убытков в некой простой ситуации: предполагается, что убытки возникли из нарушения, если должник не доказал иного. Впрочем, это применимо для неких типичных ситуаций, когда вменяемые последствия являются обычными для такого нарушения. Например, отключили электричество, разморозился холодильник, утрачен товар. Очевидные последствия налицо (п. 5 постановления). Несколько портит данную презумпцию словосочетание «должник не лишен возможности представить доказательства». Поди догадайся обязан должник доказывать или он вправе это делать? Очевидно, что ранее никто не ограничивал должника в представлении таких доказательств. Введение презумпции и подразумевает, что заинтересованная сторона обязана её опровергнуть, если не согласна с утверждением кредитора. При нарушении обязательства именно нарушитель должен доказать свою невиновность. Положения статьи 401 ГК РФ содержат ключевые правила распределения ответственности при нарушении обязательства. Согласно пункту 2 именно нарушитель обязан доказать свою невиновность. Это также означает, что по умолчанию любой нарушитель виновен, пока он не доказал иное. Если стороны договорились, что нарушитель не несет ответственности за неосторожное нарушение договора, то кредитору не надо доказывать, что нарушение было умышленным. Напротив, согласно п. 7 постановления, в такой ситуации именно нарушитель должен будет доказать, например, что он приболел и поэтому не успел оплатить счёт. Более того, его пассивность в защите будет расцениваться как признание умысла на нарушение обязательства, а значит любые договорные ограничения ответственности будут считаться недействительными (п. 4 ст. 401 ГК). Дано определение непредотвратимого обстоятельства. Суд разъяснил, что непредотвратимым является обстоятельство, при котором любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства (п. 8 постановления). Как можно установить, что любой участник бы не избежал? А если кредитор приведёт противоположный пример, когда некто избежал наступления подобного обстоятельства? Видится не самой удачной идеей использовать словосочетание «любой участник гражданского оборота» в этом контексте. Неплохо было бы привести пример, чтобы можно было понять, что имелось в виду.   При взыскании потерь причинную связь между поведением нарушителя и потерями доказывает истец. Порядок возмещения потерь был дополнен необходимым элементом, который поможет умерить аппетиты кредиторов (п. 15 постановления). Статья 406.1 ГК РФ содержит порядок возмещения потерь, не связанных с нарушением другой стороной своего обязательства. Верховный суд подчеркнул, что потери не являются убытками и сторона, требующая их возмещения, не обязана доказывать причинную связь между поведением нарушителя и потерями. Однако это не освобождает такую сторону от необходимости доказать связь между наступлением оговоренного соглашением обстоятельства и ее потерями. При недобросовестном ведении переговоров бремя доказывания лежит на истце. В вопросах, регулирующих ответственность за недобросовестное ведение переговоров, Верховный суд проявил неожиданный подход, исключив презумпцию вины причинителя вреда (п. 19 постановления). Суд разъяснил, что по общему правилу, на истце лежит бремя доказывания недобросовестного ведения переговоров ответчиком. И напротив, бремя доказывания своей добросовестности переходит на ответчика, когда он внезапно и неоправданно прекратил переговоры, предоставил другой стороне неполную или недостоверную информацию либо умолчал об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны.

Применение астрента

Отмечу не менее важные разъяснения, касающиеся применения судебной неустойки или астрента. Присуждение денежных средств в качестве способа обеспечения исполнения судебного акта впервые было введено постановлением Пленума ВАС № 22. В 2015 году данная мера получила закрепление в пункте 1 статьи 308.3 ГК РФ и одновременно была отнесена законом к неустойке. В новом постановлении Пленума ВС № 7 данная мера получила ёмкое название «судебная неустойка» (п. 28 постановления). Поскольку новомодная мера зачастую не встречает понимание среди судей общей юрисдикции, а порой откровенно ими саботируется, данные разъяснения можно только приветствовать. Также суд разъяснил, что судебная неустойка не может начисляться на денежные требования. Здесь Верховный суд последовал ранее выбранному пути, когда в июне 2015 года соответствующий пункт постановления Пленума ВАС №22 был признан им не подлежащим применению. Это несомненно прекрасно, учитывая право кредитора на проценты, уже предусмотренные статьями 317.1 и 395 ГК РФ. Умножение видов процентов, которые имеет право требовать кредитор не способствует разрешению проблемы низкой исполняемости решений судов. Верховный суд также ограничил сферу применения судебной неустойки, указав, что она не устанавливается по административным, трудовым, пенсионным, семейным спорам и спорам, связанным с социальной поддержкой. Данное разъяснение тем более актуально, поскольку адресовано судам общей юрисдикции.

Ключевое правило, которому должны следовать суды, при установлении размера судебной неустойки – исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем неисполнение. Примечательно, что в постановлении Пленума ВАС № 22 данное разъяснение не содержало слова «явно».

Однако это единственное усовершенствование в вопросе размера неустойки по сравнению с текстом ВАС РФ. Среди безусловных потерь можно отметить отсутствие указания на возможность установления прогрессивной шкалы (например, за первую неделю неисполнения одна сумма, за вторую — сумма в большем размере и т.д.

), которая была предусмотрена в постановлении Пленума ВАС, а также отсутствие перечня обстоятельств, которые суд должен учитывать: степень затруднительности исполнения судебного акта, возможности ответчика по добровольному исполнению судебного акта, его имущественное положение, в частности размер его финансового оборота.

Очевидно, что неустойка в размере $1000 в месяц для крупной корпорации и для крестьянского хозяйства имеет разное стимулирующее воздействие.

Вс не нашел оснований: итб не избежал судебной неустойки в 63,5 млн руб

Контекст

Астраханский суд прекратил производство по делу о банкротстве структуры ОСКАСВ предоставит трем банкам финансовую помощь в размере 37 млрд руб

МОСКВА, 1 ноя — РАПСИ.

Верховный суд (ВС) РФ отклонил кассационную жалобу АКБ «Инвестиционный торговый банк» на постановление об отказе в восстановлении срока на обжалование судебных актов о взыскании с него судебной неустойки (астрента) в размере 63,5 миллиона рублей за неисполнение решения суда.

Об этом РАПСИ сообщили в адвокатском бюро «Линия права», представлявшем в суде интересы оппонентов банка — иностранных компаний, являющихся акционерами АКБ.

Банк надлежащим образом был извещен о принятии судом первой инстанции к рассмотрению заявления иностранных компаний о присуждении денежной компенсации за неисполнение судебных актов, а также о времени и месте судебного заседания в суде первой инстанции, в которое направил своего представителя, отметил ВС.

В связи с корпоративным конфликтом между менеджментом и акционерами банка клиенты адвокатского бюро добились истребования от АКБ значительного объема документов, необходимых для выяснения финансового состояния кредитной организации.

Впоследствии из-за длительного неисполнение решения суда акционеры банка обратились с заявлением о взыскании судебной неустойки (астрента).

Суд апелляционной инстанции присудил судебную неустойку в виде прогрессивной шкалы, начиная с 50 тысяч рублей в день, при этом каждый месяц размер неустойки увеличивался на 50 тысяч рублей.

Банк, несмотря на существенный размер неустойки, продолжал не исполнять решение суда, передав истребованные судом документы только после того, как размер судебной неустойки достиг 400 тысяч рублей в день.

АКБ обратился с кассационной жалобой на постановление апелляционного суда. Однако акционеры смогли убедить суд в отсутствии у банка уважительных причин для пропуска срока на подачу кассационной жалобы, и производство по жалобе АКБ было прекращено.

Как сообщили в адвокатском бюро «Линия права», банк подал в ВС РФ кассационную жалобу, после изучения которой дело было истребовано.

Акционеры банка привели дополнительные доводы, подтверждающие факт того, что банк мог своевременно подать кассационную жалобу.

ВС продлил рассмотрение жалобы банка, а затем отказал ему в передаче дела в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда России.

По мнению партнера Арбитражной практики «Линии права» Владислава Ганжала, взыскание и фактическая выплата такой значительной (возможно, самой большой на данный момент) судебной неустойки были обусловлены недобросовестностью банка, который явно уклонялся от исполнения решения суда даже после назначения временной администрации (суд даже квалифицировал такое бездействие как явное проявление неуважения к суду). «Судебная неустойка послужила инструментом для побуждения недобросовестного должника исполнить неудобное для него решение суда. Когда размер судебной неустойки стал критичным для банка, он приступил к исполнению данного решения», — отметил юрист.

Астрент: что такое астрент и как его применять

  • Вопрос арбитражному юристу

    Наша компания изготавливает и продает эксклюзивные (индивидуальные) элементы различных строительных конструкций для возведения домов. Недавно мы получили претензию, в которой наш бывший контрагент требует передать ему изготовленную нами конструкцию. Ранее, так как не было оплаты от покупателя, мы расторгли с ним договор купли-продажи. В своей претензии бывший покупатель требует с нас передать ему элемент конструкции, грозится, что подаст в суд, взыщет с нас убытки, судебные расходы, а также применит астрент. Нам все понятно, кроме астрента.

    Хотелось бы узнать, что такое астрент и с чем его «едят». Насколько этот астрент для нас опасен?

  • Юридическая консультация арбитражного юриста

    Астрент – это иностранное слово, которое означает следующее.

    В Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) появилась новая статья 308.3, действует она с 01.06.2015 г. Эта статья, прямо не упоминая астрент, как раз говорит о нем. Процитируем эту статью, которая называется «Защита прав кредитора по обязательству»:

    Читайте также:  Хозяйственное или коммерческое партнерство в рф

    1. В случае неисполнения должником обязательства кредитор вправе требовать по суду исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено ГК РФ, иными законами или договором либо не вытекает из существа обязательства.

    Суд по требованию кредитора вправе присудить в его пользу денежную сумму на случай неисполнения указанного судебного акта в размере, определяемом судом на основе принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения. 2.

    Защита кредитором своих прав в соответствии с пунктом 1 настоящей статьи не освобождает должника от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства (глава 25).

    Необходимо отметить следующее.

    В соответствии с вышеуказанными нормами арбитражный суд может по требованию истца обязать ответчика выплатить в пользу истца денежную сумму, если ответчик не выполнит решение арбитражного суда. В этом суть астрента, его применение направлено на побуждение лица, не в пользу которого вынесен судебный акт, исполнить решение суда. Фактически, астрент – это судебная неустойка.

    Применение астрента или судебной неустойки возможно не только в арбитражном процессе. Суды общей юрисдикции также могут применить астрент.

    Астрент означает присуждение денежных средств в качестве способа обеспечения исполнения судебного акта, то есть астрент — это неустойка или пеня за ненадлежащее исполнение решения суда.

    Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.03.2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений ГК РФ об ответственности за нарушение обязательств» поименовал астрент как «судебную неустойку».

    Право на применение астрента имеется у арбитражного суда, если подан иск об исполнении обязательства в натуре. Судебная неустойка или астрент не может начисляться на денежные требования.

    Размер астрента должен быть определен судом на основе принципов соразмерности, справедливости и недопустимости извлечения выгоды ответчиком из недобросовестного его поведения. Основываясь на указанных принципах, суд должен учитывать то, что исполнение решения суда должно быть для проигравшей стороны более выгодным, чем неисполнение судебного решения.

    Суд не имеет права отказать в присуждении судебной неустойки в случае, если им был удовлетворен иск о понуждении к исполнению обязательства в натуре. Как мы полагаем, ваш бывший контрагент попытается подать иск об истребовании индивидуально-определенной вещи (элемента строительной конструкции), а также заявить о применении астрента или судебной неустойки.

    Таким образом, вероятней всего, ваш бывший оппонент готовится к предъявлению иска об истребовании имущества в натуре, а также к заявлению о применении астрента, то есть попытается также просить взыскать с вашей компании судебную неустойку.

    И в заключение. Судебная неустойка (астрент) не подлежит применению по следующим категориям споров: административным, трудовым, пенсионным, семейным спорам, иным спорам, связанным с социальной поддержкой.

  • Вс указал на неправомерность ретроспективного взыскания астрента

    Общество-арендодатель «Константиныч» и общество-арендатор «КапиталНедвижимость» заключили договор аренды нежилого помещения от 25 июля 2011 г. сроком на 10 лет. Позднее арендатор заключил с обществом «РИАЛТОРГ» договор субаренды части этого помещения на 9 лет.

    В январе 2014 г. арендодатель уведомил, что в одностороннем порядке отказывается от договора аренды в связи с нарушением арендатором сроков внесения арендной платы. Вступившим в законную силу решением арбитражного суда г. Москвы односторонний отказ общества от договора аренды признан правомерным.

    В связи с этим компания «РИАЛТОРГ» обратилась к обществу-арендодателю с заявлением о заключении с ним договора аренды спорного помещения на условиях договора аренды от 25 июля 2011 г., заключенного обществом «Константиныч» и обществом «КапиталНедвижимость».

    Письмом от 25 февраля арендодатель уведомил «РИАЛТОРГ» о том, что одновременно с прекращением договора аренды от 25 июля 2011 г.  прекратили свое действие и все договоры субаренды. При этом компания потребовала в срок до 1 марта 2014 г.

    освободить спорное помещение, что и было сделано субарендатором.

    После этого «РИАЛТОРГ» обратился в арбитражный суд с иском об обязании общества «Константиныч» заключить с ним договор аренды спорного помещения, сославшись на то, что в силу ст.

    618 ГК РФ имеет право на заключение договора аренды на помещение, находившееся в пользовании в соответствии с договором субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора аренды.

    При этом до принятия решения по делу индивидуальный предприниматель на основании договора купли-продажи приобрел спорное помещение в собственность у ООО «Константиныч». Право собственности предпринимателя на помещение было зарегистрировано в установленном порядке 19 февраля 2015 г.

    В октябре 2015 г. арбитражный суд обязал нового собственника спорного помещения заключить с обществом «РИАЛТОРГ» договор аренды на условиях ранее упомянутого договора от 25 июля 2011 г.

    Поскольку решение суда не было исполнено, компания в июле 2016 г. обратилась в арбитражный суд с заявлением, в котором просила о присуждении денежной суммы в размере 32 тыс. руб.

    за каждый день просрочки исполнения решения с даты вступления его в законную силу до фактического исполнения.

    Суд первой инстанции, сославшись на ст. 16, ч. 2 ст. 174, ст. 324 АПК РФ, п. 4 ст. 1, ст. 308.3, 330 ГК РФ, разъяснения, приведенные в п. 28, 32 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, пришел к выводу о том, что предприниматель необоснованно уклоняется от исполнения вступившего в законную силу решения суда, и удовлетворил требование истца.

    Апелляция признала выводы первой инстанции правильными, но посчитала неправомерным расчет суммы, указав, что размер судебной неустойки следует определять исходя из ежемесячного арендного платежа по подлежащему заключению договору аренды в отношении спорного помещения, на условиях договора аренды недвижимого имущества от 25 июля 2011 г., то есть в размере 6 тыс. руб. за каждый день просрочки. Суд округа поддержал выводы суда апелляционной инстанции.

    Предприниматель, ссылаясь на существенное нарушение судами трех инстанций норм материального и процессуального права, обратился в Верховный Суд РФ с кассационной жалобой. Рассмотрев материалы дела № А40-28789/2014, выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу о том, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене.

    Судебная коллегия напомнила, что согласно разъяснению в п.

    31 и 32 Постановления Пленума № 7, если требование о взыскании судебной неустойки заявлено истцом и удовлетворяется судом одновременно с требованием о понуждении к исполнению обязательства в натуре, началом для начисления судебной неустойки является первый день, следующий за последним днем, установленным решением суда для исполнения обязательства в натуре.

    В случае подачи истцом заявления о взыскании судебной неустойки спустя время после вынесения решения об исполнении обязательства в натуре взыскание судебной неустойки за период, предшествующий моменту рассмотрения судом вопроса о ее взыскании, не допустимо, поскольку ретроспективное взыскание не соответствует той цели, на которую оно в первую очередь направлено – стимулирование должника к совершению определенных действий или воздержанию от них. «Целью судебной неустойки не является восстановление имущественного положения истца в связи с неисполнением судебного акта об исполнении обязательства в натуре. Таким образом, судебная неустойка не может быть взыскана за неисполнение судебного акта до момента ее присуждения», – отмечается в решении ВС.

    Как указала Коллегия, в настоящем деле суды по заявлению общества «РИАЛТОРГ», поданному спустя более полугода после вынесения решения об обязании предпринимателя заключить договор аренды, неправомерно взыскали судебную неустойку за период, предшествующий моменту вынесения определения о ее взыскании.

    Коллегия также отметила, что по смыслу разъяснений, приведенных в п.

    34 Постановления Пленума ВС РФ № 7, при наличии обстоятельств, объективно препятствующих исполнению судебного акта о понуждении к исполнению в натуре в установленный судом срок, а также с момента незаконного отказа кредитора от принятия предложенного должником надлежащего исполнения должник не обязан уплачивать судебную неустойку.

    ВС отметил, что при рассмотрении заявления о взыскании судебной неустойки предприниматель приводил довод о том, что не может исполнить решение суда и заключить договор аренды с истцом, поскольку с февраля 2015 г.

    принадлежащее ему помещение находится в долгосрочной аренде общества «Лонг» и в пользовании общества «Тандер» на основании договора субаренды, которые прошли государственную регистрацию.

    По условиям договора арендодатель вправе его расторгнуть только в случае нарушения арендатором обязательств, предусмотренных им.

    Кроме того, возражая против требования о взыскании судебной неустойки, ответчик указывал на то, что во исполнение решения суда от 1 октября 2015 г.

    он направил истцу проект договора аренды той части помещения, которое находилось у истца в субаренде, с условием об арендной плате, соответствующим п. 5.1 договора от 25 июля 2011 г., с учетом четвертого года срока аренды и платы в долларах США по курсу Центрального Банка.

    Однако общество «РИАЛТОРГ» не подписало предложенный договор, сославшись на иное толкование условия об арендной плате.

    Предприниматель также указывал, что в настоящее время общество «РИАЛТОРГ» признано несостоятельным, в отношении него введено конкурсное производство, оно является должником и не сможет платить за аренду, в том числе внести гарантийный взнос, предусмотренный договором, на условиях которого суд обязал ответчика заключить с истцом договор аренды. Предприниматель приводил данные доводы в письменном виде и излагал их в судебных заседаниях судов трех инстанций, однако в нарушение требований ст. 71 АПК РФ суды не дали никакой правовой оценки указанным доводам.

    На основании изложенного Судебная коллегия по экономическим спорам отменила решения нижестоящих инстанций и направила заявление общества «РИАЛТОРГ» о присуждении денежной суммы на случай неисполнения судебного акта на новое рассмотрение.

    Старший юрист CAF Group Алексей Капустин назвал позицию ВС РФ обоснованной и базирующейся на конкретных нарушениях норм права, допущенных нижестоящими судами.

    По его словам, определяющим фактором принятия Верховным Судом такого решения стало то, что в нарушение требований законодательства суды не исследовали и не дали правовой оценки действиям ответчика, который принял меры, достаточные для исполнения решения суда.

    Кроме того, суды неправильно оценили правоспособность истца заключать какие-либо сделки из-за того, что он находится под внешним управлением.

    По мнению Алексея Капустина, данное определение ВС РФ вполне очевидно и находится в русле имеющейся правоприменительной практики. Каких-либо новелл в решении ВС РФ, которые могли бы изменить сложившуюся практику, нет.

    Иную точку зрения высказал партнер юридической компании Tenzor Consulting Антон Макейчук. Он полагает, что данную позицию Верховного Суда юристам необходимо знать и учитывать в своей работе, поскольку в ней даны ответы на некоторые проблемные и не решенные ранее в судебной практике вопросы о порядке взыскания астрента.

    Антон Макейчук отметил, что ключевой вывод, содержащийся в определении, заключается в том, что ретроспективное взыскание судебной неустойки невозможно.

    Он отметил, что ранее определенность по вопросу ретроспективного взыскания неустойки в судебной практике отсутствовала.

    «Позиция Верховного Суда РФ имеет большую важность для судебной практики, поскольку непосредственно повлияет на последующие подходы судов при принятии решений о возможном периоде взыскания судебной неустойки», – считает он.

    Антон Макейчук также обратил внимание, что Верховный Суд напомнил о цели астрента – стимулирование должника, а не восстановление имущественного положения истца.

    «Данная позиция Суда, с одной стороны, положительно скорректирует имеющуюся судебную практику и приведет ее к единообразию, но, с другой стороны, снизит вероятность взыскания судебной неустойки в крупных размерах, поскольку теперь нижестоящие суды будут тщательно подходить к вопросу избрания такого размера неустойки, который будет стимулировать должника и при этом отвечать признакам справедливости для обеих сторон», – констатировал Антон Макейчук.

    Читайте также:  Декларация о принадлежности к малому предпринимательству

    Он также отметил позицию ВС РФ о том, что неправомерно взыскивать судебную неустойку с должника в случае присутствия объективных и независящих от него обстоятельств, которые препятствуют исполнению судебного акта в срок. В таком случае истец вправе требовать взыскания с должника убытков, причиненных неисполнением обязательства, отметил Антон Макейчук.

    Судебная неустойка: как должнику снизить ее размер

    Астрент — правовой институт, заимствованный российской правовой системой у законодателей Франции, который представляет собой меру публично-правовой имущественной ответственности лица, своевременно не исполнившего судебный акт.

    Возможность установления судом в пользу кредитора определенной денежной суммы на случай неисполнения судебного акта должником предусмотрена положениями п. 1 ст. 308.3 ГК, хотя законодатель прямо не называет это астрентом.

    Судебная практика определила указанную денежную сумму как судебную неустойку (п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.

    2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее — Постановление № 7).

    Институт судебной неустойки является новым для российской правовой системы, поэтому в настоящий момент идет интенсивная выработка судами практики применения положений, устанавливающих астрент.

    Право заявить судебную неустойку принадлежит кредитору (истцу по иску о понуждении к исполнению обязательства в натуре). При этом, как установлено материальным и процессуальным правом, астрент присуждается судом, который указывает его размер или порядок его определения (п. 1 ст. 308.1 ГК, п. 4 ст. 174 АПК, п. 3 ст.

    206 ГПК). Однако стоит заметить, что процессуальное законодательство, устанавливая возможность по требованию истца присудить астрент, указывает, что это право, а не обязанность суда. В свою очередь, Верховный Суд подтвердил, что суд в случае удовлетворения иска обязан присудить судебную неустойку (п.

    31 Постановления № 7).

    Астрент присуждается только по заявлению истца либо одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, либо в последующем, при его исполнении в рамках исполнительного производства.

    Судебная неустойка начисляется с момента истечения определенного судом срока исполнения обязательства в натуре до момента его фактического исполнения. Факт неисполнения или ненадлежащего исполнения судебного акта устанавливается судебным приставом-исполнителем.

    Размер астрента и (или) порядок его определения определяется судом с учетом принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения, при этом в результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

    Позиция ВС РФ по снижению астрента

    В деле № А40-66152/2014 Судебная коллегия высказала противоречивую, сложно сформулированную позицию относительно астрента. Однако она позволяет выявить новые возможности для должника по снижению размера судебной неустойки.

    Стоит напомнить, что при наличии определенных объективных обстоятельств должник, опираясь на положения процессуального законодательства и Постановление № 7, может временно снизить финансовую нагрузку в виде судебной неустойки.

    Для этого ему необходимо подать заявление об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, затем суд, определяя объективность обстоятельств, препятствующих исполнению судебного акта в срок, устанавливает период, в течение которого судебная неустойка не подлежит начислению.

    Вернемся к правовой позиции ВС РФ, сформулированной в ходе рассмотрения указанного выше дела. Арбитражный суд удовлетворил иск двух иностранных компаний, требовавших от банка предоставить информацию и заверенные копии документов.

    Институт судебной неустойки является новым для российской правовой системы, поэтому в настоящий момент идет интенсивная выработка судами практики применения положений, устанавливающих астрент

    По причине того, что банк в течение длительного времени не исполнял решения суда, истцы обратились в суд с заявлением о взыскании астрента в довольно крупном размере. Суд первой инстанции удовлетворил их требование частично, присудив судебную неустойку в гораздо меньшем размере.

    Апелляционная инстанция, в которую обратился банк, увеличила размер астрента, который приближался к размеру, указанному в иске. Суд округа, прекратил производство по кассационной жалобе банка в связи с пропуском срока на кассационное обжалование, а судья Верховного Суда отказал в передаче дела в Судебную коллегию.

    Банк обратился с отдельным заявление о снижении размера судебной неустойки в арбитражный суд, который частично удовлетворил его заявление, снизив размер астрента со ссылкой на п. 2 ст. 333 ГК. При этом суд указал, что размер астрента не отвечает принципам справедливости, соразмерности и направлен на извлечение иностранными компаниями недобросовестной выгоды.

    Апелляция отменила определение суда первой инстанции со ссылкой на его необоснованность и неправильное применение арбитражным судом норм права.

    Суд округа, отменяя постановление апелляции, оставил в силе определение суда первой инстанции, при этом согласившись, что размер судебной неустойки не соответствует названным выше принципам.

    Затем дело попадает в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ, которая отменяет судебные акты нижестоящих инстанций и направляет дело на новый круг. Мотивирует ВС РФ свое решение следующим.

    Правовая природа судебной неустойки отличается от классической неустойки, поскольку несет в себе публично-правовую составляющую, так как является мерой ответственности на случай неисполнения судебного акта, устанавливаемой судом, в целях дополнительного воздействия на должника.

    При этом особо подчеркивается позиция КС РФ, сформулированная в Определении от 20.03.2008 № 153-О-О.

    Согласно этой позиции, вступившие в законную силу постановления федеральных судов подлежат неукоснительному исполнению, а обратное свидетельствует о проявлении неуважения к суду и влечет ответственность.

    Комментируя снижение судом первой инстанции судебной неустойки со ссылкой на положения п. 2 ст. 333 ГК, Судебная коллегия указала, что возможность повторной оценки судебной неустойки применительно к положениям ст. 333 ГК законом не предусмотрена в связи с различием подходов к определению соразмерности классической и судебной неустоек.

    Так, соразмерность судебной неустойки определяется исходя из степени сопротивления должника исполнению обязательства и соответственно, присуждается в целях преодоления имеющегося сопротивления и побуждения к исполнению.

    То есть Верховный Суд указывает, что размер судебной неустойки должен быть прямо пропорционален степени сопротивления должника исполнении судебного акта.

    Отменяя судебные акты суда первой инстанции и округа, Судебная коллегия указывает на то, что суды, повторно рассмотрев вопрос о размере судебной неустойки, не обосновали факт получения иностранными компаниями необоснованной выгоды, а также их недобросовестного поведения. Тем самым Судебная коллегия указывает на возможность в определенных случаях (когда наличествуют доказательства недобросовестного поведения со стороны кредитора и получения им необоснованной выгоды) пересмотреть размер неустойки в судебном порядке, однако правовое обоснование такой переоценки должно быть верным, и положения ст. 333 ГК здесь не могут быть применены. Возникает вопрос: как же в таком случае с юридической точки зрения обосновать необходимость судебной переоценки размера астрента, если кредитор ведет себя недобросовестно?

    Ответ на этот вопрос косвенно содержится в мотивировке Верховного Суда. По мнению ВС РФ, апелляционная инстанция должна была учесть, что положения ст. 308.

    3 ГК, регулирующие институт судебной неустойки, подлежат системному толкованию с учетом основных начал гражданского законодательства.

    А это означает, что никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК).

    Суду необходимо было оценить доводы банка о том, что на дату принятия судом первой инстанции судебного акта об удовлетворении заявления исполнительное производство было окончено.

    Кроме того, суд должен был исследовать обстоятельства, свидетельствующие о вине кредиторов в неисполнении должником судебного акта в срок, ведь кредиторы без каких-либо обоснований не принимали надлежащее исполнение банка.

    Делая вывод, Верховный Суд указал, что суды нижестоящих инстанций неполно исследовали обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора.

    Возможности снижения размера астрента

    Судебная коллегия, рассматривающая дело, написала сложное обоснование своей позиции по снижению астрента. Но это обоснование все же позволяет определить инструменты, используя которые, должник может в судебном порядке снизить размер судебной неустойки.

    • Правовой основой для требований должника о снижении размера судебной неустойки должны стать главные начала гражданского законодательства, принцип добросовестности субъектов гражданского права, а также запрет на извлечение преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения.
    • Должнику необходимо доказать не только объективность неисполнения судебного акта в срок, но и недобросовестное поведение кредитора, выраженное в создании препятствий для должника в исполнении обязательства в натуре (недобросовестность кредитора), а также иные обстоятельства, свидетельствующие о необоснованной выгоде кредитора.
    • При оценке соразмерности судебной неустойки должен быть найден баланс, суд должен нащупать очень тонкую грань между финансовым побуждением должника к исполнению акта судебной власти и получением кредитором необоснованной выгоды

    О невозможности исполнить судебный акт в срок, установленный судом, может свидетельствовать несоразмерность этого срока объему обязательств, которые необходимо выполнить.

    В рассматриваемом деле банку нужно было предоставить значительное количество документов, причем по просьбе иностранных компаний с расшифровкой в свободной форме в виде описи, детализирующей документы.

    В силу больших объемов запрашиваемых документов банк с согласия иностранных компаний передавал их по частям по соответствующим актам приема-передачи.

    Недобросовестное поведение кредитора может выражаться в установлении препятствий должнику в исполнении судебного решения.

    Так, во время передачи документов иностранные компании отказывались от приемки части документов, ссылаясь на ненадлежащее их составление (без внутренней описи передаваемых документов по каждому пункт), однако банк заявлял, что идентификация должна касаться документов по некоторым пунктам судебного решения, а не по всем. Дальнейшее исправление банком «ненадлежащих» описей документов, отнимало немалое количество времени.

    Кроме того, судебная неустойка устанавливается для стимулирования должника к исполнению судебного акта, а не обогащения кредитора. Стоит также учитывать, что судебный акт обязывает должника исполнить в пользу кредитора какое-либо обязательство, которое в любой момент может стать для него неактуальным.

    Следовательно, несвоевременное исполнение его должником не будет нести для кредитора пагубных последствий.

    Указанное обстоятельство может быть использовано в доказывании фактов необоснованного извлечения выгоды кредиторов, что не соответствует ни принципу добросовестности, ни принципу соразмерности ответственности последствиям допущенного нарушения.

    В рассматриваемом деле иностранные компании обратились в суд с иском о понуждении банка исполнить обязательство в натуре (передать документы) в целях (и это было прямо указано в заявлении) защиты своих интересов как акционеров в ходе корпоративного конфликта с контролирующим акционером банка.

    Однако после введения временной администрации указанные основания отпали. В связи решением Банка России об уменьшении уставного капитала банка иностранные компании в совокупности стали обладать менее 1% акций банка, что не позволяет им никаким образом осуществить заявленные цели.

    Кроме того, корпоративный конфликт исчерпал себя, поскольку контролирующее лицо было отстранено от управления банком.

    Указанные обстоятельства позволяют сделать вывод, что исполнение должником обязательства по предоставлению документов в кратчайший срок не имеет для кредиторов значения, следовательно, значимость астрента как побуждающего финансового фактора явно снизилась, тем более что банк, обращаясь в суд с требованием о снижении размера судебной неустойки, исполнил обязательство.

    Тонкая грань

    Отметим, что при обосновании правовой позиции должник обязан учитывать (и указать на это суду), что при оценке соразмерности судебной неустойки должен быть найден баланс, суд должен нащупать очень тонкую грань между финансовым побуждением должника к исполнению акта судебной власти и получением кредитором необоснованной выгоды. Именно на этой грани и будет справедливый размер судебной неустойки.

    Конечно, позиция в отношении возможности снизить судебную неустойку сформулирована Верховным Судом неоднозначно, однако в ней заложен потенциал возможного применения определенных инструментов, позволяющих должнику снизить размер астрента.

    При этом должникам следует более ответственно подходить к вопросам доказывания недобросовестности кредитора, значимости для него обязательства, которое необходимо исполнить по решению суда, наличия по тем или иным причинам на стороне кредитора необоснованной выгоды в результате его поведения и иных фактических обстоятельств дела.

    1. Правовая позиция выработана Верховным Судом РФ в ходе рассмотрения дела № А40-66152/2014.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *