Принцип единообразия судебной практики

Принцип единообразия судебной практики

Сначала расскажу предысторию. Мой доверитель является гражданином России, который постоянно проживает в США. В январе 2018 года мировым судьей в Москве против него был вынесен судебный приказ, о котором он узнал девять месяцев спустя, причем случайно.

«Обжалованию не подлежит»

Как и полагается в подобных случаях, мужчина через адвоката подал заявление об отмене судебного приказа. Судья, не приняв во внимание доводы о том, что копию судебного приказа он никогда ранее не получал, отказал в отмене судебного приказа. Тогда мы подали частную жалобу, обратившись в суд апелляционной инстанции с просьбой отменить незаконно постановленное определение суда.

Часто мы находим понимание судей именно в суде апелляционной инстанции. Но не тут-то было: мировой посчитал, что ее определение окончательно и обжалованию не подлежит. Прям как судья Верховного суда РФ. Мы обжаловали и это определение, выдержки из которого привожу в настоящей статье: возможно, мои наработки помогут и вам преодолеть сопротивление судебной системы.

Определением мирового судьи была возвращена частная жалоба адвоката Дюваль Карины Марковны, действующей в интересах должника [имя должника держится в секрете]. В соответствии со статья 331 часть 1 п.

2 ГПК РФ, определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суде апелляционной инстанции отдельно от решения суда сторонами и другими лицами, участвующими в деле (частная жалоба), если определение суда исключает возможность дальнейшего движения дела.

Частью 2 указанной статьи установлено, что частная жалоба на определения мирового судьи рассматривается районным судом.

Право на судебную защиту, на обжалование незаконно постановленных судебных актов, является фундаментом правового общества, оно не может произвольно применяться судом.

Поскольку определение мирового судьи о возвращении заявления об отмене незаконно постановленного судебного приказа полностью исключает возможность дальнейшего движения дела, такое определение может и должно быть обжаловано в соответствии со статья 331 часть 1 п. 2 ГПК РФ.

Почему права клиента нарушены

Нарушение права на подачу жалобу представляет собой нарушение конституционного права на защиту. Возможность обжалования данного определения является бесспорной, очевидной и подтверждается многочисленной судебной практикой, в частности:

  • Определением Мурманского областного суда № 33-843 от 13.04.2014 г., который указал на «необходимость обеспечения доступного гарантированного Конституцией РФ права на судебную защиту»;

Источник: https://www.9111.ru/questions/777777777362381/

Интернет-интервью с А.А. Ивановым Консультант Плюс

Уважаемые посетители сервера!

Предлагаем вашему вниманию отчет об интернет-интервью с  Председателем Высшего Арбитражного Суда РФ Антоном Александровичем Ивановым, которое состоялось 3 июня 2005 года. Тема интервью: «Обеспечение единства судебно-арбитражной практики». Благодарим всех посетителей сервера, приславших свои вопросы для интервью.

Принцип единообразия судебной практикиКонсультантПлюс: Добрый день, Антон Александрович! «Консультант Плюс» приветствует Вас и благодарит за согласие принять участие в интернет-интервью.

Возглавляемое Вами «ведомство» (если можно так выразиться) находится на стыке экономики и права – двух ниш, которые сегодня привлекают особое внимание российской общественности.

Но не только этим объясняется столь большое количество поступивших вопросов. Бросается в глаза значительный интерес лично к Вам как к новому руководителю коммерческого (экономического) правосудия в стране.

Посетителей нашего сервера интересует, каким курсом Вы поведете вверенный Вам корабль?

Интернет-аудиторию КонсультантПлюс составляют 350000 пользователей в месяц. Все они – профессионалы в своем деле, поэтому практически все вопросы сугубо профессиональные.

Однако с учетом заявленной темы интернет-интервью мы были вынуждены значительную часть обращений опустить.

Но два вопроса, которые Вы неоднократно уже озвучивали в своих публичных выступлениях, называя их задачами первостепенной важности, так или иначе сформулированы нашими участниками интернет-интервью. Это – политика открытости арбитражных судов и единство судебной практики.

Антон Александрович: Действительно, я тоже обратил внимание на разнообразие поступивших вопросов. Кстати, некоторые из них дают пищу для размышлений, за что я весьма благодарен аудитории.

Получается некая «обратная связь», позволяющая иначе взглянуть на результаты нашей деятельности.

Думаю, что нам следует на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сделать некую «гостевую книгу» для возможности постоянного общения с гражданами и организациями.

Что касается заявленной темы интернет-интервью об обеспечении единства судебно-арбитражной практики, то здесь я должен сказать следующее. Проблема эта «всплыла» не сегодня. Юридическая общественность уже давно об этом говорит.

Я же столкнулся с этим вплотную, когда стал Председателем Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Во время заседаний Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по конкретным делам я обнаружил, что судебная практика окружных арбитражных судов (это кассационная инстанция) резко различается.

Безусловно, это негативно сказывается на защите прав предпринимателей, поскольку напрочь отсутствует фактор предсказуемости по типовым правовым ситуациям. Рычаги реагирования на такой разнобой действуют, к сожалению, не всегда. Мы не имеем возможности оперативного исправления ошибок, поскольку есть определенные судебные процедуры.

У обзоров же судебной практики налицо направленность в будущее, а значит, они никак не затрагивают уже рассмотренные дела.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, безусловно, является неким «ситом», но уж больно оно редкое – мало дел попадает туда на рассмотрение. Таким образом, получается, что фактически арбитражно-судебная практика формируется сегодня на уровне кассации.

Как ее унифицировать? Это вопрос. 10 лет назад, когда в нашей системе появились федеральные арбитражные суды округов, это явилось грандиозным прорывом в деле защиты прав и законных интересов участников экономических отношений. Осенью текущего года, кстати, мы собираемся отметить этот юбилей.

Действительно, кассация оправдала себя как полноценная и необходимая судебная инстанция. Однако, как видим, есть и проблемы. Они требуют своего разрешения, и мы серьезно над этим думаем.

Необходимо создать некую систему, некий механизм гармонизации арбитражной практики окружных судов – на сегодня это одна из основных задач.

КонсультантПлюс: Антон Александрович, так Вы планируете широко отмечать 10-летие ФАСов?

А.А.: У нас – в системе арбитражных судов – мы безусловно отметим это событие. В Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации создана рабочая группа по подготовке празднования.

В Москву съедутся председатели всех десяти окружных судов. В Администрацию Президента России подана заявка на государственные награды наиболее выдающимся служителям Фемиды в нашей системе.

Будет торжественное собрание, праздничный концерт.

Мы действительно очень высоко оцениваем значение факта создания окружных судов. Проверка законности судебных актов в кассационном порядке является одной из гарантий участников процесса.

А то, что наши округа никак не совпадают с административно-территориальным делением России, является дополнительной гарантией для сторон, поскольку исключает административное воздействие на арбитражные суды других ветвей власти.

Итак, приступим к ответам на поступившие вопросы.

Источник: http://www.Consultant.ru/law/interview/ivanov/

Главная страница

Займ на карту

Принцип единообразия судебной практики

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 115

Notice: Undefined index: referer in /var/www/online-rosevrobank/data/www/online-rosevrobank.ru/wp-content/plugins/flat_pm/inc/functions/flat-filter_content.php on line 116

Adblock detector

Источник: https://online-rosevrobank.ru/jur-sovety/princip-edinstva-sudebnoj-praktiki

Закрывая тему о единообразии судебной практики в России

 Как вы знаете, официальной причиной ликвидации ВАС РФ была необходимость обеспечения единообразия судебной практики.

Понятно, что причина эта откровенно надуманная, но сама постановка вопроса указывает, логически, на то, что утверждающие это считают единообразие судебной практики в принципе достижимым.

Вот упраздним ВАС РФ, будут все суды под единым Верховным Судом РФ, и наступит у нас единообразное правоприменение, красота и законность…

При этом, люди, всерьез утверждающие о достижимости единообразной судебной практики, почему-то упускают, что для достижения этой цели после ликвидации ВАС РФ нет ни правовых, ни административных оснований.

Статья 304 АПК РФ в период существования ВАС РФ в качестве одного из оснований для пересмотра судебных актов в порядке надзора устанавливала как раз «нарушение единообразия судебной практики».

То есть, такое нарушение было в принципе основанием для отмены судебных актов, и ВАС РФ регулярно по этому основанию судебные акт отменял. Желающие могут сравнить с действующей сейчас ч. 1 ст. 191.11 АПК РФ, в ней «единообразия судебной практики» — нет вообще. Вы можете сказать, но есть же п. 3 ч. 1  ст.

Читайте также:  Обеспечение заявки по 223-фз и исполнения контракта: в какой форме и размере

308.8 АПК РФ, при пересмотре ВС РФ в порядке надзора основанием для отмены судебных актов является «нарушение единообразия в применении и (или) толковании судами норм права». Но сколько дел пересматривает ВС РФ в порядке надзора? За 2017 года пересмотрел — ни одного.

«В 2017 году Президиумом Верховного Суда РФ дела по надзорным жалобам на решения судов по гражданским, административным, дисциплинарным и делам по экономическим спорам в судебном заседании не рассматривались (цы) Обзор статистических данных о рассмотрении в ВС РФ административных, гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, дел об административных правонарушениях и уголовных дел в 2017 году (источник: https://vsrf.ru/documents/statistics/26563/).

Таким образом, формально в России даже нет правового основания для обеспечения единообразия судебной практики.

Но и административных оснований для судебного единообразия нет, поскольку нет какой-либо установки, соответствующего волеизъявления ВС РФ, адресованного нижестоящим судам. Проще говоря, ВС РФ безразлично, выносят ли нижестоящие суды свои судебные акты в соответствии с общим подходом или поперек него.

Причем, по моему опыту и опыту коллег, ВС РФ безразлично игнорирование и любых правовых позиций самого Верховного Суда РФ, и определений коллегий по конкретным делам, и обзоров практики (ежеквартальных), и постановлений пленумов ВС РФ.

Даже если нижестоящий суд откровенно проигнорировал все это, вероятность отмены его решения — исчезающе мала.

Ладно, чтобы вас не утомлять теорией и статистикой, теперь, как в анекдоте, «слайды».

Мне лично особенно интересно смотреть на судебную практику применительно к процессу. АПК РФ все же более стабилен, чем материальное законодательство, и он точно один на всю страну. Ну и исторически я слежу за судебной практикой применительно к обязательному претензионному порядку (ч. 5 ст. 4 АПК РФ), так что примеры будут об этом.

Так, на практике возник вопрос, необходимо ли направлять отдельную претензию по требованию о взыскании неустойки (пени) или процентов по ст. 395 ГК РФ, если в отдельном производстве взыскиваются только пени (проценты), а основной долг просужен ранее в отдельном деле. На эту тему дано четкое разъяснение в абз. 2 п.

43 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.

2016 № 7 о том, что «если кредитором соблюден претензионный порядок в отношении суммы основного долга, считается соблюденным и претензионный порядок в отношении процентов, взыскиваемых на основании статьи 395 ГК РФ» и вроде бы вопрос должен быть закрыт, но — судебная практика у нас богаче теории.

Девятый арбитражный апелляционный суд в постановлении от 13 марта 2018 года по делу № 09АП-66045/2017 истолковал данное разъяснение ВС РФ своеобразно, ограничительно, придя к выводу, что оно «относится [только] к случаю одновременного предъявления требований о взыскании суммы долга и суммы процентов».

По мнению апелляционного суда, «претензия, направленная в рамках иного судебного дела, рассмотренного по существу, не может распространять свое действие на все возможные исковые требования ответчика, которые могут быть заявлены в дальнейшем».

Соответственно, «обращаясь с самостоятельным заявлением о взыскании исключительно процентов на основании статьи 395 ГК РФ, истец должен принять отдельные меры по соблюдению претензионного порядка».

Руководствуясь такой позицией, апелляция решение арбитражного суда первой инстанции отменила и (несмотря на наличие в деле претензии по основному долгу) — оставила иск без рассмотрения.

Причем, за неделю до этого тот же самый Девятый арбитражный суд сформулировал по подобной ситуации абсолютно иную позицию.

Рассматривая другое дело по аналогичной ситуации, когда основной долг (с соблюдением претензионного порядка) был взыскан в рамках другого дела, а в данном деле взыскиваются исключительно проценты по ст.

395 ГК РФ, апелляционный суд указал, что «поскольку подан иск о взыскании исключительно процентов на основании статьи 395 ГК РФ, в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства, в отношении которого имеется вступившее в законную силу судебное решение, то у суда первой инстанции не имелось оснований для вывода о несоблюдении истцом претензионного порядка и возвращении искового заявления» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 6 марта 2018 года по делу № А40-23151/18, в кассационном порядке пока не обжаловано).

Для понимания: это один и тот же Девятый арбитражный апелляционный суд, судебные акты вынесены с разницей в неделю, 6 и 13 марта 2018 года.

Ладно, это апелляция, но может быть выше, в кассации, у нас торжество единообразия?

Часть 5 ст. 4 АПК РФ, несмотря на то, что она содержит достаточно разумное по существу правило, писалась явно не процессуалистами. По крайней мере, разработчики законопроекта не сочли необходимым сформулировать какое-либо переходные положения о действии нормы во времени. В связи с этим на практике возник вопрос, как новая редакция ч. 5 ст.

4 АПК РФ действует во времени, применительно к ситуации, когда иск подан в период действия «старой» редакции, когда обязательный претензионный порядок для искового требования был обязателен, а вопрос об оставлении иска без рассмотрения разрешается арбитражным судом уже после 12 июля 2017 года, когда направление претензии уже не обязательно?

Понятно, что судопроизводство в арбитражных судах осуществляется в соответствии с федеральными законами, действующими во время совершения… отдельного процессуального действия (ч. 4 ст.

3 АПК РФ), но вопрос о том, законодательством на момент совершения какого именно процессуального действия (подачи иска или решения вопроса о его принятии/возврате) необходимо руководствоваться, законодатель оставил без внятного ответа.

В одном из дел иск о признании договора недействительным был подан 17 апреля 2017 года, когда соблюдение досудебного порядка урегулирования спора по такому требованию было обязательным. До рассмотрения иска дело дошло уже в июле 2017 года (Москва…

), 19 июля 2017 года, уже после «отмены» обязательного претензионного порядка по такому требованию, ответчики заявили о несоблюдении истцом претензионного порядка урегулирования спора, арбитражный суд первой инстанции согласился с ними и определением Арбитражного суда Московской области от 24 августа 2017 года по делу № А41-30231/2017 исковое заявление было оставлено без рассмотрения. Отменяя определение Арбитражного суда Московской области от 24 августа 2017 года, суд апелляционной инстанции исходил из того, что на момент вынесения этого определения федеральным законодательством требование об обязательном соблюдении претензионного (досудебного) порядка по искам о признании недействительным договора — уже установлено не было.

С позицией апелляционного суда согласился и Арбитражный суд Московского округа, добавив от себя, что «в данном конкретном случае исправить обстоятельства, послужившие основанием для оставления иска без рассмотрения стало невозможно», поскольку обязательное соблюдение досудебного порядка урегулирования спора о признании недействительной сделки и применении последствий ее недействительности уже не требуется (постановление Арбитражного суда Московского округа от 29 января 2018 г. № Ф05-20728/17 по делу № А41-30231/2017). Председательствующий — судья Петрова Е.А., судьи Краснова С.В. и Нечаев С.В.

Все бы хорошо, но за полтора месяца до этого тот же самый Арбитражный суд Московского округа в аналогичной ситуации занял прямо противоположную позицию. Истец обратился в арбитражный суд 30 июня 2017 года с иском о признании сделок недействительными и о применении последствий их недействительности.

То есть, иск был подан в период действия «старой» редакции, когда обязательный претензионный порядок для искового требования был обязателен.

А разрешался вопрос о соблюдении претензионного порядка 13 июля 2017 года — по иронии, на следующий день после отмены обязательного претензионного порядка по данным требованиям.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 13 июля 2017 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 сентября 2017 года, исковое заявление было возвращено заявителю.

В этом деле Арбитражный суд Московского округа согласился с нижестоящими судами и посчитал обязательный претензионный порядок несоблюденным (постановление Арбитражного суда Московского округа от 8 декабря 2017 г. № Ф05-19255/17 по делу № А40-124347/2017). И невозможность «в данном конкретном случае исправить обстоятельства, послужившие основанием для оставления иска без рассмотрения» кассационный суд почему-то не смутила.

А знаете, кто был в составе в этом деле? Председательствующий — судья Петрова Е.А., судьи Краснова С.В. и Нечаев С.В.

Собственно, к чему я это все пишу. Предлагаю закрыть тему единообразия судебной практики в России. Ее не было, нет, и не будет.  

Источник: https://zakon.ru/Blogs/zakryvaya_temu_o_edinoobrazii_sudebnoj_praktiki_v_rossii/73311

Проблемы обеспечения единства судебной практики в гражданском, арбитражном и административном процессах

Необходимость данного «единства» обусловлена разработкой концепции единого кодифицированного процессуального закона, регулирующего одновременно порядок рассмотрения и разрешения гражданских и экономических дел, а также наличием обоснованной в юридической науке идеи об однородном характере отраслей гражданского процессуального, арбитражного процессуального права [1]. Более того, постановления пленумов Верховного Суда часто указывают в качестве основной цели «обеспечение единства практики применения судами положений законодательства» [2].

Однако законодатель, употребив в процессуальных кодексах и документах термины «единство судебной практики» (ч. 3 ст. 377 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации [3]) и «единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права» (п. 1 ст.

304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации [4]), к сожалению, не раскрыл их содержания. Более того, четкое определение этих понятий отсутствует и в доктринальной литературе.

Одни учёные рассматривают в качестве судебной практики все судебные решения всех судебных инстанций, в том числе и постановления Пленума ВС РФ, другие же ограничивают судебную практику только решениями и руководящими разъяснениями высших судебных инстанций [5].

Данное обстоятельство, во-первых, порождает проблемы, связанные с его применением на практике судами, а также вызывает противоречивые дискуссии в научной литературе.

Однако, несмотря на отсутствие определения, законодатель вносит вполне чётко определенную санкцию: нарушение единообразия в толковании и применении судами норм права является основанием для изменения или отмены в порядке надзора судебных актов, вступивших в законную силу. Также, ч. 2 ст.

378 ГПК РФ указывает, что в надзорной жалобе или представлении прокурора на вынесенное в надзорном порядке определение судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ или Военной коллегии ВС РФ должно быть указано, в чём состоит нарушение единства судебной практики, и должны быть приведены соответствующие обоснования этого нарушения. На мой взгляд, без четкого определения понятий единства и единообразия судебной практики представляется довольно сложным точно и правильно выделить нарушения, более того, верно обосновать их.

Исходя из вышесказанного, первая проблема, которую я выделила в рамках рассмотрения единства судебной практики, это общая проблема несовершенства действующего законодательства.

Для реализации конституционных и иных принципов судебной власти должны быть созданы соответствующие условия на государственном уровне, позволяющие судам стабильно и эффективно осуществлять свои полномочия.

Читайте также:  Фнп изменила регламент использования сервисов по направлению уведомления о залоге движимого имущества

Одним из таких условий является законодательное обеспечение судебной деятельности.

Вместе с тем поспешное принятие новых законоположений, частое и не всегда оправданное изменение законодательства, отсутствие межотраслевой и внутренней согласованности правовых норм приводят к дестабилизации судебной деятельности и правоприменительной практики.

Принимаемые законы зачастую находятся в противоречии между собой, не содержат механизма реализации для закрепленных в них положений. Некоторые отношения между субъектами совсем не урегулированы, отсутствует подробная судебная процедура рассмотрения ряда категории дел.

Таким образом, суды, сталкиваясь с несовершенством действующего законодательства, испытывают трудности при отправлении правосудия, что не может не влиять на единообразие судебной практики.

Как отмечала доктор юридических наук Т.Г. Морщакова, «цель обеспечения единства в судебной системе и результатах её деятельности заявляется чаще как относящаяся к категории публичных интересов» [6].

То есть единообразное применение судебной практики способствует достижению всеобщей пользы. К реализации данного положения можно отнести введение в действие Федеральным законом от 08.03.

2015 № 22-ФЗ [7] Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, который является кодифицированным процессуальным законом, регулирующим порядок рассмотрения дел, возникающих из публичных правоотношений, судами общей юрисдикции.

Данный Закон существенно повысил эффективность действия судов и способствовал поддержанию реализации рассматриваемого принципа единства процессуальной судебной практики.

Второй проблемой, которую я выделила при анализе соответствующей судебной практики, стало формализованное понимание единства судебной процессуальной практики, которое предполагает единообразное прочтение и истолкование «по шаблону» судами норм действующего законодательства, без учета сформировавшейся в современных условиях судебной практики. Основой для формулирования данной проблемы стало Определение Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 2 октября 2009 г. № 12171/09 [8], в котором под единством судебной практики суд понимает «единообразное толкование и применение закона, являющееся следствием единообразной правовой квалификации аналогичных юридических дел». Из этого можно сделать вывод, что, по сути, любая устоявшаяся практика, даже если она является правонарушающей, может быть истолкована как единообразная, а значит и соответствовать целям правосудия [9].

Это, конечно же, не является действительностью и нарушает установленные Конституцией РФ основополагающие принципы правосудия. Применению закона в процессе разрешения спора о праве должна предшествовать его оценка судом на предмет соответствия правовым принципам и конституционно гарантированным правам человека.

Я считаю, что определение «единства» и «единообразного применения» прежде всего предполагает рациональное и разумное применение норм, что должен обеспечить суд в ходе принятия решения.

Если суд придет к выводу, что закон, подлежащий применению в конкретном деле, нарушает права человека, он обязан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с целью возбуждения процедуры конкретного конституционного контроля.

Так, Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 г.

N 19-П закрепляет, что «Отказ от применения в конкретном деле закона, неконституционного с точки зрения суда, без обращения в связи с этим в Конституционный Суд РФ противоречил бы конституционным положениям, согласно которым законы действуют единообразно на всей территории Российской Федерации, и в то же время ставил бы под сомнение верховенство Конституции РФ, так как оно не может быть реализовано, если допускается разноречивое толкование различными судами конституционных норм».

Следующей проблемой, на которую бы я хотела обратить внимание, является пробелы в единообразном толковании судами процессуальных норм. На высшие суды возлагается обязанность осуществления конституционного надзора за деятельностью нижестоящих судов и в процедурах пересмотра судебных актов.

«Роль высшего национального суда заключается как раз в урегулировании противоречий в прецедентной практике, связанных с отсутствием её единообразия. На такой суд возлагается функция по устранению подобных противоречий и утверждению толкования, которому должны следовать нижестоящие суды.

В противном случае, сам высший суд становится источником правовой неопределенности».

При этом толкование норм права может осуществляться как по результатам обобщения судебной практики в целях устранения противоречий и предотвращения клонирования правонарушающей практики (абстрактное толкование), так и в связи с рассмотрением конкретного дела (конкретное толкование).

Снова обратимся к Конституционному Суду РФ: так, законодательство фактически придает постановлениям Конституционного Суда РФ качество источника права [10], поскольку Конституционный Суд является судебным органом конституционного контроля, который разрешает дела о соответствии Конституции РФ нормативных актов, а также по запросам судов проверяет конституционность закона, подлежащего применению. Статья 80 ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [11] возлагает обязанность на государственные органы и должностные лица по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией РФ в связи с решением Конституционного Суда, если нормативные акты, их отдельные положения признаны неконституционными либо имеется необходимость устранения пробела в правовом регулировании. Таким образом, в силу прямого указания ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», в случае, если закон или норма, регулирующие гражданско-процессуальные отношения будут признаны неконституционными, суд обязан вынести решение на основании постановления Конституционного Суда [12].

Таким образом, постановления Конституционного Суда играют важную роль в «восполнении» пробелов процессуального законодательства и, в целом, в его развитии. В частности, примером может являться Постановление Конституционного Суда N 13-П от 18 июля 2003 г. [13], которым содержащаяся во взаимосвязанных п. 2 ч. 1 ст. 26, ч. ч. 1, 2 и 4 ст. 251, ч. ч.

2 и 3 ст. 253 ГПК РФ норма, которая наделяла суд общей юрисдикции полномочием разрешать дела об оспаривании нормативных правовых актов субъектов РФ, признана не соответствующей ст. 66 (ч. ч. 1 и 2), 76 (ч. 3) Конституции РФ в той мере, в какой она допускала разрешение судом общей юрисдикции дел об оспаривании конституций и уставов субъектов РФ [14].

И, конечно же, наиболее важной проблемой в настоящее время является различие во мнениях о том, являются ли судебные постановления (в том числе, постановления пленумов высших судов) источниками права, т.е.

необходимо ли дать место судебному прецеденту в Российском гражданском, административном и арбитражном судопроизводстве? Хотя в нашей стране не действует прецедентное право, ознакомление хозяйствующих субъектов, юридической общественности, граждан, должностных лиц таможенных органов, и прежде всего, самих судей с вступившими в законную силу судебными актами, безусловно, способствует, наряду с постановлениями Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ, Верховного Суда РФ и обзорами судебной практики, выработке единообразного понимания и применения законов и других нормативных актов, используемых при разрешении различных споров [15]. По моему мнению, единству судебной практики способствует активное использование судебного прецедента как источника права. Именно в этом случае представляется наиболее реальным осуществление верного толкования норм права и, соответственно, правильного, рационального и единообразного их применения.

В заключение целесообразно сказать о том, что единообразие судебной практики представляется естественным и необходимым условием успешного функционирования системы правосудия в Российской Федерации, что в конечном итоге приведет к повышению уровня доверия гражданского общества к деятельности судов и поднимет авторитет судебной власти. Только при помощи единообразного применения судами норм не только в гражданском, но и в административном и арбитражном процессе становится реальным соблюдение принципов правосудия и достижение соответствующих целей.

[1] Князькин С.И., Юрлов И.А. Гражданский, арбитражный и административный процесс. М.: Инфотропик Медиа, 2015.

[2] Например, Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 года №43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» // Российская газета. 2015.

05.10. № 223; Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года №25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 2015. 30.06. № 140.

[3] Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ // СЗ РФ. 2002. 18.11. № 46. Ст. 4532.

Источник: https://femida-science.ru/index.php/home/vypusk-4/item/150-problemy-obespech

Принцип единообразия судебной практики в арбитражном процессе

Принцип единообразия судебной практики не отнесен законодателем к числу основных принципов построения судебной системы, в отличие от принципа независимости судей (ст. 120 Конституции РФ).

Самостоятельность судьи на момент принятия высшего закона страны представлялась гарантией индивидуального, как наиболее верного, правоприменения, главной целью было исключение административного давления на суд.

Но принцип единства судебной практики является одной из гарантий стабильности правоотношений: толкование правовых норм должно быть предсказуемым для их участников, законы должны действовать равно и одинаково для всех. Меры, которыми обеспечивается единообразие судебной практики, можно представить в виде таблицы.

  • Инстанционное построение судебной системы
  • Каждая следующая инстанция проверяет постановления нижестоящих
  • Единство высшего судебного органа
  • После упразднения ВАС был образован единый ВС РФ, призванный унифицировать применение гражданского права в двух ветвях цивилистического процесса
  • 2. Нормативно-правовое обеспечение
  • Ст. 126 Конституции РФ
  • Наделяет ВС РФ полномочиями по осуществлению судебного надзора и даче разъяснений

Подп. 1 ч. 7 ст. 2 закона «О ВС РФ» от 05.02.2014 № 3-ФКЗ (далее — ФКЗ)

Обязывает ВС РФ давать разъяснения, обеспечивающие единство судебной практики в части применения законодательства РФ

Ст. 270 АПК РФ, ст. 330 ГПК РФ, ст. 310 КАС РФ и др.

  1. Нормы процессуальных кодексов, устанавливающие пересмотр судебных актов:
  2. в случае нарушения единообразия судебной практики при толковании и применении норм права;
  3. при изменении единого подхода

Обязанность по даче разъяснений судам законом возложена на Пленум ВС РФ (п. 1 ч. 3 ст. 5 ФКЗ).

Читайте также:  Комментарий 16440 к статье: судебные расходы в гражданском процессе – нюансы

Нарушение единообразия судебной практики и его последствия

Первой линией защиты единства правоприменения является апелляционная инстанция, которая обязана отменять судебные акты при неправильном толковании или применении норм (ст. 270 АПК РФ, ст. 330 ГПК РФ, ст. 310 КАС РФ, ст. 389.17, 389.18 УПК РФ).

Нарушения ранжируются по степени их значимости для результата проверки:

  • Не влекут отмену решения процессуальные нарушения, не приведшие к вынесению неправильного решения (т. е. не помешавшие выяснить все обстоятельства и применить нужные материальные нормы), — несущественные в терминологии УПК РФ. ГПК РФ выделяет из общей массы нарушений формальные, не повлекшие по существу неправильный результат по делу.
  • Являются основанием для отмены решения процессуальные и материальные нарушения: нормативное несоответствие и неверное толкование норм.

На уровне кассации основания для пересмотра судебных актов сформулированы более узко.

В таком качестве в большинстве видов процессов признают существенные нарушения материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела (ст. 401.15 УПК РФ, ст. 328 КАС РФ, ст. 387 ГПК РФ). Только в ст.

288 АПК РФ нет указания на существенность и имеется закрытый перечень процессуальных нарушений, которые влекут отмену решения в любом случае.

Наконец, при пересмотре в порядке надзора в цивилистических процессах основанием для отмены судебных актов прямо указано нарушение единообразия толкования и применения норм права (ст. 308.8 АПК РФ, ст. 341 КАС РФ, ст. 391.9 ГПК РФ), в уголовном процессе — существенное нарушение, повлиявшее на исход дела (ст. 412.9 УПК РФ).

Проблема источников единого правоприменения

Проблемы единообразия судебной практики во многом являются следствием неопределенности источников — актов судебного толкования:

  1. Проблема форм официального толкования. Как было сказано выше, ФКЗ установил только один источник (форму) официального толкования — разъяснения Пленума ВС РФ. Но есть и постановления Президиума ВС РФ, обзоры судебной практики, определения кассационных коллегий ВС РФ — итоговые документы рассмотрения дела по существу, вынесенные судьями (т. н. отказные определения). Значение этих источников толкования законом не установлено. Некоторые из них перечислены в постановлении Президиума ВС РФ от 23.03.2005 № 25ПВ04 и др., однако правовой статус этого документа для руководства нижестоящими судами тоже не определен.
  2. Проблема применимости толкования. В отличие от системы общего права, при отсутствии официально признанного источника в виде судебного прецедента (см. подробнее в статье «Что такое судебный или юридический/правовой прецедент?») нет теоретических и практических рекомендаций по выделению в официально публикуемой практике обязательной части, что дезориентирует как судей, так и участников отношений.
  3. Обратная иерархия при учете судебной практики. Статистически вероятность отмены решения выше в апелляции, чем в надзоре, поскольку не все дела доходят даже до кассации. Следовательно, суд ориентируется в большей степени на практику апелляционного суда, нежели на ВС РФ. Формируется самостоятельная окружная и апелляционная практика.

Высшие суды решают перечисленных вопросы путем применения правовых позиций.

Содержание понятия правовой позиции вышестоящего суда

В прецедентной системе судами применяется ratio decidendi судебного акта (выводы, имеющие юридическое значение). В отечественной правоприменительной практике в последние десятилетия приобрел известность термин «правовая позиция» (в советские времена использовалось выражение «правоположение»).

Анализ показывает, что в мотивировочной части судебных актов ВС РФ аргументация строится со ссылкой на правовые позиции, содержащиеся в постановлениях и определениях КС РФ, постановлениях Пленума ВС и ВАС, постановлениях Президиума ВС и ВАС, определениях коллегий ВС РФ, вынесенных после рассмотрения дела по существу.

Содержание понятия «правовая позиция» не определено ни законодательством, ни судебной практикой. Доктринально оно толкуется как система суждений, выражающая понимание норм; суждение о мотивах предпочтения той или иной нормы и др.

Однако если изучить закон «О Конституционном суде РФ» от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (далее — закон о КС РФ), можно сделать некоторые выводы о том, в каком значении нужно понимать это выражение. Словосочетание «правовая позиция» в судебных актах восходит именно к этому закону. Сейчас оно используется в ст. 29, 47.1 закона о КС РФ.

В частности, указано, что в решении КС РФ находит выражение правовая позиция его судей. Ранее в ст. 79 закона о КС РФ также шла речь о применении правовой позиции КС РФ, сейчас говорится о применении норм в его истолковании.

Можно сделать вывод о том, что именно правовая позиция — то суждение, в котором находит выражение истолкование правовой нормы высшим судом.

  Взять кредит на покупку комнаты

Пересмотр дел после изменения правовой позиции КС РФ или ВС РФ

Правовые позиции имеют разное значение. Такой вывод следует из норм процессуальных кодексов, предусматривающих возможность пересмотра только по таким новым обстоятельствам общего характера (т. е.

не относящимся непосредственно к данному делу, ст. 311 АПК РФ, ст. 392 ГПК РФ, ст.

350 КАС РФ), как определение или изменение практики применения нормы, при наличии прямого указания на возможность пересмотра в постановлении:

  • Пленума ВС РФ;
  • Президиума ВС РФ.

В остальных случаях определение правовой позиции ВС РФ может быть основанием для пересмотра только в пределах, установленных соответствующими процессуальными нормами (см.

выше) на уровне апелляции, кассации, надзора.

О невозможности признания новым обстоятельством правовой позиции, изложенной в определении коллегии ВС РФ по другому делу, сказано в резолютивной части постановления КС РФ от 17.10.2017 №с24-П.

Источник: https://banki-kabinet.ru/princip-edinoobrazija-sudebnoj-praktiki-v/

Нарушение единообразия судебной практики как основание для отмены судебного акта арбитражного суда в надзорном порядке

Нарушение судами единообразия в толковании и применении норма права является одним из оснований для изменения или отмены судебных актов в порядке надзора (п.п. 1 ст. 304 АПК РФ).

Таким образом, исходя из буквального толкования действующего Арбитражного процессуального кодекса РФ (Далее – АПК РФ) самого по себе нарушения норм материального и процессуального права при вынесении судебного акта недостаточно для отмены или изменения данного судебного акта в порядке надзора.

Необходимо, наряду с этим, наличие оснований, предусмотренных в ст. 304 АПК РФ, среди которых законодатель назвал нарушение судебными актами единообразия в толковании и применении арбитражными судами норма права.

Указанная норма является новой для отечественной системы права, которая традиционно строится по типу континентальной системы права, в которой судебные решения по предшествующим делам, по общему правилу, не имеют решающего значения для вынесения последующих судебных актов.

С момента вступления в силу нового АПК РФ прошло уже значительное время. Интересно, поэтому, проследить, какое же звучание приобретает норма п.п. 1 ст. 304 АПК РФ в практике Высшего Арбитражного суда РФ (Далее – ВАС РФ).

Насколько эта статья видоизменяет традиционные для континентальной системы права принципы правоприменения. ВАС РФ использует для ссылки на п.п. 1 ст. 304 АПК РФ различные аргументы. В ряде дел ВАС РФ указывал, что принятые судами судебные акты противоречат разъяснениям, данным Пленумом ВАС РФ.

Всего законодателем названы три основания к отмене (изменению) оспариваемого судебного акта, требующие вмешательства надзорной судебной инстанции.           Первое из них связано с нарушением оспариваемым судебным актом единообразия в толковании и применении арбитражными судами норм материального и процессуального права.

           Это основание в установленном виде имеет весьма неопределенное значение, что позволяет предложить широкое и узкое его толкование.           В широком смысле всякая судебная ошибка нарушает единообразие судебной практики, соответствующей закону. В любом судебном разбирательстве вопросы факта и права имеют нерушимую связь.

От понимания смысла применимой нормы права зависит направление исследования обстоятельств дела, собирания относимых к нему доказательств. Установленные обстоятельства и собранные по делу доказательства позволяют сделать вывод о правовой квалификации спорных отношений.

           Поэтому единообразие судебной практики может быть нарушено как непосредственно, так и опосредованно, в результате неполного исследования обстоятельств, имеющих значение для рассмотрения дела, а также ошибочной оценки отдельных доказательств и их совокупности.

И в том, и в другом случае принятый арбитражным судом по результатам рассмотрения заявленного требования судебный акт будет ущербным, и его нельзя отнести к категории практикообразующих.

          В узком смысле интерес для надзорной судебной инстанции будут представлять только те судебные акты, которые непосредственно указывают на неверное толкование и применение судом норм права, абстрагированное от обстоятельств дела.

           В этом случае очевидные судебные ошибки, основанные на грамотном применении закона, но неверном или неполном исследовании обстоятельств дела, а также ущербной оценке собранных по делу доказательств, известные суду надзорной судебной инстанции, будут оставляться без исправления, если дело слушалось судом кассационной инстанции.

           Несмотря на особую, чрезвычайную роль арбитражного суда надзорной инстанции, он, как и все иные контролирующие судебные инстанции, обязан для оценки законности и обоснованности обжалованного судебного акта проверять все материалы дела, а не только судебный акт.

           Есть все основания полагать, основываясь на опыте работы суда надзорной инстанции за прошедшие десять лет, что до нахождения иных критериев пересмотра судебных актов в порядке судебного надзора применимо широкое толкование единообразия судебной практики до тех пор, пока оно реально не будет обеспечено арбитражными судами всех иных судебных инстанций, включая кассационную.           Под единообразием в толковании и применении арбитражными судами норм права понимается их единственно верное толкование и применение, соответствующее не только позитивному (писанному) праву, но и неотъемлемым правам человека.     

     Как известно, существует презумпция соответствия между такими правами и федеральными законами. Однако судебная практика может обнаружить их несоответствие в рамках рассматриваемого дела, применительно к заявленным обстоятельствам.

Поэтому квалификация спорных отношений нормами позитивного права требует внимательного и вдумчивого отношения. В том числе при формировании представлений о единой судебной практике.

Незаконный либо необоснованный судебный акт, оспариваемый заинтересованными лицами, всегда нарушает такое единство. Другого не дано.

Источник: http://www.buroadvokat.ru/index.php/2010-02-15-20-35-09/1254-2011-09-26-15-18-33

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *