Концепция восстановительного правосудия — понятие и принципы

УДК 343.137.9

Понятие, принципы и формы восстановительного правосудия

Н.В. Нестор

Соискатель Национальная академия прокуратуры Украины04050, Украина, г. Киев, ул. Мельникова, 81-бE-mail: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

В статье рассматривается восстановительное правосудие – новый подход к разрешению конфликтов, направленный на восстановление справедливости и сбалансирование потребностей пострадавшего, преступника и общества. Восстановительное правосудие является альтернативой карательной направленности уголовного правосудия. Автор анализирует литературу, посвященную данной тематики.

В статье выделяются основные причины (факторы) возникновения и развития восстановительного правосудия, определяется система ценностей, которая лежит в основе восстановительного правосудия.

Ключевые слова: восстановительное правосудие; уголовный конфликт; жертва; правонарушитель

Следует отметить, что в большинстве своих случаев действующее уголовное правосудие носит карательный характер, уголовный процесс нацелен на доказательство виновности лица и определение наказания обвиняемому (подсудимому).

Таким образом, по отношению к правонарушителям судопроизводство носит клеймящий характер и существенно усложняет процесс их реинтеграции в общество.

Наряду с этим существующее правосудие не предоставляет возможности жертве полностью восстановиться от последствий преступления.

Понимание этих проблем обратило общество к поиску альтернатив уголовного преследования в части усиления внимания законодателя к правам, свободам и интересам гражданина, сочетанию в уголовно-процессуальной деятельности интересов личности, общества и государства при определенной роли публично-правовой основы уголовного судопроизводства.

Одной из таких альтернатив стало восстановительное правосудие – новый подход к разрешению конфликтов, направленный на восстановление справедливости и сбалансирование потребностей пострадавшего, преступника и общества.

Концепция восстановительного правосудия основана на признании того, что преступление является нарушением в первую очередь интересов конкретного индивида (жертвы) и его социального окружения, а не государства как субъекта права [1, с. 11].

Анализ понятия и форм восстановительного правосудия содержится в работах Х.Д. Аликперова, Х. Бесемера, Р. Буша, Л.В. Головка, Х. Зера, Л.М. Карнозовой, Г. Мате, Р.Р. Максудова, М. Райта и др.

Исследования этих авторов имеют большое научное и практическое значение, вместе с тем вопросы целесообразности применения программ восстановительного правосудия и перспектив его внедрения в правовую систему освещены в них недостаточно.

Поэтому целью данной статьи является определение правовой и социальной сущности восстановительного правосудия, характеристики его основных принципов и форм.

Необходимо отметить, что восстановительное правосудие берет свое начало с восьмидесятых годов XX века. Английский исследователь Гай Мастерс отмечает, что первая попытка применения восстановительного правосудия была предпринята в Канаде (г. Китченер, штат Онтарио) в 1974 г.

, когда по факту совершения вандализма представитель службы пробации предложил местному судье способ решения конфликта. Двое правонарушителей должны были встретиться с каждым из 22 пострадавших и обсудить с ними возможности того, как возместить причиненный преступлением ущерб.

В результате такой встречи они согласились, каким именно образом должны компенсировать ущерб, причиненный потерпевшим [4, с. 12].

Такие специально организованные встречи получили название «программы примирения потерпевших и правонарушителей» (victim-offender reconciliation programs).

Такого рода программы стали возникать и в других местах, но в середине 80-х гг. термина «restorative justice» («восстановительное правосудие») еще не было [6, с. 19]. Данный термин появился в США лишь в конце 80-х гг., в частности, в трудах одного из разработчиков первой программы примирения потерпевших и правонарушителей, одного из теоретиков восстановительного правосудия Ховарда Зера.

В странах Западной Европы (Австрия, Великобритания, Ирландия, Норвегия, Германия) концепция восстановительного правосудия начала внедряться только в середине 80-х гг. Первые проекты продвигались медленно, однако они получили толчок при использовании опыта Австралии и Новой Зеландии.

В настоящее время более 80 стран мира в своей практике применяют одну из форм восстановительного правосудия [3, с. 2], а количество существующих организаций регионального, национального и международного уровня, использующих такие модели на территории стран Европы, США, Канады, Новой Зеландии, Австралии, Южной Африки, приближается к тысяче.

Хотя в большинстве стран внедрение восстановительного правосудия является лишь своеобразным экспериментом и применяется на уровне отдельных судов или территорий, однако все больше и больше людей одобрительно высказывается относительно данного процесса.

Статистические исследования показали, что потерпевшие и правонарушители, которые провели совместную встречу с участием посредника, положительно оценивают ее результаты; отмечен меньший страх среди пострадавших, которые принимали участие в подобных мероприятиях; после проведенных встреч правонарушители чаще выполняют обязательства по возмещению причиненных потерпевшим убытков; уменьшается статистика рецидивов по сравнению с лицами, которые были привлечены к уголовной ответственности в процессе осуществления традиционного (карательного) правосудия и отбывшими наказание в существующей системе пенитенциарных органов государства.

Необходимо отметить, что восстановительное правосудие формировалось не в качестве специфического ответа на поведение лица, совершившего преступление, а как принципиальный взгляд на то, как вообще следует реагировать на преступление.

В этом смысле категорию «восстановление» необходимо толковать не с формально-юридической (восстановления нарушенного абстрактного правопорядка и прав потерпевшего путем наказания лица, совершившего преступление), а с более широкой социальной точки зрения («исцеления» потерпевшего, возмещение причиненного ему вреда, принятие лицом, совершившим преступление, ответственности за свои действия, а также восстановление нарушенных социальных отношений в рамках как отдельной общины, так и государства в целом).

Одним из наиболее распространенных определений восстановительного правосудия является определение, предлагаемое Тони Маршаллом. Он определял его как процесс, с помощью которого стороны, вовлеченные в преступление, совместно определяют, как обращаться с его последствиями и какие выводы должны быть сделаны на будущее [7, с. 5].

Британским Консорциумом по восстановительному правосудию в 1998 г. предложено более подробное определение восстановительного правосудия, согласно которому оно направлено на гармонизацию интересов потерпевших и местного сообщества с будущей реинтеграцией правонарушителя в общество, а также эффективное участие всех сторон процесса правосудия [1, с. 21].

По мнению Ховарда Зера, восстановительное правосудие поощряет ликвидацию последствий преступления для потерпевшего, правонарушителя и представителей общественности [4, с. 29].

Английский ученый Э. Эшуорт справедливо выделяет «парадигму наказания» и «восстановительную парадигму». При этом суть последней заключается в том, что основной задачей уголовной юстиции должно быть не наказание виновного, а восстановление прав и интересов лица, пострадавшего от преступления [8, с. 579].

При этом выделение «восстановительной парадигмы» подтверждает тот вывод, что это не просто определенная философско-правовая категория, специальный прием или метод разрешения конфликтов, а обособленная концепция, которая характеризуется своеобразной концептуальной схемой постановки и решения конкретной научной проблемы.

Согласно Венской декларации о преступности и правосудии «Ответы на вызовы XXI века», принятой Десятым Конгрессом ООН 15 апреля 2000 г., основная цель восстановительного правосудия заключается в том, чтобы возместить причиненный ущерб и как можно скорее восстановить первоначальные условия, в которых находились потерпевший и правонарушитель [2].

Таким образом, можно утверждать, что в основе восстановительного правосудия лежит цель восстановления нарушенных отношений в социальной общности, обязанности возмещения потерпевшему причиненного вреда и т.п.

Традиционное правосудие Восстановительное правосудие
В центре внимания – установление вины В центре внимания – решение проблемы
Сосредоточенность на прошлом Сосредоточенность на будущем
Потребности потерпевшего вторичны Потребности потерпевшего первичны
Ключевые фигуры – государство и правонарушитель Ключевые фигуры – потерпевший и правонарушитель
Потребности пострадавших игнорируются Потребности пострадавших провозглашены и признаны
Государство действует активно; правонарушитель – в пассивном состоянии Правонарушитель участвует в разрешении конфликта
Разоблачение и осуждение правонарушителя Разоблачение и осуждение самого преступления
Связь правонарушителя с обществом становится слабой Интеграция правонарушителя с обществом усиливается
Отношения между правонарушителем и потерпевшим не учитываются Отношения между правонарушителем и потерпевшим – в центре внимания
Читайте также:  Что означает рамочное соглашение на примере?

В целом следует резюмировать, что восстановительное правосудие будет иметь должный эффект при наличии двух составляющих: процесса и получения результата.

Определяющее значение в процессе примирения обретает непосредственно сам процесс, во время которого потерпевший и правонарушитель активно и совместно взаимодействуют в решении конфликта с участием нейтральной, беспристрастной третьей стороны (посредника).

На данном этапе раскрывается основная суть восстановительного правосудия – деятельность сторон направленная на непосредственное решение конфликта.

Диалог способствует изменению отношений: от конфронтации, предубеждения, подозрительности, агрессивности к положительным взаимоотношениям, поиску консенсуса и примирению сторон на взаимоприемлемых условиях. Важнейшим результатом данного процесса является восстановительные действия (возмещения причиненного морального и / или материального ущерба), которые помогают исправить последствия конфликтной ситуации.

  • Специалист по восстановительному правосудию Даниэль Ван Несс приходит к следующим выводам относительно основных положений восстановительного правосудия [3]:
  • 1) преступление – это, во-первых, конфликт между индивидами, в результате которого вред причиняется пострадавшим, обществу и самим правонарушителям, и, во-вторых, – это нарушение закона;
  • 2) важной целью уголовного процесса является примирение сторон, которое сопровождается возмещением вреда, причиненного преступлением;
  • 3) уголовный процесс должен способствовать активному привлечению к нему потерпевших, правонарушителей и представителей сообщества.

Для понимания восстановительного правосудия и его отличий от официального уголовного судопроизводства рассмотрим позицию Х. Зера [4, с. 168–169].

Таким образом, восстановительное правосудие является формой правосудия, основная цель которого – создание условий для примирения потерпевшего и правонарушителя, а также устранения последствий, вызванных преступлением.

Данная цель достигается путем проведения встреч сторон для совместного решения вопроса, о последствиях совершенного и их влияния на будущее.

Тем самым создаются условия для социальной реинтеграции правонарушителя, восстановления прав потерпевшего, уменьшения рецидивов и количества уголовных наказаний.

  1. В основе восстановительного правосудия лежит система определенных ценностей и убеждений:
  2. 1) качество социальной среды является важнейшим аспектом социального поведения;
  3. 2) качество общественной жизни зависит главным образом от мотивации и обязательств всех, кто принимает в ней участие;
  4. 3) при наличии соответствующих условий большинство людей готовы и способны к обсуждению путей поиска конструктивных решений относительно конфликтных ситуаций, возникающих между ними;
  5. 4) преступление рассматривается в первую очередь как посягательство на качество общественной жизни, а не нарушение закона;
  6. 5) реагирование на такое посягательство направлено на сохранение или восстановление качества общественной жизни на уровне отдельного индивида, общества и общественного порядка в целом.
  7. Подытоживая вышесказанное, нужно отметить, что восстановительное правосудие является новым подходом реагирования на преступление и его последствия, направленным на восстановление справедливости и сбалансирования потребностей пострадавшего, правонарушителя и общества в целом.
  8. Библиографический список
  1. Айртсен И. Реконструкция связей в сообществе – медиация и восстановительное правосудие в Европе. Киев: Захаренко, 2008. 183 c.

  2. Венская декларация о преступности и правосудии: ответы на вызовы XXI века [Электронный ресурс]. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/vendec.shtml (дата обращения: 10.11.2012).

  3. Даниел У. Ван Несс. Мировой обзор восстановительного правосудия. оклад, представленный на 11-м Конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию. Бангкок, 2005. 17 с.

  4. Землянськая В.В. Внедрение восстановительного правосудия в уголовном судопроизводстве Украины. Киев: Захаренко, 2008. 168 с.

  5. Зер Х. Восстановительное правосудие: новый взгляд на преступление и наказание. Киев: Пульсары, 2004. 224 с.

  6. Карнозова Л.М. Использование программ восстановительной ювенальной юстиции в уголовном судопроизводстве: метод. пособие. М.: Ин-т права и публичной политики, 2009. 79 с.

  7. Маршал Т.Восстановительное правосудие: обзор; докл.М-ва внутр. дел.Лондон,1998.36 с.

  8. Эшуорт Э. Обязанности, права и восстановительное правосудие // Британский журнал криминологии. 2002.№42.С.578–595.

Восстановительное правосудие

Развитие восстановительного правосудия как особой парадигмы реагирования на преступление является новейшей тенденцией в развитии системы уголовной юстиции, которая начиная с 1970-х гг. прочно встроилась в правовые системы и правовые культуры большинства развитых стран.

Программы восстановительного правосудия в работе как с несовершеннолетними, так и с совершеннолетними правонарушителями успешно зарекомендовали себя в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Великобритании, Скандинавских странах и странах Западной Европы. Существует успешный опыт развития восстановительного правосудия в бывших социалистических странах Восточной Европы и на постсоветском пространстве (в странах Прибалтики, Казахстане, Киргизии, Молдове, на Украине).

В России интерес к восстановительному правосудию существует с конца 1990-х гг.

, однако на государственном уровне основы для его развития были заложены лишь в 2014 году с утверждением Правительством РФ Концепции развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации.

Проблематика восстановительного правосудия возникает в дискурсе юридической науки не на пустом месте. Фактически она была подготовлена долгосрочной, начавшейся еще в XVI-XVII вв. и особенно усилившейся во второй половине XX в.

, тенденцией к гуманизации уголовной системы, которая включала такие важные шаги как запрет на применение пыток в ходе следственных процедур, введение презумпции невиновности и принципа состязательности уголовного процесса, исчезновение физических наказаний, запрет или ограничение на применения смертной казни, защита прав осужденного и ориентация на исправление преступника через осознание им общественной опасности совершенного деяния, выделение отдельной сферы ювенальной юстиции, основанной на формировании в культуре представлений о детстве и юношестве как особых социально-психологических стадиях человеческой жизни, требующих соответственно и специфичных подходов к реагированию на совершаемые правонарушения.

С другой стороны, потребность осуществлять уголовное судопроизводство в разумные сроки в сочетании с перегруженностью судов сформировало тенденцию к ускорению и упрощению уголовного судопроизводства при помощи целого ряда механизмов (принцип дискреционного судебного преследования, суммарные процедуры по малозначимым преступлениями, альтернативные внесудебные формы урегулирования и т.п.). Еще одна предпосылка развития восстановительного правосудия – это постепенное распространение и развитие механизмов партисипативной юстиции, обеспечивающих участие представителей гражданского общества в механизмах работы судебной власти (это и суды присяжных в уголовном процессе, и различные формы непрофессиональных мировых или магистратских судов и много другое), а также усиление принципа диспозитивности, позволяющего участникам конфликта играть более активную роль и самостоятельно распоряжаться своими законными правами, в том числе и в уголовном процессе.

Применение уголовной ответственности и наказание преступника не всегда являются эффективными инструментами для исправления осужденного и его ресоциализации с целью предупреждения повторного совершения им противоправных деяний, а кроме того лишь в незначительной степени содействует возвращению потерпевшего к нормальной жизни и устранении причиненного ему вреда.

Критика тюрьмы (каторги) как социального института, и традиционной системы уголовного наказания для которой этот институт является парадигмальным, возникает еще в произведениях великих русских писателей-гуманистов XIX века Ф.М.Достоевского («Записки из мертвого дома», 1861), Л.Н.

Толстого («Воскресение», 1889-1899), а также в трудах прогрессивных дореволюционных правоведов и криминологов.

Читайте также:  Комментарий 14398 к статье: досрочное расторжение договора аренды по инициативе арендатора

Новая волна критики поднимается в Западной Европе после Второй мировой войны, являясь во многом реакцией как на общую низкую эффективность тюрьмы с точки зрения исправления личности преступника, так и на чудовищные злоупотребления уголовным правом в тоталитарных обществах.

В криминологии этого времени приобретают влияние идеи движения «новой социальной защиты» (М.Ансель, Ф.

Грамматика), ставящей во главу угла именно ресоциализацию преступника, его возвращение в общество «нормальных» людей; формализму юридических процедур противопоставляется внимание к отдельному человеку («деюридизация»), осуществляется поиск определенного баланса между защитой прав общества и преступника.

Большой общественный резонанс, выходящий далеко за рамки профессиональной среды правоведов, историков или философов, получили исследования французского философа М.

Фуко, в частности, его книга «Надзирать и наказывать» (1974), в которой исследуются формы мышления, стоящие, начиная с Нового времени, за идеей, что тюрьма является естественной, адекватной и рациональной реакцией на правонарушение.

Постепенно в западноевропейском обществе и в профессиональном сообществе криминологов стали высказываться предложения о необходимости существенного сокращения числа заключенных, декриминализации множества противоправных деяний, а у наиболее радикальных авторов — и полного отказ от тюрем. Среди ярких представителей движения критической криминологии и аболиционизма выделяются Н.Кристи, Т.Маттисен, Л. Хюльсман, Р.Моррис и др.

Cам интеллектуальный контекст того времени создал огромный запрос на поиск более гуманных, но в тоже время эффективных альтернатив уголовному процессу и тюремному заключению и во многом предопределил интерес к идеям восстановительного правосудия.

А начиная с 1970-х гг., развитие механизмов альтернативного разрешения споров (АРС) в области гражданско-правовых, трудовых и семейных споров дало плодотворный толчок и для применения более неформальных и гибких подходов в сфере уголовного процесса.

Многие инструменты восстановительного правосудия по своим принципам восходят к таким на первый взгляд экзотическим формам урегулирования конфликтов как традиционные (премодерные) примирительные практики американских индейцев или аборигенов Австралии и Новой Зеландии, разумеется, значительно переосмысляя их содержание и приспосабливая к условиям современного мира, и что особенно важно, встраивая их в классическую (модерную) судебно-правовую парадигму. В культурологическом отношении обращение к примирительным практикам аборигенов, признание ценности их правовой культуры и их типа рациональности является важной постколониальной составляющей восстановительного правосудия.

Многие идеологи восстановительного правосудия видят в нем возвращение к христианским корням западной цивилизации и таким ценностям религиозной морали как раскаяние и прощение, подвергнутым забвению в современной «карательной» системе уголовного правосудия. Так один из идеологов восстановительной юстиции Х.

Зер рассматривает библейское правосудие в качестве предшественника современного восстановительного подхода. «Современное правосудие, — отмечает Зер, — отводит центральное место государству с его методами принуждения, рассматривается государство в роли источника, стража и исполнителя закона.

Библейское правосудие ставит во главу угла конкретных людей и отношения, закон же и государство подчиняются Богу. Таким образом, библейское правосудие предлагает альтернативную парадигму, которая ставит под сомнение достоинства нашего государствоцентричного, карательного подхода» (Зер Х. Восстановительное правосудие.

Новый взгляд на преступление и наказание. М., 2002. C. 74).

Такая открытость к религиозным, христианским ценностям, в концепции правосудия, предлагающей ответы на вызовы, с которыми сталкивается светское государство и его судебная система, позволяет рассматривать восстановительную юстицию также и как феномен зарождающегося постсекулярного общества, в котором, по мысли российского философа С.В.

Хоружего, религия «должна не вытесняться, но вновь получить определенное место во всех, вообще говоря, сферах социальной реальности. Это место, однако, должно соответствовать не доминирующей позиции, а некоторому гармоническому партнерству и диалогу между религиозным и секулярным сознанием» (Хоружий С.С. Постсекуляризм и ситуация человека.

М/, 2011. С/ 1).

Отчет Федерального института медиации по теме Государственного задания на 2016 г.:
«Изучение опыта зарубежных и международных органов и организаций, работающих в области медиации и восстановительного правосудия, а также профессиональных объединений медиаторов с целью разработки предложений по совершенствованию системы медиации в Российской Федерации»

Библиотека восстановительного правосудия

Понятие и принципы правосудия



В статье определена актуальность анализа современного понимания понятия правосудия и его принципов.

Анализируются точки зрения современных ученых, юристов, практиков на определение сущности правосудия, обращается внимание на узкий взгляд отдельных специалистов, предлагающих определение правосудия в приложении к конкретному виду судопроизводства. В заключительной части статьи формулируется авторская дефиниция правосудия.

Ключевые слова: суд, правосудие, судопроизводство, принципы правосудия

В современной России судебная реформа осуществляется с 1991 г. Новое содержание преобразования отечественной судебной системы получили с принятием Конституции Российской Федерации.

В процессе реформирования в России в целом сформировалась стабильная правовая система, позволяющая осуществлять конституционное, гражданское, административное и уголовное судопроизводство.

Реформирование судебной системы продолжается и в настоящее время: в апреле 2014 года была внесена в Конституцию РФ поправка, которая предусматривает формирование единого высшего судебного органа в виде Верховного Суда РФ.

В рамках реализации Программы, принятой в 2012 году, «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы» [1] осуществляется комплекс мероприятий, направленных информатизацию судебной системы России и внедрение современных информационных технологий в судебную деятельность, посредством которой и осуществляется правосудие.

В рамках данной статьи мы обратимся к сущности понятия и принципов современного правосудия, проанализируем точки зрения ученых, юристов, практиков в данной области.

Правосудие представляет собой деятельность суда, направленную на рассмотрение и разрешение конкретных дел и споров, эта деятельность урегулирована законодательством федерального уровня. В Толковом словаре В. И.

Даля правосудие определено как «особый вид государственной (публичной) деятельности, состоящий в том, что независимый, беспристрастный и справедливый суд (суды) на основе закона рассматривает и разрешает правовые споры и дела, отнесенные к его ведению, в установленных законом правовых формах» [3, с. 380].

Такая дефиниция правосудия, на наш взгляд, является наиболее оптимальной, так как, во-первых, содержит основополагающие принципы правосудия (независимость, беспристрастность, справедливость), а, во-вторых, характеризует деятельность всех судов, функционирующих в государстве, что отражает (несмотря на то, что В. И. Даль формулировал определение задолго до наших дней) единство судебной системы в государстве. Такое единство, напомним, закреплено в ст. 3 Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 г. № 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014 г.) «О судебной системе Российской Федерации».

Несмотря на законодательно закрепленное и фактически реализуемое в государстве единство судебной системы, отдельные исследователи предлагают определение правосудия в приложении к конкретному виду судопроизводства. Например, А.

А Камардина утверждает, что «под правосудием следует понимать урегулированную законом деятельность суда по рассмотрению и разрешению уголовных дела в судах первой и второй инстанции, рассмотрение и разрешение уголовного дела в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, а также в стадии исполнения приговора.

В каждой стадии уголовного судопроизводства правосудие осуществляется в особенной форме, которая соответствует назначению и особенностям каждой стадии» [4, с. 15].

В приложении к уголовному судопроизводству определяют правосудие и ряд других авторов, в том числе, А. Д. Бойков, А. В. Долгушина, З. С. Лусегенова, Е. В. Рябцева и др. Н. В.

Нестор в своей статье «Понятие, принципы и формы восстановительного правосудия» приводит мнение Тони Маршала, в котором говорится, что «правосудие — это процесс, с помощью которого стороны, вовлеченные в преступление, совместно определяют, как обращаться с его последствиями и какие выводы должны быть сделаны на будущее» [цит. по: 6, с. 29].

Представляется более верной точка зрения тех ученых, которые характеризуют правосудие в приложении ко всем видам судопроизводства. М. Ю.

Тихомиров приходит к выводу, что правосудие «есть совершаемая в процессуальном порядке правоприменительная деятельность суда по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел, а также экономических споров в целях охраны прав и интересов граждан, общества и государства» [7, с. 347]. И. В.

Читайте также:  Образец протокола согласования цены

Губенок, видит ценность приведённого определения «в указании на цели, ради которых осуществляется правосудие, и, в первую очередь, на те, в которых есть указание на охрану прав и интересов граждан» [2, с. 109].

Правосудие является особым, специфическим видом юридической деятельности, которая возлагается государством на действующую судебную власть страны.

Совокупность властной компетенции судов, которые выносят общеобязательные для физических, юридических лиц, государства и муниципальных образований решения, с обязательными для всех без исключения участников судебного процесса правилами процедуры, всё это определяет специфику правосудия, представляющего, как мы уже указывали выше, особый род деятельности, характерный только для судов. Правосудию, осуществляемого посредством отдельных видов судопроизводства, свойственны специфические общие сущностные характеристики и принципы. К таковым относятся закрепленные в действующей Конституции РФ (ст. 120 и 123) положения относительно независимости судов и судей, подчинении их только действующему законодательству, об открытом разбирательстве дел в судебных заседаниях (за исключением случаев, прямо предусмотренных законом), осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия заинтересованных сторон.

Изначально принципы правосудия были сформулированы в правовой теории, отдельные их положения мы можем наблюдать у древнеримских юристов. Постепенно принципы начали формулироваться законодателем и находили закрепление в нормах права, что и позволяет нам говорить о наличии именно правовых принципов.

Китаева А. Г. и Китаева Н. Г. отмечают, что «принципы правосудия имеют двойственную природу. С одной стороны, они объективны, поскольку выводятся из объективно существующей реальности. С другой стороны, они и субъективны, поскольку зарождаются в процессе повседневной человеческой деятельности и пропускаются через мышление конкретных людей» [5, с. 147].

Под основополагающими принципами правосудия следует понимать те общие и руководящие принципы, которые закреплены в законодательных актах федерального уровня и определяют самые значимые стороны правосудия как отдельного особого вида государственной деятельности.

Такие законодательные положения составляют основу для осуществления всех видов судопроизводства в России, а также содержат предписания о деятельности судебных органов. Совокупность принципов образует основу, которая является опорой для законодательных предписаний, регулирующих правосудие.

Принципы правосудия закреплены в нормах Конституции России, конституционных и федеральных законах.

Одним из основополагающих принципов правосудия является конституционный принцип, закрепленный в ч. 1 ст. 118 Конституции РФ — осуществление правосудия только судом.

Шигуров А. В.

предполагает, что нормативное содержание принципа осуществления правосудия только судом, в приложении к уголовному судопроизводству, включает в себя следующие положения: «1) правосудие по уголовному делу в Российской Федерации осуществляется только судом; 2) никто не может быть признан виновным в совершении преступления и подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом; 3) подсудимый не может быть лишен права на рассмотрение его уголовного дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено УПК РФ» [8, с. 188].

Значение такого принципа правосудия, как его осуществление только судом, заключается в закреплении на государственном уровне такой непреложной истины, что только суд является итоговой, конечной инстанцией, которая определяет «правую» сторону в споре, только суд (при наличии достаточных доказательств) признаёт человека виновным в совершении преступления. Таким образом, исключается возможность применения к конкретному человеку уголовного наказания каким-либо другим государственным органом. Государство, закрепляя принцип осуществления правосудия только судом, гарантирует каждому человеку законность, обоснованность, мотивированность, справедливость решений по рассматриваемым спорам и делам.

В реализации данного принципа А. В. Шигуров видит ряд проблем и предлагает их решение, с которыми, на наш взгляд, следует согласиться. Он отмечает, что «первой проблемой является неурегулированность в законе процедуры распределения дел в суде» [8, с. 188]. По мнению А. В.

Шигурова механизм распределения дел между судьями в многосоставном суде должен исключать влияние на него любых заинтересованных лиц, в том числе председателя суда.

Решением проблемы было бы введение автоматизированных систем делопроизводства в суде, которые бы не только вели учет поступивших в суд дел, но и по определенным, рассмотренным выше, принципам распределяли дела между судьями.

Второй проблемой реализации принципа осуществления правосудия только судом является отсутствие в Конституции РФ и иных нормативных актах определения понятия правосудия. С нашей точки зрения, это существенно уменьшает гарантирующее значение рассматриваемого принципа [8, с. 188–189]. Последнее заявление А. В. Шигурова еще раз подчёркивает актуальность заявленной в данной статье темы, в заключении которой мы представим свою авторскую позицию на определение правосудия.

В результате проведённого анализа представляется возможным определить правосудие в качестве особого, значимого вида государственной деятельности, заключающегося в том, что на основании действующего законодательства независимый, беспристрастный и справедливый суд рассматривает и разрешает правовые споры и дела посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Правосудию свойственны специфические принципы. К таковым относятся закрепленные в действующей Конституции РФ (ст. 120 и 123) положения относительно независимости судов и судей, подчинении их только действующему законодательству, об открытом разбирательстве дел в судебных заседаниях (за исключением случаев, прямо предусмотренных законом), осуществление правосудия на основе состязательности и равноправия заинтересованных сторон.

Литература:

  1. Постановление Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. № 1406 «О федеральной целевой программе «Развитие судебной системы России на 2013–2020 годы» (с изм. от 10 апреля 2017 г.) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2013. № 1. Ст. 13.
  2. Губенок И. В. К вопросу о понятии эффективного правосудия // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2006. № 1. С. 109–112.
  3. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 т. Т. 3. М.: Рипол классик, 2006. — 549 с.
  4. Камардина А. А. О понятии и сущности правосудия в уголовном судопроизводстве // Вестник Оренбургского государственного университета. 2014. № 3. С. 14–17.
  5. Китаева А. Г., Китаева Н. Г. Генезис принципов правосудия // Инновационная наука. 2016. № 4–4. С. 146–149.
  6. Нестор Н. В. Понятие, принципы и формы восстановительного правосудия // Вестник Пермского университета. Юридические науки. 2012. № 4. С. 28–32.
  7. Тихомиров М. Ю., Тихомирова Л. В. Юридическая энциклопедия / Под ред. М. Ю. Тихомирова. М.: Юринформцентр, 1997. — 525 c.
  8. Шигуров А. В. Проблемы реализации принципа осуществления правосудия только судом // Вестник Мордовского университета. 2009. № 4. С. 188–191.

Основные термины (генерируются автоматически): правосудие, уголовное судопроизводство, суд, принцип правосудия, вид судопроизводства, судебная система, Российская Федерация, основополагающий принцип правосудия, осуществление правосудия, Конституция РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *