Причинно-следственная связь в гражданском праве — это…

Дата добавления: 27.11.2018, 10:56:00

По искам пациентов, пострадавших от врачебной ошибки, одним из основных и обязательных элементов предмета доказывания является причинно-следственная связь. Её установление — залог получения истцом решения об удовлетворении исковых требований.

Если коротко, то применительно к медицинским делам — это связь между противоправным деянием врача (действием или бездействием) и наступившими последствиями в виде причинения вреда (смерть пациента, ухудшение состояния здоровья, приобретение нового заболевания, увеличение сроков лечения и т.п.).

Связь может быть прямой, а может быть косвенной (непрямой, опосредованной). Её наличие или отсутствие должно устанавливаться судом. Однако, на практике вопрос об её существовании суд переадресовывает экспертам, а после получения заключения, суд, разрешая спор, руководствуется их выводами.

Косвенной причинно-следственную связь именуют по причине того, что неблагоприятный, а зачастую и трагический исход не напрямую обусловлен действиями врача, когда именно он причиняет вред, например, повреждает внутренний орган, либо кровеносный сосуд, или оставляет медицинский инструмент в полости тела, а когда лечение является неправильным, запоздалым, снижающим эффективность, либо не соответствующим тяжести заболевания, и когда само заболевание становится причиной смерти, либо ухудшения состояния здоровья.

Например, в моей адвокатской практике было дело, когда пациента, госпитализированного в стационар, в течение четырёх дней лечили от пневмонии средней тяжести. Изо дня в день состояние его здоровья ухудшалось, а в конечном итоге он скончался. Причиной смерти явилась пневмония.

Казалось бы, при чём тут врачи, ведь они оказывали лечение и в причинении смерти их вины нет и быть не может. Однако, экспертами было установлено, что умерший был недообследован, на момент госпитализации у него имелись признаки пневмонии тяжёлой степени.

Соответственно, адекватного лечения он не получал, что обусловило наступление летального исхода.

Иными словами, косвенная причинно-следственная связь имеет место тогда, когда противоправное деяние врача лишь обуславливает или способствует наступлению неблагоприятного исхода в лечении, либо осложняет или делает невозможным выздоровление пациента. А в отдельных случаях вообще лишает шанса на спасение.

По подавляющему большинству врачебных дел эксперты приходят к выводу о наличии косвенной причинно-следственной связи, а суды, в свою очередь, присуждают денежные компенсации пострадавшим пациентам и их родственникам, о чём свидетельствует следующая судебная практика.

Так, решением Советского районного суда города Орска Оренбургской области от 23.03.2017 г. суд взыскал в пользу сына пациента, умершего в больнице, компенсацию морального вреда в размере 350 000 руб.

По данному делу судебно-медицинская экспертиза была проведена в ГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» г. Санкт-Петербурга, эксперты которого пришли к выводу, что:

«При оказании медицинской помощи врачами были допущены дефекты диагностики, тактики и лечения пациента, что не позволило своевременно установить правильный диагноз и проводить адекватную его состоянию терапию и тем самым, способствовало наступлению его смерти от заболевания».

Также эксперты пришли к выводу, что:

«Дефекты оказания медицинской помощи находятся в непрямой (косвенной) причинно-следственной связи с наступлением его смерти (не находятся в прямой причинно-следственной связи); в случае своевременного направления пациента для проведения заместительной почечной терапии, вероятность благоприятного исхода являлась высокой».

По другому делу Ленинский районный суд г. Оренбурга решением от 01.03.2017 г. взыскал в пользу пациентки компенсацию морального вреда в размере 150 000 руб., в счет возмещения расходов по оплате: лекарственных препаратов — 1 771 руб. 70 коп., проезда в связи с участием в проведении экспертизы — 1 965 рублей, услуг представителя — 10 000 рублей, штраф — 75 885 рублей 85 копеек.

Эксперты ГБУЗ «Самарское областное бюро судебно-медицинской экспертизы», давая оценку правильности оказанной пациентке медицинской помощи, пришли к выводу, что:

«Установленные дефекты оказания медицинской помощи, допущенные на этапе лечения в травмпункте, сами по себе не оказали активного влияния на возникновение повреждения и ухудшение его течения и, в этой связи, в прямой либо косвенной причинно-следственной связи с наступившим неблагоприятным исходом не состоят; в то же время, в отсутствие этих дефектов риск наступления неблагоприятных последствий либо степень их выраженности могли быть снижены, следовательно, между данными дефектами и наступившими неблагоприятными последствиями имеется причинно-следственная связь с точки зрения «теории условий».

А вот по одному из дел, рассмотренных Дзержинским районным судом г. Перми, было принято решение об отказе в удовлетворении иска супруги и детей умершего пациента о компенсации морального вреда и возмещении вреда, в связи со смертью кормильца по причине того, что не была установлена прямая причинно-следственная связь, поскольку имелись признаки косвенной.

Однако, апелляционная инстанция — судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда посчитала невозможным оставить в силе решение районного суда и определением от 02.03.2016 г. по делу № 33-1725 удовлетворила исковые требования. 

В данном деле суд указал, что:

«Согласно выводам экспертов ГКУЗОТ «Пермское краевое бюро судебно-медицинской экспертизы» при оказании медицинской помощи были допущены следующие дефекты: не проведена показанная для уточнения диагноза и определения характера острого нарушения мозгового кровообращения нейровизуализация (компьютерная томография или магнитно-резонансная томография), при невозможности выполнения нейровизуализации необходимо было выполнить люмбальную пункцию с исследованием ликвора, что было проведено несвоевременно, только на вторые сутки после госпитализации; диагноз «ОНМК (острое нарушение мозгового кровообращения) в бассейне ПСМА по геморрагическому (кровоизлияние) типу» установлен неверно как в части характера нарушения мозгового кровообращения, так и в части локализации поражения, что привело к неверному назначению лечения, а именно: отменен препарат, препятствующий свертываемости крови, назначены препараты, повышающие свертываемость крови, что могло усугубить ишемию пораженного участка головного мозга; правильный диагноз «инфаркт головного мозга» установлен с запозданием только на вторые сутки после госпитализации больного, что не позволило своевременно начать правильное дифференцированное лечение ишемического нарушения мозгового кровообращения, что негативно влияло на течение патологического процесса; отсутствие динамического наблюдения за витальными функциями больного с момента госпитализации до момента перевода в реанимационное отделение. Указанные дефекты оказания медицинской помощи сами по себе не являются причиной смерти, наступившей в результате инфаркта ствола головного мозга, но были условиями, которые не позволили изменить негативный характер течения патологического процесса, поэтому находятся в непрямой (косвенной) причинно-следственной связи с наступлением смерти».

Опираясь на выводы экспертов, судебная коллегия мотивировала своё решение следующим образом:

«Отсутствие именно прямой причинно-следственной связи между установленными в ходе судебно-медицинской экспертизы дефектами оказания медицинской помощи, допущенными врачами, и смертью пациента не может являться основанием для отказа в иске.

Как видно из вышеупомянутого экспертного заключения между дефектами оказания медицинской помощи и наступлением смерти причинно-следственная связь непрямого характера имеется, о чем свидетельствует вывод о том, что данные дефекты были условиями, которые не позволили изменить негативный характер течения патологического процесса.

Проанализировав заключение, пояснения допрошенного в судебном заседании эксперта, судебная коллегия приходит к выводу о возможном благоприятном исходе течения болезни при своевременной диагностике инфаркта головного мозга с последующим проведением правильного лечения ишемического нарушения мозгового кровообращения.

Между тем, не проведение всех необходимых действий и исследований для определения правильного диагноза привело к неверному назначению лечения, пациенту были назначены прямо противоположные препараты, а правильный диагноз был установлен только на вторые сутки после госпитализации больного, что не позволило своевременно начать правильное дифференцированное лечение ишемического нарушения мозгового кровообращения, что негативно влияло на течение патологического процесса. Данные выводы содержатся в экспертном заключении. Материалы дела и исследовательская часть экспертного заключения свидетельствуют, что динамика развития болезни пациента характеризуется поступательным ухудшением состояния здоровья больного и непринятием врачами ответчика адекватных методов исследования и лечения с момента его поступления в стационар».

Причинно следственная связь в уголовном праве примеры

  • Согласно Уголовному Кодексу и Федеральным Законам, уголовная ответственность наступает только за те общественные последствия, которые имеют причинную связь с действиями виновного.
  • Следовательно, если действие или бездействие субъекта преступного деяния стали причиной наступления опасного результата, то виновный несет уголовную ответственность, если результат негативный для общества, был вызван противоправным поведением другого человека либо наступил по иной причине, то данное лицо не несет за него наказания.
  • Действие или бездействие субъекта преступления, которое повлекло за собой неблагоприятные последствия, называется причинная связь в уголовном праве.
  • Характеристика понятия
  • Виды и теории возникновения причиной связи

Причинная связь и ее уголовно правовое значение изучается уже давно, в отличие от остальных признаков преступления, она не имеет особых трудностей в определении. К примеру, правонарушитель с целью лишения жизни, столкнул жертву с окна, вследствие чего последний умер. Имеет место прямая взаимосвязь с действиями преступника и негативными результатами.

Всякое действие или бездействие субъекта уголовного производства обусловлено какими-то обстоятельствами.

Последствие волевого акта само обусловливает другие явления, чтобы понять, есть ли конкретное поведение субъекта причиной наступившего негативного результата, следует искусственно их изолировать из всеобщей связи.

В итоге, одно из них явлений выступает как причина, а другое — как последствие. Метод искусственного изолирования является основным, если нужно определить наличие причинной связи.

Существуют определенные правила установления причинной связи между действием и последствием. Выглядят они следующим образом:

  1. Объективность причинно-следственной связи подразумевает исследование ее вне зависимости от вины. Изначально изучается объективная связь между действием и результатом и только после этого, устанавливают вину в виде умысла или неосторожности по наступившему последствию.
  2. Условием для наступления негативного последствия, выступает действие или бездействие лица, совершившего правонарушение.
  3. Действие субъекта должно обладать признаками волеизъявления, мотивированности и, конечно же, целенаправленности.
  4. Субъект преступного поведения или бездействия должен быть вменяемым, достичь возраста ответственности.
  5. Действие или бездействие субъекта, должно быть антисоциальным, нести в себе риск, и возможность наступления негативных результатов. Если действие или бездействие субъекта было полезным либо нейтральным, оно исключается из причиной связи.
  6. Необходимо определить было ли аморальное деяние необходимым условием наступления опасных для взаимоотношений, результатов.
  7. Нужно установить было ли деяние или бездействие выступающего в роли необходимого условия, причиной неблагоприятного исхода.

Значение имеют абсолютно все вышеперечисленные пункты, если хотя бы один из них отсутствует, то установить причинную связь невозможно, и как следствие, уголовная ответственность не наступает.

Исследование наличия причинной связи в тех или иных преступных деяниях, проходит несколько этапов:

  • первым звеном в цепочке причинности считается причина, то есть конкретное противоправное поведение или бездействие виновного лица;
  • последствие является последним звеном в цепочке действий, и соответственно есть в причинной связи общественно опасным исходом;
  • преступное действие или бездействие должно по времени предшествовать наступлению последствия;
  • противозаконное действие или бездействие, должно выполнять роль необходимого условия;
  • деяние или бездействие должно быть не просто необходимым условием, но являться непосредственно и причиной негативного исхода ситуации;
  • нельзя смешивать между собой причинные связи с результатами деяний и бездейтвий, и виновной.
Читайте также:  Многодетные семьи получат 450 тысяч рублей для погашения ипотеки

Вся сложность ложность в уголовно правовой системе определения причиной связи заключаются в том, что часто непосредственная причина наступления негативных последствий может быть скрыта в цепи условий, которые сами по себе породить наступление опасных для общества последствий, не могут.

Следственный эксперимент, к сожалению, часто именно эти условия ошибочно принимает за истину, соответственно неправильно формируется состав преступления и назначается ответственность за противоправное действие.

Теории причинной связи в уголовном праве исходят из материалистического учения о необходимости и случайности, соответственно с ним, определяются и виды причинной связи в уголовном праве.

Учение говорит о том, что необходимость отражает все процессы реальной действительности, поэтому главной характеристикой необходимости есть неизбежность осуществления.

Термин «необходимость» предполагает, что при соответствующих условиях и обстоятельствах развитие тех или иных событий происходит в конкретном порядке, и явление протекает именно так, а не иным образом.

Случайность, по сути, есть побочным явлением для данного события, поэтому случайное может произойти так или иначе. В преступлениях по неосторожности имеется множество факторов, которые способны спровоцировать негативные результаты.

К примеру, одно транспортное происшествие может провоцировать более 250 факторов.

Важно отметить, что причинно-следственная связь в уголовном праве не противопоставляет между собой необходимость и случайность в развитии природных и общественных событий. Она подчеркивает то, что необходимость наступает через множество случайностей. Соответственно, случайность — это проявление необходимости.

Уголовный Кодекс говорит о том, что ответственность наступает, если имеет место понятие необходимости, это объясняется тем, что необходимость это проявление закономерности, а каждый субъект правоотношений способен отражать исключительно  закономерные связи природных явлений и общества. Познав их, можно определить противоправную деятельность с этими закономерностями.

Причинно-следственная связь в уголовном праве устанавливается путем определения времени наступления конкретного действия или бездействия, которое предшествовало во времени негативному последствию. Если последствие наступило раньше, чем было совершено противоправное действие или бездействие, то они не могут выступать в качестве причины негативного последствия.

Понятие причинной связи в уголовном праве разделяется также на:

  • теорию эквивалентности – заключаются в предположении, что все предшествующие события наступившему последствию, считаются одинаково значимыми условиями для негативного для общественных отношений, последствия. Приверженцы этой теории считают, что если негативный исход не наступил бы без какого-либо из предшествовавших условий, то именно это условие, было бы причиной наступившего негативного результата;
  • теорию адекватной причинности – говорит о том, что причиной негативного последствия, может быть признано действие, которое при определенных условиях, будет адекватной причиной последствия. То есть, когда событие адекватно соответствует наступившему последствию. Эта теория исключает случайные или нестандартные действия из списка причин, которые могли взывать последствия, хотя фактически, они и вызывают в большинстве случаев, результат. Например, если субъект рукой ударил в нос потерпевшего, а тот от потери крови скончался, то не может выступать причиной смерти согласно данной теории, удар, так как от такой силы прикосновения наступление смерти, является нетипичным. Соответственно, смерть потерпевшего – неадекватная реакция на совершенное действие.
  1. Существует еще теория ближайшей причины, согласно ее содержанию, нужно установить по каждой группе преступных деяний, определенные временные границы.
  2. Индивидуальные свойства организма потерпевшего, не могут нарушать развитие причинно-следственной связи, а его развитие могут нарушать третьи лица своим поведением, независимые силы природы и вина субьекта-потерпевшего.

Нарушение одного из этих факторов, переводит причинную связь из разряда необходимой, в случайную. Она, как уже выше упоминалось, не имеет уголовной ответственности.

Определение причинной связи, очень важно для следствия и судебного производства, ведь она один из главных признаков объективной стороны состава преступления, то есть это важная предпосылка привлечения человека к уголовной ответственности. Неуделение должного внимания такому, на первый взгляд простому признаку, следственными органами, делает успешное и честное решение задач, которые стоят непосредственно перед уголовным правом и осуществлением правосудия, невозможным.

Причинная связь — условия гражданско-правовой ответственности

Для возложения ответственности в форме взыскания убытков и возмещения вреда во всех без исключения случаях необходимо наличие причинной связи между действиями правонарушителя возникшим вредом (убытками).

Причинная связь во многих ситуациях очевидна, однако в ряде случаев обосновать эту связь непросто.

Иногда в такого рода ситуациях говорят о «прямых» и косвенных «причинных связях» (и соответственно о «прямых» и косвенных убытках»)

Причинная связь всегда объективна — это реально существующая взаимосвязь явлений, а не субъективное представление о ней.

Поэтому она должна быть подтверждена реально, а не основываться лишь на предположениях или догадках.

Объективность причинной связи выражается в том, что данная причина в аналогичных условиях всегда порождает данное следствие и в этом смысле не зависит от каких-либо «случайностей».

Наконец, причинная связь всегда конкретна и является таковой только в реальной ситуации, ибо в ином случае данное следствие может стать причиной, а соответствующая взаимосвязь может иметь совсем другое значение. Ведь одно и то же следствие может порождаться несколькими различными причинами, а одна и та же причина может породить несколько разных последствий. В отдельной же реальной ситуации всегда необходимо и возможно выявить конкретную причину и конкретное следствие, имеющие такое значение именно для данного случая.

О наличии причинной связи можно говорить лишь в тех случаях, когда при ином поведении должника убытки у кредитора не возникли бы вообще либо были меньше по размеру. В этом случае необходимо решить вопрос о том, является ли выявленная причинная связь прямой или косвенной.

Прямая причинная связь сама непосредственно вызывает наступление следствия в условиях, уже сложившихся к моменту ее воздействия. Результат здесь непосредственно вытекает из неправомерного поведения должника.

Косвенная причина сама по себе к наступлению убытков не приводит, она лишь создает те или иные предпосылки для воздействия других причин, вызывающих убытки.

Таким образом, взаимосвязь причины и следствия — объективно существующая разновидность взаимосвязи явлений, которая характеризуется тем, что в конкретной ситуации из двух взаимосвязанных явлений одно (причина) всегда предшествует другому и порождает его, а другое (следствие) всегда является результатом действия первого. В качестве причины в общественных отношениях обычно выступает деятельность людей, их конкретное поведение, в свою очередь обусловленное множеством социальных и природных причин. В частности, причиной появления вреда может стать бездействие обязанного лица, хотя в естественно-физическом смысле бездействие не может вызвать никакого результата. С другой стороны, здесь появляется возможность использования для причинения вреда естественной (природной) причинной связи явлений, например при намеренном создании вредоносной, в частности пожароопасной или взрывоопасной, ситуации. Разумеется, социальной причиной возникших в результате убытков и условием возложения ответственности за наступивший вред будет считаться не вредоносное действие природных сил, а поведение использовавшего их в своих целях конкретного лица.

Наконец, в социальных явлениях причины конкретного, в том числе неблагоприятного, результата нередко «переплетаются» и взаимодействуют, как будто бы «поглощая» одна другую.

Причинная связь — как условие гражданско-правовой ответственности. — Студопедия

Причинная связь как условие гражданско-правовой ответственности. В тех случаях, когда потерпевшему причинен вред или убытки, для возложения ответственности на правонарушителя необходимо установить причинную связь между противоправным поведением нарушителя и возникшим вредом или убытками. Ведь вред или убытки возмещаются тем, кто их причинил.

Причинная связь — категория философская.

Для юридической науки и практики она имеет значение только при применении мер юридической ответственности к правонарушителю, поведение которого привело к наступлению неблагоприятного результата.

Поэтому и решение названной проблемы лежит в плоскости философии. Наибольшие возможности для правильного решения вопроса о причинной связи предоставляет учение диалектического материализма.

Согласно данному учению, многообразные явления природы и общества взаимосвязаны и взаимозависимы. Указанная связь многообразна: в пространстве, во времени, как условие и обусловленное, как форма и содержание, как причина и следствие и т.п.

Отсюда вытекают два практически важных вывода. Во-первых, причинная связь — лишь одна из сторон взаимосвязи явлений. Причинную связь не следует смешивать и тем более подменять другими взаимосвязями явлений в природе и в обществе.

Это — особый вид взаимосвязи явлений.

Представляется, что именно по данной причине наша судебная и арбитражная практика не восприняла теории, объясняющие причинную зависимость через иные философские категории, в частности необходимости и случайности, возможности и действительности.

Во-вторых, это — объективная связь явлений природы и общества. Следовательно, причинная связь — не наше субъективное представление о связи явлений, а реально существующая в природе и обществе их взаимосвязь.

Установить причинною связь — значит найти, обнаружить эту связь, существующую независимо от нашего сознания.

Здесь нельзя ограничиться различными предположениями, гипотезами, догадками, что может повлечь за собой вынесение, неправильного решения.

Причинная связь всегда конкретна. Причина и следствие[10], — писал Ф. Энгельс, — суть представления, которые имеют значение, как таковые, только в применении к данному отдельному случаю.

Объясняется это, во-первых, тем, что одно и то же следствие может порождаться различными причинами, но в каждом случае может идти речь лишь об одной из них; во-вторых, то, что в одном случае становится следствием, в другом может оказаться причиной; в-третьих, одно следствие может быть результатом действия нескольких причин и наоборот, одна причина может породить несколько следствий, тогда как требуется установить ту связь, которая имеет значение для данного случая.

Юридическая наука и практика имеют дело с причинными связями в сфере общественной деятельности людей, и это придает им ряд особенностей в сравнении с причинными связями, существующими в естественной природе.

Первое, на что нужно обратить внимание, состоит в том, что причинные связи в общественной жизни не исчерпываются естественной связью между вещами и не могут быть сведены к ним.

Читайте также:  Образец оформления должностной инструкции

Известно, что общественная жизнь — высшая форма движения материи, которая включают в себя все иные формы движения материи, имеющиеся в природе (механическую, физическую, химическую, органическую).

Поэтому причинные связи в обществе, хотя и включают в себя в качестве составных элементов связи, основанные на законах естественной природы, все же обладают особенностями — общественным характером действия причины и наступивших последствий.

Невозможно, например, свести до уровня механической, физической или иной естественной связи причинную связь между клеветой на человека и необоснованным моральным, политическим или юридическим осуждением его как результатом действия причины.

Но установление естественной в собственном смысле причинной связи во многих случаях играет решающую роль в решении спора, например, при причинении вреда.

Вторая особенность причинных связей в обществе состоит в том, что в качестве причины здесь всегда выступают определенная деятельность, поведение людей. При этом нарушения нередко допускаются сознательно.

При решении вопроса о причинной связи в праве во многих случаях приходится учитывать не только объективный характер связи, но и сознательную деятельность правонарушителя, использовавшего ту или иную естественную причинную связь.

Третья особенность причинных связей, с которыми приходится иметь дело в юридической практике, состоит в том, что исследование их приходится вести не от причины к следствию, а, наоборот, от следствия к причине, что создает дополнительные трудности. Ведь исследуется множество возможных причин, которые могли породить данное следствие. Наиболее четко это проявляется в следственной практике, когда следователь изучает многочисленные версии совершения преступления.

Причинные связи в обществе обладают и некоторыми общими свойствами. Во-первых, причина всегда предшествует следствию.

А это значит, что неправомерное поведение лица может быть признано причиной наступления результата только тогда, когда такое поведение предшествовало результату во времени. Во-вторых, следствие всегда — результат действия причины. Следовательно, причина порождает следствие.

Причинная связь — такая связь явлений, при которой одно из них (причина) при конкретных обстоятельствах обязательно влечет за собой возникновение результата (следствия).

Таким образом, причинная связь — такая связь между явлениями, при которой одно явление (причина) предшествует другому (следствию) и порождает его.

Но как установить, порожден ли результат именно данной причиной? Явились ли убытки результатом противоправного поведения нарушителя или они — результат иных причин Ответ на поставленный вопрос может дать только практика.

Здесь под практикой понимается накопленный человечеством опыт, благодаря которому многие причинные связи очевидны для каждого: достижения различных отраслей науки, установленные ею законы развития природы, методы исследования. На них основывается использование в практике судебной или иной специальной экспертизы, проведение эксперимента и т.п.

Большое значение для определения причинной связи имеют собранные по делу материалы, показания свидетелей и т.п.

Важнейшее значение при решении вопросов об ответственности, в том числе и о наличии причинной связи, имеет требование закона о вынесении решения на основании совокупности всех имеющихся в деле, представленных сторонами или полученных соответствующими органами материалов, рассмотренных в заседании суда или арбитражного суда.

Гражданское право

Для возложения ответственности в форме взыскания убытков или возмещения вреда во всех без исключения случаях необходимо наличие причинной связи между действиями правонарушителя и возникшим вредом (убытками). Не случайно закон говорит о «причиненных» убытках.

Причинная связь во многих ситуациях очевидна, например просрочка перевозки скоропортящегося груза неизбежно ведет к его порче и возникновению убытков у владельца, причиненных ему транспортной организацией. Однако в ряде случаев обосновать эту связь непросто.

Например, злоумышленник, пользуясь отсутствием должной охраны, вскрыл один из стоявших на железнодорожных путях рефрижераторных вагонов с мясопродукцией и похитил из него некоторое количество мяса.

В результате его действий было задержано дальнейшее движение состава, получатели груза не смогли вовремя передать его своим контрагентам (розничным торговым организациям), а те, в свою очередь, реализовать его.

Впоследствии злоумышленник был задержан и возник вопрос о том, какой объем убытков причинен его действиями.

Суд учел бездействие перевозчика, не принявшего необходимых мер по охране груза, и обоснованно решил, что имущественная ответственность «причинителя» должна ограничиваться размером похищенного и стоимостью ремонта запорного устройства вагона.

Иногда в такого рода ситуациях говорят о «прямых» и «косвенных причинных связях» (и соответственно о «прямых» и «косвенных убытках»).

«Косвенные причинные связи» по смыслу такого подхода предполагается не считать юридически значимыми и не учитывать в качестве условий ответственности.

Но тогда их нельзя считать и подлинными причинными связями, не говоря уже о трудностях разграничения однородных связей на «прямые» и «косвенные».

Проблема причинных связей должна разрешаться на методологической базе общефилософского подхода к причинности и с учетом особенностей таких связей в правовой сфере.

Прежде всего, речь идет о том, что все явления природы и общественной жизни так или иначе взаимосвязаны и взаимозависимы.

Однако эти взаимосвязи весьма разнообразны: в пространстве, во времени, как форма и содержание, как условие и обусловленное, как причина и следствие и т.д. С этой точки зрения причинно-следственная связь лишь одна из разновидностей взаимосвязи явлений.

Различные явления могут быть связаны друг с другом не только как причина и следствие, а потому имеется опасность рассмотрения в качестве причинно-следственных иных взаимосвязей, в действительности не являющихся таковыми. В частности, причинно-следственную связь нередко смешивают со взаимосвязью условия и обусловленного.

Так, грузовой автомобиль при развороте задел женщину, которая была госпитализирована с травмой бедра, а спустя некоторое время была признана инвалидом, но в связи с другим, скрытым ранее заболеванием, обострившимся в результате Полученной травмы. Последняя, безусловно, была следствием наезда, но сама стала лишь условием, а не причиной потери трудоспособности у потерпевшей. Поэтому имущественная ответственность владельца автомобиля здесь не наступила.

Причинная связь всегда объективна — это реально существующая взаимосвязь явлений, а не субъективное представление о ней. Поэтому она должна быть подтверждена реально, а не основываться лишь на предположениях или догадках.

Необоснованно поэтому иногда встречавшееся в теоретической литературе деление причинных связей на «необходимые» и «случайные».

Объективность причинной связи выражается в том, что данная причина в аналогичных условиях всегда порождает данное следствие и в этом смысле не зависит от каких-либо «случайностей».

Наконец, причинная связь всегда конкретна и является таковой только в реальной ситуации, ибо в ином случае данное следствие может стать причиной, а соответствующая взаимосвязь может иметь совсем другое значение.

Ведь одно и то же следствие может порождаться несколькими различными причинами, а одна и та же причина может породить несколько разных последствий.

В отдельной же реальной ситуации всегда необходимо и возможно выявить конкретную причину и конкретное следствие, имеющие такое значение именно для данного случая.

Таким образом, взаимосвязь причины и следствия — объективно существующая разновидность взаимосвязи явлений, которая характеризуется тем, что в конкретной ситуации из двух взаимосвязанных явлений одно (причина) всегда предшествует другому и порождает его, а другое (следствие) всегда является результатом действия первого.

Правовая сфера касается причинных связей в общественных отношениях, имеющих свои особенности по сравнению с природными, естественными связями.

Здесь причинные связи обычно не сводятся к механическим или физическим воздействиям одного явления на другое (хотя природные взаимосвязи явлений и здесь в ряде случаев играют важную роль).

В качестве причины в общественных отношениях обычно выступает деятельность людей, их конкретное поведение, в свою очередь обусловленное множеством социальных и природных причин.

В частности, причиной появления вреда может стать бездействие обязанного лица, хотя в естественно-физическом смысле бездействие не может вызвать никакого результата.

С другой стороны, здесь появляется возможность использования для причинения вреда естественной (природной) причинной связи явлений, например при намеренном создании вредоносной, в частности пожароопасной или взрывоопасной, ситуации.

Разумеется, социальной причиной возникших в результате убытков и условием возложения ответственности за наступивший вред будет считаться не вредоносное действие природных сил, а поведение использовавшего их в своих целях конкретного лица.

Наконец, в социальных явлениях причины конкретного, в том числе неблагоприятного, результата нередко «переплетаются» и взаимодействуют, как будто бы «поглощая» одна другую. Например, изготовитель недоброкачественного товара ссылается на недостатки полученного им сырья или ухудшение товара в результате его длительной перевозки либо неправильного хранения и т.д.

Такие причины не могут быть приняты во внимание применительно к убыткам, возникшим в результате их действия у конечного потребителя. Если контрагент по договору был в состоянии предотвратить изготовление и передачу недоброкачественного товара потребителю и не сделал этого, его поведение, безусловно, и должно считаться причиной нарушения договорных обязательств.

В свою очередь, он вправе в регрессном порядке обратиться к своим контрагентам, например изготовителям недоброкачественного сырья, с требованием О возмещении ему соответствующей части убытков (ибо в определенной части они стали следствием и его ненадлежащего поведения). Таким образом, «цепочка» названных причин становится условием появлении соответствующей «цепочки» в применении мер гражданско-правовой ответственности, а не основанием для освобождения от нее.

Причинно-следственная связь в гражданском праве

Поскольку только прямая причинная связь, в отличие от косвенной, характеризуется тем, что результат возникает непосредственно из поведения причинителя.

К недостаткам данной теории можно отнести то обстоятельство, что «косвенные причинные связи» по общему правилу не считают юридически значимыми и не учитывают в качестве условий ответственности. Но тогда их нельзя считать и подлинными причинными связями, не говоря уже о трудностях разграничения однородных связей на «прямые» и «косвенные».

Согласно теории возможности и действительности, автором которой является О. С. Иоффе, влияние, которое различные обстоятельства оказывают на наступление неправомерных последствий, проявляется в том, что одни из них создают абстрактную возможность, другие — конкретную возможность, а третьи — действительность результата.

Если неправомерное поведение играет роль одной только абстрактной возможности, ответственность исключается. Если же оно вызвало конкретную возможность результата или тем более превратило результат из возможного в действительный, налицо причинная связь, достаточная для привлечения к ответственности.

Что же касается критериев разграничения абстрактной и конкретной возможности, а также грани между поведением, создавшим возможность результата и превратившим ее в действительность, то О. С. Иоффе предлагает следующий подход.

Если известны все обстоятельства, содействовавшие наступлению результата, то «к числу обстоятельств, превративших возможность в действительность, могут быть отнесены только те, причиняющая сила которых получила выражение в индивидуальных — физических или общественных — особенностях данного результата».

И далее: «Возможность конкретна, если она превращается в действительность объективно повторяющимися обстоятельствами. Возможность абстрактна, если ее превращение в действительность вызвано объективно неповторяющимися обстоятельствами».

Читайте также:  Субсидия на оплату жкх - кто имеет право

Нарушитель должен отвечать за совершение гражданско-правового нарушения, если он обусловил действительность результата, т. е. воплотил в отличительных особенностях последнего индивидуальные свойства причиняющей силы своего неправомерного поведения, или по крайней мере создал конкретную его возможность, т. е.

совершил такое действие, благодаря которому дальнейшее превращение возможности в действительность ставится в зависимость от обстоятельств, и без того повторяющихся в данной конкретной обстановке.

Если нет ни того, ни другого, значит, оцениваемое поведение соотносится с результатом как вызвавшее всего только абстрактную его возможность, а потому недостаточно для возложения ответственности.

Эта теория в свою очередь также подверглась острой критике.

По мнению одних, она практически ничем не отличается от теории случайного и необходимого, раскрывая первое через понятие возможного, а второе через понятие действительного.

В соответствии с другим мнением, акцентируя внимание на реализующих конкретную возможность объективно повторяющихся обстоятельствах, она по сути дела сводится к теории типичного причинения.

Все рассмотренные теории причинной связи оттеняют различные аспекты такого многосложного понятия, как причинная связь между допущенным правонарушением и вызванными им негативными последствиями.

Поэтому приведенные концепции не противостоят друг другу, а, скорее, дополняют друг друга, и все они без исключения способствуют осмыслению понятия причинно-следственной связи.

В каждой теории причинной связи имеется рациональное зерно, поэтому разные по сути теоретические представления о причинной связи могут быть использованы для определения необходимых приемов и способов установления причинной связи в той или иной конкретной ситуации.

Особая сложность проблемы причинной связи обусловливается тем, что ни одна из имеющихся теорий причинности не является общепризнанной. Поэтому критерии, которыми руководствуются судьи при рассмотрении вопроса о причинной связи, могут в большой степени определяться их субъективным усмотрением.

Представляется, что среди всех прочих теорий причинно-следственной связи наиболее актуальной для современного российского гражданского права является теория прямой и косвенной причинной связи. Данное мнение подтверждается сложившейся судебной практикой.

Так, например, Кировским судом было рассмотрено дело по иску С. А. к УВД Иркутской области о возмещении материального вреда в связи с ненадлежащим расследованием кражи автомобиля.

Истица считала, что оперативно-розыскная деятельность по обнаружению автомобиля и ее похитителя была осуществлена не надлежащим образом, что подтверждают предоставленные истицей доказательства в виде писем прокурора, обязывающих начальника Черемховского ГОВД провести в связи с нераскрытием преступления должностные расследования в отношении сотрудников криминальной милиции, осуществлявших расследование данного преступления. Таким образом, истица полагала, что возместить вред обязано УВД Иркутской области.

Суд отказал в удовлетворении иска, ссылаясь на отсутствие прямой причинно-следственной связи между причиненным вредом и действиями сотрудников правоохранительных органов и указал в судебном решении следующее: «Из требований истицы следует, что между ненадлежащим расследованием и ущербом имеет место косвенная причинная связь. Однако таковая не может считаться юридически значимой, а потому не может учитываться в качестве условия ответственности. Истицей и ее представителями не принято во внимание, что взаимосвязь причины и следствия — объективно существующая разновидность взаимосвязи явлений, которая характеризуется тем, что в конкретной ситуации из двух взаимосвязанных явлений одно (причина) предшествует другому и порождает его, а другое (следствие) всегда является результатом первого».

Вероятно, данное дело не могло быть разрешено посредством применения иных теорий причинно-следственной связи. Например, применение теории равноценных условий, привело бы к тому, что ненадлежащие действия сотрудников милиции по расследованию дела были приравнены к действиям угонщиков автомобиля, как способствовавшие причинению вреда истице.

В то же время, можно отметить, для зарубежного частного права наиболее актуальной является теория адекватной причинно-следственной связи. В частности, в соответствии со ст.

 74 Венской конвенции убытки за нарушение договора не могут превышать ущерба, который нарушившая договор сторона предвидела или должна была предвидеть в момент заключения договора как возможное последствие его нарушения, учитывая обстоятельства, о которых она в то время знала или должна была знать.

Таким образом, ни одна из теорий причинности не дает «точной формулы» для установления судом юридически значимой причинной связи в конкретных делах, хотя каждая из них в той или иной мере содействует решению практических задач. Теории оттеняют различные аспекты такого многосложного понятия, как причинная связь между допущенным правонарушением и вызванными им негативными последствиями.

Причинная связь между различными явлениями всегда уникальна, каждый результат имеет свою причину, именно поэтому при установлении причинной связи не может быть готовых рецептов. Вопросы причинно-следственной связи подлежат разрешению судом и только на основании всестороннего и полного анализа материалов дела.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Взаимосвязь причины и следствия — всеобщая объективно существующая связь явлений. Правовое значение приобретает причинно-следственная связь в сфере общественных отношений, поскольку именно в данной области от ее установления зависит возможность возложения на лицо, причинившее вред своими действиями, мер гражданско-правовой ответственности.

Значение причинно-следственной связи между противоправным поведением и наступившими последствиями в гражданском праве сложно переоценить, поскольку она является важным условием наступления гражданско-правовой ответственности. От ее установления зависит, каким образом будет разрешен тот или иной гражданско-правовой спор.

Для возложения гражданско-правовой ответственности в форме взыскания убытков или возмещения вреда во всех без исключения случаях необходимо наличие причинной связи между действиями правонарушителя и возникшим вредом (убытками).

При этом, причинная связь должна быть объективной (существовать в действительности, а не в представлениях о ней), а также конкретной (установленной применительно к конкретной ситуации).

Решение вопроса о юридически значимой причинной связи зачастую вызывает затруднения, потому что причиненный вред (повреждение или уничтожение имущества, причинение увечья человеку и т. п.) почти всегда является следствием ряда обстоятельств.

В связи с этим, в результате поиска критериев, которые послужили бы справедливым основанием для вменения неблагоприятных последствий в вину нарушителю, были созданы различные теории причинно-следственной связи: равноценных условий; выделяемого (необходимого) условия; адекватного причинения; возможности и действительности; прямой и косвенной причинной связи; необходимой и случайной причинной связи.

Каждая теория акцентирует внимание на важных правовых аспектах причинно-следственной связи: действительности результата или конкретной возможности его наступления, случайности или закономерности следствия противоправного поступка, типичном ходе события и предвидимости результата.

Анализ судебной практики показывает, что в настоящее время в российском гражданском наибольшее распространение получила теория прямых и косвенных причинных связей.

Однако, это не значит, что суды при разрешении гражданско-правовых споров руководствуются только данной теорией.

Поскольку разработанные концепции дополняют друг друга, и все без исключения способствуют осмыслению понятия причинной связи, то все они используются для определения необходимых приемов и способов установления причинной связи в той или иной конкретной ситуации.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

:

НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫЕ АКТЫ:

Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // СЗ РФ от 5 декабря 1994 г. N 32 ст. 3301.

Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // СЗ РФ от 29 января 1996 г. N 5 ст. 410.

Антимонов Б. С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М., 1962.

Брагинский М.И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. М., 2001.

Вольфсон В. М. Учебник гражданского права РСФСР. М., 1927.

Гражданское право: Учебник под. ред. Е. В. Елисеева, Н. Д. Егорова. В 3 т. Т. 1. М., 2006.

Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. В 2 т. Т. 1 М., 2007.

Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001.

Дегтярев С. Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе: Учебно-практическое пособие. М., 2003.

Егоров А. В. Упущенная выгода: проблемы теории и противоречия практики // Убытки и практика их возмещения. Сборник статей под ред. М. А. Рожковой. М., 2006.

Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955.

Калайков С. Причинная связь как основание гражданско-правовой ответственности / Эволюция концепций причинной связи. М., 2007.

Крашенинников Е. А. Понятие гражданско-правовой ответственности // Юридическая ответственность: проблемы и перспективы. Тарту, 1989.

Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970.

Милль Д. С. Система логики силлогистической и индуктивной. М., 1914.

Новицкий И.Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950.

Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961.

Принципы международных коммерческих договоров: Пер. с англ. А. С. Комарова. М., 1996 (https://r.bookap.info, 7).

Сергеева Т. Л. Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР по уголовным делам. М., 1950.

Советское гражданское право: Учебник под ред. В. А. Рясенцева. В 2 т. Т. 1. М., 1965.

Шершеневич Г. Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2-х т. Т. 2. М., 2006 (по изд. 1911 г.).

Милль Д. С. Система логики силлогистической и индуктивной. М., 1914. С. 229.

Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. В 2 т. Т. 1. М., 2007. С. 445.

См.: Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав. М., 2001. С. 362.

См.: Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. В 2 т. Т. 1. М., 2007. С. 448.

См.: Крашенинников Е. А. Понятие гражданско-правовой ответственности // Юридическая ответственность: проблемы и перспективы. Тарту, 1989. С. 70.

См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право. Общие положения. М., 2001. С. 248.

Антимонов Б. С. Основания договорной ответственности социалистических организаций. М., 1962. С. 84.

Матвеев Г. К. Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 39.

Брагинский М.И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 249.

Шершеневич Г. Ф. Общая теория права: Учебное пособие. В 2-х т. Т.

2. М., 2006 (по изд. 1911 г.). С. 264.

Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 266.

Гражданское право: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. В 2 т. Т. 1. М., 2007. С. 447.

См.: Грибанов В. П. Указ. соч. С. 367.

См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 251.

См.: Егоров А. В. Упущенная выгода: проблемы теории и противоречия практики // Убытки и практика их возмещения. Сборник статей под ред. М. А. Рожковой. М., 2006. С. 124.

Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 265.

Раевич С. И. Комментарий к ст. 403 ГК РСФСР 1922 г. Гражданский кодекс РСФСР. Комментарий. М., 1924. С. 255.

Вольфсон В. М. Учебник гражданского права РСФСР. М., 1927. С. 104.

Вольфсон В. М. Указ. соч. С. 105.

См.: Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 266−267.

Брагинский М.И., Витрянский В. В. Указ. соч. С. 253.

См.: Калайков С. Причинная связь как основание гражданско-правовой ответственности / Эволюция концепций причинной связи. М., 2007. С. 36.

Егоров А. В. Указ. соч. С. 126.

См.: Новицкий И. Б., Лунц Л. А. Общее учение об обязательстве. М., 1950. С. 307 — 308.

Пионтковский А. А. Учение о преступлении по советскому уголовному праву. М., 1961. С. 213.

26 Сергеева Т. Л. Вопросы виновности и вины в практике Верховного Суда СССР по уголовным делам. М., 1950. С. 81

Гражданское право: Учебник под. ред. Е. В. Елисеева, Н. Д. Егорова. В 3 т. Т. 1. М., 2006. С. 492.

См.: Там же. С. 493−494.

Иоффе О. С. Ответственность по советскому гражданскому праву. Л., 1955. С. 230, 233

См.: Советское гражданское право: Учебник под ред. В. А. Рясенцева. В 2 т. М., 1965.

Т. 1. С. 518 — 519; Советское гражданское право / под ред. О. А.

Красавчикова. Т. 1. М., 1986. С. 489 — 490; Матвеев Г. К.

Указ. соч. С. 88.

Дегтярев С. Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе: Учебно-практическое пособие. М., 2003. С. 94.

Принципы международных коммерческих договоров: Пер. с англ. А. С. Комарова. М., 1996. С. 230 — 231

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *