Как будет внедряться адвокатская монополия с 2020 года?

  • Законопроект Минюста об адвокатской монополии
  • Ход работы над Концепцией
  • Этапы перехода к адвокатской монополии и процедура для юристов
  • Перспективы для ILF

Законопроект Минюста об адвокатской монополии 

По адвокатской монополии Минюст еще в 2017 году подготовил проект Концепции перехода к новой форме работы (подробности — в статье «Концепция регулирования рынка профессиональной юридической помощи»). В чем заключается предполагаемая монополия?

Речь не идет о том, что во всех сферах любые юруслуги будут оказываться только адвокатами. Монополизации будет подвергнуто только судебное представительство. При этом юристам, работающим инхаус, т. е. в составе юридических подразделений организаций, не нужно будет оформлять статус адвоката, однако может потребоваться представление в суд трудового договора.

Проект Концепции вызвал широкий резонанс. Основные влиятельные группы противников — представители:

  • ILF (International Law Firms) — международных юрфирм;
  • общественных организаций юристов (Ассоциации юристов России и др.), которые в случае реализации проекта адвокатской монополии могут в значительной степени утратить свое влияние. 

Ход работы над Концепцией 

Обратите внимание! Идея введения исключительно адвокатского представительства в гражданских формах судебных процессов существует давно. В частности, такая норма была заложена в ч. 5 ст. 59 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ) в 2002 году. До этого, в 1995–1998 годах, юридические услуги лицензировались.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс. Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Можно выделить следующие значимые вехи в работе над текущим проектом Концепции:

  1. Принятие госпрограммы «Юстиция», утв. постановлением Правительства РФ от 15.04.2014 № 312.
  2. Внесение в сентябре 2017 года законопроекта «Об осуществлении представительства…» № 273154-7 об обязательности российского юридического образования для лиц, представляющих интересы сторон во всех видах судебных процессов (см. подробности в сообщении на сайте). Правительство РФ негативно оценило законопроект, в котором предлагается установить для иностранных граждан, обучавшихся не по российским образовательным программам, экзамен с целью допуска к представительству, сдаваемый в общественной организации (полагают, что это ускорило работу над Концепцией). Законопроект был отложен при рассмотрении в 1-ом чтении. 21.01.2019 законопроект №273154-7 был снят с рассмотрения Госдумы.

Минюст разъяснил, как будет внедряться адвокатская монополия

/Ведомости/

Процесс продлится до 2023 года, но график может быть скорректирован.

Опубликованный Минюстом во вторник проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, предусматривающей введение с 1 января 2023 г. монополии адвокатов на платные юридические услуги, может быть внесен в правительство до конца года.

Об этом «Ведомостям» рассказал замминистра юстиции Денис Новак. Речь идет о реформе именно рынка юридических услуг: ограничение не затронет оказывающих юридическую помощь безвозмездно (включая НКО правозащитников), а также юристов предприятий и госорганов.

Первый вариант концепции 2015 г. вызвал резкую критику в юридическом сообществе.

Новая версия получилась более взвешенной, уверен Новак: тщательно проработана бизнес-составляющая реформы, учитывалась позиция не только адвокатского сообщества, но и юристов, практикующих вне адвокатуры.

Что касается ограничений в отношении иностранцев (им разрешат оказывать юридическую помощь только по вопросам своей страны, при условии их регистрации в реестре Минюста и на основе принципа взаимности), то они мало отличаются от общепринятой международной практики.

На самом деле такой механизм уже действует, напоминает Новак, и Минюст ведет реестр иностранных адвокатов. Единственное отличие – сейчас законом предусмотрен запрет на осуществление иностранными юристами, не внесенными в реестр, только адвокатской деятельности.

По словам Новака, ведомство обсудит документ с юридическим сообществом, а затем согласует с ведомствами. Проработки с Минфином потребуют поправки в Налоговый кодекс, делающие привлекательным режим налогообложения адвокатской деятельности (сейчас услуги адвокатов не облагаются НДС).

Проект предполагает три этапа реформы. В 2018 г. изменят нормативную базу в направлении повышения привлекательности адвокатуры для юридического бизнеса.

Это даст возможность вести адвокатскую деятельность в формах коммерческих корпоративных организаций, заключать соглашения об оказании помощи не только с адвокатом, но и с адвокатским образованием, даст адвокату право работать по трудовому договору и т. д.

В 2019 г. должен быть разработан временный упрощенный порядок перехода практикующих юристов в адвокатуру. Наконец, с 2020 г. начнется третий этап – приема в адвокатуру практикующих юристов по выработанным правилам. И в 2023 г.

планируется введение исключительного права адвокатов на оказание платных услуг, включая судебное представительство. Но, предупреждает Новак, этот этап не случайно предусматривает еще и мониторинг происходящих изменений.

По мере реализации реформы будет оцениваться ее эффективность: наличие в регионах достаточного числа адвокатов, финансовая доступность юридических услуг для населения – именно с учетом всех этих факторов будет приниматься окончательное решение о введении монополии.

Сроки реализации концепции – не догма, а скорее рабочий ориентир, уточняют в Минюсте.

Президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрий Пилипенко говорит, что адвокатура готова: реформу обсуждают уже шесть лет и все это время представители корпорации не сидели сложа руки.

Обсуждаемым остается разве что размер вступительного взноса, но это вопрос решаемый.

Рано или поздно консолидация должна будет произойти, уверен партнер «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрий Степанов: сегодня юридический рынок – это практически нерегулируемый сектор, говорить о его развитии не приходится

В адвокаты в три этапа: минюст показал новую концепцию регулирования юррынка — новости право.ру

Минюст опубликовал новый вариант концепции регулирования рынка профессиональной юрпомощи. Обновленная программа предусматривает введение адвокатской монополии в России с 1 января 2023 года.

В документе подробно расписано, как можно будет получить адвокатский статус в упрощенном порядке и какие требования будут предъявляться к иностранным юристам.

За внедрение большей части нововведений будут отвечать Минюст и ФПА. 

Первый этап: новые законы

  • Из опубликованного документа следует, что концепция будет реализовываться в три этапа. На первом из них в 2018 году собираются разработать нормативные акты по нескольким направлениям:
  • 1) Создать возможности для выбора адвокатами существующих организационно-правовых форм коммерческих организаций, чтобы вести адвокатскую деятельность.
  • 2) Обеспечить адвокатам возможность работать по трудовому договору с адвокатскими образованиями.
  • 3) Детализировать режим налогообложения адвокатов и адвокатских образований в зависимости от той организационной формы, которую они выберут.
  • 4) Обеспечить адвокатским образованиям возможность использовать средства индивидуализаци и участвовать в госзакупках.

5) Ввести правило о том, что иностранные юристы и защитники смогут оказывать в России юрпомощь только после регистрации в специальном реестре, который будет вести Минюст.

Иностранцы смогут консультировать в нашей стране только по вопросам права своего зарубежного государства, если там власти дают аналогичную возможность для российских адвокатов (принцип взаимности).

6) Ввести правило о том, что иностранцы смогут получить статус адвоката в РФ, если они имеют высшее юридическое образование вуза России, СССР или иностранного университета той страны, где действует принцип взаимности с Россией.

7) Ввести требование к адвокатским образованиям, которое запретит прямой или косвенный контроль иностранных лиц над ними.

В документе указано, что для достижения перечисленных целей потребуется внести изменения в целый ряд актов: Закон об  адвокатуре, Гражданский кодекс, Трудовой кодекс, Налоговый кодекс, в процессуальное законодательство и законодательство о госзакупках.

На первом этапе реализации Концепции для укрепления статуса адвоката планируется при участии ФПА разработать предложения, которые будут обеспечивать повышение эффективности адвокатской деятельности: дальнейшее развитие института адвокатского запроса, защиты адвокатской тайны, упрощение процедур подтверждения работы адвокатов по назначению.

Второй этап: упрощенный экзамен не для всех

В 2019 году должен пройти второй этап реализации концепции, в рамках которого планируется разработать законы, регулирующие временный упрощенный порядок перехода юристов в адвокатуру.

Чтобы получить адвокатский статус по облегченному механизму, надо будет успешно пройти тест на знания только законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре.

Упрощенный порядок будет действовать в переходный период до 1 января 2023 года для тех специалистов, кто соответствует общим требованиям Закона об адвокатуре и одновременно отвечает ряду дополнительных критериев.

Всем остальным юристам придется сдавать квалификационный экзамен на получение статуса адвоката в общем порядке. Авторы концепции указывают на то, что сдачу экзамена надо сделать удобной и технологичной с использованием интернета. Разработкой такой системы займется ФПА.

Правила предоставления статуса адвоката как в упрощенном порядке, так и в общем предстоит унифицировать, сделать максимально прозрачными и публичными. Их должны будут совместно утвердить ФПА и Минюст. Вопрос с уплатой взносов при вступлении в адвокатуру тоже предстоит упростить.

Разработчики документа предлагают установить единый необременительный размер таких сумм.

В перспективе планируется предусмотреть преференции для адвокатских образований, которые оказывают помощь pro bono.

В частности, наличие такой практики у адвокатов могут сделать обязательным условием для участия в гостендерах на оказание юруслуг.

Число адвокатов будет стремительно расти, поэтому ФПА в 2019 году придется создать все условия для эффективной и системной работы квалификационных комиссий адвокатских палат субъектов РФ.

Финальный аккорд: сроки могут продлить

Последний этап реализации Концепции собираются провести за 3 года – с 2020 по 2022 год.За это время собираются принять в адвокатуру в упрощенном порядке всех желающих, которые отвечают заявленным требованиям.

С 1 января 2023 года представительство во всех судах вправе будут осуществлять только адвокаты, а также госслужащие, муниципальные служащие, инхаусы в интересах своих компаний, законные представители, руководители организаций и НКО.  

Кроме того, с этой же даты только адвокаты и адвокатские образования смогут оказывать юридическую помощь в РФ на возмездной основе.

Всем юркомпаниям придется до этого времени привести свои фирменные наименования, учредительные документы, партнерские соглашения, трудовые договоры, а также соглашения с доверителями в соответствие с новыми правилами Закона об адвокатуре, и получить статус адвокатских образований.

Во время третьего этапа ФПА и Минюст будут вести мониторинг тех результатов, которые удалось достичь с 2018 по 2020 год в процессе реализации поставленных задач:

  • Установить число лиц, которые получили статус адвоката в упрощенном порядке, уточнить динамику увеличения численности адвокатского сообщества;
  • Оценить доступность адвокатских услуг для всех категорий граждан в денежном эквиваленте;
  • Подсчитать число вновь зарегистрированных адвокатских образований и их организационно-правовые формы;
  • Узнать число адвокатов, которые заключили трудовые договоры с адвокатскими образованиями;
  • Выявить проблемы правоприменения, которые возникли при реализации Концепции.

Если в ходе мониторинга выяснится, что к 1 января 2023 года численность адвокатов не обеспечивает потребностей граждан и организаций в получении квалифицированной юрпомощи либо имеются иные проблемные аспекты, то срок третьего этапа реализации концепции могут увеличить.

Тем временем сегодня Законодательный комитет Госдумы по итогам своего заседания рекомендовал принять в первом чтении законопроект, который предлагает альтернативные правила представительства для юристов в российских судах (см. «Представителей в судах обяжут иметь высшее юридическое образование»).Его автором является депутат Госдумы, председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников.

О законопроекте

Его идея состоит в том, чтобы прописать в законе требования о наличии специального образования у тех, кто хочет представлять чьи-либо интересы в суде.

При этом представитель гражданина или организации должен иметь присвоенную в Российской Федерации ученую степень по юридической специальности или получить образование по программе с государственной аккредитацией.

К иностранным гражданам законопроект предъявляет точно такие же требования.

Если проект примут, то в АПК вместо слов «иные лица» появится такое уточнение: «дееспособные граждане, имеющие высшее юридическое образование, полученное по имеющей российскую государственную аккредитацию образовательной программе, либо присвоенную в Российской Федерации ученую степень по юридической специальности, либо имеющие юридическое образование, полученное за рубежом, и сдавшие профессиональный экзамен по юридической специальности в общероссийской общественной организации граждан, которые имеют юридическое образование». Такую же норму пропишут в ГПК и КАС.

Что касается компаний, то представителями смогут быть как российские организации, так и иностранные. Последние при этом будут обязаны иметь специальную аккредитацию от «общероссийской общественной организации, определяемой Правительством». 

С текстом законопроекта № 273154-7 «Об осуществлении представительства сторон в судах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты» можно ознакомиться здесь.

Игры в монополию

В 2019 году юридическое сообщество как никогда близко подошло к вопросу постепенного введения адвокатской монополии на представительство в судах. В 2020 году правительство намерено рассмотреть концепцию регулирования рынка профессиональной юридической помощи и окончательно определиться со сроками и форматом необходимых преобразований.

Разговоры о необходимости реформирования российского рынка профессиональной юридической помощи и введения так называемой адвокатской монополии ведутся уже более десяти лет.

В 2017 году власти приблизились к решению вопроса, и Министерство юстиции РФ разработало и опубликовало Концепцию регулирования рынка профессиональной юридической помощи.

Согласно одному из пунктов концепции, представительство в судах к 2023 году будут вправе осуществлять только адвокаты. Документ активно обсуждался на разных уровнях и получил неоднозначную оценку со стороны профессионального сообщества.

В ноябре 2019 года Дмитрий Медведев (на тот момент занимавший пост премьер-министра РФ) на встрече с представителями адвокатского сообщества заявил, что к началу марта концепцию планируют внести в правительство, а окончательное решение по ней должно быть принято в середине года.

Читайте также:  Последствия признания сделки недействительной

Переломный момент

На сегодняшний день в России адвокатская монополия закреплена лишь в уголовном судопроизводстве.

Марина Филиппова, юрист практики имущественных и обязательственных отношений юридической службы «Амулекс», напоминает, чтоеще в 2015 году был принят и вступил в силу Кодекс административного судопроизводства РФ, регламентирующий рассмотрение споров граждан и органов власти, где законодатель предусмотрел понятие квалифицированной юридической помощи, которая сводилась к тому, что при обращении в суд с административным иском представитель должен обладать высшим юридическим образованием.

Очередным важным шагом на пути к введению адвокатской монополии стали вступившие в силу с 1 октября 2019 года поправки к ГПК и АПК, согласно которым представительство в судах могут осуществлять только адвокаты или лица, имеющие высшее юридическое образование.

«Причем документ об образовании нужно представить в судебном заседании. Исключение составляют дела, рассматриваемые мировыми судьями и районными судами. В этом случае образовательный ценз не применяется. Также образовательный ценз коснулся и арбитражных судов»,— поясняет Мария Замолоцких, юрист Европейской юридической службы.

По оценкам Ильи Жарского, управляющего партнера экспертной группы Veta, изменения в Арбитражный и Гражданский процессуальные кодексы можно считать шагами, направленными на установление адвокатской монополии.

«Законодательно закрепленные требования к подтверждению квалификации, профильного высшего образования или степени в сфере права, предъявляемые к лицу, представляющему интересы бизнеса в суде, предполагают повышение качества услуг. Квалифицированный специалист, тем более юрист, имеет больше шансов на успешную защиту своего клиента.

Кроме того, может существенно сократиться и количество откровенно безграмотных исков, подаваемых в суды и увеличивающих и без того высокую нагрузку на них»,— считает господин Жарский.

Минувший год стал очень продуктивным с точки зрения законодательных инициатив, касающихся адвокатской деятельности. Так, в начале декабря 2019 года президент России одобрил поправки в закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре».

По словам Дарьи Борисовой, партнера юридического бюро «Григорьев и партнеры», данный шаг стал сигналом всему профессиональному сообществу о том, что от обсуждений и сбора мнений по проблемным вопросам законодатель перешел к решительным действиям.

Одной из главных новелл документа стала легитимизация гонорара успеха. С 1 марта 2020 года гонорар успеха может легитимно применяться в качестве условия оплаты юридической помощи адвокатов по гражданским делам.

Ева Тимофеева, советник по трудовым вопросам компании «ССП-Консалт», считает, что появившаяся возможность получения адвокатами гонораров успеха действительно является прорывом, поскольку ранее включение данных условий в договоры с физическими лицами признавалось судами незаконным, а законным образом адвокаты получить данное вознаграждение не могли, через суд с задолжавших клиентов эти суммы было не взыскать.

По мнению Дениса Качкина, управляющего партнера, руководителя практики по инфраструктуре и ГЧП «Качкин и партнеры», иногда складывается такое ощущение, что те, кто занимается реформированием юридической профессии, работают на «почасовке».

«Это именно тот случай, когда уже не только со стороны кажется, что процесс важнее результата. Игры в монополию (адвокатскую) начались около десяти лет назад, рынок видел уже не одну концепцию реформирования, но пока что серьезного прогресса не наблюдается,— рассказывает господин Качкин.

— Попытка сделать более привлекательной профессию адвоката за счет легализации в конце прошлого года так называемого гонорара успеха «исключительно для адвокатов» сложно назвать системной и продуманной мерой.

Очевидно, что подобный способ оплаты гонорара юриста должен автоматически распространяться и на иные виды правовых услуг».

Резонансной поправкой к закону также стала норма о лишение права на судебное представительство в отношении лиц, лишенных адвокатского статуса по «неблаговидным основаниям».

По словам Александра Суркова, адвоката по уголовным делам в сфере экономических преступлений, к таким основаниям в частности относятся лишение адвоката статуса адвокатской палатой в случае нарушения норм Кодекса профессиональной этики, неисполнения обязательств перед доверителем, незаконного использование информации полученной адвокатом в связи осуществлением профессиональной деятельности, а также вступившим в силу приговором суда о признании виновным в совершении умышленного преступления. «Многие коллеги весьма недовольны этими изменениями, поскольку ясно, что все процедуры будут «обкатываться» на живых, действующих людях, и тут возможны и ожидаемы нарушения и злоупотребления»,— комментирует господин Сурков.

В качестве прочих «предвестников» адвокатской монополии, которые прослеживаются в принятых поправках, Анатолий Петров, партнер юридического бюро «Григорьев и партнеры», выделяет введение термина «адвокатская профессия», а также снижение стажа адвокатской деятельности, необходимого для учреждения адвокатского кабинета и коллегии адвокатов. «Снижение стажа с пяти до трех лет можно интерпретировать как попытку законодателя насытить рынок юридических услуг адвокатскими образованиями в преддверии адвокатской монополии»,— считает господин Петров.

По его словам, вызывает некоторую настороженность отмена запрета занимать должность президента адвокатской палаты более двух сроков подряд.

«Такое регулирование — при наличии «пожизненных президентов» — может привести к росту управляемости адвокатского сообщества и его централизации,— поясняет Анатолий Петров.

— Изложенное особенно актуально с учетом количества средств давления на адвокатов — включая вышеупомянутый запрет на профессию для тех, кто лишился статуса. А лишиться его с 01.03.2021 будет просто. Достаточно пару раз неверно составить адвокатский запрос».

В свете таких новелл поправки, допускающие определение цены правовых услуг с привязкой к результату оказания адвокатом юридической помощи («гонорар успеха»), выглядят сахарной пудрой на горькой пилюле, призванной «задобрить» адвокатское сообщество и практикующих юристов, считает господин Петров.

Плюс для рынка

Дискуссии о необходимости введения адвокатской монополии ведутся уже более десяти лет, и за это время у реформы появилось немало сторонников. Денис Качкин полагает, что объединение профессии будет являться благом не только для рынка, но и для общества в целом.

«Если появится сильная самоуправляемая организация, основным запросом которой станет справедливая и независимая от власти судебная система и целенаправленно действующая для достижения позитивного результата, то в конечном счете выиграют все.

Происходящий сегодня вялотекущий процесс «реформирования» красноречиво подтверждает осознание такого сценария властью как нежелательного,— рассуждает господин Качкин.— Еще один плюс от введения монополии — повышение стандартов и соблюдение этики в вопросах оказания правовой помощи.

Если юрист будет понимать, что лишение статуса не позволит ему больше заниматься профессиональной деятельностью, он тысячу раз подумает, прежде чем вписываться в какие-то этически сомнительные или даже коррупционные схемы. Лишенный статуса адвокат, если он не практикует уголовное право, может спокойно продолжать свою профессиональную деятельность и без специального статуса».

По мнению Анжелики Решетниковой, адвоката, партнера адвокатского бюро «Бишенов и партнеры», введение монополии на рынке юридических услуг — единственное верное решение. «Это своего рода «лицензия» на осуществление деятельности.

Мы же не ставим под сомнение и обсуждение осуществление на профессиональной основе авто-, авиа-, морских, железнодорожных перевозок пассажиров.

Никто не ставит под сомнение «монополию» медицины, так как эта деятельность сопряжена с жизнью и здоровьем людей,— поясняет Анжелика Решетникова.

— В современном обществе в России деятельность ЧОП, СРО, нотариата и прочих видов деятельности объединена и подчинена строгим и единым правилам, и оказание юридической помощи на непрофессиональной основе порой может причинить не только имущественный вред доверителю, но и повлечь плачевные последствия».

По ее словам, основное отличие «свободных» юристов от адвокатов, в полном отсутствии ответственности за качество оказания помощи. Адвокат несет личную ответственность перед доверителем и адвокатской палатой. И в случае обоснованной жалобы доверителя на его услуги может быть лишен адвокатского статуса.

Евгений Карноухов, управляющий партнер Alliance Legal CG, считает, что существует очевидная связь между отсутствием профессионального представительства и сохранением в России следственного, так называемого инквизиционного, судопроизводства.

«Иными словами, российские судьи вынуждены быть активными помощниками сторон (а зачастую фактически подменять их функцию) в процессе рассмотрения дела, поскольку сами стороны не всегда представлены профессиональным представителем — судебным адвокатом или судебным юристом.

Суд, таким образом, редко может установить все обстоятельства по делу без собственного активного вмешательства, фактически оставаясь следователем по делу»,— поясняет господин Карноухов.

Ложка дегтя

Участники рынка обращают внимание на то, что наряду с позитивными аспектами введения адвокатской монополии возможны и отрицательные последствия.

«Необходимо понимать, что адвокатская монополия чревата существенным сокращением уровня конкуренции, а это всегда ведет к повышению уровня цен на рынке услуг.

Ограничение конкуренции на таком и без того узком и специфическом рынке в конечном итоге приведет к тому, что услуги адвокатов станут дороже, а услуги дорогих адвокатов станут доступны только очень и очень узкой категории лиц,— рассуждает Илья Жарский.

— Хорошо ли это? Вопрос спорный, учитывая, что в арбитраже споры могут длиться годами и «кочевать» от инстанции к инстанции, соответственно, рост стоимости услуг юристов, представляющих стороны в суде, будет негативно сказываться на судебных расходах, в первую очередь проигравшей стороны».

Дарья Борисова считает, что сегодня рынок юридических услуг сформированный с учетом принципа свободной и открытой конкуренции в адвокатской монополии не нуждается.

«У адвокатской монополии, несомненно, как и у любого вновь создаваемого института, существуют свои плюсы и минусы, однако невозможно не отметить тот факт, что в переходный период и, возможно, некоторое время после окончания реформы именно адвокаты, чья деятельность не претерпит существенных изменений, будут в более выигрышном положении относительно юристов и юридических компаний, которые будут вынуждены адаптироваться к новым правилам и реалиям «монопольного рынка»,— поясняет госпожа Борисова.— Более того, на сегодняшнем этапе реформы и, как видится, в дальнейшем, законодатель не предусмотрел никаких материальных компенсаций, несмотря на то, какие колоссальные личные финансовые потери будут нести субъекты предпринимательской деятельности, предоставляющие услуги в сфере права в связи с введением адвокатской монополии».

Ева Тимофеева полагает, что введение монополии на представительство в судах дискредитирует само высшее юридическое образование, которого станет недостаточно для полноценной деятельности в сфере правоприменения из-за отсутствия доступа к судебным процессам. Кроме того, данная реформа, по ее словам, может привести к монополии адвокатских палат, у которых появится возможность устанавливать административные барьеры для «неугодных» адвокатов или юристов.

Зарубежный опыт

Пока в России ведутся жаркие споры о необходимости введения адвокатской монополии, во многих странах мира она давно и успешно работает. Анжелика Решетникова отмечает, что монополия внедрена в Германии, Франции, Венгрии, Дании, Швейцарии, Португалии, Чехии, Греции, Китае, США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и странах Латинской Америки.

«В Великобритании судебная система разделяет адвокатов на барристеров, которые могут представлять клиентов во всех судах Англии и Уэльса, и солиситоров, которые занимаются консультированием и подготовкой судебных документов и могут представлять клиентов только в магистратских судах и судах графств,— рассказывает госпожа Решетникова.

— Абсолютную адвокатскую монополию ввели и страны Ближнего Востока, такие как Иордания, Катар, Ливан, Израиль и Оман. В азиатском регионе абсолютная монополия практикуется в Южной Корее, Гонконге и на Тайване.

Монополия на судебное представительство и консультирование по правовым вопросам существует и в Турции, Египте, Нигерии, Алжире, Марокко».

Мария Замолоцких добавляет, что в США нелицензированное занятие юридической практикой во всех штатах влечет за собой уголовную ответственность: «Наказания за самовольное занятие юридической практикой в зависимости от штата могут включать лишение свободы (от года до пяти лет в окружной тюрьме), штрафы (по тяжким преступлениям от $5 тыс.), условный срок и возмещение ущерба».

Однако есть страны, где адвокатская монополия де-юре отсутствует, но де-факто существует, так как граждане предпочитают обращаться за квалифицированной правовой помощью. Подобная ситуация сложилась в Швеции и Финляндии.

Ева Тимофеева предполагает, что российские законодатели решили следовать примеру Великобритании и США, где юристы имеют разный статус и не все имеют право выступления в суде, а адвокаты с многолетним безупречным стажем наделяются особым статусом.

«Открытым при этом так и остался вопрос о необходимости наделения адвокатским статусом юристов, занимающихся консультированием, инхаус-юристов, юристов-бизнесменов, а также иностранных юристов, консультирующих в России»,— резюмирует госпожа Тимофеева.

Читайте также:  Договор купли-продажи дома с земельным участком - образец

Андрей Семериков

«Ведь в России пока ещё не введена адвокатская монополия»

В среду в Москве начинает действовать строгий пропускной режим, значительно ограничивающий возможность передвижения по городу. В список тех, кому не нужен пропуск, добавили адвокатов и их помощников – но в мэрии не посчитали нужным сделать исключение для юристов.

Более того, юрфирмы попали в перечень организаций, закрытых для посещения. Столичные юристы считают эти меры несправедливыми и непродуманными.

Так, правозащитники указывают, что в период карантина граждане особенно нуждаются в их помощи – например, при рассмотрении административных дел о нарушении режима самоизоляции.

Аудиторы и корпоративные юристы жалуются, что их работа «просто встала» – при том, что налоговые службы и другие госорганы продолжают взаимодействовать с предприятиями. В итоге собеседники «Улицы» даже сравнили столичные карантинные меры с введением адвокатской монополии.

Е щё 10 апреля Сергей Собянин издал указ о временной приостановке «посещения гражданами» тех организаций, которые мэрия посчитала не «критически важными» для города. В их число попали «деятельность в области права» и «деятельность общественных организаций».

Такие компании могут сохранить в офисе лишь охранников и бухгалтеров – специалисты юридических служб и отделов в указе не были упомянуты. А 11 апреля мэр Москвы ввёл пропускную систему для передвижения на любом транспорте, включая такси.

С 15 апреля жители города должны будут получить электронный пропуск, чтобы поехать по личным делам или на работу; за его отсутствие предусмотрен штраф. Адвокатам и их помощникам электронный пропуск не нужен, уточняет мэрия, достаточно иметь лишь удостоверение.

При этом очевидно, что не только адвокаты занимаются оказанием правовой помощи гражданам. Однако для юристов (а также работников офисов адвокатских образований) исключения сделано не было.

«Если следовать указам мэра, то совершенно непонятно, какие мне разрешены передвижения по городу как представителю, – говорит юрист «Правозащиты Открытки» Алёна Борисова. – Очевидно, в офис правозащитной организации поехать не могу.

Встретиться с клиентом тоже не могу, если только приехать к его дому и пройтись с ним до ближайшего магазина. А потом доказывать полиции, что следовала к месту осуществления своей рабочей деятельности. Если моё такси остановят по дороге в суд, то как поведёт себя полиция, тоже загадка: допустим, у меня не будет доверенности, потому что планируется, что подзащитный заявит в суде устное ходатайство о моём привлечении. Много вопросов – и ни одного внятного ответа от мэрии».

«То, где требуется адвокат – совсем небольшая часть айсберга»

«Адвокатская улица» побеседовала с несколькими юристами, не имеющими статуса адвоката. Все они утверждают, что ужесточение карантинных мер сильно мешает их работе.

При этом собеседники «АУ» отмечают, что в ближайшее время горожанам особенно понадобится помощь юристов – хотя бы из-за пропускной системы с её штрафами. «Самая очевидная проблема: сейчас на людей массово возбуждают дела об административных правонарушениях за нарушение режима самоизоляции.

А с введением цифровых пропусков их, очевидно, станет только больше, – считает юрист «Мемориала» Татьяна Глушкова. – Привлекаемым к ответственности будет необходима юридическая помощь.

В Москве есть немало юристов без адвокатского статуса, которые специализируются на ведении дел об административных правонарушениях, и качество оказываемой ими помощи ничуть не хуже, чем у адвокатов. Но указ мэра Москвы фактически лишает этих юристов возможности участвовать в таких процессах».

Юрист напоминает про постановление Верховного суда и Совета судей, согласно которому в период эпидемии должны рассматриваться дела «неотложного характера». Глушкова отмечает, что среди них вполне могут быть и гражданские процессы – например, о защите интересов несовершеннолетнего.

Ограничения, налагаемые московскими властями, фактически сужают круг представителей – профессиональных представителей, замечу – из которых может выбирать нуждающийся в юридической помощи человек. А ведь в России пока ещё не введена адвокатская монополия, и права юристов без статуса во всех процессах, кроме уголовного, от прав адвоката не отличаются.

Глава юридического департамента «Руси сидящей» (также руководит консалтинговой группой «Статус») Алексей Федяров считает карантинные меры не до конца продуманными: «В указе мэра очень странно – он про адвокатов говорит, а про юридические дела вообще молчит.

Но мы же как бы есть! И если брать вообще в целом судебные дела, то те, где требуется адвокат – совсем небольшая часть айсберга, а всё остальное – это юристы без статусов.

Председатель Совета судей Виктор Момотов сказал, например, что и трудовые дела будут рассматриваться, хотя это не вытекает из текста постановления, а общая юрисдикция просто лотереей стала. В общем, остаётся много процессов, по которым юристы без статусов должны участвовать».

Об этом же говорит и юрист Алёна Борисова: «Второй кассационный суд проигнорировал указания ВС РФ и последние недели работал в обычном режиме, рассматривая все подряд, а не только неотложные дела.

Сейчас они повесили на сайте объявление, что апрельские заседания будут перенесены, но при этом в электронной картотеке никаких изменений дат не стоит, приходится бесконечно дозваниваться и уточнять».

«Получается, будем делать как-то нелегально»

Часть государственных органов сейчас продолжают работу, пусть и в ограниченном режиме – например, ФНС, ФАС, Ростехнадзор и Роспотребнадзор.

Деятельность надзорно-контролирующих органов требует привлечения корпоративных юристов, говорит Алексей Федяров – по его словам, Федеральная налоговая служба приостановила проведение выездных проверок, но всё так же «вызывает людей на допросы». «Это огромный пласт работы, который вообще незаметен.

Но, по большому счёту, основная юридическая корпоративная работа просто встала сейчас. И работа происходит только по экстренной нужде», – говорит Федяров.

Юрист ФБК Legal Александр Ермоленко в беседе с «Адвокатской улицей» напомнил, что весной проходит сдача отчётности, проводятся годовые корпоративные собрания, где аудиторский отчёт должен быть частью документации – а значит, многие предприятия и в условиях карантина нуждаются в услугах аудиторов.

«Март-апрель у аудиторов самое горячее время в году, как, например, 8 Марта у продавцов цветов, – объясняет он. – Вот эти два самых горячих месяца берут и приостанавливают. И как нам быть?». Продолжаются и различные конкурсы, закупки, которые нельзя подготовить только в дистанционном формате.

Также юристам нужно посещать нотариусов для оформления различных корпоративных изменений. 

Надо бумаги готовить, подавать, отвозить. Вот это как сейчас делать? Непонятно. То есть те дела, которые мы не можем перевести в онлайн, либо не будем делать вовсе, либо, получается, будем делать как-то нелегально.

«Надо будет, видимо, объяснять сотрудникам полиции, которые будут останавливать, что я участвую в судебном заседании. Значит, будем распечатывать определения, повестки возить с собой – ну а что делать?» – рассуждает Алексей Федяров.

«Скорее буду руководствоваться своей совестью»

Все собеседники «АУ» рассказали, что самостоятельно перешли на удалённую работу ещё до введения жёстких ограничений. Встречи с клиентами и консультации, если их невозможно перенести, проводят по Zoom или Skype. Обращения принимаются по почте или через мессенджеры, документы юристы подают тоже дистанционно.

«Сейчас мы полным составом на удалёнке, – говорит Алёна Борисова. – Хотя мы и наладили рабочий процесс в онлайне, всё равно сложно сравнивать его с работой в офисе. Там вместе координаторы и юристы, все вопросы решаются более оперативно, всегда можно попросить взгляд со стороны или устроить совместный мозговой штурм.

Это важный момент».

Но необходимость в рабочих перемещениях по городу всё же сохраняется, особенно у рядовых сотрудников юрфирм. «Для инфраструктуры, для секретарей, для тендерщиков это очень сложно.

Они зачастую сталкиваются просто с непреодолимыми препятствиями: надо ехать в офис, а нельзя», – сетует Александр Ермоленко.

По его словам, чтобы сотрудники фирмы могли передвигаться по городу безопасно, в исключительных случаях им выдают пропуска для посещения офиса с подписью и печатью компании.

Подчас юристам приходится просить о содействии адвокатов, не имеющим ограничений для передвижения по городу.

«Если нашим подзащитным требуется незамедлительная помощь, в случае их задержания, к работе подключаются адвокаты, сотрудничающие с нами, – рассказывает юрист ОВД-Инфо Надежда Кузина.

– Они передвигаются по городу беспрепятственно. В случае, если необходимо оказать юридическую помощь в других регионах, мы привлекаем местных специалистов».

При этом к самим карантинным мерам юристы относятся с пониманием – они в целом согласны, что это необходимые издержки борьбы с эпидемией. Несогласие вызывает документальное оформление этих действий со стороны властей.

«Очевидно, что не в компетенции мэра города или руководителя субъекта накладывать такие ограничения. Всё-таки должен быть введён ЧС, – считает Алексей Федяров. – Поэтому очень большие по правовой основе этого режима вопросы.

Но я не буду вдаваться в это, потому что карантин, наверное, нужен, если уж исходить из человеческих норм».

«Наверное, можно сложить какой-то набор мер, но глазами юриста, глазами медика и глазами чиновника-управленца, а тем более полицейского, это всегда будет выглядеть по-разному, – рассуждает Александр Ермоленко. – Нет чрезвычайного положения, нет комендантского часа.

Значит, можно ходить везде – с точки зрения юриста это так. Но, строго говоря, это не совсем правильно. С точки зрения медика это вообще катастрофа». В любом случае, срочная необходимость для юриста выехать к клиенту может заставить его нарушить введённые запреты. «Если возникнет такая нужда, я скорее буду руководствоваться совестью, чем туманными указами мэра, и не собираюсь бросать клиентов на произвол судьбы», – говорит Алёна Борисова.

Корпоративная солидарность

Большинство опрошенных «Улицей» юристов настаивают, что по вопросу карантинных ограничений их необходимо приравнять к адвокатам. Но они сами не верят, что власть пойдёт им навстречу. «У адвокатов есть корпорация и корпоративные органы – ФПА, региональные палаты.

Они могут лоббировать интересы адвокатов при принятии тех или иных норм. У юристов без статуса такой корпорации нет», – говорит Татьяна Глушкова. «Отдельным юристам это сложно было бы сделать, – согласна Алена Борисова.

– Всё-таки в случае беспрепятственного осуществления адвокатской деятельности ФПА выступила против мэра, он вынужден с ней считаться».

Глушкова сама признаёт, что в случае разработки «пропускных исключений» довольно затруднительно было бы определить, кого считать юристом.

«По диплому? А если человек получил его 20 лет назад, а по специальности не работал ни дня? По факту трудоустройства в соответствующей должности? А если человек работает по гражданско-правовым договорам, занимается «юридическим фрилансом»? – говорит она.

– Эта проблема в совокупности с отсутствием корпоративного органа, вероятнее всего, приведёт к тому, что никто не станет предоставлять «бесстатусным» юристам чуть больше возможностей для выполнения своих профессиональных обязанностей. С ней согласен и юрист ФБК Legal Александр Ермоленко: «На самом деле я думаю, что обращаться к мэру нет смысла.

Если сейчас все будут обращаться, дальше всем будут отказывать. Потому что настрой такой, что надо всем сидеть дома». «Продолжается дистанционная работа, подготовка документов к процессам, которые в любом случае состоятся – в мае, в июне. Мы просто получили возможность более глубоко к ним подготовиться, – говорит Алексей Федяров. – Я так к этому отношусь, не вижу смысла паниковать пока, важнее сохранить здоровье людям сейчас».

«Адвокатская монополия» анонсирована

24 октября 2017 г. 19:13

Опубликован проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи

24 октября на официальном сайте Министерства юстиции РФ размещен проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, разработка которого велась в течение нескольких лет.

Как отмечает Минюст России, проект носит предварительный характер и может быть доработан с учетом предложений, высказанных в ходе его обсуждения. Документ предусматривает, что с 2023 г.

оказанием юридической помощи, в том числе осуществлением представительства в суде, на возмездной основе смогут заниматься только адвокаты и адвокатские образования.

  • Проблемы, требующие решения
  • Как указано в документе, принятие Концепции обусловлено необходимостью повышения качества предоставления квалифицированной юридической помощи и надлежащего обеспечения конституционного права граждан на получение такой помощи.
  • Это предполагается сделать, устранив фрагментацию рынка профессиональной юридической помощи в России, которая привела к тому, что «правом предоставления юридических услуг обладает неограниченный круг лиц, к одной части которых применяется ряд специальных требований, а другие находятся в условиях минимального правового регулирования».

Сфера юридических услуг в России, как указывается в документе, представлена двумя основными группами участников, разделенных по регуляторному критерию: адвокаты, оказывающие квалифицированную юридическую помощь в порядке, предусмотренном Законом об адвокатуре, и иные участники рынка, не обладающие адвокатским статусом и предоставляющие юридические услуги неограниченному кругу лиц. В качестве отдельной категории выделяются корпоративные юристы, патентные поверенные, нотариусы, аудиторы и государственные служащие.

Читайте также:  Комментарий 14398 к статье: досрочное расторжение договора аренды по инициативе арендатора

При этом подчеркивается, что только к адвокатской деятельности предъявляются установленные Законом об адвокатуре и Кодексом профессиональной этики адвоката требования к ее осуществлению. Правила допуска к предоставлению юридических услуг и квалификационные требования для второй группы участников не установлены.

«Отсутствие специального нормативного правового регулирования деятельности лиц, предоставляющих юридические услуги вне установленных требований к качеству таких услуг и правил их предоставления, лишает государство возможности предпринимать какие-либо меры, направленные на санацию рынка путем исключения из него недобросовестных участников в целях предупреждения нарушения конституционных прав граждан на получение квалифицированной юридической помощи», – отмечается в документе.

Другой проблемой, требующей разрешения, отмечается в документе, является отсутствие должного регулирования адвокатской деятельности.

«Конфигурация действующего Закона об адвокатуре, разработанного в начале 2000-х годов, не полностью синхронизирована с современными потребностями рынка юридических услуг и не создает оптимальных условий для пополнения адвокатского сообщества высокопрофессиональными юристами, практикующими в нерегулируемой части рынка, даже несмотря на такие дополнительные преференции статуса, как адвокатская тайна и право на адвокатский запрос», – отмечает Минюст.

Почему адвокатура?

Основной задачей Концепции, по мнению Минюста, является формирование единой правовой основы предоставления юридических услуг, предполагающей: повышение уровня правовой защиты получателей юридических услуг; совершенствование института адвокатуры, в том числе путем устранения ограничений, затрудняющих организацию эффективной адвокатской деятельности; создание условий для недопущения низкоквалифицированных юристов к оказанию юридических услуг, условий исключения из профессии недобросовестных консультантов; создание системы профессиональной правовой помощи, отвечающей общепризнанным международным стандартам, и формирование условий для интеграции институциональной среды адвокатуры в мировое правовое пространство.

В тексте Концепции отражен краткий правовой анализ международного опыта регулирования профессиональной юридической помощи.

В подавляющем большинстве стран с развитыми правовыми системами оказывать профессиональную юридическую помощь вправе лица, обладающие специальным правовым статусом (адвоката, барристера, солиситора и иных); предъявляются строгие требования к претендентам на получение статуса адвоката; установлены требования к адвокатам, связанные с регулярным повышением и подтверждением квалификации; применяются меры дисциплинарной ответственности по отношению к адвокатам, нарушающим обязательства перед клиентами и не соблюдающим законодательство об адвокатской деятельности, профессиональные и этические стандарты; во многих случаях законодательством об адвокатуре предусмотрено обязательное страхование профессиональной деятельности адвокатов; применяется гибкий подход к вопросу выбора форм ведения совместной деятельности; существует возможность заключения адвокатами трудовых договоров при одновременном установлении специальных норм, гарантирующих такие общие принципы организации и деятельности адвокатуры, как независимость, самоуправление и корпоративность.

При выработке возможных вариантов упорядочения системы оказания профессиональной юридической помощи рассматривались два основных сценария: введение института саморегулирования части рынка, для которой правила предоставления юридических услуг не установлены, или объединение всех участников рынка на площадке модернизированной адвокатуры.

Однако анализ показал, что первый вариант для достижения целей Концепции является преждевременным.

В частности, к возможным отрицательным последствиям первой модели отнесены создание двойных профессиональных и этических стандартов однородной по своему содержанию деятельности, неэффективное исполнение своих функций саморегулируемыми организациями и, как следствие, допуск на рынок участников, только формально отвечающих установленным требованиям.

«На сегодняшний день только адвокатская деятельность обладает установленными Законом об адвокатуре и Кодексом едиными требованиями к претендентам на допуск к оказанию квалифицированной юридической помощи, нормами и этическими правилами осуществления такой деятельности, механизмами дисциплинарной ответственности. Одновременно в целях обеспечения исполнения адвокатом возложенных на него обязанностей и реализации предоставленных ему полномочий законом установлен ряд гарантий адвокатской деятельности», – подчеркивается в Концепции.

Принимая во внимание, что ведение дел в судах требует наивысшей квалификации юристов, в том числе с точки зрения рисков наступления для получателей юридических услуг процессуально оформленных негативных последствий деятельности их представителей, Минюст считает, что следует установить правило, в соответствии с которым правом судебного представительства будут наделены только лица, обладающие статусом адвоката. Правом предоставления юридических услуг на возмездной основе в целом в перспективе следует наделить только адвокатов и адвокатские образования.

В Концепции подчеркивается, что положения проектируемых в ее рамках нормативных правовых актов не будут распространяться на юристов, осуществляющих профессиональную деятельность по трудовому договору в составе юридических подразделений организаций.

Также будет рассмотрен вопрос о сохранении права судебного представительства для лиц, являющихся близкими родственниками представляемого. Судебное представительство также продолжат осуществлять лица, являющиеся законными представителями граждан, руководителями организаций.

Право оказания юридической помощи сохранят и участники государственной системы бесплатной юридической помощи, а также некоммерческие организации, оказывающие юридическую помощь на безвозмездной основе.

  1. Механизмы реализации Концепции
  2. В связи с вышесказанным предлагается внести ряд значимых изменений в законодательство об адвокатуре, результатом которых с учетом предоставления исключительного права судебного представительства адвокатам (с изъятиями, предусмотренными Концепцией) должен стать переход значительной части практикующих юристов в модернизированную адвокатуру.
  3. Концепция предусматривает создание возможности работы адвоката по трудовому договору с адвокатским образованием и найма адвокатом адвоката при общем соблюдении гарантий независимости и самостоятельности деятельности адвокатов.

Реализация Концепции предполагает расширение организационно-правовых форм адвокатских образований путем создания коммерческих корпоративных форм ведения адвокатской деятельности.

«Это позволит, с одной стороны, обеспечить реализацию адвокатом публично-правового компонента в качестве особого субъекта, осуществляющего функцию по защите прав, свобод и интересов физических и юридических лиц, и, с другой стороны, предоставит оптимальные возможности для ведения деятельности с использованием организационно-правовых форм, отражающих современные реалии и запросы разных категорий потенциальных клиентов», – поясняется в документе.

В целях обеспечения высокого качества оказываемой юридической помощи предполагается в законодательстве об адвокатуре и адвокатской деятельности в дополнение к норме об обязанности адвоката повышать свою квалификацию установить ответственность за ее неисполнение. В качестве механизма такой ответственности предлагается предусмотреть возможность адвокатской палаты субъекта приостановить статус адвоката, а в случае неоднократного нарушения – прекратить его.

Также предлагается введение специализации в адвокатской деятельности.

Это обусловлено, в частности, потребностью многих юристов в избрании определенной отрасли права в качестве основной или единственной профессиональной практики.

Предполагается, что адвокат, получивший звание специализированного, будет получать соответствующий сертификат от адвокатской палаты, при этом он сохранит право практиковать в качестве адвоката общего профиля.

Минюст назвал вызывающими критику и требующими обсуждения положения Закона об адвокатуре, в соответствии с которыми статус адвоката могут приобрести лица, ранее судимые за совершение умышленных преступлений.

В Концепции также отмечено, что при подготовке изменений следует обеспечить условия и установить сроки для разработки и утверждения стандартов оказания квалифицированной юридической помощи и других стандартов адвокатской деятельности. «Введение стандартов должно быть обеспечено нормами, обязывающими адвокатов к их соблюдению, и синхронизацией таких норм с инструментами дисциплинарной ответственности адвокатов за их нарушение», – подчеркнуто в документе.

Кроме того, Минюст отметил, что необходимо возобновить работу, связанную с рассмотрением вопроса о введении обязательного страхования рисков профессиональной ответственности адвокатов и адвокатских образований, в целях защиты интересов самих адвокатов (адвокатских образований) и их доверителей.

Помимо изменения положений Закона об адвокатской деятельности и ТК РФ, реализация Концепции предполагает и иные поправки в законодательство. Предусматриваются корректировки в НК РФ, связанные с уточнением налогообложения коммерческих форм адвокатских образований и адвокатов.

В связи с введением в 2023 г. исключительного права адвокатов на судебное представительство необходимо внесение изменений в ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ и КоАП РФ. Одновременно необходимо внесение изменений в процессуальное законодательство по вопросу допуска к судебному представительству корпоративных юристов и иных категорий лиц, на которых не распространяется планируемое реформирование.

«Законодательное закрепление правила, в соответствии с которым правом предоставления юридических услуг будут наделены только адвокаты (с учетом изъятий, предусмотренных Концепцией), потребует разработки норм, устанавливающих ответственность за его нарушение. При этом санкционные механизмы должны предусматривать ответственность как физических, так и юридических лиц», – уточняется в документе.

  • Иностранный вопрос
  • Отдельно в Концепции поднимается тема деятельности в России международных юридических фирм и иностранных юристов и адвокатов.
  • Отмечается, что при создании новых стандартов регулирования юридической профессии не предлагается запрещать или ограничивать право российских клиентов заключить договор с иностранной юридической фирмой об оказании юридических услуг за границей для целей получения юридической помощи по иностранному праву: «Речь идет лишь об упорядочении их деятельности в России – о создании единого профессионального стандарта для оказания юридической помощи, причем на принципах взаимности и без нарушения обязательств Российской Федерации перед Всемирной торговой организацией».

Предполагается, что осуществление адвокатской и иной деятельности по оказанию юридической помощи лицами, являющимися адвокатами или юристами иностранных государств, будет допускаться только при условии их регистрации в специальном реестре, который ведется Минюстом, и лишь по вопросам права данного иностранного государства, при соблюдении принципа взаимности. Предоставление возможности иностранному гражданину получить статус адвоката в России не исключается.

При этом в Концепции указано, что с определенного момента юридические услуги по вопросам российского права на территории Российской Федерации смогут предоставлять только те организации, которые зарегистрированы в соответствии с российским законодательством в качестве юридических лиц, являющихся адвокатскими образованиями. Причем прямая или косвенная подконтрольность таких адвокатских образований иностранным лицам должна быть исключена, в частности путем установления ограничений по субъектному составу участников адвокатских образований.

Этапы реализации Концепции

Учитывая масштабность реформы, предполагается, что реализация Концепции будет проходить поэтапно, причем таким образом, чтобы была обеспечена «непрерывность оказания квалифицированной юридической помощи гражданам и организациям».

Первый этап рассчитан на 2018 г.

, в течение которого должны быть разработаны нормативные правовые акты о новых формах адвокатских образований и возможности работы адвокатов по трудовому договору, детализирован режим налогообложения адвокатов и адвокатских образований; обеспечены возможность использования адвокатскими образованиями средств индивидуализации и возможность участия в государственных закупках.

Также должны быть введены правила относительно деятельности юристов и адвокатов иностранных государств на территории России и порядка получения ими адвокатского статуса в Российской Федерации. Должен быть введен запрет на прямой или косвенный контроль иностранных лиц над адвокатскими образованиями.

Также на первом этапе реализации Концепции в целях укрепления статуса адвоката предполагается при участии Федеральной палаты адвокатов РФ разработать предложения, которые будут обеспечивать повышение эффективности адвокатской деятельности: дальнейшее развитие института адвокатского запроса, защиты адвокатской тайны, упрощение процедур подтверждения оказания адвокатами бесплатной юридической помощи в целях оплаты их труда в рамках Закона о бесплатной юридической помощи.

На втором этапе, намеченном на 2019 г.

, предусматривается разработка нормативных правовых актов, обеспечивающих временный упрощенный порядок перехода лиц, оказывающих юридическую помощь, в адвокатуру, а также осуществление оценки реализации первого этапа Концепции в целях прогнозирования готовности перехода к третьему этапу. При этом упрощенный порядок будет действовать в переходный период до 1 января 2023 г. для лиц, соответствующих общим требованиям Закона об адвокатуре и одновременно отвечающих ряду дополнительных критериев.

В тексте проекта указано, что на лиц, получивших статус адвоката в упрощенном порядке, в переходный период не должно распространяться требование, предусмотренное п. 1 ст. 21 и п. 1 ст.

22 Закона об адвокатуре, о необходимости наличия стажа адвокатской деятельности не менее пяти лет у адвоката, учреждающего адвокатский кабинет, либо не менее чем у двух адвокатов, учреждающих коллегию адвокатов.

Кроме того, при предоставлении статуса адвоката в упрощенном порядке должны быть отменены взносы (или установлен их необременительный единый размер), уплачиваемые претендентами целевым образом при вступлении в адвокатуру, поскольку сохранение существующего порядка определения размера взносов создаст значительные препятствия при реализации Концепции.

Третий этап реализации Концепции рассчитан на 2020–2023 гг. В это время будет осуществляться прием в адвокатуру лиц, оказывающих юридическую помощь, в том числе в упрощенном порядке. К моменту окончания этапа должен быть обеспечен переход в адвокатуру всех заинтересованных представителей юридического сообщества.

С 1 января 2023 г. представительство во всех судебных инстанциях вправе будут осуществлять только адвокаты (а также лица, указанные в разделе IV Концепции). Одновременно предусматривается, что с 1 января 2023 г. юридическую помощь в Российской Федерации на возмездной основе вправе будут оказывать только адвокаты и адвокатские образования.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *