Возможна ли уступка будущего права требования?

Возможна ли уступка будущего права требования?

Организациям не следует забывать про обязательное отображение сделки в бухгалтерии, а также о необходимости оплачивать налог на добавленную стоимость. Следует отметить, что от НДС зависит цена заключаемого соглашения. При этом его субъектам не стоит возмущаться, если они увидят завышенный НДС. Скорее всего, связано это с заведомо низкой себестоимостью сделки.

Закрепляется расторжение договора цессии путем обоюдного согласия всех сторон, а также через регистрацию дополнительного договора. В нем указываются сведения о цеденте и цессионарии, а также реквизиты первоначального соглашения. Кроме того, в договоре о расторжении должны быть указаны:

Главбух как юрист: что нужно знать про изменения ГК с 1 июня

Также в числе существенных аспектов можно выделить конкретизацию законодателем предмета договора факторинга. Согласно ст. 824 ГК РФ факторингом считается такой договор, по которому финансовый агент (фактор) обязуется совершать не менее двух действий из четырех, а именно:

Для того чтобы определить размер «обычно взимаемых в подобных случаях процентов», можно использовать материалы Банка России. Признание процентов ростовщическими не приведет к признанию договора недействительным, но будет основанием для уменьшения процентов судом до нормальных значений.

ГК РФ: уступка права требования

Как выше было указано, первоначальный кредитор должен передать цессионарию все материалы, касающиеся сделки. Вместе с этим, собственно, переходят правомочия к новому участнику отношений.

При этом, по ГК РФ, уступка прав требования предполагает передачу юридических возможностей в том же объеме, что они были предусмотрены по исходному соглашению. Полномочия нового участника ставятся в зависимость от характеристик предмета сделки. В частности, речь идет о его делимости.

Стоит отметить, что по данному вопросу высказываются различные взгляды. По мнению ряда авторов, право может переходить полностью либо частично, в зависимости от предмета. Судебная практика идет по иному пути. При рассмотрении дел во внимание, как правило, принимаются только те соглашения, в которых субъектный состав изменен.

По ГК РФ, уступка права требования предполагает безусловную замену лица в сделке. Это означает, что его юридические возможности передаются цессионарию исключительно в полном объеме.

Существует две формы, в которых может заключаться договор уступки права требования. ГК РФ предусматривает возмездное и безвозмездное соглашение. Относительно второго в юридической литературе встречается несколько разных мнений.

В частности, ряд экспертов отмечает, что законодательство устанавливает запрет на дарение имущества одной коммерческой структурой другой компании. Вместе с тем? таким организациям разрешается прощение, перевод и уступка права требования долга.

ГК РФ, таким образом, дает возможность обойти запрет, определенный 575 статьей. Некоторые эксперты вообще не признают самостоятельность цессии.

О некоторых особенностях уступки права требования по договору участия в долевом строительстве жилья

Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору (см. п. 3 ст. 382 ГК РФ).

В-третьих, как правильно отметил В.В. Шарапов, законодатель установил ограничение срока, в пределах которого допускается уступка права требования по договору участия в долевом строительстве. Она возможна от даты государственной регистрации договора участия в долевом строительстве до даты составления передаточного акта или иного документа о передаче объекта долевого строительства .

Статья 388 ГК РФ

6. Пунктом 5 комментируемой статьи устанавливается запрет на уступку солидарного требования одним из кредиторов без согласия других кредиторов. Нормой не регулируется ни форма обращения за таким согласием, ни форма самого согласия. Поскольку согласие есть сделка, то к его форме применяются общие нормы о форме сделок ст. ст.

158 — 165 ГК РФ, из которых можно сделать вывод, что согласие может быть выражено в любой форме, если соглашением между солидарными кредиторами не предусмотрено иное.

Тем не менее кредитору, пожелавшему уступить свои права требования, необходимо учитывать, что обязанность доказывания факта согласия остальных солидарных кредиторов лежит на нем, факт же письменного согласия доказать проще.

Уступка будущего требования – ВС встал на защиту кредиторов — новости Право.ру

Границы преюдиции, равноправие кредиторов и порядок оспаривания «перехода требований». Эти и другие проблемные вопросы, которые часто вызывают смятение у арбитражных судов, проанализировала коллегия Верховного суда по экономическим спорам. АСВ в рамках дела о банкротстве «Инстройбанка» оспаривало договор цессии.

На днях Коллегия Верховного суда по экономическим спорам (КЭС) рассказала свои мотивы в деле о банкротстве «Муниципального инвестиционного строительного банка» (далее – «Инстройбанк»), где анализировалась проблема момента возникновения права требования, уступаемого по договору цессии. «ВС в очередной раз продемонстрировал прокредиторский подход при толковании и применении законодательства о несостоятельности, что в текущей экономической ситуации представляется полностью оправданным», – комментирует позицию ВС Роман Зайцев, партнер Dentons.

Отправной точкой спора стал инвестиционный контракт, который «Инстройбанк» заключил в 2013 году с Правительством Москвы.

Он обязался построить детскую музыкальную школу и перечислить в столичный бюджет $26,6 млн, и за это должен был получить помещения.

В процессе обстоятельства изменились: площадь музыкальной школы превысила запланированную, а вот размер передаваемых банку помещений, наоборот, уменьшился.

«Инстройбанк» инициировал судебный процесс (№ А40-73164/2012), и в результате в августе 2012 года суд обязал Правительство Москвы подписать допсоглашение к контракту об уменьшении обязательств банка на $3,4 млн. А через несколько дней «Инстройбанк» уступил право требования этой суммы с властей иностранной компании «Programprom PTE LTD».

Потом произошла пертурбация. Сначала решение суда об изменении контракта отменила апелляция, затем (в августе 2013 года) у «Инстройбанка» и вовсе отозвали лицензию.

Возбудили дело о банкротстве (№ А40-143265/2013), уже после чего банк вновь добился признания допсоглашения действительным.

После вступления в законную силу решения об этом (январь 2014 года) Programprom PTE LTD как цессионарий потребовала в суде с Правительства Москвы те самые $3,4 млн переплаты по контракту (№ А40-91248/2014). И добилась своего.

Но на этом перипетии с $3,4 млн не закончились, а дошли до коллегии ВС.

В рамках дела о банкротстве Агенство по страхованию вкладов (АСВ) как конкурсный управляющий потребовало признать договор цессии и состоявшийся на основании него переход требования недействительными.

Три инстанции АСВ полностью отказали: сделка уступки была совершена за пределами периода подозрительности (за год до банкротства) – этим обосновали суды свою позицию.

Перед должником все равны

 

КЭС под председательством Ивана Разумова согласилась с нижестоящими судами в том, что оснований для признания недействительным самого договора цессии нет. А вот в вопросе «перехода прав» по нему суды, по мнению ВС, разобрались плохо. В первую очередь, проигнорировали тот факт, что объектом спорной сделки было именно будущее требование.

Такой позиции придерживался и сам цессионарий «Programprom PTE LTD», взыскивая переплату с Правительства Москвы (№ А40-91248/2014). Этим же руководствовался в рамках данного спора и суд, который на этом основании не стал применять положения об истечении срока исковой давности.

Все это КЭС упомянула в своем определении.

«ВС в очередной раз обратил внимание на границы преюдиции, указав, что хотя правовая квалификация сделки не имеет преюдициального значения, но не может игнорироваться судом при рассмотрении последующего дела», – комментирует этот момент Зайцев.

По общему правилу будущее требование переходит к цессионарию с момента его возникновения у цедента, напомнила в своем определении КЭС.

До конкурсного производства в отношении «Инстройбанка» требование к Правительству Москвы о возврате переплаты еще не возникло (оно было открыто в ноябре 2013 года, а решение об обязании властей подписать допсоглашение к инвестконтракту вступило в силу в январе 2014-го). И значит, не могло перейти от банка к Programprom PTE LTD.

Получается, что это требование согласно Закону о банкротстве поступило в конкурсную массу, а обязательство банка по передаче его Programprom PTE LTD трансформировалось в денежное, которое уже должно рассматриваться в порядке банкротного законодательства.

Таким образом, переход требования от цедента к цессионарию стал невозможным, резюмируется в определении ВС. В ином случае получилось бы преимущественное (по отношению к другим кредиторам «Инстройбанка») удовлетворение обязательства перед Programprom PTE LTD.

Так как нижестоящие суды никак не оценили это обстоятельство, то и не разобрались с расчетами. Не устанавливали, перечислило или нет в итоге Правительство спорную сумму Programprom PTE LTD. Именно поэтому спор в части применения последствий признания перехода требования не соответствующим закону отправился на новое рассмотрение.

Какие тенденции

 

«КЭС вполне последовательно исходит из невозможности исполнения обязательств должника после начала конкурсного производства иначе, как в порядке Закона о банкротстве с пропорциональным распределением полученных средств между всеми кредиторами», – комментирует решение Никита Калиниченко, юрист Nektorov, Saveliev & Partners. Таким образом ВС проводит линию недопустимости формального рассмотрения дела, указывая, что требования конкурсного управляющего об оспаривании договора цессии необходимо квалифицировать как иск о признании за должником права на имущественное требование к третьему лицу, поясняет Калиниченко.

КЭС в очередной раз демонстрирует приоритет интересов кредиторов и необходимость соблюдения их «равноправия», поддерживает позицию ВС Юлия Карпова, руководитель судебной практики «Инфралекс». Интересна, по ее мнению, и еще одна тенденция: арбитражный суд сам квалифицирует сложившиеся отношения и заявленные требования.

Так, предметом требований АСВ было «признание недействительным перехода к иностранной компании требования… о возврате неосновательного обогащения». ВС, в свою очередь, «признал не соответствующим законупереход к частной компании… требования о возврате неосновательного обогащения». АСВ в обоснование ссылалось на положения главы III.

1 Закона о банкротстве (специальные основания оспаривания сделок), а также статьи 10, 168 ГК РФ о недействительности сделок, совершенных при злоупотреблении правом. КЭС же посчитала переход прав незаконным на основании ст.

131, 126, 134 Закона о банкротстве, устанавливающих порядок формирования и продажи конкурсной массы должника, а также порядок удовлетворения требований реестровых кредиторов, поясняет Карпова.

«По существу ВС, следуя расширительному подходу к категории сделок, которые могут выступить объектом оспаривания, подтвердила допустимость требований о признании недействительным перехода требования, хотя при этом была использована иная терминология», – обращает также внимание и Зайцев.

Как получить налоговую выгоду при уступке будущего требования

С 1 июля 2014 года действует новая редакция параграфа 1 главы 24 ГК РФ. В частности, он дополнен статьей 388.1 ГК РФ, которая регулирует уступку требования, которое в настоящий момент еще не возникло. Этот новый гражданско-правовой механизм при определенных условиях вполне может быть использован в налоговом планировании.

Новая норма ГК РФ уточнила принципиальные вопросы по уступке

Отметим, что и до внесения изменений уступка права, которое возникнет у компании в будущем, была возможна. Но при ее совершении приходилось руководствоваться пунктом 4 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.07 № 120.

Читайте также:  Как влияет наличие нескольких трудовых книжек на пенсию?

Судьи в этом письме отмечали, что действующее на тот момент законодательство не только не содержало запрета на оборот будущих прав, а, наоборот, в ряде случаев прямо регламентировало такие сделки (п. 6 ст. 340, п. 2 ст. 454, п. 4 ст.

455 ГК РФ).

Новые нормы Гражданского кодекса конкретизировали эти правила. В частности, ввели требование о том, что предметом уступки может быть только обязательство, возникшее исходя из предпринимательской деятельности сторон (п. 1 ст. 388.1 ГКРФ).

Буквальное прочтение позволяет заключить, что если хотя бы одна из сторон не преследует предпринимательских целей, то уступку будущего требования могут оспорить и признать не соответствующей закону.

Таким образом, по крайней мере, до появления положительной арбитражной практики стоит избегать уступки требований, которые могут возникнуть исходя из договоров розничной купли-продажи или оказания бытовых услуг, выполнения работ по договору бытового подряда. Естественно, если стороной по такой сделке является гражданин.

В новой статье достаточно обтекаемо прописано условие об определении уступаемого требования сторонами цессии. Достаточно, чтобы на момент возникновения или перехода к цессионарию его можно было идентифицировать.

Это позволяет уступить любое будущее требование, например, на получение роялти по лицензионным договорам за использование какой-либо интеллектуальной собственности. Или на получение арендной платы от сдачи в аренду конкретного имущества. Международная практика такой вариант допускает (комментарии к п. 9.1.

5 Принципов международных коммерческих договоров УНИДРУА 2010). Рассмотрим, стоит ли спешить с заключением подобных сделок.

Деньги, полученные за уступку будущего требования, не доход

Один из наиболее интересных налоговых выводов, которые можно сделать из новой нормы, это тот факт, что в результате уступки будущего требования компания не получает никаких налогооблагаемых доходов до момента, пока право требования не возникнет в реальности. Это позволяет использовать данный инструмент в схемах безналогового рефинансирования группы компаний и для отсрочки уплаты налога на прибыль. Поясним свою мысль.

В Налоговом кодексе пока нет отдельных положений, которые регулировали бы налогообложение уступки будущего требования. Поэтому при определении налоговых последствий стоит руководствоваться общими правилами.

В обычном случае доход от цессии учитывается на основании статьи 249, пункта 5 статьи 271 НК РФ. В случае уступки будущего требования на дату заключения договора цессии требования еще не существует. Оно переходит к цессионарию только с момента его возникновения.

Соглашением сторон может быть предусмотрен и более поздний момент перехода (п. 2 ст. 388.1 ГКРФ).

Исходя из названных норм, доход будет признан после передачи цессионарию по акту требования. А до этого момента полученная оплата является авансом, который не учитывается в составе доходов (подп. 1 п. 1 ст. 251 НКРФ). Следовательно, налогооблагаемый доход не появится у цедента до момента возникновения требования или более позднего момента, если это определено договором.

на цифрах

Компания построила торговый комплекс, который предполагает сдавать в аренду, и на 2015 год уступила сторонней компании свое право получения арендной платы с арендаторов (которых пока еще нет) с условным дисконтом 10 процентов за 100 млн рублей (без учета НДС, о нем скажем далее).

При этом стороны договорились, что моментом передачи права требования является дата заключения договора с каждым конкретным арендатором. Получается, что владелец торгового комплекса, уступив будущее требование, получил предоплату в определенном договором размере. Налог на прибыль с этой суммы пока не уплачивается.

Налоговая база будет формироваться постепенно, по мере заключения договоров с арендаторами.

Например, появился арендатор, который должен заплатить арендодателю за год 10 млн рублей.

Арендодатель (он же — цедент) за год признает доход от аренды (10 млн рублей), доход от уступки права требования арендной платы с дисконтом 10 процентов (9 млн рублей), расход в виде номинальной стоимости уступленного права (10 млн рублей).

А цессионарий, со своей стороны, признает доход от погашения права требования (10 млн рублей) и расход на приобретение этого права (9 млн рублей).

Естественно, по итогам года у цедента и цессионария могут возникнуть отклонения. Ведь в течение года при исчислении налоговых последствий они использовали условную (плановую) величину дисконта. По факту же право требования может возникнуть на большую или меньшую сумму, чем изначально предполагалось.

на цифрах

Если воспользоваться теми же цифрами, то допустим, что получил цедент от цессионария 100 млн рублей (без учета НДС), а реально договоры с арендаторами были заключены только на 70 млн рублей.

Соответственно, для целей налогообложения получится, что в доходах арендодателя признана арендная плата (70 млн рублей) и доход от уступки права требования с условным дисконтом 10 процентов (63 млн рублей). В расходах — номинал уступленного права (70 млн рублей).

При этом не ясно, как трактовать в налоговых целях остаток полученных от цессионария денежных средств (37 млн рублей). Ведь это только для налоговых целей эти 37 млн рублей — предоплата. В гражданско-правовых отношениях это плата за приобретение будущего требования.

Получается, что цессионарий неверно оценил реальную стоимость приобретенных им будущих прав и переплатил за них. Возвращать ему эту переплату цедент не будет, если, конечно, это прямо не прописать в договоре сторон.

Возможна и обратная ситуация: договоры аренды будут заключены на сумму, к примеру, 140 млн рублей. Тогда получится, что стороны завысили размер расходов.

Возникшие положительную и отрицательную разницы сторонам договора однозначно каким-то образом придется признать в налоговых доходах и расходах 2015 года.

Поскольку сумма договора уступки относится ко всем сделкам, то очевидным вариантом кажется пересчет в сторону увеличения и уменьшения финансового результата по каждому переданному требованию. Фактически, изменив размер дисконта в расчетах (заменив плановый на реальный).

Это трудоемко, но признать доход единовременно в конце года налоговые органы, скорее всего, не позволят, указав на требование о соблюдении принципа равномерности (п. 2 ст. 271 НКРФ).

С убытком обстоит проще с точки зрения времени признания: проверяющие вряд ли будут возражать против его сдвига на конец налогового периода. Однако возможны сложности иного порядка.

У цедента убыток оправдан фактом кредитования. Но стоит помнить, что в данном случае цедент рассчитывает убыток по цессии требования до наступления срока платежа (п. 1 ст. 279 НКРФ).

Сумма убытка определяется в соответствии с нормами статьи 269 НК РФ.

Его величина не может превышать сумму процентов по долговому обязательству, равному полученному доходу, которая могла бы быть учтена в составе расходов за период с даты уступки до срока исполнения обязательства.

В 2014 году эта сумма рассчитывается как 1,8 ставки рефинансирования, установленной ЦБ РФ на дату уступки (абз. 3 п. 1.1 ст. 269 НКРФ). С 1 января 2015 года цедент при уступке требования сможет учесть весь убыток, если сделка не будет признана контролируемой (п. 1 ст. 269 НК РФ в редакции, действующей с 2015 года).

Что касается цессионария, то он применяет положения пункта 3 статьи 279 и пункта 2 статьи 268 НК РФ, и вправе учесть убыток в полном размере. Однако налоговым органам в данном случае может не понравиться убыток по сделке сам по себе.

Цессионарию могут предъявить претензии из-за переплаты за приобретение требования сверх номинала. И, возможно, защититься будет сложно. Несмотря на то, что вроде бы изначально эти затраты экономически обоснованы и направлены на получение дохода.

Останется только напомнить проверяющим про предпринимательский риск.

Есть риск, что вся сумма уступки будущего требования будет облагаться НДС

У кредитора, как первоначального, так и последующих, налоговая база по НДС возникает только на сумму превышения дохода, полученного от нового кредитора, над суммой требования (п. 1, 2, 4 ст. 155 НК РФ). Как правило, хотя бы на первом этапе долг уступают с дисконтом и в этом случае НДС не начисляют. При этом вообще не облагаются НДС уступки:

  • прав (требований) по обязательствам, возникающим на основании финансовых инструментов срочных сделок, за исключением их базисного актива, подлежащего обложению НДС (подп. 30 п. 2 ст. 149 НКРФ);
  • прав (требований) кредитора по обязательствам, вытекающим из договоров по предоставлению займов в денежной форме или кредитных договоров, а также по исполнению заемщиком обязательств (подп. 26 п. 3 ст. 149 НКРФ).

Выше мы уже упоминали, что для целей налогообложения оплата уступки будущего требования — это предоплата, ведь исходя из пункта 2 статьи 388.

1 ГК РФ, в случае уступки будущего требования оно считается переданным на дату его возникновения или позднее. Пункт 8 статьи 167 НК РФ к первичной уступке не применяется.

А согласно пункту 1 статьи 167 НК РФ, в общем случае налоговая база определяется на наиболее раннюю из следующих дат:

  • день отгрузки (передачи) товаров, работ, услуг, имущественных прав;
  • день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров, выполнения работ, оказания услуг, передачи имущественных прав.

На момент уступки будущего требования еще невозможно определить налоговую базу (не всегда ясно, возникнет ли фактическое превышение стоимости уступки над номинальной стоимостью права требования).

Но очевидно, что налоговые органы не согласятся ждать, чтобы сделка была исполнена полностью. Тем более, что аванс уже получен во вполне определенной сумме.

А формально если по сделке в принципе возможен НДС, то предоплата должна облагаться этим налогом. Никаких исключений тут Кодекс не предусматривает.

Пока что трудно сказать, как будет складываться практика исчисления НДС по подобным сделкам. Но пока что можно предположить, что раз нельзя определить налоговую базу, то ею признают всю сумму аванса.

Ситуация складывается странная: налоговая база по цессии исчисляется в специальном порядке, а по предоплате за эту цессию — в общем. Если всю сумму оплаты принять за уменьшенный на расходы (0 руб.) доход цедента, то по мере исполнения сделки эта сумма будет уменьшаться, соответственно, будет уменьшаться и налоговая база.

Что приведет к постоянной переплате НДС у цедента. При этом поскольку требование уступлено с дисконтом, то при фактической передаче требования НДС не начисляется, ведь налоговая база равна нулю. Если по итогам исполнения договора превышения полученной оплаты над суммой требования не будет, то получится, что всю сумму НДС надо возвращать.

Но возможна и иная ситуация.

на цифрах

Воспользуемся данными предыдущего примера. Цедент, уступив будущее требование арендной платы цессионарию, должен уплатить НДС. Сумма в 100 млн рублей определена как доход цессионария без учета НДС, налог цессионарий перечислил в размере 18 млн рублей. За 2015 год договоры заключили на сумму 70 млн рублей.

Сумма превышения оплаты (без учета НДС) фактически составила 30 млн рублей, а значит, в бюджет за год причитается к уплате 5,4 млн рублей. Из уплаченного при получении аванса НДС часть в сумме 12,6 млн рублей является излишне исчисленной, истребованной с цессионария и уплаченной в бюджет. Ее необходимо сначала вернуть цессионарию, а потом вернуть из бюджета (п.

21 постановления Пленума ВАС РФот30.05.14 №33). А 5,4 млн рублей подлежит восстановлению как НДС, уплаченный с аванса.

Даже в итоговом расчете такой порядок очевидно неудобный и явно требует пояснений. И, вне сомнений, у налоговых органов появятся вопросы по расчету и претензии. Поэтому все же желательно хотя бы до появления разъяснений избегать заключения договоров уступки будущего требования, если его сумму сразу же нельзя определить более точно.

В каких случаях оптимизации налогов поможет уступка будущего требования

Напомним, что если в договоре прямо не прописаны условия о предоставлении коммерческого кредита, то проценты за пользование денежными средствами не начисляются (п. 13 постановления Пленума ВСРФиПленума ВАС РФот08.10.

98 №13/14, определения ВАС РФ от25.02.09 №1511/09, от28.01.13 №ВАС-18386/12). Таким образом, уступка будущего требования позволяет прокредитовать дружественную компанию, не опасаясь применения норм о трансфертном ценообразовании.

Главное, чтобы не вызвала сомнений цена уступленного права.

При этом возможна ситуация, что требование так и не возникнет. Например, продавец уступил право на получение оплаты по заключенному договору. Но впоследствии покупатель отказался от сделки.

В этом случае цедент вернет цессионарию полученную сумму оплаты. Таким образом, в группе дружественных лиц подобные сделки могут быть использованы для безналогового и бесплатного кредитования.

Но, конечно, этот способ не стоит рассматривать как постоянную практику.

Естественно, налоговые органы будут в таких случаях искать признаки фиктивности сделок. В частности, недостаточно точно определенное требование, которое является предметом уступки, даст основания оспорить сделку.

Пристально изучаться будет также договор, из которого это требование определено. Если его условия прописаны слишком обще, налоговики заподозрят фиктивность.

Особенно сложно будет защититься компании, если этот договор стороны заключили именно в целях подобной оптимизации без намерения исполнить.

А вот для достаточно распространенной схемы вывода через двойную цессию убытка на дружественное лицо — убыточную компанию — уступка будущего требования в 2014 году подходит в значительно меньшей степени.

Причина тому — сложности с учетом расходов у первоначального кредитора. Как сказано выше, сумма убытка нормируется. Это ограничивает размер дисконта.

Читайте также:  Налогообложение адвокатского кабинета и других образований

В 2015 году, исходя из буквы закона, проблем с учетом даже значительного дисконта не возникнет, если сделка не подпадет под определение контролируемых.

Но данная схема может быть использована, если участников больше одного. Первый кредитор тогда уступает требование с небольшим дисконтом, а у последующих кредиторов убыток учитывается на основании пункта 3 статьи 279 НК РФ, который не содержит специальных требований.

Кроме того, при признании расходов Кодекс предписывает руководствоваться также общими требованиями к ним. В частности, согласно пункту 1 статьи 252 НК РФ, расходы или убытки не должны быть указаны в статье 270 НК РФ. В данном случае названная статья ограничения для учета таких убытков не устанавливает.

На это обратила внимание ФНС России в письме от11.11.11 №ЕД-4-3/18879@.

Требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование), может быть уступлено

Вопрос: В соответствии с п. 1 ст. 388.1 ГК РФ требование по обязательству, которое возникнет в будущем (будущее требование), может быть уступлено, если уступка производится на основании сделки, связанной с осуществлением ее сторонами предпринимательской деятельности.

1. Что понимается под обязательством, возникающим в будущем: обязательство, которое принято, но не наступил срок его исполнения, или обязательство, которое вообще еще не принято (но его предстоит принять в будущем)?

2. Что понимается под сделкой, на основании которой производится уступка: соглашение об уступке и иные сделки, по которым происходит переход права (требования), или договор, из которого возникло уступаемое право?

3. Какие стороны (цедент, цессионарий, должник или все вместе) должны осуществлять предпринимательскую деятельность?

4. Может ли ООО уступить право на получение будущей неустойки (которая пока не начислена) физическому лицу, не осуществляющему предпринимательскую деятельность?

5. Каковы последствия уступки будущего требования, не связанной с осуществлением какой-либо из сторон предпринимательской деятельности, то есть произведенной в нарушение п. 1 ст. 388.1 ГК РФ?

Ответ:

1. Этот вопрос возникал и раньше, до изменения норм о цессии. В литературе отражены дискуссии о том, что следует называть будущим требованием (см., например, «Уступка права требования: основные проблемы применения в современном гражданском праве России» В.В. Почуйкина).

  • К определению будущего требования можно выделить два подхода:
  • 1) это так называемое несозревшее требование — состояние обязательства, когда у кредитора есть требование, но, например, еще не наступил срок его исполнения, или это требование можно будет реализовать, только когда кредитор сам исполнит свои обязательства перед должником, который одновременно является его кредитором (ст. 328 ГК РФ);
  • 2) это требование, которого пока не существует.

Представляется, что ответ на данный вопрос косвенно вытекает из абз. 2 п. 1 ст. 388.1 ГК РФ, где, в частности, сказано: «…будущее требование, в том числе требование по обязательству из договора, который будет заключен в будущем». Здесь очевидно, что охватывается ситуация, когда вообще никакого требования еще не возникло, так как договор пока не заключен.

Согласно существующему в последние годы пониманию будущего требования при уступке несозревшего требования оно переходит к новому кредитору именно в таком несозревшем состоянии.

Это в известном смысле корреспондирует новым правилам об ответственности цедента, где как раз говорится о том, что если он уступил требование, то потом не должен совершать никаких действий, которые могли бы привести к невозможности его реализации.

Таким образом, под будущим требованием следует понимать еще не возникшее требование, а к уступке несозревших требований применяются общие правила уступки.

2. Существует теоретическое деление сделок на обязательственные и распорядительные, с которым тесно связано понятие «исполнение обязательств». Стоит отметить, что это вопрос дискуссионный: некоторые не согласны с таким делением (например, К.И. Скловский), в то же время такое деление признано в европейской науке.

Есть обязательства (как правило, договорные), возникновение которых само по себе еще не связано с распоряжением каким-либо правом по этому обязательству. И только в момент, когда оно исполняется, происходит распорядительная сделка, т.е. переходят права на объект гражданского права.

Это хорошо видно на примере цессии. Есть договор о цессии, т.е. соглашение двух сторон о том, на каких условиях переходит право. Это чисто обязательственное соглашение. А есть сама цессия — это как раз сделка, по которой право передается от одного лица к другому.

Она может совпадать по времени с обязательственной сделкой (например, стороны договорились, сразу все подписали, и право перешло). По общему правилу так и происходит.

Однако стороны могут согласовать переход права на иных условиях (например, цессионарий должен заплатить цеденту через неделю, и только после этого цедент передаст право).

  1. В описанной ситуации можно выделить три сделки:
  2. — договор, из которого возникло уступаемое право;
  3. — соглашение о том, что цедент уступает право на определенных условиях;
  4. — сама уступка (данная сделка может сливаться со второй, и зачастую так и происходит).

Под сделкой, на основании которой происходит уступка, понимается соглашение об уступке права, которое может совпадать с самой цессией. Но в любом случае это не тот договор, из которого возникло право.

3. Были дискуссии относительно того, необходимо ли таким образом ограничивать возможность уступки еще не возникших требований. Это спорный момент.

В данном случае речь идет о ситуации, когда уступается право требования между предпринимателями. Другими словами, предпринимателями должны быть цедент и цессионарий.

Смысл ограничения в том, что физические лица — непредприниматели между собой не могут договориться об уступке будущего требования, а предприниматели могут это сделать. Данная норма защищает указанных физических лиц от принятия на себя слишком рискованных обязательств. Предприниматели же действуют по известному принципу: «больше свободы, но и больше рисков».

4. Нет, не может. В данном случае одной из сторон является коммерческая организация, следовательно, цессионарий тоже должен быть предпринимателем. В таком случае они смогут между собой договориться об уступке будущего требования (неустойки).

Однако отметим, что возможны разные мнения о том, является ли такая неустойка будущим требованием. Это зависит от того, что понимать под термином «начислено». Мы видим, что обязательство, предусматривающее уплату этой неустойки, уже существует.

Уплата неустойки — тоже гражданско-правовое обязательство, которое является правоохранительным, следовательно, можно уступать право требовать неустойку. Однако можно ли уступить право требования по неустойке, если еще нет нарушений соответствующего обязательства? Представляется, что это возможно.

И, соответственно, ничто не мешает уступить право требования по неустойке в ситуации, когда уже возникли основания требовать ее уплаты. Причем в этой ситуации факт того, предъявлено ли требование к физическому лицу — непредпринимателю или к юридическому лицу, значения не имеет.

Такое требование можно уступать, однако оно не является будущим требованием.

Будущим требованием неустойка будет, например, в следующем случае (и ее можно будет уступить между предпринимателями). Стороны собираются заключить договор, устанавливающий неустойку, и договариваются, что одна сторона уступает ее другой.

Если нарушение так и не состоится, то никакого права на неустойку цессионарий не получит. Таким образом, это очень рискованная сделка, именно поэтому субъекты будущей уступки и ограничены. В каком-то смысле такая сделка напоминает пари.

5. Сделка может быть оспорена по ст. 168 ГК РФ.

Цессия (уступка права требования) – это .. Понятие, образец договора уступки (цессии)

Содержание публикации:

  1. Основания перехода прав кредитора к другому лицу
  2. Уступка требования (цессия). Определение понятия
  3. Условия уступки требования (запрет, согласие должника)
  4. Случаи допустимости уступки права (требования)
  5. Существенное значение личности кредитора для должника
  6. Запрет уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку
  7. Уступка неденежного требования. Значительность обременений для должника
  8. Уступка будущего требования
  9. Форма уступки требования
  10. Образцы договора цессии (уступки требования)
  11. Замена взыскателя в исполнительном производстве при уступке права (требования), возникшего на основании решения суда
  12. Образец уведомления об уступке прав (требований)
  13. Отличия цессии от суброгации и регресса

1. Основания перехода прав кредитора к другому лицу

  • Понятие «уступка требования» в гражданском праве относится к институту обязательственного права и регулируется главой 24 Гражданского кодекса РФ «Перемена лиц в обязательстве».
  • Пункт 1 статьи 382 ГК РФ устанавливает основные требования к порядку передачи кредитором своих прав другому лицу.
  • Переход прав кредитора другому лицу может быть осуществлен по двум основаниям:
  • — на основании закона (статья 387 ГК РФ: права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона при наступлении указанных в нем обстоятельств:
  • в результате универсального правопреемства в правах кредитора;
  • по решению суда о переводе прав кредитора на другое лицо, если возможность такого перевода предусмотрена законом;
  • вследствие исполнения обязательства поручителем должника или не являющимся должником по этому обязательству залогодателем;
  • при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая;
  • в других случаях, предусмотренных законом).

— на основании сделки (статья 388 ГК РФ). В указанном случае цедент заключает договор цессии (уступки права (требования)) с цессионарием. При этом цессионарий становится новым кредитором.

Субъектами отношений, возникающих по поводу передачи права по сделке, являются цедент и цессионарий.

  • Цедент – лицо (первоначальный кредитор), уступающий требования другому лицу (новому кредитору).
  • Цессионарий — лицо (новый кредитор), которому уступается требование первоначальным кредитором.

2. Уступка требования (цессия). Определение понятия

Цессия (от лат. cessio — уступка, передача) представляет собой передачу права в силу заключенной между прежним кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо на основании иных предусмотренных непосредственно законом юридических фактов, приводящую к замене кредитора в обязательстве.

В случаях, когда основанием перемены кредитора в обязательстве является именно сделка, законодатель называет такую уступку «уступкой требования». В литературе, понятие «уступка требования» на основании сделки, как правило, отождествляется с понятиями «уступка права требования», «уступка права», «цессия». 

Уступка права требования (цессия) — это сделка, по которой одна сторона (цедент) передает другой стороне (цессионарию) право требования, возникшее на основании обязательства.

Договором цессии является соглашение по уступке права требования (права на получение исполнения) долговых обязательств от цедента цессионарию (п. 1 ст. 382, ст. ст. 388, 388.1 ГК РФ, п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса РФ»).

3. Условия уступки требования (запрет, согласие должника)

Пункт 1 статьи 388 ГК РФ называет одно абсолютное препятствие для уступки требования — противоречие закону. Запрет уступки, как правило, устанавливаются в интересах третьих лиц (должника или иных субъектов), поэтому цессия, нарушающая такой запрет, будет ничтожной сделкой (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

Читайте также:  Вс рф разрешил включать в договор «налоговую оговорку»

Если же цессия не запрещена законом, но необходимо получить лишь согласие должника (например, по п. 4 ст. 388 ГК РФ), при отсутствии такого согласия уступка в силу ст. 173.1 ГК РФ будет оспоримой и может быть признана недействительной, если будет доказано, что цессионарий знал или должен был знать о необходимости получения согласия должника и о его отсутствии.

Как правильно использовать договор уступки прав требования

Денис Артемов, ведущий юрист юридической фирмы Via lege, рассказал порталу Новострой-М о том, что такое договор уступки прав требования (цессии), как его правильно применять на рынке новостроек и минимизировать возможные риски.

В случае с квартирами в новостройках, правообладатель (цедент) передает правоприобретателю (цессионарий) основанное на договоре право требования к застройщику передачи квартиры после ввода дома в эксплуатацию.

Договор уступки прав во многом схож с соглашением купли-продажи, поэтому, чтобы было проще, мы будем называть правообладателя – продавцом, а правоприобретателя – покупателем.

Договор уступки широко применяют при реализации квартир в новостройках.

Дело в том, что, во-первых, по мере строительства стоимость жилья в новостройках растет, что дает возможность вкладывать денежные средства с целью дальнейшего получения прибыли.

Многие инвесторы не дожидаются окончания строительства и оформления квартиры в собственность, а стремятся продать недвижимость раньше. Для этого они используют уступку прав.

Во-вторых, договоры участия в долевом строительстве (ДДУ) можно заключать только пока идет строительство – то есть до момента ввода дома в эксплуатацию. А договоры купли-продажи – только при наличии оформленного права собственности на квартиру.

При этом от момента ввода объекта до оформления права собственности может пройти довольно много времени, в течение которого застройщики выпадают из фазы активной реализации квартир.

В результате они заключают ДДУ на оставшийся объем квартир с одной из своих структур, которая в дальнейшем без спешки занимается продажами по договорам уступки.

Примечательно, что использование такого вида договора выгодно обеим сторонам сделки.

Продавец может получить деньги за квартиру, не проходя процедуру ее принятия по акту приема-передачи и оформления права собственности, а также без дополнительных затрат на эксплуатацию.

Покупатель – приобрести квартиру не «с нуля», отследить ход строительства и его темпы (причем цена квартиры в таком случае ниже, чем после ввода новостройки в эксплуатацию и оформления права собственности). 

Подводные камни

Договор уступки прав должен соответствовать определенным требованиям. Глава 24 Гражданского кодекса РФ посвящена перемене лиц в обязательствах и вводит ряд важных правил. К наиболее существенным закон относит следующие:

  • — договор уступки прав должен быть составлен в письменной форме, а уступка прав по ДДУ – обязательно пройти государственную регистрацию (при этом права нового лица на квартиру появляются именно с момента государственной регистрации);
  • — в договоре должен быть четко определен предмет сделки (квартира), указана ее цена, порядок расчетов;
  • — если в договоре участия в долевом строительстве предусмотрено обязательное письменное согласие застройщика на уступку, необходимо его получить – в противном случае сделка может быть признана недействительной.
  • Статья 11 ФЗ «Об участии в долевом строительстве…» дополняет этот перечень еще двумя условиями:
  • — продавец может уступить только полностью оплаченную квартиру или покупатель должен принять на себя обязательство по оплате долга; 
  • — уступка прав возможна только до момента передачи квартиры по акту (правило исходит из сущности договора уступки: при подписании акта само право требования передачи квартиры реализуется – уступать становится нечего).
  • Кроме того, важными являются следующие моменты:
  • — в договоре уступки прав продавец должен гарантировать юридическую чистоту квартиры (не заложена, не арестована, на нее не имеют права третьи лица, нет судебного спора);
  • — в соответствии со статьей 385 Гражданского кодекса РФ, при уступке прав продавец передает покупателю имеющиеся у него правоустанавливающие документы (договор участия в долевом строительстве, платежные документы). Важно составить отдельный акт об этом);
  • — факт полного расчета покупателя с продавцом во избежание дальнейших разногласий также нужно подтвердить актом – о взаиморасчетах;  
  • — застройщик обязательно должен быть письменно уведомлен о состоявшейся уступке прав, ответственность за отсутствия уведомления несет покупатель;
  • — перед заключением договора уступки важно убедиться в действительности уступаемых прав, в частности в том, что договор не расторгнут и полностью оплачен.

Проще всего проверить это – запросить выписку по квартире из Единого государственного реестра прав. В ней должны быть подтверждены действительность договора (не расторгнут ли) и правообладатель квартиры, отсутствовать информация о наличии ипотеки, судебных арестов и других обременениях.   

Также по возможности необходимо приехать вместе с продавцом в офис застройщика: девелопер не заинтересован в том, чтобы не оплаченные или недействительные права на квартиру реализовывали третьим лицам. Кроме того, у застройщика находится свой экземпляр документов, составляющих юридическую историю квартиры, с которым можно сверить предоставляемые продавцом бумаги.

  1. После заключения договора уступки прав покупатель «остается один на один» с застройщиком, поэтому важно также ознакомиться с основными правоустанавливающими документами на строительство:
  2. — распоряжение главы местной администрации о строительстве;
  3. — договор между администрацией и застройщиком об условиях строительства жилого дома;
  4. — договор аренды земельного участка (свидетельство о праве собственности);
  5. — разрешение на строительство;
  6. — положительное заключение государственной экспертизы по проекту строительства.

Менеджер застройщика может сообщить также другую значимую информацию: например, о новых сроках окончания строительства (они могут сдвигаться); о предварительных обмерах квартиры (если площадь увеличилась, с покупателя в дальнейшем возьмут доплату) и о приблизительной стоимости эксплуатации квартиры (в договоре она не фигурирует).

Изучая сам договор долевого участия, необходимо обратить внимание на то, что он должен быть прошит и иметь прямоугольный штамп Федеральной службы государственной регистрации о проведенной регистрации.

Также продавец обязан предоставить документы, подтверждающие произведенную оплату: квитанции к приходным кассовым ордерам, банковские платежные поручения, акты сверки расчетов.

Если квартира была куплена в ипотеку, должно быть письменное подтверждение, что кредитные обязательства полностью погашены. В случае непогашенной ипотеки к сделке в обязательном порядке должен быть привлечен банк, который за счет оплачиваемых покупателем сумм закрывает кредитные обязательства продавца и снимает залог с квартиры. 

Организация расчетов по договору уступки между покупателем и продавцом

При заключении договора уступки прав требования продавец рискует подписать соглашение, сдать его на регистрацию, но при этом не получить оплату стоимости квартиры. Для покупателя опасность прямо противоположная – он может отдать деньги, но не получить из Росреестра подтверждение перехода прав (например, из-за судебных арестов). 

Поэтому наиболее оптимальная форма расчетов – через банковскую ячейку, условием доступа к которой является зарегистрированный в Росреестре договор уступки прав. 

Также в последнее время начали применять банковский аккредитив для безналичных расчетов (принцип схож с арендой ячейки). Но стоимость банковских услуг по аккредитиву существенно выше, поэтому пока он не получил широкого распространения. 

Указание в договоре уступки неполной цены квартиры

Статья 210 Налогового кодекса РФ относит к налогооблагаемой базе для расчета 13% НДФЛ все доходы налогоплательщика, полученные в денежной форме. Доходы от уступки прав – не исключение. На практике это приводит к попыткам указать в договоре уменьшенную цену квартиры, которая зачастую равна ее стоимости по договору долевого участия.

В этом случае, помимо очевидного нарушения налогового законодательства, покупатель принимает на себя дополнительный риск, который может быть реализован в случае дальнейшего признания уступки недействительной по решению суда.

Согласно статье 167 Гражданского кодекса РФ, последствием недействительности сделки является так называемая двусторонняя реституция, когда каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке. И если продавец получает обратно квартиру, то покупатель – только документально зафиксированную стоимость квартиры.

Таким образом, в договоре желательно указывать действительную рыночную стоимость квартиры. Но даже если это не происходит, покупателю следует позаботиться о подтверждении факта оплаты всей суммы (например, при помощи дополнительных расписок).

Роль застройщика

Зачастую функции оформления уступки прав берет на себя застройщик. Он помогает сторонам подготовить необходимые документы, составляет договор уступки, передает его на государственную регистрацию. В случаях, предусмотренных ДДУ, застройщик выступает третьей стороной по договору или дает отдельное письменное согласие на уступку. Конечно, сторонам сделки это выгодно.

Но есть и обратная сторона медали. Как правило, такие услуги застройщика платные. Их стоимость девелопер устанавливает самостоятельно: государственного регулирования этого вопроса не существует. Также нет рекомендаций, кто именно несет расходы – продавец или покупатель.

Поэтому важно заранее уточнить стоимость услуг застройщика, чтобы при проведении сделки это не превратилось в неприятный сюрприз.

Когда продавец не полностью расплатился за квартиру (например, при рассрочке), привлечение застройщика к сделке становится обязательным. В этом случае часть оплачиваемых средств покупатель перечисляет застройщику в счет погашения долга, а остальное – продавцу.

Однако сопровождение сделки застройщиком не решает все сложности. Напротив, юридически привлечь девелопера к ответственности за возможные ошибки в оформлении договора крайне непросто, поэтому сторонам следует внимательно изучать документы и детально оговаривать все нюансы.

Другие нюансы

Права требования к застройщику на квартиру относятся к имущественным правам. Так, законом допускается уступка прав в долях, т.е. они могут быть оформлены на нескольких лиц, являющихся продавцами. Аналогично обстоят дела и с покупателями, которых также может быть много.

Помимо ДДУ застройщики используют и другие виды договоров продажи недвижимости в новостройках. Например, ПДКП или договор об участии в ЖСК. Несмотря на то, что уступка прав на квартиру по ним во многом отличается от уступки по ДДУ, многое из рассмотренного в настоящей статье применимо и к таким разновидностям цессии.

  • В заключение следует сказать, что договор уступки прав требований, как и другие виды гражданско-правовых сделок, направлен на реализацию свободного имущественного и денежного оборота и призван содействовать сторонам в достижении взаимовыгодных результатов.
  • При этом очень важно обращать внимание на правильность оформления документов (во избежание ошибок и неточностей), своевременно планировать и правильно распределять компетенции сторон сделки в подготовке и предоставлении необходимой документации.
  • Как не переплатить за квартиру в новостройке, если ее площадь вдруг выросла
  • Кешбэк от государства: как вернуть до 650 тыс. рублей от стоимости квартиры
  • Нет человека — нет сделки: как защитить свою квартиру от мошенников

Дата публикации 14 апреля 2015

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *