Законопроект о процессуальной реформе выходит на финишную прямую

Обсуждение пенсионной реформы выходит на финишную прямую — во вторник завершается прием отзывов на законопроект от регионов, а профильный комитет Госдумы по труду и социальной политике должен обобщить все предложения и представить документ к первому чтению, которое назначено на четверг, 19 июля. По мнению нескольких федеральных министров, основные параметры реформы вряд ли изменятся, но при этом поступают поправки, которые могут создать бизнесу дополнительные сложности. Подробнее — в материале Григория Колганова.

Женщины — в 63 года, мужчины — в 65, — это практически все, что большинство россиян знает о пенсионной реформе. Зато о нравах работодателей граждане наслышаны куда лучше.

Работник после 45 лет находится в зоне риске, а ближе к 60-ти вообще не нужен. И где же работать до пенсии? Минтруда предлагает переквалифицироваться. Это называется «Программа переобучения предпенсионеров».

Министр труда Максим Топилин, выступая в Госдуме, уже пообещал выделять на нее по 5 млрд руб. в год.

Но захочет ли бизнес нанимать таких — переквалифицировавшихся — сотрудников?

Вице-президент компании «Альянс Отель Менеджмент» Вадим Прасов сомневается, что, например, сфера услуг получит в результате ценные кадры: «Отельный бизнес в большей степени связан с профессиональными навыками, которые в теоретическом формате преподавать, в общем-то, невозможно. Есть и какой-то достаточно непростой функционал. Вряд ли кто-то с ходу представляет пожилых людей в этой сфере, тем более переучиваться под некоторые требования современного гостиничного мира очень непросто».

Законопроект о процессуальной реформе выходит на финишную прямую

Может быть, в других сферах ситуация иная, и там будут рады предпенсионерам, вышедшим «из-за парты»? Президент «Опоры России» Александр Калинин этого не исключает, правда, только при условии, что бизнес сам займется их обучением и получит за это компенсацию от государства: «Бизнес должен определять, как переучивать людей, и нести затраты, но они должны входить в себестоимость переквалификации. Сейчас ряд затрат на обучение не включается в его себестоимость, и за счет своей прибыли работодатель это оплачивает. Кроме того, должно быть субсидирование затрат. Если бизнес вложился в обучение и сохранил сотрудников или принял новых работников предпенсионного возраста, то ему это тоже должно быть компенсировано».

Пенсионеров — научим, работодателей — заставим: например, с помощью квоты по приему на работу этой категории россиян, по аналогии с трудоустройством инвалидов — такую поправку предлагает «Общероссийский народный фронт».

А вот бизнесу разнарядка на сотрудников «серебряного возраста» — так предпенсионеров называл первый вице-премьер Антон Силуанов — вряд ли понравится, полагает генеральный директор компании NDV Group Александр Хрусталев: «Не нужны какие-то квоты или требования для бизнеса, у него и так все не очень хорошо.

Кроме того, мы этих сотрудников берем не потому, что там какие-то квоты, а потому, что эти люди нам нужны на какие-то определенные направления. Сказать, что я этих сотрудников приму на работу и посажу заниматься digital-технологиями — ненормально. Тогда эти люди просто придут и будут высиживать время».

«Единая Россия» предлагает каждого работника предпенсионного возраста держать на особом учете — если работодатель хочет уволить такого сотрудника, ему придется проинформировать Роструд. А кому охота связываться с проверкой?

Директор Совхоза им.

Ленина Павел Грудинин, хоть и сам коммунист, считает, что от государственных гарантий мало что изменится: «Хорошо, вот я уведомлю Роструд и еще президента на всякий случай, и что дальше произойдет? Пенсионерам жить лучше будет? А если я скажу, что у меня нет рабочего места для этого человека, неважно какого — достигшего пенсионного возраста или нет, и я его сокращаю, то кто меня заставит оставить такого сотрудника? Я могу только в бюджет опять что-то заплатить, а чиновники, которые им распоряжаются, опять куда-то деньги отправят».

Законопроект «Об образовании» выходит на финишную прямую

С 2009 года идет работа над законопроектом  «Об образовании в Российской Федерации».

Эпопея с принятием этого важнейшего документа для каждого россиянина тянется с 2010 года – именно тогда общественности была представлена первая рабочая версия, которая вызвала большое количество замечаний не только от профессионалов, но и от рядовых граждан. Много предложений поступила также по результатам слушаний в Госдуме, Совете Федерации и Общественной палате.

С 2009 года идет работа над законопроектом  «Об образовании в Российской Федерации».

Эпопея с принятием этого важнейшего документа для каждого россиянина тянется с 2010 года – именно тогда общественности была представлена первая рабочая версия, которая вызвала большое количество замечаний не только от профессионалов, но и от рядовых граждан. Много предложений поступила также по результатам слушаний в Госдуме, Совете Федерации и Общественной палате.

С 1 декабря 2010 года переработанный документ был размещен на специальном сайте zakonoproekt2010.ru., на который за прошедшее время поступило более 10 тысяч замечаний и предложений, для рассмотрения которых была создана  специальная комиссия.  Общественная экспертиза началась 17 мая 2012года, и вот, наконец, ровно через месяц завершилась.

  • Напомним, что закон «Об образовании в Российской Федерации» должен  два заменить ныне  действующих базовых закона «Об образовании» и «О высшем и послевузовском профессиональном образовании».
  • В новом проекте закрепляются  8 уровней российского образования: дошкольное образование, начальное общее, основное общее, среднее общее, среднее профессиональное образование, высшее — бакалавриат, магистратура и подготовка кадров высшей квалификации.
  • Разработчики законопроекта предлагают провести модернизацию  среднего профессионального образования: в этой системе будет готовить специалистов двух уровней: квалифицированных рабочих и специалистов среднего звена.
  • В управлении образованием будут участвовать работодатели и общественность: для этой цели предлагается  ввести институт профессионально-общественной аккредитации образовательных программ.

Законодательно закреплена социальная поддержка преподавателей и студентов. В частности, предусматривается поэтапное повышение стипендий, которые должны быть «привязаны» к минимальному размеру оплаты труда.

Зарплата педагога не может быть ниже средней по экономике региона, а максимальный ее уровень будет зависеть от квалификации, результативности, а также от наличия почетных званий, государственных и ведомственных наград.

По новому закону учитель не сможет быть  платным репетитором  для ученика своей школы.

Далее законопроект поступит на рассмотрение правительства, и если получит одобрение, его направят в Госдуму. Планируется, что это произойдет в конце июля, а до конца года документ будет принят окончательно.

Анализ новой процессуальной реформы судопроизводства Российской Федерации

Брагин, А. В. Анализ новой процессуальной реформы судопроизводства Российской Федерации / А. В. Брагин, С. В. Гончарук. — Текст : непосредственный, электронный // Новый юридический вестник. — 2019. — № 7 (14). — С. 21-24. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/148/4674/ (дата обращения: 25.04.2020).



В данной статье рассматривается вступившая в силу судебная реформа, затрагивающая кассационное и апелляционное судопроизводство, проводится анализ вероятных проблем и перспектив.

Ключевые слова: судопроизводство, кассация, апелляция, Верховный Суд, реформирование.

Россия — страна с давней правовой историей, которая взяла свое начало с лучших римских юридических постулатов. Слово «власть» истолковывается в основном значении как «право, сила и воля над кем-либо, свобода действий и распоряжений, начальствования», «способность и возможность распоряжаться, повелевать кем-либо, чем-либо» и «могущество, господство, сила» [1].

Надо полагать, что к судебной власти как разновидности власти также относятся эти смысловые характеристики. Из Конституции РФ следует, что судебная власть представляет собой разновидность государственной власти.

Статья 10 Конституции РФ также предусматривает, что государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

Согласно пункту 1 статьи 118 Конституции Российской Федерации, правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом [2].

В последние годы правовая система России претерпевает глубокие изменения, которые, безусловно, оказывают воздействие на её функционирование, в том числе ряд изменений есть и в судебной системе [3].

Актуальность выбранной темы обуславливается тем, что введение новой судебной реформы, заключающейся во внесении изменений в федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции, способна в корне повлиять на качество судебных разбирательств, и еще более способна оказать негативное влияние на правовую доступность. Верховный Суд РФ полагает, что ситуация, при которой одни и те же дела рассматриваются в рамках одного региона, а тем более в одном и том же суде, противоречит высоким стандартам независимости правосудия.

Отметим, что данная судебная реформа, реализуемая в настоящее время. это третья полномасштабная реформа системы правосудия за всю историю нашего государства [4].

Целью данной реформы является обеспечение независимости и самостоятельности судей путем создания организационно обособленных апелляционных и кассационных инстанций в рамках системы судов общей юрисдикции, а в качестве образца взята арбитражная система судов.

Так 30 июля 2018 года вступил в силу Федеральный конституционный закон от 29.07.2018 № 1-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» и отдельные федеральные конституционные законы в связи с созданием кассационных судов общей юрисдикции и апелляционных судов общей юрисдикции» [5].

Внесённые поправки предусматривают появление 5 апелляционных и 9 кассационных судов общей юрисдикции, изменение системы обжалования судебных актов.

Ожидается, что появление в РФ этих судов обеспечит беспристрастность, независимость в ходе рассмотрения жалоб на судебные акты нижестоящих инстанций, следовательно, не будет ситуаций, когда проверка решения проводится в том же суде, где дело рассматривалось в качестве суда 1-й инстанции. Изменения призваны усовершенствовать систему судов общей юрисдикции оптимизировать нагрузку на суды. Количество дел, рассматриваемых такими судами в апелляционном и кассационном порядке, значительно превышает количество дел, по которым решение принимается ими по первой инстанции.

Поскольку процессуальное законодательство построено таким образом, что региональные суды в качестве судов первой инстанции рассматривают наиболее сложные и значимые дела, то уменьшение их нагрузки само по себе положительно скажется на судопроизводстве.

Так, например, Первый кассационный суд общей юрисдикции, с 1 октября 2019 года находящийся в городе Саратовской области, будет осуществлять проверку судебных актов судов Московской области, Тульской области, Курской, Белгородской, Брянской, Воронежской, Калужской, Липецкой, Орловской, Пензенской, Саратовской, Нижегородской области, а также Мордовии.

Следовательно, жалобы и представления на решения судов Московской области придется отправлять в Саратов, где они и станут рассматриваться в кассационном порядке. Москвичам в этом отношении повезло несколько больше. Им не надо будет ехать в другой город или тратить деньги на отправку жалоб.

Их (то есть второй кассационный суд) разместится в Москве. Поэтому жалобы на решения московских судов будут рассматриваться в столице.

В зону деятельности второго кассационного суда войдут Владимирская, Ивановская, Костромская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, и Ярославская области, ну и, конечно, сама Москва.

В городе Санкт — Петербург создаётся третий кассационный суд. Зона его деятельности охватит север и запад России.

Он станет отвечать за пересмотр дел в Карелии, Коми, в Архангельской, Вологодской, Калининградской, Ленинградской, Мурманской, Новгородской и Псковской областях, а также в Санкт-Петербурге и Ненецком автономном округе.

Жители и юридические лица, зарегистрированные в этих субъектах РФ, будут направлять свои жалобы в Санкт — Петербург.

Остальные кассационные суды разместятся в Краснодаре, Пятигорске, Самаре, Челябинске, Кемерово и во Владивостоке.

Ради их создания будет сокращено 1362 государственных гражданских служащих судов областного звена и выведено из штата 723 судьи.

В 9 кассационных судах появятся 9 председателей, 36 их заместителей и 678 судей [6]. Таким образом, большая часть сотрудников региональных судов будет переведена в новые суды.

Далее скажем об апелляционных судах. В состав одного апелляционного округа войдёт от 14 до 21 субъекта РФ.

Так, в зоне деятельности первого апелляционного суда находятся Москва и Московская область, а также Белгородская, Брянская, Владимирская, Воронежская, Ивановская, Калининградская, Калужская, Костромская, Курская, Липецкая, Новгородская, Орловская, Псковская, Рязанская, Смоленская, Тамбовская, Тверская, Тульская и Ярославская области.

Читайте также:  Выдается ли свидетельство о закрытии ип?

Местом размещения этого суда станет Москва. Поэтому жителям столицы и московской области не придется отправлять жалобы на решения своего городского (или областного) суда в другой регион. Они будут рассмотрены здесь же — в Москве.

В свою очередь в Санкт-Петербурге создается второй апелляционный суд.

Он станет рассматривать жалобы на решения Верховных Судов Республик Карелии и Коми, на судебные акты Санкт-Петербургского суда, Архангельского, Вологодского, Курганского, Ленинградского, Мурманского, Свердловского, Тюменского и Челябинского областных судов, а также судов Ненецкого, Ханты-Мансийского и Ямало-Ненецкого автономных округов.

Третий, четвертый и пятый апелляционные суды государство разместит, соответственно, в Сочи, Нижнем Новгороде и Новосибирске.

Как мы можем видеть, законодатель постарался как можно шире раскинуть сеть новых судов по всей России. Для этого, он организовал их в городах, которые до настоящего момента почти не значились на юридической карте нашей страны.

Так, кассационные суды возникнут в Челябинске, Саратове, Владивостоке и Кемерово. Один из апелляционных судов образуется в Сочи.

А военный апелляционный суд разместится даже не в крупном городе, а в городском округе Власиха, что в Московской области.

Аргументом в пользу судебной реформы, является то, что по данным статистики, опубликованной на официальном сайте Верховного Суда РФ, арбитражными судами в 2017 году было удовлетворено 12 % поданных кассационных жалоб (11 933 из 95 270 поданных), в то время как судами общей юрисдикции всего 1 % (2227 из 212 137 поданных) [7].

Для наиболее точного анализа исследуемого вопроса, обратимся к мнению, доктора юридических наук, судьи Верховного Суда Российской Федерации, Момотова В. В.

, который представил следующую точку зрения: «Создание структурно самостоятельных кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции объективно обусловлено современными стандартами судейской независимости, согласно которым «совмещение» нескольких судебных инстанций в рамках одного суда может породить сомнения в объективности и беспристрастности судей при рассмотрении апелляционных и кассационных жалоб» [8].

И если мы согласны с тем, что существует объективная потребность в функционировании организационно обособленных судебных инстанций для максимального обеспечения их независимости и самостоятельности при рассмотрении апелляционных и кассационных жалоб, представлений, а также с тем, что данные изменение существенно снизят нагрузку на судей, а вместе с тем еще и повысит независимость судей, тем самым исключив фактов коррупционной опасности, то нельзя не согласиться с тем, что данная реформа принесет положительный эффект.

Нам представляется несколько странным тот факт, что законодатель не изъявил желания учесть вполне очевидную вещь, а именно, финансовую составляющую.

То есть, для простых граждан судебная реформа грозит, в первую очередь, увеличением расходов на услуги адвокатов, так как с введением изменений стоимость их услуг значительно увеличится на стоимость проезда до суда, где происходит рассмотрение апелляции или кассации.

Как известно, по причинам неявки участников в суд, многие процессы отменяются, и с нынешними изменениями процент неявок будет лишь возрастать. Казалось бы, решить эту проблему можно путем установления видеоконференции, однако и здесь есть нюанс. Для принятия участия в видеоконференции заявленные участники должны быть зарегистрированы, чтобы не случилось видеоподмены.

Такая ситуация представляется безусловно удобной, однако далеко не во всех субъектах страны по понятным финансовым причинам, которая кроется в больших затратах на приобретение видео и аудио оборудования, его модернизации, вместе с этим, данная процедура в силу своей временной продолжительности скажется и на качестве работы судов.

Еще одним существенным минусом этой реформы является то, что положения, касаемо профессионального представительства в судах отнюдь не «выявят профессиональных» юристов, а скорее, усугубит возможность реализации гражданских прав. Далеко не в каждом городе есть большое количество адвокатов, имеющих богатую судебную практику, а значит, невозможность представительства создаст непреодолимые правовые трудности.

Таким образом, проанализировав принятую судебную реформу с различных точек зрения, мы приходим к следующим выводам: во-первых, очевидно будет снижена судебная нагрузка на судей; во-вторых, сократятся случаи коррумпирования.

Необходимо будет проследить как будет реализована данная реформа в течении следующего года, в частности и на территории Дальнего Востока, а конкретно, в Сахалинской области, так как жителям островного региона, для обращения в кассационную инстанцию придётся пользоваться авиасообщением до Владивостока.

Из этого можно будет делать вывод, что цены на услуги адвокатов могут существенно возрасти. Сама инициатива создания апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции и заслуживает одобрения. Однако определённо ясно то, что она явно будет нуждаться в изменениях.

Литература:

  1. Судебная система России: концептуальные основы организации, развития и совершенствования: монография / Изварина А. Ф. — М.: Проспект, 2014. — 304 c.

Новые суды и «процессуальная революция»: как прошла судебная реформа

xn--b1aodejdcbrng7j.xn--p1ai

Новые суды и «процессуальная революция»: как прошла судебная реформа.

:ла судебная реформа

2018 год запомнится двумя важнейшими для всей судебной системы законами. Первый – о создании новых кассационных и апелляционных судов общей юрисдикции. Второй – «процессуальная революция», которая внесла множество изменений во все основные кодексы. Их принятие подвело черту под масштабной судебной реформой в России.

Как свершилась «процессуальная революция»

В октябре 2017 года Пленум Верховного суда предложил так называемую процессуальную революцию – масштабный пакет поправок в процессуальные кодексы. Спустя несколько месяцев законопроект поступил на рассмотрение в Госдуму, где пробыл почти девять месяцев. За это время инициатива претерпела значительные изменения.

Важные этапы процессуальной реформы

  • Октябрь 2017 года. Пленум ВС представляет проект процессуальной реформы. Среди новелл – отказ от мотивировочных частей решений по целому ряду дел, профессиональное представительство в судах и увеличение числа дел, рассматриваемых в упрощенном порядке.
  • Февраль 2018 года. Законопроект поступает на рассмотрение в Госдуму. Федеральная палата адвокатов и Совет по правам человека выступают с критикой: им не нравится норма об отказе от «мотивировок».
  • Апрель 2018 года. Комитет Госдумы по госстроительству и законодательству дает законопроекту «зеленый свет». Председатель комитета Павел Крашенинников обращает внимание, что норма о «мотивировках» требует серьезного обсуждения. Критике подвергаются и другие положения реформы.
  • Май 2018 года.  Верховный суд   вносит в Госдуму поправки в «процессуальную революцию». Они расширили список решений, мотивы которых придется разъяснить. При этом председатель ВС  Вячеслав Лебедев   тогда заявил: этот перечень может быть пересмотрен в будущем.
  • Июнь 2018 года. Законопроект проходит первое чтение, но еще без поправок. Спустя неделю рабочая группа предлагает сразу несколько серьезных поправок в реформу. Эксперты сходятся во мнении, что норма об отказе от мотивировок для реформы не нужна. От новеллы о профпредставительстве в судах решено не отказываться, но и ее смягчают.
  • 20 сентября 2018 года. Рабочая группа предлагает новый пакет поправок: с новыми требованиями к правилам идентификации должников и старыми суммами для упрощенного производства.
  • Ноябрь 2018 года. Законопроект выходит на финишную прямую – 6 ноября его принимают во втором чтении, 20 ноября – в третьем. 23 ноября он получает одобрение Совета Федерации.
  • 28 ноября 2018 года. Путин подписывает «процессуальную революцию».
  • Подписанный президентом Путиным в конце ноября 219-страничный закон вобрал в себя изменения во все основные процессуальные кодексы. Но к тому моменту реформа претерпела значительные изменения.

    Так, в итоговую версию документа не вошли положения об отказе от мотивировочных частей решения: от них избавились в процессе рассмотрения документа в Госдуме.

    Кроме того, граждан решили не обязывать самостоятельно отслеживать движение дел в интернете.

    Путин подписал «процессуальную революцию»

    При том что из итоговой версии документа убрали основные спорые положения, в нем все равно содержится множество значимых изменений. Так, в российских судах впервые появилась «сплошная кассация».

    Сейчас вопрос о передаче дела на рассмотрение ставится на усмотрение судьи кассационного суда.

    Председатель ВС  Вячеслав Лебедев , комментируя ход судебной реформы, отмечал: «Обеспечить качественную проверку кассационных жалоб можно только при сплошном кассационном производстве, а не выборочной кассации».

    Изменились и правила судебного представительства. После вступления норм закона в силу представителями сторон в суде при рассмотрении гражданских и арбитражных дел смогут быть только лица, имеющие высшее юридическое образование или ученую степень по юридической специальности, но за исключением дел, которые рассматривают мировые судьи или районные суды.

    Подробно о значимых изменениях, принесенных «процессуальной революцией», мы писали в день публикации закона, в материале  «Путин подписал «процессуальную революцию» .

    Новые суды: кто, где, когда?

    «Процессуальная революция» принималась во многом в увязке с другой инициативой Верховного суда, который еще летом 2017 года предложил создать в России новые апелляционные и кассационные суды общей юрисдикции.

    Законопроект принимали в течение года, и он тоже претерпел ряд изменений.

    В итоговой редакции депутаты утвердили пять апелляционных судов общей юрисдикции, девять кассационных и по одному кассационному и апелляционному военному суду.

    В России появились новые суды

    Новые апелляционные суды будут пересматривать дела, которые по первой инстанции разрешают суды субъектов (Верховные суды республик, областные, краевые суды).

    В их же ведении окажутся споры по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

    Новые апелляционные суды будут вышестоящими судебными инстанциями по отношению к действующим на территории верховным судам республик, областным судам и прочим.

    Кассационные суды общей юрисдикции по аналогии рассматривают дела в качестве суда кассационной инстанции и по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. Он будет являться вышестоящей судебной инстанцией по отношению к действующим на территории соответствующего судебного кассационного округа федеральным судам общей юрисдикции и мировым судьям.

    Проект реформы здравоохранения США выходит на финишную прямую

    На фоне завершения обсуждения законопроекта реформы здравоохранения в Конгрессе администрация Белого дома предпринимает усилия для сохранения поддержки демократической фракции.

    Однако самым нелегким этапом процесса сможет стать выработка компромиссного варианта законопроекта на основе двух версий, представленных Сенатом и Палатой представителей.

    Реформа системы здравоохранения США является важнейшим приоритетом для президента США.

    Принятие законопроекта сможет привести к долговременным последствиям для благосостояния и здоровья нескольких поколений американцев.

    Между тем, при разработке законопроекта реформы законодатели столкнулись с многочисленными трудностями. Так, членам демократической фракции Сената пришлось провести чрезвычайно напряженную работу для привлечения на сторону законопроекта нескольких сенаторов-однопартийцев, первоначально заявивших о его неприятии.

    С переходом в группу сторонников законопроекта сенатора от штата Небраска Бена Нельсона законодатели планируют приступить к следующему этапу. На повестке дня — согласование более либерального проекта, разработанного в Палате представителей, с его версией в Сенате, которую планируется утвердить до наступления рождественских каникул.

    По словам ведущего советника президента Дэвида Аксельрода, администрация Белого дома уверена в утверждении законопроекта в Конгрессе. Как сообщил советник президента в интервью телеканалу NBC, в Сенате завершен важный этап работы над законопроектом.

    «Безусловно, в Сенате проведена важнейшая часть работы, — отметил Дэвид Аксельрод. — Однако работа над законопроектом еще не завершена. Сейчас в Сенате и Палате представителей обсуждается два варианта законопроекта».

    По мнению советника президента, работа по согласованию двух версий законопроекта начнется в январе по завершению рождественских праздников. Как считает Дэвид Аксельрод, дискуссии будут носить напряженный характер, однако, по его мнению, работа будет завершена успешно.

    «Утвердить широкую реформу системы здравоохранения безуспешно пытались уже семь президентов, — подчеркнул г-н Аксельрод. — Дискуссии об этом ведутся уже около ста лет. На сегодня работа уже близится к завершению, что станет важнейшим достижением в интересах всех американцев».

    Оба варианта законопроекта предусматривают расширение доступа к медицинскому обслуживанию. В настоящее время большинство американцев пользуются услугами частных компаний по медицинскому страхованию.

    Читайте также:  Новый порядок постановки на миграционный учет по 163-фз

    Между версиями законопроекта существуют значительные различия.

    В частности, законопроект Палаты представителей предусматривает введение государственной медицинской страховки для 30 миллионов американцев, не имеющих частных страховых полисов.

    Законопроект Сената не включает положений о государственной медицинской страховке и вводит дополнительные ограничения на финансирование абортов из госбюджета.

    Госдума снова изменит законопроект о судебной реформе

    17.07.2018 / 08:25 Новости

    Новые поправки, согласованные с администрацией президента (АП), повышают предельный возраст пребывания на посту заместителей председателей Конституционного (КС) и Верховного (ВС) судов до 76 лет при действующем 70-летнем сроке для зампредов всех судов. При этом полномочия руководства всех инстанций нижестоящих судов ограничиваются двумя сроками подряд. Один из пяти апелляционных судов общей юрисдикции появится не в Калуге, а в Москве.

    Поправки повышенной комфортности

    О новом пакете поправок для проекта о реформе судоустройства, который ВС внес в начале года для создания апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции, «Коммерсанту» рассказал глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Вместо третьего «технического» чтения принятого на прошлой неделе законопроекта Госдума вернет его на стадию второго чтения.

    Нововведение о повышении возрастного ценза с 70 до 76 лет для зампредов ВС на данный момент актуально для главы коллегии по гражданским делам Василия Нечаева, которому в августе предстояла отставка.

    Объявленный ранее конкурс на эту должность заморожен. По данным источников «Коммерсанта», до поправки в возрастной ценз Василия Нечаева прочили после отставки на пост финансового омбудсмена РФ, который должен появиться в сентябре.

    Аналогичную норму предсказуемо внесут в закон «О КС», что в 2019 году позволит сохранить свой пост одному из двух зампредов КС Ольге Хохряковой. По словам Крашенинникова, ценз в 75–76 лет соответствует рекомендациям Европейского суда по правам человека.

    Возрастной ценз в высших судах РФ менялся неоднократно: судебная реформа 2001 года вынудила уйти в отставку в 65 лет одну из самых авторитетных судей «ельцинского призыва» зампреда КС Тамару Морщакову.

    Председателям ВС и КС, напомним, возрастной ценз был отменен накануне их 70-летних юбилеев.

    Еще одна поправка, внесенная Крашенинниковым и его коллегами из всех фракций Госдумы, ограничивает «двумя сроками подряд» срок пребывания на посту председателей и зампредов в любых судах общей юрисдикции — по аналогии с действующим ограничением для руководства арбитражных судов. Как уточнил Павел Крашенинников, для этого ограничения будет введен переходный период: председатели судов, уже занимающие свой пост два срока и более, смогут получить это назначение еще на один срок. Ранее таким образом КС были разрешены споры о «третьем сроке» для губернаторов. Актуальной такая оговорка будет для главы Мосгорсуда Ольги Егоровой, чей срок полномочий, которые она исполняет с 2001 года, истекает в 2020 году и может быть продлен еще на шесть лет.

    Последняя поправка, которую внесет Госдума, окончательно исключает Калугу из числа мест дислокации новых судов.

    Один из кассационных судов, который планировалось там разместить, на прошлой неделе «переехал» в Саратов (выходцем из юридического института и судов которого является Нечаев).

    Теперь же власти передумали размещать в Калуге апелляционный суд, подобрав для него место в Москве, где, как и в Санкт-Петербурге, будут работать два новых суда. Крашенинников пояснил, что такое решение обусловлено лучшей транспортной доступностью для истцов.

    Самые свежие новости на нашем Яндекс.Дзен канале

    Административная реформа в России выходит на финишную прямую

    Москва, 10 февраля 2004, 14:42 — REGNUM Правительственная комиссия по административной реформе, которую возглавляет вице-премьер Борис Алешин, завершает свою работу. К 1 апреля она должна представить доклад о своей деятельности Президенту РФ.

    Из 5 тыс 300 функций федеральных органов комиссия проанализировано свыше 4 тыс. Около 800 из признаны избыточными, более 500 — дублирующими. Выявлено также 350 функций, «в которых необходимо менять масштаб исполнения». Об этом Б.

    Алешин рассказал, выступая перед новыми депутатами Госдумы на учебном семинаре в подмосковном пансионате «Бор».

    Общее сокращение центрального государственного аппарата, по словам вице-премьера, достигнет 30 процентов. Это становится возможным в результате передачи ряда контрольных и надзорных функций неправительственным и некоммерческим организациям.

    Правительственной комиссией запланировано внесение поправок почти в 400 нормативно-правовых актов, которые «полностью поменяют взаимоотношения между государством и бизнесом, государством и обществом», сказал Б.Алешин.

    Как сообщило агентство ПРАЙМ-ТАСС, вице-премьер, говоря о методах реформирования, отметил, что государство должно осуществлять лишь тарифную политику, а также техническое регулирование, лицензирование и квотирование.

    Кроме того, концепция реформы отводит к функциям государственного администрирования публичные услуги, такие как выдача паспортов, управление имуществом и исполнение федерального бюджета.

    Стандартизацию же патентования и ряд других полномочий, которые в настоящее время исполняют министерства и ведомства, по его словам, можно делегировать неправительственным и некоммерческим организациям. Вице-премьер в очередной раз подчеркнул, что цель административной реформы — создать прозрачную структуру управления.

    Предлагаемые меры направлены на «максимальное ослабление гнета на развитие российского бизнеса». Проводимая реформа административной системы, подчеркнул вице-премьер, должна придать больший импульс российскому деловому сообществу, а «государственные структуры управления должны стать максимально прозрачными и свободными от коррупции».

    Кроме того, сообщил вице-премьер, в России могут быть образованы новые надзорные органы. По его словам, они будут созданы в сфере биологическиго благополучия человека, в сфере транспорта, технологического надзора, природоохранного надзора, атомной энергетики и метрологии. Впрочем, количество новых органов не превысит десятка.

    Правительственная комиссия также будет рекомендовать Правительству вывести надзорные функции за рамки министерств. Алешин подчеркнул, что надзорные функции будут федеральными. «Однако, по ряду направлений федеральное правительство будет делегировать эти функции к исполнению в территории», — сказал он.

    Б.

    Алешин считает необходимым переходить «от жесткого лицензирования на более мягкую форму аккредитации», когда государство будет делегировать контрольные функции коммерческим компаниям, подтвердившим свою компетенцию. «Аккредитацию мы пока оставляем министерствам и ведомствам, — сказал он. — В дальнейшем планируется создать национальный совет по аккредитации, который будет межведомственным органом».

    Б.

    Алешин надеется, что первый эффект от проведения административной реформы станет заметен уже к середине 2005 г.

    Реформа кассовой техники выходит на финишную прямую

    Новости 16:19, 05 февраля 2019

    • На Смоленщине приступили к реализации третьего этапа реформы контрольно-кассовой техники. С 1 июля 2019 года по закону на применение онлайн-аппаратов должны перейти те категории налогоплательщиков, которым ранее была предоставлена отсрочка:
    • — организации и индивидуальные предприниматели на любом режиме налогообложения, выполняющие работы или оказывающие услуги населению;
    • — индивидуальные предприниматели, применяющие систему налогообложения в виде единого налога на вмененный доход (ЕНВД) и патентную систему налогообложения, работающие в сфере торговли или общепита без наемных работников;
    • — индивидуальные предприниматели без наемных работников, осуществляющие торговлю с использованием торговых автоматов;
    • — организации и ИП, осуществляющие расчеты с физическими лицами в безналичном порядке при предоставлении платы за жилое помещение и коммунальные услуги, включая взносы на капремонт, при осуществлении зачета и возврата предварительной оплаты и (или) авансов, при предоставлении займов для оплаты товаров, работ, услуг, при предоставлении или получении иного встречного предоставления за товары, работы;
    • — организации и ИП при продаже в салоне транспортного средства проездных документов (билетов) и талонов для проезда в общественном транспорте.
    • С целью информирования граждан о задачах и порядке реализации третьего этапа реформы контрольно-кассовой техники силами территориальных налоговых органов проводятся разъяснительные семинары, продолжают свою работу открытые классы, целью которых является максимально понятное и всестороннее информирование предпринимательского сообщества о механизме внедрения в работу онлайн-касс, их регистрации, о порядке дальнейшего взаимодействия с налоговым органом.

    «Принимаемые нами меры, в первую очередь, направлены на снятие психологической напряженности у налогоплательщиков в связи с переходом на новый порядок взаимодействия с налоговым органом и на комфортную модернизацию парка контрольно-кассовой техники Смоленской области, — подчеркивает начальник контрольного отдела УФНС России по Смоленской области С.А.Щедрова.

    — Однако не стоит забывать и о сроках. Их пропуск грозит серьезными неприятностями. Так, проверочные мероприятия, проводимые в прошедшем году, установили десятки нарушителей в сфере законодательства о применении контрольно-кассовой техники, несвоевременно или не в полном объеме исполнивших закрепленные в законодательстве обязанности.

    В виде штрафов ими оплачено в бюджет свыше полумиллиона рублей».

    Напомним, что в настоящее время на территории Смоленской области зарегистрировано и работает более 17 тысяч онлайн-касс, которые применяют около трех тысяч юридических лиц и четырех тысяч индивидуальных предпринимателей.

       Подробную информацию можно найти на сайте ФНС России www.nalog.ru в разделе «Новый порядок применения контрольно-кассовой техники».

    Президент подписал закон о процессуальной реформе Верховного Суда

    28 ноября Владимир Путин подписал закон о реформе процессуального законодательства, которым внесены изменения в АПК, ГПК и КАС, а также в иные законодательные акты.

    Как ранее писала «АГ», закон, проект которого был разработан Верховным Судом, направлен на совершенствование судебной системы, унификацию правил судебного разбирательства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах.

    Закон вступит в силу с момента начала деятельности апелляционных и кассационных судов общей юрисдикции, закон о создании которых был подписан ранее в этом году.

    Законом введено требование о наличии высшего юридического образования для представителей сторон в суде при ведении гражданских и арбитражных дел, за исключением дел, подлежащих рассмотрению в мировых или районных судах.

    Вносятся также изменения, согласно которым повышается порог исковых требований по арбитражным делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства: до 400 тыс. руб. для ИП и до 800 тыс. руб. для юрлиц.

    Порог цены иска по гражданским и арбитражным делам приказного производства устанавливается в пределах 500 тыс. руб.

    Также законом устанавливаются дополнительные идентификационные требования к ответчикам и требования к оформлению исполнительных листов. Из процессуальных кодексов исключено понятие «подведомственности»: применительно к разграничению полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов установлено правило передачи дел по подсудности из одного суда в другой.

    Расширен перечень дел, подлежащих рассмотрению в порядке административного судопроизводства. К ним отнесены дела о признании информации, размещенной в интернете, запрещенной к распространению; о признании информационных материалов экстремистскими. В отношении дел о лишении гражданина специального права сохраняется действующее регулирование – в порядке КоАП РФ.

    Возможности суда апелляционной инстанции расширяются за счет возвращения дела в исключительных случаях в суд первой инстанции.

    Апелляция сможет возвратить дело, поступившее с апелляционной жалобой (представлением), если первой инстанцией не было рассмотрено заявление о восстановлении срока на подачу апелляционной жалобы (представления); замечание на протокол судебного заседания; заявление о вынесении дополнительного решения. Также дело будет возвращено, если судом первой инстанции не было изготовлено мотивировочное решение.

    Юристы и адвокаты – о реформе Верховного СудаЭксперты высказались о законопроекте Верховного Суда, предполагающем целый комплекс поправок в ГПК, АПК и КАС

    Напомним, изначальный текст проекта закона содержал большее число поправок, которые вызвали неоднозначную реакцию профессионального юридического сообщества, а также со стороны Правительства, Федеральной палаты адвокатов, Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

    Это были, в частности, предложения о введении института поверенного, о сокращении круга гражданских дел, по которым составляются мотивированные судебные решения, о закреплении обзоров судебной практики ВС РФ в качестве новых обстоятельств для пересмотра судебных решений, о развитии процедур судопроизводства, о наделении судьи правом ограничивать выступления сторон и лишать участников заседания слова и др.

    В первом чтении документ был принят в июне, после чего шло активное обсуждение его положений в ходе заседаний рабочей группы по совершенствованию законодательства о судоустройстве и процессуального законодательства.

    Читайте также:  Какие организации обязаны применять профстандарты?

    Кроме того, ряд поправок, причем еще до рассмотрения проекта в первом чтении, предложил и сам Верховный Суд, прислушавшись к критике юридического сообщества.

    В Комитет Госдумы по государственному строительству и законодательству, как сообщил во время рассмотрения проекта во втором чтении его председатель Павел Крашенинников, поступило около 150 поправок к законопроекту, из которых было принято 115.

    Процессуальная реформа Верховного Суда прошла второе чтениеТекст законопроекта претерпел серьезные изменения, а при его доработке частично было учтено мнение профессионального сообщества

    По итогам всех обсуждений из проекта Верховного Суда были исключены положения, вызвавшие наибольшую критику, а именно нормы об отказе от обязательного составления мотивировочной части судебного решения. Представляя документ ко второму чтению, Павел Крашенинников отметил, что данная новелла могла бы привести к ограничению права на доступ к правосудию. 

    Также из проекта были исключены положения об отказе от договорной подсудности по всем делам, кроме дел с участием иностранных лиц, о новом порядке извещения лиц, участвующих в деле, о введении в процесс нового участника – поверенного, обладающего ограниченными полномочиями.

    Из документа исключено положение, согласно которому поводом для пересмотра дела по новым обстоятельства может стать изменение практики применения правовой нормы в постановлении Пленума или Президиума ВС РФ, принятом по результатам рассмотрения конкретного дела в порядке надзора, или в обзоре судебной практики ВС, если в соответствующем акте содержится указание на возможность пересмотра вступивших в законную силу судебных актов в силу данного обстоятельства. Необходимость таких изменений отпала в связи с позицией Конституционного Суда по данному вопросу.

    Вместе с тем в документе сохранились такие спорные положения, как предоставление председательствующему судье права ограничивать участников судебного заседания в продолжительности выступлений и лишать их слова. Закреплено предложение Верховного Суда об унификации порядка решения вопроса об отводе судьи, рассматривающего дело единолично, в соответствии с порядком, предусмотренным ГПК РФ. 

    ФПА считает, что судья не должен сам решать вопрос по заявленному ему отводуПо мнению ФПА, такое предложение, разрешая проблему злоупотреблений участниками процесса правом на заявление ходатайств, одновременно затрагивает принцип «никто не судья в собственном деле»

    «АГ» попросила экспертов, детально комментировавших проект закона после его внесения, оценить его итоговый текст, подписанный Президентом.

    Юрист юридической фирмы «Борениус» Артем Берлин напомнил, что первоначальная редакция предполагала упразднение обязательной мотивировки судебных актов в качестве общего правила. «Идея вызвала практически единогласный протест всего юридического сообщества.

    Я подробно уже разбирал возражения против этого проекта в комментарии для “АГ”: отказ от мотивировки существенно снизил бы уровень процессуальных гарантий для участников споров, дестимулировал бы качественное разрешение споров, провоцировал “засиливание” судебных актов вышестоящими судами.

    Исключение этих положений из законопроекта можно только приветствовать».

    Партнер, руководитель практики Группы правовых компаний «ИНТЕЛЛЕКТ-С» Александр Латыев также отметил, что из документа были исключены некоторые наиболее одиозные его положения, такие как расширение практики вынесения немотивированных решений или фактический запрет на договорную подсудность, однако некоторые из них сохранились. 

    «В первую очередь, в тексте осталось распространение на арбитражный процесс противоречащего самой идее правосудия порядка рассмотрения отводов судьям, имеющего место в судах общей юрисдикции, – самим судьей, которому заявлен отвод. Максима “никто не может быть судьей в собственном деле” оказывается принесенной в жертву неким мифическим страхам судейского корпуса перед отводами как способом затягивания дела. По опыту участия в судебных делах могу смело сказать, что затягивание дела с помощью отводов есть тактика совершенно неэффективная и потому не так уж и часто применяемая, чтобы для борьбы с ней пренебрегать основополагающими правилами процесса. Если же судья действительно заслуживает отвода, то давать ему в руки возможность продолжать процесс в такой ситуации – это как раз означает и плодить неправосудие, и затягивать процесс, поскольку все осуществляемое таким судьей разбирательство в первой инстанции будет бессмысленной тратой сил и времени как тяжущихся лиц, так и самой судебной системы, поскольку разбирательство дела в апелляционной инстанции придется тогда начинать заново».

    Еще одним заметным и широко обсуждаемым изменением по сравнению с первым чтением стало установление требования о наличии у представителя юридического образования или ученой степени по праву.

    По словам Александра Латыева, вопреки широко распространенному мнению, это вовсе не первый шаг к так называемой «адвокатской монополии», а, наоборот, действие, направленное против нее: речь идет не о членстве в некоей корпорации, которая в случае неподобающего поведения своего члена могла бы и исключить его из своих рядов, а только лишь о наличии единожды полученного образования.

    «Как бы юрист ни злоупотреблял процессуальными правами, как бы ни нарушал права своего доверителя, лишить его диплома невозможно. И в связи с этим введение профессионального представительства никоим образом не приближает к достижению тех целей, которые ставятся перед “адвокатской монополией”, – отметил эксперт.

    – С другой стороны, уж если вводится профессиональное представительство, то стоило бы изменить и нормы процессуального права, в том числе сделать обязательной для суда правовую квалификацию отношений, даваемую сторонами, лишив суды воспринимаемого ими пока что как неотъемлемого права самостоятельно – и зачастую совершенно произвольно, а порой, что греха таить, и неправильно – определять нормы материального права, подлежащего применению в рассматриваемом деле».

    По мнению эксперта, таким образом нагрузка на суды, с которой изначально и планировал бороться законопроект, тут же снизится: судья, устранившись от квалификации, должен будет только оценить, доказали ли стороны те факты, которые перечислены в гипотезе тех норм права, на которую они ссылаются; так же и ответчик не должен будет перебирать все варианты квалификации, которые истец сознательно или несознательно не называет, а должен будет только возражать против иска, не пытаясь угадать, что думает по этому поводу судья; неверная квалификация станет исключительно проблемой истца. «При таком варианте возросла бы и роль юридического образования, и вообще качество представительства. Однако же нет – в проекте мы не видим никакого движения в этом направлении, да и большое сомнение вызывает готовность главных инициаторов законопроекта – представителей судебной власти – отказаться от своей патерналистской и зачастую слишком произвольной власти самостоятельно квалифицировать отношения сторон», – заключил Александр Латыев.

    Артем Берлин назвал закрепленные в законе положения о квалификации представителей компромиссом. «Первоначальная редакция предполагала введение требования высшего юридического образования для всех без исключения представителей в судах.

    При этом для совершения технических действий в процесс предполагалось допустить фигуру “поверенного”, обладающего ограниченным набором полномочий.

    Ко второму чтению “поверенные” из законопроекта исчезли, а квалификационное требование к представителям сохранилось только для судов уровнем выше районного (в том числе всех арбитражных судов)», – отметил он.

    «Если исходить из необходимости профессионализации процесса как таковой, выработанный компромисс представляется логичным. Однако закон по-прежнему не отвечает на вопрос целеполагания: чего именно хочет добиться законодатель, вводя соответствующее требование? Как я писал в прошлом году, вводя профессиональное представительство, закон при этом не предполагает ни профессионального процесса (ошибочное применение стороной права по-прежнему не является основанием для отказа в иске), ни дисциплинарной ответственности недобросовестных представителей (закон не предусматривает возможности судебного запрета на представительство). Кроме того, закон не предоставляет лицам без образовательного ценза даже самых технических полномочий, таких как ознакомление с материалами дела, подача и получение документов в суде. Практика применения судами КАС, который уже содержит аналогичное ограничение, неутешительна: например, суды часто просто отказывают в приеме административного иска, доставленного курьера (несмотря на подписание его адвокатом, имеющим необходимые полномочия!). В арбитражных судах эта проблема встанет особенно остро, ведь там образовательный ценз предполагается ввести в том числе в первой инстанции».

    По мнению эксперта, довольно спорным новшеством, появившимся в тексте, является обязывание истца уже на стадии предъявления иска к физическому лицу указывать не только место его жительства, но и «один из идентификаторов», среди которых названы «страховой номер индивидуального лицевого счета, идентификационный номер налогоплательщика, серия и номер документа, удостоверяющего личность, основной государственный регистрационный номер индивидуального предпринимателя, серия и номер водительского удостоверения…».

    «В наших условиях безумной (и совершенно бессмысленной) “защиты персональных данных” получить такие сведения истцу зачастую практически невозможно, особенно если речь идет о предъявлении внедоговорных исков.

    Что же, лишать таких несчастливых истцов судебной защиты? К сожалению, в отличие, например, от данных о месте работы ответчика, которые истец должен указывать только если они известны, в отношении таких идентификаторов никакой оговорки не сделано.

    Между тем зачастую получить сведения не то что об идентификаторах – о месте жительства ответчика – истец может только лишь с помощью суда», – прокомментировал Александр Латыев.

    Он предположил, что в целях решить эту – самостоятельно созданную – проблему среди идентификаторов названы также «серия и номер свидетельства о регистрации транспортного средства»: «Вероятно, это указано на тот случай, когда вред причинен в результате ДТП и о его возмещении предъявляется иск».

    «Однако уж если у нас для идентификации гражданина будут использоваться реквизиты документа о его имуществе, то почему бы в таком случае не предусмотреть возможность использования и других способов идентификации гражданина через принадлежащее ему имущество – например, через указание на то, какая недвижимость находится у него в собственности (было бы вполне применимо, например, при разрешении земельных споров или при обращении в суд в связи с возмещением вреда, причиненного затопом), какие ему принадлежат ценные бумаги (подошло бы в корпоративных спорах) или какой банковский счет. Впрочем, это все равно были бы паллиативы, призванные смягчить изначально неудачную идею требовать от истца представления слишком большого числа идентифицирующих ответчика документов – у суда возможностей для их получения намного больше, только надо ими пользоваться».

    Артем Берлин обратил внимание на положения закона, касающиеся производства в окружных кассационных судах.

    «В связи с появлением в системе судов общей юрисдикции судов кассационной инстанции потребовалось внести в ГПК правила производства в этих судах. Законопроект в этой части преимущественно повторяет соответствующие положения АПК, в том числе: в части модели кассационного производства (сплошное рассмотрение всех поступающих жалоб – против ранее существовавшей в президиумах областных судов предварительной фильтрации); в части оснований к отмене судебных актов (конкретные критерии несоответствия выводов суда обстоятельствам дела и неправильного применения закона – против абстрактного критерия “существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела”). Этот подход представляется вполне логичным, поскольку сам проект окружных судов в общей юрисдикции – отражение аналогичной структуры в арбитражной системе, где кассационные суды успешно функционируют на этих принципах уже много лет».

    Другие изменения Александр Латыев назвал сугубо частными и «косметическими»: «Во всяком случае, замена во всех текстах процессуальных кодексов “места нахождения организации” на ее “адрес” точно не является сколько-нибудь существенным изменением.

    Оно подобно тому, как уже в первоначальной редакции из кодексов предлагается тщательно вымарать указание на “подведомственность”, заменив ее “подсудностью”. Единственным практическим следствием такого изменения является возможность передачи дел из одной системы судов в другую.

    Как представляется, для того, чтобы это сделать, не было даже необходимости изменять используемые термины, небо не упало бы на землю, если бы передача осуществлялась не “по подсудности”, а “по подведомственности”».

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *