Судебный зачет подчиняется общим правилам: позиция вс рф

Судебный зачет подчиняется общим правилам: позиция ВС РФ

Андрей Гордеев / Ведомости

Верховный суд дал разъяснения по вопросам, возникающим у судов в связи с применением противоэпидемических мер.

Обзор судебной практики (опубликован на сайте суда) содержит ответы на 26 вопросов, в том числе о порядке исчисления и восстановления процессуальных сроков, а также сроков исковой давности, вопросов исполнения обязательств и возможности признания ограничительных мер обстоятельствами непреодолимой силы.

Ответил Верховный суд и на вопросы о применении новых составов преступлений и административных правонарушений, таких как уголовная ответственность за распространение фальшивых новостей об эпидемии и штрафов за нарушение режима самоизоляции.

Суды не должны наказывать по ст. 6.3 КоАП (нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, штраф – от 15 000 до 40 000 руб.

) людей, которые отошли от места проживания слишком далеко, или находились на улице без веской причины, или еще каким-то образом нарушили установленные местными властями правила поведения при введении режима повышенной готовности. Как следует из разъяснений Верховного суда, за это полагается наказание по ст. 20.6.1 КоАП (штраф – от 1000 до 30 000 руб.).

Наказанию по более суровой ст. 6.3 КоАП подлежат люди с подозрением на коронавирусную инфекцию или контактировавшие с ними и нарушившие предписание санитарного врача, которое всегда выписывается конкретному человеку. Такое разграничение между видами наказания не раз обозначали эксперты, однако судебная практика в регионах шла по разному пути.

Так, суды в Москве оштрафовали уже несколько десятков человек по ст. 6.3 КоАП за то, что те «без необходимости и в отсутствие оснований» находились на улице на расстоянии более 100 м от места проживания.

За ложные новости о коронавирусной эпидемии нельзя наказывать, если их распространили до 1 апреля.

Лицо не может быть привлечено к ответственности за распространение заведомо ложной информации о пандемии COVID-19, если это действие совершено до 1 апреля 2020 г., когда вступили в силу соответствующие поправки в Уголовный кодекс (УК), разъяснил Верховный суд.

Если же распространение заведомо ложной информации было начато до 1 апреля и продолжалось после, то уголовно наказуемыми могут быть признаны только те действия, которые были совершены после 1 апреля.

При этом обязательным условием для привлечения к ответственности является наступление общественно опасных последствий, состоящих в причинной связи с такими действиями, следует из разъяснений суда.

Верховный суд фактически подтвердил свой подход к определению сроков давности по делам о распространении информации, говорит юрист «Агоры» Дамир Гайнутдинов.

Ранее, анализируя практику по делам об экстремизме, Верховный суд разъяснил, что срок давности по ним начинается с момента публикации и преступление считается оконченным в момент распространения сведений.

Однако проблема в том, что статья УК, предусматривающая ответственность за распространение фальшивых новостей, почти не отличима от административного состава о злоупотреблении свободой массовой информации. А вот по срокам окончания правонарушения в ст. 13.

15 КоАП Верховный суд пока никак не высказывался, констатирует Гайнутдинов. Практика же пошла по тому пути, что по этой статье привлекают даже за публикации многолетней давности.

То есть если вас не могут привлечь «задним числом» к уголовной ответственности, то легко привлекут к ответственности административной. Верховный суд хоть и задает в обзоре вопрос о критериях разграничения административной и уголовной ответственности, но практически никак на него не отвечает, а просто пересказывает содержание соответствующей статьи. Складывается ощущение, что в самом суде не очень понимают эту разницу, констатирует эксперт.

К разряду общественно значимой информации, которая может оказаться «заведомо ложной» и, следовательно, уголовно наказуемой, может быть отнесена информация об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, а также о принимаемых в связи с этим мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств, разъясняет Верховный суд. На местах уже понимают, что критика противоэпидемических мер наказуема, говорит Гайнутдинов. Например, полицейские из Сургута составили протокол на местного жителя, который в соцсети к одной из новостей опубликовал комментарий о том, что привлечение граждан к административной ответственности за несоблюдение режима обязательной самоизоляции, установленного в Югре постановлением губернатора, якобы незаконно. «Со слов гражданина, наказанию могут быть подвергнуты только те, кто уже заражен, или те, кто вернулся из зараженных мест», – говорится в пресс-релизе МВД. Но в отношении мужчины участковым уполномоченным полиции составлен протокол об административном правонарушении по ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ, который направлен в судебные органы для рассмотрения по существу.

Верховный суд дал исчерпывающие разъяснения по части соблюдения процессуальных и исковых сроков и это в целом положительный момент, отмечает Яков Гаджиев из юридической компании «Юков и партнеры»: суд четко сказал, что в период с 30 марта по 30 апреля течение всех сроков – за исключением особых категорий дел – приостанавливается.

Объявленная президентом нерабочая неделя, которая затем была продлена, не основание для переноса сроков исполнения обязательств, говорится в разъяснениях.

«Иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом», – считает Верховный суд.

По его мнению, пандемия и введенные ограничительные меры могут быть признаны обстоятельством непреодолимой силы, но такое признание не может быть универсальным и должно устанавливаться с учетом обстоятельств по каждому конкретному делу.

Верховный суд говорит, что указы президента не поменяли Гражданский кодекс и сохранились лишь две категории дат, позволяющие отсрочить исполнение договора, – выходные и праздничные, объявленные в указах главы государства нерабочими дни к ним не относятся, объясняет Станислав Данилов из коллегии адвокатов «Pen & Paper».

Суть позиции Верховного суда России заключается в том, что судам необходимо в каждом конкретном случае выяснять – существовали ли в условиях специального ограничительного правового режима обстоятельства, препятствующие своевременному исполнению обязательств, говорит Армен Джагарян из «Муранов, Черняков и партнеры». При этом бремя доказывания наличия таких обстоятельств ложится на должника. Такая позиция исходит из особенностей самого ограничительного режима нерабочих дней, который носит дифференцированный (в частности, по видам деятельности и территориям) характер.

Разъяснения сформулированы таким образом, чтобы избавить суды от необходимости признавать неисполнение обязательств форс-мажором, констатирует Гаджиев. Впрочем, добавляет он, за это трудно критиковать Верховный суд, ведь он вынужден исходить из уже принятых федеральной властью нормативных актов, а она, в свою очередь, всячески уклоняется от объявления режима чрезвычайной ситуации.

Вс пояснил нюансы зачета требований в деле о просуженной задолженности

Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-22240 по делу, в рамках которого должник ходатайствовал о зачете требований к кредитору, несмотря на наличие в нем правопреемников взыскателя, к которым перешло право требования задолженности и судебных расходов.

В 2016 г. ООО «ГК Стилком» обратилось с иском в суд к ООО «Скания Лизинг» о взыскании неосновательного обогащения на сумму свыше 1,1 млн руб. и процентов за пользование чужими денежными средствами. 28 апреля суд первой инстанции удовлетворил иск, впоследствии его решение устояло в апелляции и кассации.

В феврале 2017 г. Арбитражный суд г. Москвы заменил взыскателя на производственный кооператив «Таврия». Далее «ГК Стилком» обратилось в суд с заявлением о взыскании с лизинговой компании судебных расходов в размере 150 тыс. руб., 25 апреля в его пользу было взыскана треть от заявленной суммы.

В марте 2019 г. в АС г. Москвы поступило заявление о процессуальной замене взыскателя с ООО «ГК Стилком» на его правопреемника в лице Игоря Медведева.

В следующем месяце общество «Скания Лизинг» обратилось в суд с ходатайством об изменении способа и порядка исполнения решения арбитражного суда от 28 апреля 2016 г.

путем зачета встречных однородных требований организаций, возникших на основании решения суда по делу № А40-188650/2016. Далее должник уточнил свое ходатайство, попросив об изменении способа исполнения судебного решения от 25 апреля 2017 г.

По итогам разбирательства АС г. Москвы вынес определение по замене взыскателя на Игоря Медведева в части судебных расходов и отказу в удовлетворении ходатайства лизинговой компании об изменении способа и порядка исполнения судебного определения о взыскании судебных издержек. Апелляция и кассация поддержали это решение.

Все три инстанции сослались на то, что заявление о зачете встречных требований должником было направлено в адрес Игоря Медведева и в суд уже после подачи им заявления о процессуальном правопреемстве. Кроме того, указали суды, в материалах дела отсутствовали доказательства возбуждения исполнительных производств по исполнительным листам.

Свою позицию суды обосновали ссылками на Закон об исполнительном производстве, ГК РФ и п. 36 Постановления Пленума ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», п. 2 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г.

№ 65.

В кассационной жалобе в Верховный Суд РФ общество «Скания Лизинг» сослалось на нарушение норм материального права, потребовав отмены обжалуемых судебных актов и направления дела на новое рассмотрение.

После изучения материалов дела № А40-251034/2015 Судебная коллегия по экономическим делам ВС РФ назвала ошибочными выводы нижестоящих инстанций о недопустимости осуществления зачета без возбуждения исполнительного производства по делу со ссылкой на ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве.

«Само по себе наличие в процессуальном законодательстве указания на процедуру проведения зачета при наличии исполнительных производств, возбужденных по встречным требованиям сторон, не препятствует лицу, чье требование подтверждено судебным актом, заявлять о прекращении встречного требования зачетом по общим правилам гражданского законодательства. При наличии обстоятельств, затрудняющих исполнение судебного акта, арбитражный суд, выдавший исполнительный лист, по заявлению взыскателя, должника или судебного пристава-исполнителя вправе отсрочить или рассрочить исполнение судебного акта, изменить способ и порядок его исполнения (ч. 1 ст. 324 АПК РФ)», – отмечено в определении.

ВС разъяснил применение положений ГК РФ об уступке требованийПленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса

Верховный Суд пояснил, что для лица, заявляющего о зачете, последний представляет собой способ реализации собственного требования и одновременно способ удовлетворения кредитора по встречному требованию, поэтому к нему возможно применение правил ст. 324 ГК РФ, касающихся исполнения судебного акта.

Кроме того, исходя из разъяснений п. 24 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54 и по смыслу ст.

386, 412 ГК РФ должник имеет право заявить о зачете после получения уведомления об уступке, если его требование возникло по основанию, существовавшему к этому моменту, и срок требования наступил до получения уведомления либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

«Если же требование должника к первоначальному кредитору возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, однако срок этого требования еще не наступил, оно может быть предъявлено должником к зачету против требования нового кредитора лишь после наступления такого срока (ст. 386 ГК РФ). Требование должника к первоначальному кредитору, возникшее по основанию, которое не существовало к моменту получения должником уведомления об уступке требования, не может быть зачтено против требования нового кредитора», – отметил Суд.

ВС добавил, что действующее законодательство не ограничивает должника в праве на применение ст. 412 ГК РФ и зачет против требования нового кредитора своего встречного требования к первоначальному кредитору, подтвержденного судебными актами. Схожая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ от 26 ноября 2013 г.

Читайте также:  Расходы при банкротстве физического лица - стоимость услуг

№ 4898/13 и Определении Судебной коллегии по экономическим спорам ВС от 15 июня 2015 г. № 307-ЭС15-1559. Соответственно, отказ судов в удовлетворении заявления общества «Скания Лизинг» о зачете со ссылкой исключительно на положения ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве и ст. 324 АПК РФ необоснован.

При выбытии одной из сторон в спорном или установленном судебным актом арбитражного суда правоотношении (реорганизация юрлица, уступка требования, перевод долга, смерть гражданина и другие случаи перемены лиц в обязательствах) арбитражный суд производит замену этой стороны ее правопреемником и указывает на это в судебном акте (ч.1 ст. 48 АПК РФ).

При этом правопреемство возможно на любой стадии арбитражного процесса.

КС подтвердил возможность замены истца новым собственником спорного имущества в гражданском спореСуд отказался признать неконституционной оспариваемую норму ГПК, однако указал на ее ограничительное толкование в судебной практике

Как подчеркнул Суд, признавая вступление лица в процесс в качестве правопреемника законным способом реализации права на судебную защиту и устанавливая при этом примерный (открытый) перечень оснований для процессуального правопреемства, федеральный законодатель учитывал, что правопреемство в материальном праве в случае перехода прав и обязанностей от одного лица к другому в порядке универсального или сингулярного правопреемства само по себе не порождает (автоматически и безусловно) процессуальное правопреемство. Вопрос о нем во всех случаях решается судом, который при рассмотрении дела обязан исследовать по существу его фактические обстоятельства и не вправе ограничиваться установлением формальных условий применения нормы (Постановление КС РФ от 16 ноября 2018 г. № 43-П).

«Таким образом, если до вынесения судебного акта о процессуальном правопреемстве судебный акт исполнен путем осуществления зачета, оснований для замены стороны в споре в силу ст. 48 АПК РФ не имеется.

Вместе с тем неправильное применение судами норм материального права привело к тому, что остался неисследованным вопрос, состоялся ли зачет на момент принятия обжалуемого определения суда о процессуальном правопреемстве и на какую сумму», – отметил Верховный Суд, отменив судебные акты нижестоящих инстанций и возвратив дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Анна Васильева полагает, что в комментируемом определении ВС РФ поддержана и более четко выражена уже ранее намеченная им позиция о возможности осуществления зачета при наличии двух вступивших в законную силу судебных актов вне исполнительного производства (определения Верховного Суда РФ № 307-ЭС15-1559 от 15 июня 2015 г., 306-ЭС15-18494 от 20 февраля 2017 г. и 306-ЭС17-22275(2) от 9 декабря 2019 г.). «Подобный подход с материально-правовой точки зрения представляется логичным и обоснованным», – считает она.

По ее словам, противоположная позиция основана на том, что в исполнительном производстве зачет возможен, только когда оба требования подтверждены исполнительными листами (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 декабря 2001 г. № 65).

«Аргументы в пользу такого подхода основаны на необходимости соблюдения процессуальной формы зачета в рамках судебного разбирательства (осуществление зачета только путем предъявления встречного иска, зачет при наличии двух встречных исполнительных листов), что направлено на избежание зачета спорного требования против бесспорного, однако это открывает возможность для злоупотреблений одной из сторон. При применении такого формального подхода недобросовестная сторона может уступить требования аффилированному лицу во избежание осуществления зачета по двум встречным исполнительным листам и уйти в банкротство: у добросовестной стороны шанс получить исполнение от несостоятельного должника резко снизится почти до нуля, а должник при этом сможет через аффилированных лиц получить удовлетворение, что существенно нарушает баланс интересов сторон. Соответственно, позицию, выраженную Верховным Судом РФ в комментируемом определении, необходимо только приветствовать», – пояснила Анна Васильева.

Эксперт добавила, что применение положений ст.

324 АПК РФ, посвященных изменению способа и порядка исполнения судебного акта, для защиты прав лица, желающего осуществить зачет вне рамок исполнительного производства, является спорным, что отмечает и сам Верховный Суд, однако для обеспечения интересов добросовестной стороны суд отступает от формалистского подхода, которого придерживались нижестоящие суды.

«При этом стоит отметить, что какой-либо устоявшийся механизм для защиты прав лица, заявляющего о зачете просуженного требования, отсутствует, а большинство нижестоящих судов исходит из недопустимости зачета просуженных требований вне рамок исполнительного производства, что, безусловно, не учитывает права и интересы добросовестной стороны», – заключила Анна Васильева.

Адвокат АБ «ЮГ» Сергей Радченко полагает, что Верховный Суд правильно истолковал ст. 88.1 Закона об исполнительном производстве, но неверно аргументировал свою правовую позицию.

«Данная статья не запрещает зачет при отсутствии возбужденных исполнительных производств не потому, что в ней нет явно выраженного запрета на это действие, а потому, что она просто не регулирует зачет до возбуждения исполнительного производства.

В этом случае зачет возможен на основе общей нормы ГК РФ о зачете (ст. 410 ГК РФ)», – пояснил он.

В то же время, по мнению эксперта, Верховный Суд ошибся в том, что квалифицировал поданное ответчиком заявление о зачете как заявление об изменении порядка или способа исполнения решения суда в порядке ст. 324 АПК РФ: «Это ошибка, так как зачет является разновидностью основания прекращения обязательства, а не разновидностью изменения способа или порядка исполнения судебного акта».

Адвокат полагает, что для совершения зачета ответчик должен был направлять заявление о зачете не в суд, поскольку решение уже вынесено и предъявление встречного иска о зачете невозможно, а истцу.

«С момента получения истцом заявления ответчика о зачете зачет должен быть признан состоявшимся (ст. 165.1 ГК).

Поскольку ответчик этого не сделал, то при новом рассмотрении дела суд должен совершить процессуальное правопреемство от “Стилком” на Игоря Медведева, затем отказать ответчику в зачете против истца», – резюмировал Сергей Радченко.

Верховный Суд РФ подтвердил ретроспективность зачета в России

В августе Экономическая коллегия ВС РФ рассмотрела интересное дело (№ 305-ЭС18-3914), в ходе которого подтвердила ранее высказанную ВАС РФ позицию (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 29.12.2001 N 65 «Обзор практики разрешения споров, связанных с прекращением обязательств зачетом встречных однородных требований») о том, что зачет в России является ретроспективным.

Напомню, что российским законодательством (статья 410 ГК РФ) предусмотрена возможность прекращения обязательств зачетом, который является одним из распространенных способов прекращения договорных отношений.

Согласно норме закона, для осуществления зачета достаточно заявления одной стороны обязательственных правоотношений.

Указанное заявление является односторонней сделкой в смысле статьи 153 ГК РФ, обладающей правопрекращающим правовым эффектом.

Следовательно, указанные правовые последствия такой сделки наступают по общим правилам статьи 165.1 ГК РФ, то есть с момента доставки сообщения о зачете другой стороне.

Однако законодательством не урегулирован момент прекращения обязательств в результате зачета, то есть законодатель не обозначил в какой именно момент наступает правовой эффект сделки, именуемой заявление о зачете.

Ответ на этот вопрос дал ВАС РФ более 15 лет назад (в том же Информационном письме), указав, что обязательство прекращается зачетом в момент, когда наступает срок исполнения более позднего из них. Таким образом, судебная практика пошла по пути ретроспективности зачета.

У такого решения есть сторонники и противники, однако оно было продиктовано общегражданскими принципами справедливости и разумности в отношении санкций за просрочку исполнения обязательств.

Так, если существуют два встречных однородных обязательства, момент исполнения которых наступил, и оба они просрочены, но момент просрочки у них не совпадает, в случае зачета этих обязательств и применении концепции перспективности зачета (прекращение обязательства в момент доставки заявления о зачете другой стороне) возникнет разница в начисленных неустойках, которые одна из сторон обязательства будет оплачивать. В случае применения ретроспективности зачета такие ситуации по возможности исключаются.

Вопрос определения момента прекращения обязательств зачетом имеет практическое значение, а именно в части определения периодов, за которые подлежат начислению неустойки и другие штрафные санкции.

Упомянутое выше решение ВАС РФ вопроса об определении момента прекращения обязательств зачетом без проблем воспринималось судебно-арбитражной практикой и придавало стабильности правоотношениям. Вместе с тем, существовала другая проблема, которая неоднозначно решался судами.

Описанный выше случай осуществления зачета как способа прекращения обязательств, предусмотрен законом, уточнен судебной практикой и именуется зачетом, проведенным в общем порядке. Вместе с тем, существуют случаи, когда одна из сторон обязательства подала иск в суд в отношении другой стороны, которая желает произвести зачет.

В таком случае, как нам указывает ВАС РФ, зачет возможно заявить только в форме встречного иска.

У такого подхода есть критики (Павлов А.А., СПБГУ), которые считают, что указанная выше позиция ВАС РФ, поддержанная в том числе ВС РФ, базируется на аргументации, основанной на статье 132 АПК РФ 2002 г. (статья 110 АПК 1995 г.), толкование которых не указывает на недопустимость зачета после предъявления иска.

Помимо того, процессуальное законодательство не может регулировать отношения, вытекающие из гражданско-правовых институтов, которые регулируются нормами материального права, в данном случае ГК РФ.

Поэтому зачет должен производиться по общим правилам, предусмотренным статьей 410 ГК РФ (Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к статьям 307-453 Гражданского кодекса РФ (отв. ред. А.Г. Карапетов) («М-Логос»;, 2017).

Несмотря на обоснованную и вполне логичную критику подхода ВАС РФ, он все же воспринят и используется судебной системой.

Проблема кроется в другой плоскости, в случае осуществления зачета в судебном порядке (судебный зачет), с какого момента подлежат прекращению обязательства? С момента, который определяется в общем порядке, согласно позиции ВАС РФ (ретроспективный зачет), либо с момента вступления в силу решения суда, в котором такой зачет упомянут?

Судебная практика отвечает на этот вопрос не однозначно. В частности, дело, которые было предметом рассмотрения ВС РФ и обсуждается в данной статье, является показательным примером. Суд первой инстанции (Решение АСГМ от 27.07.

2017 по делу № А40-79380/17) посчитал, что, если прекращение обязательств зачетом произведено судом, следовательно, обязательства прекращаются в момент вступления такого решения в силу. Таким образом, АСГМ отменил ретроспективность зачета.

Его поддержали суды апелляционной и кассационной инстанций.

Однако Экономической коллегии ВС РФ решила вопрос иначе, поддержав позицию ВАС РФ о ретроспективности зачета, высказанную более 15 лет назад. Тройка судей во главе с Кирейковой Г.Г. написало изящное и логичное обоснование своей позиции.

Так, они указали, что заявление о зачете, оформленное в виде встречного иска, является всего лишь одной из форм заявления о зачете, которое не должно изменять момент прекращения обязательств, установленный статьей 410 ГК РФ и уточненный ВАС РФ в Информационном письме.

Иное толкование привело бы к ухудшению положения одной из сторон прекратившихся зачетом обязательств, поскольку момент прекращения обязательств ставится в зависимость от процессуальных особенностей разрешения спора, на которые эта сторона повлиять не может.

Иначе говоря, дело в суде может рассматриваться значительное количество времени и в случае, если момент прекращения обязательств судебным зачетом это момент вступления соответствующего судебного решения в силу, следовательно, именно до этого момента можно начислять неустойку, которая вырастет до огромных размеров.

Таким образом, Верховный Суд РФ поставил точку в вопросе ретроспективности зачета, будь то заявленного в общем порядке, предусмотренном статьей 410 ГК РФ, будь то реализованного в рамках судебного разбирательства. С таким решением можно спорить или соглашаться, однако такое решение приводит к стабильности правоотношений и правовой определенности, что не может не радовать.

Читайте также:  Фнс разъясняет порядок исчисления сроков привлечения к ответственности

Новая позиция Верховного Суда Российской Федерации упростила процесс доказывания в заемных отношениях. — «Косолапов, Гончаров, Бондаренко и партнеры»

В данной статье мы рассмотрим подходы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Для начала немного теории.

В силу статьи 807Гражданского кодекса Российской Федерации по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества.

В подтверждение договора займа и его условий может быть представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющие передачу ему заимодавцем определенной денежной суммы или определенного количества вещей (пункт 2 статьи 808Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии с частью 1 статьи 810Гражданского кодекса Российской Федерации заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа.

Согласно статье 60Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами.

Таким образом, исходя из совокупности вышеприведенных норм, расписка или иной документ, удостоверяющий передачу займодавцем определенной суммы, например, платежное поручение, является допустимым доказательством, подтверждающим реальность договора займа.

Однако не так все просто.

Приведем пример. Кредитор обращается в арбитражный суд с требованием о включении в реестр требований должника. Его требования вытекают из неисполненного обязательства должника по уплате заемного обязательства.

Кредитор является физическое лицо, счетов в банке не имеет и в качестве подтверждения заключенного договора займа, приобщает к требованию договор займа, а так же расписку в получении должником денежных средств.

 

Поскольку производство по делам о несостоятельности подчиняется общим положениям Арбитражного Процессуального Кодекса Российской Федерации, на него распространяются и общие принципы, в том числе и принцип допустимости доказательств. Однако специфика банкротства, вытекающая специального законодательства, ставит под сомнение возможность свободного применения этого принципа.

Это и продемонстрировал Высший Арбитражный Суд Российской Федерации в своем Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 года «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Так, в пункте 26 вышеуказанного Постановления суд указал, что при оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учетом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности и т.д.

То есть, ВАС РФ даже при наличии письменных доказательств существования долга (расписки, квитанции к приходному кассовому ордеру) посчитал необходимым устанавливать благосостояние кредитора.

Но ведь не всегда займодавец может доказать этот факт, а порой это и просто противоречит его интересам. Парадокс.

Главное, что письменное доказательство передачи денежных средств имеется, договор займа считается заключенным с момента передачи денег, а где их взял займодавец и куда в последующем их потратил заемщик, по мнению автора статьи, правового значения не имеет!

Высказанная ВАС РФ позиция ставила в тупик практикующих юристов, но еще больше она озадачивала кредиторов, которым по непонятным для них причинам, суд, ставя под сомнение реальность займа, отказывал во включении в реестр требований кредиторов.

Примером может послужить Постановление от 28 октября 2014 г. по делу N А65-29257/2013 арбитражного суда Поволжского округа, Постановление от 2 июня 2015 г. по делу N А29-3229/2012 арбитражного суда Волго-Вятского округа, Постановление от 12 января 2015 г. по делу N А74-5056/2013 арбитражного суда Восточно – Сибирского округа.

А теперь приведем точку зрения Верховного Суда Российской Федерации на проблему доказывания заемных отношений.

Суть спора.

Истец обратился в суд с иском к ответчику о взыскании долга по договору займа. Ответчик иск не признал, сославшись на безденежность договора займа. Суд первой инстанции иск удовлетворил. Отменяя решение суда и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции указал на то, что истцом не представлено доказательств наличия у него денежных средств в столь значительном размере.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации отменила постановление апелляционной инстанции и указала, что вывод суда апелляционной инстанции о безденежности договора займа, заключенного между сторонами, основан исключительно на объяснениях самого ответчика, факт заключения договора под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств судебной коллегией по гражданским делам Краснодарского краевого суда также не был установлен.

Исходя из презумпции добросовестности участников гражданских правоотношений (пункты 5 и 3 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации), вопрос об источнике возникновения принадлежащих им денежных средств, по общему правилу, не имеет значения для разрешения гражданско-правовых споров.

Таким образом, что можно подчерпнуть из вышесказанного? Если Вы или Ваш клиент не может объяснить происхождение своих денежных средств (избегая налогов, получил по сомнительным сделкам), то свои права в суде проще защищать, используя практику ВС РФ.

Юридический лайф-хак. Как гарантированно заставить суд обратить внимание на правовую позицию, изложенную в отдельном судебном решении ВС РФ

Популярное сегодня слово  «лайф-хак»  ( от англ. life hacking), как пишет  Википедия, означает «хитрости жизни», «народную мудрость» или полезный совет, помогающий решать бытовые проблемы, экономя тем самым время.

В 2011 году термин появился на онлайн-страницах «Оксфордского словаря».

Лайфхак призван решать проблемы достаточно большого количества людей, экономить их время, силы и деньги. При этом лайфхак – это не создание нового (не изобретение колеса), а оригинальное применение существующего, например, «Как из колеса сделать садовый столик?»

В юридической практике тоже имеются множество своих специфических лайфхаков. Об одном я хочу сегодня рассказать.

Очень часто при написании иска, заявления, возражения на иск возникает необходимость ссылки на правовую позицию, которая изложена в отдельном судебном  решении (имеется в виду решения Верховного суда РФ).

После того, как в нескольких делах суды попросту говоря, «не заметили», или не обратили внимание, на мои доводы. в число которых входили правовые позиции ВС РФ, изложенные в отдельных судебных решениях, в частности,  при рассмотрении спора по земельным отношениям, стало понятно, что надо что-то изменить, чтобы избежать подобного в будущем.

Принято считать, что обязательными для нижестоящих судов являются выводы правоприменительной практики, изложенные в Вестнике Верховного Суда РФ. обзорах судебной практики и Постановлениях Пленума ВС РФ. Если делать ссылку на примеры, изложенные в этих документах, в обоснование своих требований, то это считается нормальным и допустимым явлением.

Но как быть, если по конкретному делу, по которому готовится иск, имеется отдельное судебное решение высшей инстанции, полностью подтверждающее требования, но не попавшее в заветный список.

Мало того, именно оно является дополнительным а иногда и основным аргументом в споре, без которого мотивация иска уже не может считаться достаточно убедительной.

Ожидать, когда нужное решение окажется в одном из перечисленных документов, можно сколько угодно, но в итоге оно туда вообще может не попасть, а время будет упущено.

Очень часто в тексте иска помимо перечисления доказательств, правовых норм, выводов правоприменительной практики в качестве дополнительного довода часто имеется ссылка на конкретное решение Верховного суда РФ (чаще всего это кассационное определение по конкретному делу), и цитата из решения о том, как следует применять ту или иную статью закона.

При этом, ссылаясь в качестве дополнительного аргумента на решение ВС РФ по конкретному делу. для привлечения внимания суда указаны реквизиты судебного акта, выдержки из него процитированы в объяснениях,  в прениях, объяснения, выступления в письменной форме приобщены к делу, но все впустую. Суд не принял во внимание вашу аргументацию.

Чем суды обосновывают подобные действия?

Иногда ничем, они вообще не замечают ни самого решения, ни позиции, высказанной в нём.

Часто суд в решении указывает, что истец, ответчик, третьи лица участия в деле, на решение по которому имеется ссылка, не принимали. следовательно, оно не имеет преюдициального характера и не может быть использовано в настоящем деле. 

Также судья вообще может сказать что у нас не прецедентное право, и ссылаться на отдельное решение, пусть даже и Верховного суда не стоит. что каждое дело разбирается отдельно, с учетом всех имеющихся обстоятельств и т.д.

Поэтому именно такая подача материала в большинстве случаев не работает.

Как быть в таких случаях?

Во-первых, участвующих в деле не должны смущать такие отказы. Единственная задача, которая всегда стоит перед адвокатом — это качественно делать свою работу и использовать для этого все возможности.

Во-вторых, нужно помнить и соблюдать три принципа, они общеизвестны и в разъяснениях не нуждаются. Это — доступность материала, его наглядность и убедительность. Подчеркну, что убедительность именно в форме, а не только по содержанию. Как это выглядит применительно к нашему случаю?

Из собственного опыта могу сказать, что в большинстве случаев позиция судьи по конкретному делу формируется на 80 % уже в процессе изучения искового заявления. или другого поданного документа и приложенных к нему доказательств. 

  • По тому, как составлен иск или иной процессуальный документ, как в нем изложены факты и представлены доказательства, какие заявлены ходатайства, само его оформление, в том числе наличие грамматических ошибок, а также исходя из личности заявителя, его представителя,  судье практически сразу становится понятно, с кем ему придется иметь дело, и как высоко эти лица могут пойти по лестнице судебных инстанций в случае получения отказного решения.
  • Что же нужно сделать, чтобы достичь желанной цели?
  • Прежде всего нужно разобраться с доказательствами по делу, и точно определить, что решение Верховного суда РФ полностью подтверждает  позицию, которая изложена в иске, что оно в настоящее время не утратило свою актуальность.

Запрета на то, чтобы в своих доводах ссылаться на судебный акт вышестоящей судебной инстанции, не существует. Суды очень часто употребляют фразу, что «запрета на это действующее законодательство не содержит», Воспользуемся этим.

Для начала нужно распечатать текст судебного решения Верховного суда РФ отдельным экземпляром. Можно конечно, просто распечатать в Ворде, взяв текст судебного акта из того же «Консультанта» или «Гаранта».  Но это будет выглядеть не так убедительно, как хотелось бы. 

На сайте Верховного суда РФ имеется специальный раздел — тексты судебных актов (http://test.vsrf.ru/indexA.php)

Именно оттуда нужно скачать текст нужного Вам судебного решения, он скачивается в формате PDF, и после его распечатать постранично.

Как известно, тексты судебных актов ВС РФ имеют специфичную форму оформления, в ник практически отсутствует (в отличие от того же «Консультанта»)  деперсонификация, имеются подписи судей.

  В качестве источника полученного документа, после текста  можно вставить ссылку страницы с сайта ВС РФ, с которой скачано решение.

Затем выделить маркером нужную часть текста. Не стоит выделять много, достаточно одного-двух предложений по существу.

Затем приложить этот текст судебного решения вместе с другими приложенными документными к иску и соответственно, включить его в приложения к иску. И после направить в суд обычным порядком.

Делать это нужно именно на этапе подачи иска, потому что потом такое решение уже в материалы дела в ходе рассмотрения  приобщить достаточно сложно.

Теперь ссылаясь на правовую позицию Верховного суда, после её изложения указать в скобках лист дела и абзац на странице (л.д. №№).

  1. Для чего это нужно?
  2. Если просто указать в иске реквизиты судебного решения и процитировать его, не факт, что судья захочет его самостоятельно искать в Консультанте и тем более читать его полностью, вникая в его смысл.
  3. Но если решение, приложенное в нужной форме, будет в материалах дела, и будет ссылка на страницу и даже абзац, который к тому же будет выделен и заметен, то вероятность того, что судья прочитает данную позицию и примет её во внимание, многократно повышается.
Читайте также:  Как оспорить представление прокурора

Кроме того, если в иске отказывают, или же пишется жалоба в вышестоящую инстанцию, то в документе также можно ссылаться на это судебное решение и указывать страницы дела, где имеется нужный текст. Который уж точно прочитает судья вышестоящей инстанции. Потому что оно уже есть в деле и искать его дополнительно не нужно. Это кирпичик в фундаменте, основа будущей апелляции и кассации.

И это обстоятельство суд тоже понимает.

Поэтому суды всячески препятствую приобщению к материалам дела сторонних решений, если они не вписываются в их позицию по конкретному делу, так как прекрасно знают, что по причине большой загруженности что-то дополнительно изучать помимо материалов дела никто из судей вышестоящих судов не будет.

Все очень просто. Все доказательства содержатся только в материалах дела. Поэтому задача — добиться чтобы к окончанию рассмотрения дела в суде первой инстанции в материалах дела были все  возможные доказательства, которые имеются к этому времени.

  • Всегда можно возразить, что отдельные судебные постановления того же Верховного Суда РФ по конкретным делам не являются обязательными для нижестоящих судов, кроме тех, чьи судебные акты были отменены этими постановлениями.
  • Соглашусь, что такое бывает и очень часто.
  • Но главная задача в любом деле — приложить максимум усилий для поддержки своей позиции, и то, что  предлагается сделать, никогда не будет лишним.

А как потом будет развиваться  дело, доподлинно неизвестно. Поэтому заранее предсказывать о негативном итоге рассмотрения дела не стоит. Известно достаточно примеров, когда решения судов отменялись только после рассмотрения жалобы Председателем ВС РФ, после решения Конституционного Суда РФ, а в некоторых случаях и ЕСЧП, как например, дело  «Штукатуров против РФ».

Желаю всем успеха в нашем нелегком труде.

Адвокат Нестеров Сергей Николаевич, Ивановская обл., г. Тейково.

Ответы Mail.ru: обязан ли суд руководствоваться постановлением пленума верховного суда рф???

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ РАЗУМ Искусственный Интеллект (275871) 9 лет назад Право ВС РФ на разъяснения по вопросам судебной практики-закреплено в ст.

126 Конституции РФ- Статья 126 Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

(Таким образом в силу конституционости этих Постановлений они никак не могут быть «частным мнением судей») ——————А исходя из нормы, определённой в ст. 6 ФКЗ «О судебной системе в РФ»- можно увидеть, что они ОБЯЗАТЕЛЬНЫ ДЛЯ ИСПОЛНЕНИЯ Статья 6. Обязательность судебных постановлений 1.

Вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются ОБЯЗАТЕЛЬНЫМИ ДЛЯ ВСЕХ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. ————— Ну а тот факт, что СУДЫ в России входят в систему органов госвласти, я думаю сомнения НЕ вызывает. А у того- у кого вызывает- см. ст. 11 Конституции РФ- Статья 11. Государственную власть в Российской Федерации.. . 1. Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума) , Правительство Российской Федерации, СУДЫ Российской Федерации. ———————

Таким образом-они действительно- ОБЯЗАТЕЛЬНЫ для исполнения ВСЕМИ ОРГАНАМИ ГОСВЛАСТИ, в том числе и ВСЕМИ СУДАМИ

анна павлова Мастер (1135) 9 лет назад

Да конечно.

Максим Лебедев Мыслитель (9283) 9 лет назад

Все пленумы ВС РФ формируют судебную практику РФ и обязательны для исполнения нижестоящими судами.

Вообще то не совсем корректна ссылка на Постановление Пленума ВС РФ (в России не прецендентное право, а кодифицированное.

Хотя элементы процессуального права закреплены в российском законодательстве процессуально) , но ею часто пользуются юристы в однородных делах. Для собственной практики лучшая ссылка-на закон!)))

Валентин Ким Просветленный (31658) 9 лет назад

Система правосудия в России такова, что источником законодательства Постановление Пленума различных уровней судов не является в отличии от правосудия в США. Посему в соответствии с действующим законодательством решение Пленума для судов не обязательно.

Анонимный министр обороны Просветленный (37926) 9 лет назад

Если не будет руководствоваться — ему же хуже)) ) В данном случае все не так однозначно и сторого прописанно, как в системе арбитражных судов, но Председатель и его зам в ВС РФ могут пересмотреть дело в порядке надзора именно по вопросу единообразия судебной практики, хоть круг дел там и определен.

Дела, рассматриваемые верховным судом: какие относятся к компетенции и подсудные

Далеко не каждому человеку на протяжении жизни приходится сталкиваться с судебной системой. И не все из столкнувшихся знают, какие дела рассматривает Верховный суд. В компетенции этого судебного органа находятся наиболее сложные дела любого судопроизводства, юридические казусы, которые не могут разрешить в самостоятельном порядке нижестоящие инстанции.

Постановления и решения

Чтобы понять, какие дела рассматривает Верховный суд, нужно столкнуться с системой судопроизводства в самом длинном пути ее прохождения. Когда начиная с самого первого заседания, человек со временем вынужден обращаться в орган самый высокий в судебной системе Российской Федерации.

В устройстве элементов верховной власти в такой стране, как Россия, теоретически предусмотрена возможность добиться в любом случая обеспечения своих прав, гарантированных Конституцией РФ. Однако для того, чтобы рассматривать нарушение прав, гарантированных Конституцией, существует Конституционный суд.

ВС РФ не будет заниматься и обеспечением интересов ответчика в защите других его законных прав.

Деятельность ВС направлена на осуществление надзора и контроля за другими инстанциями, рассмотрение обоснованных юридически жалоб и апелляций, самых сложных уголовных, административных или гражданских дел.

Для справки! В процессе курирования, контролирования или проверки высшая инстанция должна выявлять нарушения, судебные ошибки, допущенные в ходе рассмотрения судебных дел. В функции ВС РФ входит определять подсудность и полномочия судов в их ведении и пресекать любые допущенные злоупотребления.

ВС РФ может решать различные вопросы, поскольку в судебной системе у него особенное место. В его компетенцию входит:

  • рассмотрение всех дел по спорам в административном, уголовном и гражданском суде, надзор за их деятельностью;
  • полномочия ВС распространяются и на дела, которые могут рассматриваться в соответствующих инстанциях при подаче кассационных жалоб и апелляций;
  • решениям Верховного суда должны подчиняться и областные суды, для которых он является надзорным и высшим органом;
  • в компетенцию этого судебного органа входит обобщение судебной практики и сбор статистики по судопроизводству для ее последующего анализа, который тоже входит в обязанности ВС;
  • в обязанности высшего судебного органа входит также рассмотрение и разрешение споров по любым международным договорам, вне зависимости от косвенности или прямого к этому отношения;
  • как основная инстанция, ВС Российской Федерации призван заниматься разъяснением судебной практики, указывая на ошибки или погрешности, допущенные в период ее осуществления.

Обратите внимание! Для обращения в высший судебный орган требуется не только наличие оснований, которые определены в существующих процессуальных нормах, установленных в законодательстве Российской Федерации. Чтобы рассмотреть дело любой направленности, необходимо обращение, заявление или жалоба, составленные по всем правилам и юридически грамотно излагающие квинтэссенцию основной претензии.

Коротко о Верховном суде

Верховный суд Российской Федерации располагается в здании бывшего Верховного суда СССР и существует с момента принятия Конституции страны в 1993 году. В 2014 был принят Закон №2-ФКЗ, согласно которому Верховный и Высший арбитражный суды были объединены с целью создания новой инстанции — их правопреемника. С этого момента он перестал подчиняться системе федеральной юрисдикции.

Какие дела рассматривает мировой суд

В полномочия вновь созданного судебного органа, с момента вступления в силу соответствующего закона, вошло осуществление судебного надзора за любыми делами, которые рассматривает российский гражданский уголовный, административный суд общей юрисдикции и даже военный.

В его функциях сохранился надзор за поданными кассациями и апелляциями, в том числе, и как первая инстанция, если открываются новые обстоятельства и для этого есть нормы, предусматриваемые федеральным законом.

 ВС РФ является вышестоящей судебной инстанцией по отношению ко всем верховным судам субъектов федерации, в том числе и к окружным военным и флотским.

Ему подконтрольны города федерального значения (Санкт-Петербург, Москва и Севастополь), республиканские, краевые и областные органы.

Компетенция Верховного суда РФ сегодня позволяет делать выводы и разрешать вопросы, имеющие отношение к международным договорам не только Российской Федерации, но и Российской Советской Федеративной Социалистической республики и СССР.

Факт! Назначение судей, полномочия, деятельность и другие особенности, вплоть до военной службы, которая тоже предусмотрена, определяются специальными законами об органах, статусе и судебной системе, принятыми в период с 1996 по 2002 год. Внесенные изменения и Закон №2-ФКЗ вступили в силу с 1 января 2017 года.

Пленум Верховного судопроизводства РФ

Дела, подсудные Верховному суду

Кто рассматривает дела об административных правонарушениях

С принятием нового закона ВС РФ получил более широкие полномочия.

Приняв на себя обязанности арбитражного судебного органа, он может рассматривать и нарушения ГРК, ранее подсудные другой инстанции.

В составе ВС находится Пленум, Президиум, Апелляционная коллегия, а также Судебные коллегии по административным, гражданским, уголовным делам, экономическим спорам и делам военнослужащих, Дисциплинарная коллегия.

Интересно! При ВС РФ работает Судебный департамент, специальный аппарат и Научно–Консультативный совет. Судебный департамент предназначен, чтобы обеспечивать деятельность общей юрисдикции, под которую подпадают все судебные органы, подотчетные Председателю Верховного суда и Совету Судей.

Пример широты полномочий данной инстанции после того, как был подписан Закон, вступивший в силу с первого января 2017, он может рассматривать дела и как первая инстанция, и как надзирающая за поданной жалобой, рассмотрение которой проходит в порядке поданной апелляции или кассации. Подавая протесты в Верховный суд, его Председатель, Генеральный прокурор и их заместители, обращаются к Верховному суду, как к высшей возможной организации, потому что они для него являются последней поднадзорной инстанцией.

Первый и главный суд Российской Федерации включает в себя судей, назначаемых в законодательном порядке Советом Федерации, но представлять кандидатуры может только Президиум РФ.

Есть специальные законодательные акты, определяющие структуру, порядок назначения кадров и производимых кадровых перестановок. Гражданская, Военная коллегия и Кассационная палата могут содержать только высококвалифицированные и проверенные кадры.

У каждого из подразделений свои четко оговоренные функции и обязанности, полномочия и возможности. Все это необходимо, чтобы обеспечить широту выполняемого круга обязанностей.

К обращению в Верховный суд прибегают тогда, когда есть необходимость пристального изучения деятельности нижестоящих судебных инстанций на предмет их беспристрастного и законного рассмотрения дела, как в гражданском, так и в уголовном судопроизводстве.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *