Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

31.05.2019

Возможность посещать близких, волею судьбы оказавшихся на больничной койке в реанимации — это то, чего долгое время добивались россияне.

Еще совсем недавно подобное казалось чем-то фантастическим: это отделение было «закрытым государством» для всех, кроме самих пациентов и медперсонала.

Внесение изменений в ФЗ № 323 «Об охране здоровья» предоставляет людям право наносить визиты своим родственникам, находящимся в палатах интенсивной терапии.

Законодательство

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основанияхВ статье 6 ФЗ № 323 сказано, что при оказании медпомощи врачи в приоритете должны руководствоваться интересами пациента. В их число входит и нахождение родственников в больнице рядом со своим близким человеком. Однако при этом не должны нарушаться права персонала и других людей, находящихся в палате. Также нужно учитывать:

  • состояние человека, находящегося на лечении в медучреждении;
  • соблюдение больничного режима.

Право находиться вместе со своим ребенком во время прохождения стационарного лечения зафиксировано в статье 51 этого закона. При этом возраст маленького пациента не учитывается.

В тексте этого законодательного акта нет отдельного упоминания о реанимации.

Федеральный закон от 21.11.2011 N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»

Основные положения

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Разработка регламента посещений находится в ведении Минздрава.

Разработка

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

В 2016 года Президент РФ выдал Минздраву распоряжение, по которому в больницах должна быть организованы условия для посещения реанимации близкими пациентов.

В этом же году Минздравом был подготовлен документ (письмо № 15-1/10/1-2853 «О правилах посещения больных в реанимации»), однако он носил рекомендательный характер.

Подзаконный акт, который внесет поправки в ныне действующий ФЗ № 323, пока не подготовлен. Но, согласно изменениям, возможность наносить визиты пациентам реанимации будет идентична той, что допускается общими правилами посещения медучреждений.

“Пускать родных обязали, а реанимация не изменилась”. 5 вопросов к закону о допуске родных к пациентам

Президент России Владимир Путин подписал закон, обязывающий больницы создать условия для того, чтобы родственники пациентов смогли посещать их в реанимациях и отделениях интенсивной терапии. Однако работа только начинается и необходимо создать еще ряд документов, уточняющих порядок таких посещений. Комментируют юристы.

Юрист Центра медицинского права Андрей Карпенко:

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Андрей Карпенко

— Раньше у родственников было право на доступ в реанимацию. Но до сих пор ситуация регулировалась администрацией больницы, каждый отдельный случай рассматривался в индивидуальном порядке.

И их можно понять: реанимация — не отдельный бокс, а палата, где лежит несколько человек, пусть даже они огорожены ширмами. К одному пациенту приходит толпа родственников, но нарушаются интересы рядом лежащего. Эти нюансы требовали от главного врача определенной дипломатичности.

Теперь закон обязывает допускать родных  в любых случаях, а реанимация не изменилась.

Закон задал направление, но работы еще много. Необходимо принять огромное количество подзаконных актов, которые будут регламентировать порядок посещения пациента родственниками. Пришел родственник, продемонстрировал документы, вручили ему одежду, пропустили его, на какое время — это необходимо прописать так, чтобы не страдали пациенты.

Врачу, работающему по специальности, закон о допуске создает определенные сложности. Но как гражданину, как возможному пациенту, ему, конечно, хочется, чтобы право на общение с родственниками было реализовано.

То есть интересы диаметрально противоположны, и важно соблюсти их баланс. Представьте, если кто-нибудь с гриппом придет — такое легко может произойти. И для пациента реанимации это будет последняя инфекция в его жизни.

Нужно продумать, как это сделать максимально корректно, безопасно и никоим образом не ущемить интересы пациентов.

Медицинский юрист Полина Габай:

— Федеральный закон о так называемом допуске в реанимацию не так уж и плох, и я рада, что в ходе его доработки были учтены многие наши замечания.

2. Кто такие — близкие пациента и куда денут друзей?

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Полина Габай

По сравнению с первоначальной редакцией законопроекта расширен круг лиц, которые могут посещать пациента в ОРИТ.

Помимо членов семьи и законных представителей теперь указаны родственники пациента, что безусловно правильно.

Однако как и прежде не указаны близкие лица, к которым относятся в частности просто близкие друзья пациента. Предполагаю, что такие близкие лица порой могут быть гораздо ближе родственников.

Данная категория лиц хоть четко и не определена законодателем, тем не менее, она упоминается в ряде нормативных правовых актов и поэтому могла быть спокойно внесена в закон. Мы давали подробную информацию, жаль, что это не помогло.

Кстати это фактически лишило бы медицинскую организацию и врачей обязанности принимать какие-то меры по определению статуса дозволенных посетителей.

Честно говоря, в контексте простого посещения больного мне это представляется полным абсурдом.

3. Не будут ли придираться к функционалу ОРИТ?

Закон правильно скорректировал первоначальное обозначение структурного подразделения как оказывающего исключительно реанимационные мероприятия. Конечно же, в ОРИТ помимо реанимационных мероприятий проводится еще и интенсивная терапия.

Хотя справедливости ради надо сказать, что и не только. Интенсивное наблюдение за состоянием пациента в пред- и посленаркозном периоде, лечение заболевания, вызвавшего развитие критического состояния и некоторые другие функции также входят в функционал ОРИТ.

Будем надеяться, что никто не станет придираться.

4. Посещение или пребывание?

Закон абсолютно верно говорит о посещении пациента не только на территории ОРИТ, но и вообще в медицинской организации в период нахождения пациента на стационарном лечении.

Данное положение закона было расширено по сравнению с первоначальным в целях приведения в соответствие с пунктом 6 части 1 статьи 6 ФЗ № 323, который указывает на «создание условий, обеспечивающих возможность посещения пациента и пребывания родственников с ним в медицинской организации с учетом состояния пациента, соблюдения противоэпидемического режима и интересов иных лиц, работающих и (или) находящихся в медицинской организации». Все вроде слепили, но вот только пребывание с пациентом так и осталось за бортом.

С одной стороны, это оправданное исключение, так как пребывание с пациентом очевидно потянуло бы за собой необходимость создания соответствующих условий (кровать, питание и так далее). Однако с другой стороны, формат именно посещения может смазать всю инициативу, привести к искусственно выделенному коридору времени, ограничениям по продолжительности возможного посещения и так далее.

Хотя предполагаю, а точнее надеюсь, что это будет учтено в новых требованиях к организации посещений, которые должен утвердить Минздрав. Ну и еще почему-то в новом пункте ст.

79 ФЗ № 323 (обязанности медицинской организации) нет привязки к посещениям пациентов, находящихся именно на стационарном лечении, несмотря на то, что подобная оговорка сделана в новом пункте части 2 статьи 19 (новое полномочие Минздрава по утверждению требований к организации посещения). Хотя может это как раз и неплохо.

5. Когда ждать документ об организации посещений?

Но вот, если честно, не завидую Минздраву, так как ему придется разработать весьма объемный и очень непростой документ-требования к организации посещения.

А ведь это не только ОРИТ, но и простые стационары, туберкулёзные больницы и иные медицинские организации особого типа, например, оказывающие медицинскую помощь лицам, заключенным под стражу или отбывающим наказание в виде лишения свободы и др. Даже вот и не знаю, чего ждать, а самое главное — когда.

Стоит обратить внимание, что закон вступает в силу 9 июня и уже с этого времени организация посещений пациента больницами должна осуществляться в соответствии с новыми требованиями Минздрава.

Однако в завершение отмечу, что в законе все-таки говорится о каких-то общих требованиях, которые должен будет утвердить Минздрав, то есть, по всей видимости, это будет не полноценный документ, а какая рамка для больниц. Ну что же, поживем-увидим.

Главное, чтобы эта рамка не обрамила проект «Открытые реанимации» в черный цвет.

Когда не пускают в реанимацию

Реанимация — одно из самых таинственных отделений в больнице. Можно ехать через весь город, чтобы в итоге оказаться перед закрытой дверью, и даже если вы будете настаивать — в отделение вас так и не пустят.

«Состояние стабильное. Пройти внутрь нельзя. Весь уход мы осуществляем сами. До свидания». Всё.

Что происходит за этой дверью? Почему вас могут не пустить в отделение, хотя обязаны? Вот несколько причин (и жизненных ситуаций).

Больной только что прибыл

Пациент поступил по скорой, вокруг него два врача, три медсестры, санитарка. Нужно переложить его с каталки на кровать, подсоединить датчики пульса, давления, сатурации.

Организовать венозный доступ, набрать на анализ кровь и мочу. Кто-то собирает капельницы и готовит препараты для ввода.

Кто-то ассистирует врачу — проводится интубация трахеи, потому что больной не может дышать самостоятельно.

Российское здравоохранение

В это время раздается звонок в дверь. У работников реанимации есть ключи, значит, это родственник. Пустить его сейчас нельзя, врач с ним поговорить не может, потому что помочь больному — важнее.

Но родственники могут настаивать на визите, к тому же они немедленно хотят знать диагноз, получить информацию о состоянии и о том, «сколько он здесь будет лежать», хотя человек, напомню, только что доставлен и пока еще толком ничего не известно.

Поступили новые пациенты

Это самая распространенная причина. Дело в том, что реанимация — не просто отделение. Там нет строгого распорядка посещений. Вернее, он есть.

Но если в промежутке, допустим, с двенадцати до часу, когда разрешено посещать пациентов, поступает тяжелый больной — никто, увы, не позволит вам пройти в палату.

Во время поступления пациентов, проведения манипуляций и т. п. посторонним присутствовать в палате запрещено.

Другие пациенты в палате

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Да, нужно помнить, что кроме вашего близкого человека в палате могут лежать и другие пациенты. Лежать, как положено в реанимации, без одежды. И не всем будет приятно, если мимо них будут ходить посторонние люди. В США — эту страну часто приводят в пример, когда говорят об организации посещений в реанимации, — палаты для больных отдельные, и для родственников есть даже спальные места. В России не так — в одной палате лежат несколько человек.

Больной восстанавливается после плановой операции

Более того, некоторые пациенты, будучи в непрезентабельном виде, сами не хотят видеть даже своих родственников. Например, после плановой операции пациент лежит первые сутки в реанимации. Лежит голый. У него першит горло после трубки искусственной вентиляции. Болит живот.

Постель перепачкана кровью, потому что немного подтекает повязка. Ему больно, но сейчас сделали укол и клонит в сон. Через два дня его переведут в общее отделение, скоро он будет бодро бегать по коридору и обсуждать с родными свое здоровье, а сейчас он хочет только спать.

И никакие визиты ему не нужны.

Родственник больного сам не готов к посещению

Еще ситуация. Человек лежит долго. Диагноз серьезный. Приезжает родственник, очень хочет увидеться. Его пропускают. Побеседовав, родственник выходит из палаты в коридор, идет к двери, но, не дойдя, падает в обморок прямо на руки дежурной медсестре. Хорошо, если он не очень высокий и крупный, а рядом стоит топчан, на который его успеют уложить…

Непривычных людей пугают инородные предметы, торчащие из пациента: катетеры, зонды, дренажи. Часто в отделениях плохо пахнет, и любому посетителю может стать плохо. Тем более если врачи видят родственника в явно неуравновешенном состоянии — такому с большой вероятностью в посещении могут отказать.

Читайте также:  Штраф за проживание без регистрации по месту жительства

Внутри палаты

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Если нет объективных причин, препятствующих посещению, родственник будет допущен в палату. Иногда родственники очень помогают — мыть, обрабатывать, перестилать. Это реальная и необходимая помощь, потому что персонала всегда не хватает. Таких всегда пропускают к пациентам. И такие всегда терпеливо ждут за дверью, если в зале проводится манипуляция и посторонним заходить нельзя.

К посещению реанимации надо быть готовым. Не пугаться вида своего родственника или его соседей по палате. Не морщить нос от неприятного запаха. Не плакать от жалости — это можно сделать за дверью, а здесь, рядом с пациентом, вы должны его поддерживать, а не он вас.

Не мешать персоналу и по первому требованию покинуть палату. Если вас не пустили — лучше всего спокойно подождать за дверью, пока врач освободится и можно будет задать ему все интересующие вас вопросы.

Реанимация — это отделение экстренной помощи, а в экстренных ситуациях не всегда есть время на разговоры.

Анастасия Ларина

Фото istockphoto.com

Госдума приняла закон о посещении родственников в реанимации

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Государственная дума РФ во вторник, 21 мая, в третьем чтении приняла поправки в федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», по которым родственникам разрешено посещать близких в отделениях реанимации и палатах интенсивной терапии, сообщает корреспондент Федерального агентства новостей.

Председатель Госдумы Вячеслав Володин отметил, что закон был разработан депутатами во исполнение поручения президента РФ Владимира Путина и документ очень ждут сотни тысяч граждан. По его словам, «закон после его вступления в силу должен заработать как можно скорее и без бюрократических проволочек».

Напомним, что сейчас в российских больницах родственников пускают к пациентам в качестве жеста доброй воли главного врача или персонала.

 В законодательстве до сих пор не была прописана обязанность медицинской организации обеспечивать возможность посещения больных в реанимации или палате интенсивной терапии.

По данным Минздрава России, доступ родственников к пациентам организован далеко не во всех больницах, где есть подобные отделения. Например, в Приморском крае, отметили депутаты, навестить пациентов можно в 10 из 27 детских отделений реанимации и интенсивной терапии. 

«Я понимаю состояние малыша, который находится без родителей среди всех этих аппаратов, да еще с проблемами со здоровьем, — сказал депутат врач-хирург Алексей Куринный. — Я надеюсь, что в Минздраве тщательно пропишут порядок посещения и обяжут при проектировании новых больниц создавать условия для приема родственников».

До сих пор посещение в реанимациях разрешало информационно-методическое письмо «О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (реанимации)». Но правовой силы оно не имело, потому обязательным для исполнения не было.

В то же время, как указали депутаты во время третьего чтения закона, в большинстве зарубежных стран родители и законные представители пациентов могут находиться рядом с пациентами, которым оказывается стационарная медпомощь, в том числе в отделениях реанимации и палатах интенсивной терапии, соблюдая соответствующие правила посещения больных.

В 2016 году во время прямой линии народный артист РФ Константин Хабенский попросил Владимира Путина разрешить родственникам находиться рядом с больным в палате реанимации.

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

«Объяснять не надо, что человеку, открывшему глаза, фактически вернувшемуся с того света, важно не только видеть потолок, но и чувствовать тепло рук и так далее, — сказал Хабенский. — Но на местах получается, что к этому закону могут делать добавочки.

На местах они иногда бывают сумасшедшие и являются просто препонами. Хотя я понимаю, что у нас врачи и директора хотят, чтобы было и стерильно, и все по порядку. Но тем не менее иногда доходит до сумасшествия.

И получается ситуация такая, что родственники бегают, тратят нервы, попав в сложную ситуацию, собирая какие-то справки, и размышляют, не придумают ли за ночь еще что-либо».

Хабенский сказал президенту, что, по его мнению, все люди, попавшие в такую ситуацию, имеют право видеть близких.

«Они, во-первых, беспомощные и нуждаются в человеческом тепле и помощи. Мне кажется, это не стоит таких серьезных денежных вливаний. Нужно просто договориться и сказать: «Ребята, давайте у всех будет одинаково. Строго, но одинаково». Мне кажется, это не так сложно, просто собраться и договориться», — предложил артист.

«Договориться» удалось спустя три года после прямой линии. Теперь поправки к закону разрешат родителям, другим членам семьи и законным представителям пациентов посещать близких в отделениях реанимации и палатах интенсивной терапии. Порядок и процедуру подробно пропишут в министерстве здравоохранения.

Право проститься

31 января в реанимации больницы города Зверево Ростовской области умерла 17-летняя Алина Шевченко, дочь Анастасии Шевченко, первой в стране обвиняемой по статье 284.1. Анастасия преследуется за работу в нежелательной организации — «Открытой России», основанной Михаилом Ходорковским.

Шевченко, которая находилась под домашним арестом, к дочери в больницу не пускали, весь день допрашивали. Когда состояние ребенка стало критическим, все же разрешили визит в больницу. Но тут к карательной машине следствия присоединились врачи. И теперь уже они не разрешали увидеть ребенка, ссылаясь на то, что девочка в реанимации.

Ночь Анастасия провела в больничном коридоре. Когда стало очевидным, что ребенок умирает, запрет сняли.

«В итоге, конечно, пустили к дочери, успели увидеться», — сообщила пресс-секретарь «Открытой России» Наталья Грязневич.

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Фактически Анастасию Шевченко изощренно пытали несколько часов, не пуская к умирающему ребенку. И можно было бы предположить, что эти пытки избирательно применили к ней в рамках следственных действий. Но это не так. Не избирательно.

Держать двери реанимаций закрытыми перед отчаявшимися родственниками тяжелобольных или умирающих людей — рядовая больничная практика в России.

Адовы круги разлуки с близкими в последние часы жизни испытывают сотни человек ежедневно по обе стороны реанимационной палаты.

Последние годы эту норму пытались изменить всеми возможными силами и общественные деятели, и благотворительные фонды, и врачи. Сдвинуть махину запрета удалось, но очень незначительно.

Год назад в Госдуму был внесен законопроект, корректирующий закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». В нем предлагалось обязать Минздрав утвердить порядок доступа в реанимационные отделения. Законопроект в июне прошел первые слушания, дата вторых до сих пор не назначена.

Практически одновременно в июне 2018 года столичный Департамент здравоохранения впервые в России издал приказ «Об организации посещений пациентов, находящихся в отделении реанимации и интенсивной терапии».

Однако, несмотря на название, приказ принципиально ничего не изменил. Да и касался он только Москвы.

Львиную долю текста приказа занимает описание того, как и где размещать специальные памятки для родственников, которые хотят посетить реанимацию.

Руководство больниц вправе ограничивать определенными часами время посещения и «вносить по своему усмотрению ограничения для визитов» (выделено мною. — Н. Ч.).

То есть, проще говоря, администрация больницы соблюдет все инструкции, предлагаемые Минздравом, если запретит прийти к умирающей маме после 22 часов, и в том случае, если она будет под капельницей (потому что во время медицинских манипуляций находиться рядом нельзя).

Так или иначе, в российской госпитальной практике, особенно в провинции, сегодня остается привычно распространенной практика тотальной изоляции больных в реанимации. Главный аргумент для запрета — нарушение посетителями стерильности отделений.

У меня нет никаких сомнений, что где-нибудь отчаявшийся отец вламывался в реанимацию, сметая все на своем пути, когда слышал, что «шансов нет».

У меня нет никаких сомнений, что уставшая от бессильных слез мать подговаривала нянечку пустить к ребенку за деньги хотя бы на «пять минут».

Слезы, отчаяние, бессилие и животный страх не успеть — вот те эмоции, которые испытывают родственники больных людей.

Если вдуматься, рядовой норматив больничной практики — это узаконенное издевательство и нарушение прав человека.

Парламентская ассамблея Совета Европы даже издала рекомендацию «О защите прав и достоинства неизлечимо больных и умирающих», в которой призывает государства обеспечить гарантии «защиты от смерти в одиночестве и без должной заботы».

Год назад благотворительный фонд «Детский паллиатив» и Ассоциация детских анестезиологов-реаниматологов России подготовили типовые документы для лечебных учреждений по организации совместного пребывания ребенка с родителями в отделениях реанимации и интенсивной терапии.

Карина Вартанова, директор благотворительного фонда «Детский паллиатив» рассказывала, что разработанные положения и правила основаны на лучших российских и зарубежных практиках, подготовлены в соответствии с законодательством РФ и прошли согласование в Российском национальном исследовательском медицинском университете им. Н.И.

Пирогова и Санкт-Петербургском государственном педиатрическом медицинском университете. То есть все медицинские нормативы они соблюдают и учитывают.

А самое главное, что стремятся донести до медицинского сообщества разработчики «Открытой реанимации» —

дети реально (научно доказано) лучше себя чувствуют и быстрее выздоравливают рядом с мамой.

Мама — это иногда последний действенный ресурс, когда все остальные исчерпаны. И я не думаю, что взрослые больные в базовой потребности видеть рядом в минуты страданий близкого человека чем-то отличаются от детей.

Практику «Открытой реанимации» за этот год стали активно внедрять в регионах. Где-то дело пошло, где-то стопорится, где-то категорически отвергается. Так или иначе, право матери на посещение регулирует завреанимацией. Захочет — позволит, нет — найдет поводы сослаться на инструкцию.

Когда закон в России имеет шанс трактоваться в «рекомендательном режиме» применения, можно не сомневаться, что он неизбежно будет хронически игнорироваться.

В конце 2018 года произошло событие, создавшее прецедент в истории противостояния родственников больных с администрациями реанимаций. Жительница Москвы подала в суд на московскую ГКБ имени Д.Д.

Плетнева за то, что ее не пустили в реанимацию к умирающей матери, несмотря на то, что медики сообщали ей о том, что женщина в сознании и что ее состояние критическое. Измайловский райсуд отказал в удовлетворении иска.

Однако в декабре Мосгорсуд это решение отменил, родственникам присуждена компенсация морального вреда в размере 30 тыс. рублей в пользу каждого.

Суд указал, что «из норм действующего законодательства следует, что родственники имеют право на посещение пациента, находящегося в отделениях реанимации и интенсивной терапии…», и что «больница не доказала, что ей были предприняты все возможные действия, направленные на реализацию права истцов на прощание с умирающим родственником».

Юристы отмечают, что этот судебный прецедент позволит рассчитывать, что администрации больниц начнут просто опасаться перспективы крупных выплат родственникам. А пока, если вас не пускают в реанимацию,

берите действующий закон, стерильные бахилы, халат и идите к завотделением или главному врачу и пытайтесь донести до него без крика и угроз, что вы имеете право увидеть близкого человека.

И это ваше, а не его право. ВАШЕ ПРАВО.

Нарушение права на посещение родственников в реанимации

Каждая третья семья с детьми недополучает льготы, потому что просто о них не знают. Это показал опрос Общественной палаты России.

Самыми неизвестными льготами оказались налоговые послабления на транспорт и землю, путевки в оздоровительные лагеря, подарки для детей из многодетных семей и возможность бесплатно посещать музей или даже получать возмещение стоимости своего отдыха.

Читайте также:  За неправомерное понуждение потребителя к предоставлению персональных данных будет налагаться штраф (законопроект)

Если брать льготников во всех категориях, то тут несведущих ещё больше, порядка 60%. Но эксперты возлагают большие надежды на новые супер-сервисы госуслуг. С их помощью получить льготы станет намного проще.

Законодательная основа

Согласно федеральному закону от 29.05.2019 г. № 119-ФЗ «О внесении изменений в статьи 14 и 79 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»», в федеральный закон от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» внесены следующие изменения:

1) часть 2 статьи 14 дополнить пунктом 19.1 следующего содержания:«19.

1) утверждение общих требований к организации посещения пациента родственниками и иными членами семьи или законными представителями пациента в медицинской организации, в том числе в ее структурных подразделениях, предназначенных для проведения интенсивной терапии и реанимационных мероприятий, при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях»;

Закон на практике

Другое дело добиться посещения родственника в реанимации. Это действительно трудная задача, притом что закон полгода как уже подписан, но почему-то не везде работает. Минздрав разработал новые требования для посещения отделений интенсивной терапии. Что же они изменят?

История 1

За две недели, в течение которых на глазах у врачей тихо угасала 73-летняя Нина Петровна, ее внучку выгоняли ни то что из палаты, но и вообще из здания больницы. А когда удалось прорваться назад, родную бабушку узнала с трудом. Внучка сразу кинулась к бабушке и увидела, что губы пересохшие, спросила, поили ли ее, на что бабушка качала отрицательно головой.

Пролежни до костей, руки будто после пыток, её просто спрятали в реанимацию, убеждена внучка. За 11 дней не пустили даже попрощаться, внучке говорили: «Вы ей никто». Такой, как удалось увидеть в момент «прорыва» внучки в реанимацию, она и запомнила любимую бабушку. Живой она её больше не видела. О смерти Нины Петровны цинично сообщили по телефону.

Как бы ни был чудовищен этот случай, он далеко не единичный.

История 2

Несколько дней умирала в одиночестве уже в московской больнице 89-летняя ветеран Великой Отечественной. В это время ее сын пытался прорваться сквозь кордоны равнодушия и бесчеловечности медицинских работников… так и не получилось. В руководстве больнице принесли свои извинения, однако в их искренность верится с трудом. Родственники уверены: их бабушку просто бросили умирать.

И все, что уже спустя время говорит заместитель главного врача, похоже на отговорки, а именно «в первый день родственники вообще не приходили, на второй день разрешение было дано, но сын пациентки уже вступил в конфликт с медперсоналом и не хотел идти в реанимацию из-за этого».

Ощущения больного

Оказаться один на один со своей болезнью за дверями реанимации, куда не пускают родных, для больного – это трагедия вдвойне. Ведь зачастую одно только присутствие родного человека позволяет почувствовать себя хоть немного лучше. Казалось бы, уж врачи должны это понимать.

В эти моменты помощь необходима, именно моральная поддержка, а особенно моральная поддержка близких людей, потому что он сам не понимает, либо не может никак воздействовать на процесс, который происходит с ним и вокруг него.

Когда близкие люди рядом, они вселяют в заболевшего уверенность в том, что они помогут ему что-то сделать. В одиночку же больной абсолютно беспомощен, зачастую о своих правах у него нет сил даже сказать, не то что требовать или кому-то жаловаться. Хотя права-то как раз прописаны, но, видимо, только на бумаге.

Родственников в реанимацию будут пускать на законных основаниях

Права пациента

В федеральном законе прописаны права, на что пациент имеет право. К примеру, на посещение родственниками, посещение священнослужителем, то есть последним могут совершаться ритуальные обряды, к примеру, причастие, могут проводиться в реанимационном отделении.

Поведение врачей

Почему же медицинские работники так упорно желают оставлять родственников за дверями реанимационного отделения? Ведь там, где скрывать нечего, и необходимости закрывать двери не возникает необходимости.

Безусловно, что есть определенные ситуации, когда родственникам нельзя пойти навстречу, к примеру, пациенту в реанимационном отделении проводятся диагностические исследования, когда проводятся срочные реанимационные мероприятия пациенту.

Мнение Минздрава

Все эти моменты, а скорее всего, это исключение, уже учел Минздрав. Так, по новым требованиям в реанимацию не пустят в состоянии алкогольного опьянения, если родственник болеет простудой.

Пояснения призваны сгладить конфликт. Только вот знают ли и чиновники, что нужно сделать, чтобы врачи начали видеть в родных своих пациентов прежде всего людей, а не досадную помеху работе?

Согласие пациента и его отсутствие

В правилах посещения больного в реанимации прописано, что больной сам должен дать согласие на посещение, либо его близкие родственники.

Но ведь, наверное, нередки случаи, когда в реанимации больной находится без сознания, или, допустим, у него нет близких родственников.

Что же делать в таких ситуациях? Безусловно, мы теперь с вами знаем, что в законе прописано право посещения больных в реанимации.

Однако есть случаи, когда не всегда человек хочет, чтобы близкие люди видели его в беспомощном состоянии, с различными катетерами, трубками.

Поэтому медики исходят из интересов и желания больного, в первую очередь. Но если он в силу своего состояние не сможет дать свое согласие, то это может сделать его законный представитель.

Но даже если и законного представителя нет, это может сделать дежурный врач.

Все же положительных примеров по стране намного больше. Некоторые врачи вникают в ситуацию и действуют в интересах больного. Если в реанимации оказывается ребенок, то родителей, безусловно, допускают в отделение реанимации, за исключением строго определенных ситуаций, связанных с манипуляциями в отношении больного.

Посещение больного ночью

Родственникам нужно знать, что во время визита к родному человеку, находящемуся в реанимации, нельзя курить, быть заболевшим простудой, находиться в грязной одежде. Это касается посещения реанимации и в дневное, и в ночное время.

Больные все же спят ночью в реанимации, получают для этого специальные лекарства, в больнице в ночное время чуть меньше медицинского персонала. И поэтому все же лучше в ночное время не беспокоить больного в реанимации своим присутствием.

Отказ на посещение

Если вам все же отказывают в посещении вашего близкого в реанимационном отделении, без объяснения, вы должны знать, что в приказе (приказ Министерства здравоохранения РФ «Об утверждении общих требований к организации посещения пациента родственниками и иными членами семьи или законными представителями пациента в медицинской организации, в том числе в ее структурных подразделениях, предназначенных для проведения интенсивной терапии и реанимационных мероприятий, при оказании ему медицинской помощи в стационарных условиях») прописано, что либо главный врач отвечает за посещение больных родными, либо он назначает ответственное лицо. Тогда у родственника есть возможность обратиться и пожаловаться главврачу, либо если получен полный отказ, тогда в страховую компанию.

Пусть вы и ваши близкие всегда будут здоровы!

Источник: 9111.ru

Должны ли пускать в реанимацию родственников и близких – новый Закон 2018 года о допуске в реанимацию

В марте СМИ сообщили о том, что запреты на посещение детей являются нарушением федерального закона № 323, а запрет на посещение взрослых — нарушением Конституции по части свободы перемещения.

Эта практика нарушает закон. И эта тема обсуждается давно, и на разных уровнях.

В итоге, Минздрав признал право родственников на посещение в реанимации. Те, кто всё-таки встретит запрет, имеет право оспорить отказ в суде.

Согласно нормам закона, мы видим, что везде речь идет о родственниках, членах семьи. А другим людям — скажем, друзьям, коллегам — нельзя посещать больного в реанимации?

И кто это – родственники, или члены семьи?

С понятием родственников и членов семьи можно познакомиться в законодательстве, а это -Семейное, Гражданское, Уголовное, Налоговое, Трудовое (и т. д.) законодательство.

  • Правда, нигде не присутствуют четкое определение и списки, и на эту тему можно много рассуждать.
  • Согласно правилам, такие посетители могут навестить пациента в реанимации, если их будут сопровождать близкие родственники (отец, мать, жена, муж, взрослые дети).

СТОИТ ЗНАТЬ: Кем бы вы ни приходились больному, надо пытаться отстаивать свои права. Правда, многие моменты еще на грани обсуждения. Подождем. 

Очень гуманно – разрешить посещать родственников, которые находятся в отделении реанимации.

Но медики – даже, имея существующий приказ Минздрава, который устанавливает правила пропуска в реанимационные отделения — растеряны. Ведь проблем добавляется.

Их определяют на локальном уровне медучреждения — т.е., речь идет о Правилах внутреннего распорядка.

  1. Иными словами, четкое решение — пускать к больному родных, или не пускать — принимает руководитель медучреждения или ответственный медперсонал.
  2. Кроме оказания помощи медперсоналу в уходе за больным и поддержании чистоты, посетители отделений реанимации и интенсивной терапии должны соблюсти ряд условий.

НАДО ЗНАТЬ: Не пропустите беседу с медперсоналом, прежде чем отправляться в реанимацию, и выполните каждое условие и правило – это в ваших интересах, и в интересах больного.

Итак, посещение реанимации родственниками разрешено законом. Есть правила посещения.

Между тем, к пациенту могут не пустить.

Почему не пускают в реанимацию, каковы причины, закономерны ли они?

ВАЖНО: На самом деле, говорят медики, спорных моментов больше.

Но к ним важно относиться не только с точки зрения нормативного регулирования, но и с позиции жизненно-моральных принципов, осознавая весь груз ответственности за посещение реанимации.

Не спешите биться в истериках. Выслушайте причины отказа.

ПОМНИТЕ: Отстаивая свое право на посещение реанимации, постарайтесь объективно оценить ситуацию и сделать выводы так ли важно ваше присутствие, не навредит ли оно больному.

Оцените — (15

Госдума во втором, основном чтении приняла законопроект о допуске родственников в реанимацию. Новости. Первый канал

Госдума 15 мая во втором — основном чтении — одобрила законопроект о допуске в реанимацию родственников пациента. Сейчас этот вопрос остается на усмотрение врача, а после принятия документа будет установлен четкий порядок посещений, его разрабатывают вместе с Минздравом.

Элеоноре Анатольевне, попавшей в отделение обшей реанимации столичного НИИ имени Склифосовского с переломом, уже лучше. Возможно, из-за того что внучка Альбина приходит к ней каждый день.

«Уже когда бабушка пришла в себя, увидела меня, мою сестру, когда началось общение, конечно, легче стало, ей легче стало, сейчас уже идем на поправку», — рассказывает Альбина Марзоева.

Часами ждать на проходной здесь не нужно. Родственников пропускают в реанимацию оперативно. Врачи уверены, что для больного очень важно увидеть близких людей.

«Это касается не только тех больных, которые находятся в сознании, но и тех больных, которые находятся в коме. Даже если человек находится в коме, посещение родственников, даже кратковременное, зачастую ведет к необъяснимым положительным эффектам, это тоже нужно учитывать», — говорит заместитель директора по лечебной работе НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского Алексей Токарев.

Но далеко не везде двери реанимационных отделений открыты для родных и близких больных. Право быть рядом пропишут в федеральном законе. Больницы будут обязаны пускать родственников к пациентам, находящимся в реанимации. Общие требования к организации такого посещения позже определит Минздрав.

С просьбой дать людям такую возможность еще три года назад в ходе «Прямой линии» к Владимиру Путину обратился актер Константин Хабенский. Президент тогда поддержал эту идею, но работа над законом идет без спешки — тема слишком деликатная. Ведь родственники не должны нарушать покой других пациентов.

«Конечно, практики совершенно разные.

Должен вам сказать, что мой личный опыт, я 30 лет в детской хирургии, свидетельствовал о том, что в наше отделение реанимации мы всегда всех пускали в те моменты, когда заканчивались манипуляции.

Почему — потому что выздоровление ребеночка без мамы практически невозможно», — подчеркивает председатель комитета ГД РФ по охране здоровья, член фракции «Единая Россия» Дмитрий Морозов.

Очевидно, что порядок посещения должен зависеть от типа медицинского учреждения. Например, в реанимации родильного дома или инфекционного отделения сложно представить посторонних.

«Появится нормативно-правовой акт, который будет регулировать процесс посещения. Одни учреждения кого-то допускают, кого-то не допускают. Вот с этим надо покончить и должны быть единые подходы ко всем», — считает заместитель руководителя фракции ЛДПР в ГД РФ Ярослав Нилов.

«Очень важна и моральная поддержка как самому пациенту, так и тем родственникам, которые чрезвычайно сильно беспокоятся за состояние близкого им человека. Считаю, что поддержать такую инициативу следует», — говорит член комитета ГД РФ по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления, член фракции КПРФ Денис Парфенов.

«Уход, кормление, санитарные процедуры, выполняемые близким человеком, конечно, это очень важно», — подчеркивает заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в ГД РФ Олег Нилов.

Закон о доступе родственников в реанимации вступит в силу не сегодня. Предстоят еще последнее, третье чтение в Думе и рассмотрение в Совете Федерации. Затем документ отправят на подпись президенту.

В реанимацию разрешат пускать друзей — мк

Новый документ Минздрава подробно расписывает правила посещения тяжелых пациентов

Минздрав РФ разработал правила посещения тяжелых больных в реанимациях и палатах интенсивной терапии. Согласно документу, навестить пациента в палате реанимации смогут теперь не только прямые родственники, но и друзья в сопровождении первых. Многие правила, как оказалось, формально уже давно существуют в больницах, и их лишь оформили на бумаге.

Чиновники прописали требования к посещению пациентов, которые находятся в реанимации либо в палате интенсивной терапии больниц. Так, увидеть тяжелобольного могут только близкие родственники (мать, отец, дети после 12 лет, братья и сестры). Друзья и коллеги также могут навестить больного, но только в сопровождении вышеуказанных родных и с разрешения самого пациента.

Кроме того, перед посещением родственники (или законные представители пациента) должны получить согласие лечащего врача и заведующего отделением.

Другое обязательное требование врачебного «этикета» — посетители должны быть абсолютно здоровы: без признаков острых инфекционных заболеваний, в том числе повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции и даже диареи.

Правда, медицинские справки об отсутствии заболеваний врачи требовать не будут, лишь предупредят устно. Скрыть какую-то болячку (например, понос или насморк) или сказать о ней откровенно — этот вопрос остается на совести самих родных и друзей больного.

Пьяных и даже слегка подвыпивших посетителей также не допустят в реанимацию. Всего же в палате сможет находиться одновременно не более двух человек.

Также врачи будут обязаны перед посещением пациента подготовить посетителей психологически — ведь человек в реанимации лежит, как правило, в критическом состоянии.

Прописали в документе и одежду, которую необходимо надеть. Верхнюю, как обычно, следует снять, надеть бахилы, халат, маску, шапочки, тщательно вымыть руки. Мобильный телефон и другие электронные устройства выключить. Посетители обязаны соблюдать тишину и выполнять указания врачей и медсестер.

Запрещается заходить в реанимацию во время проведения инвазивных процедур — интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки, проведение сердечно-легочной реанимации и так далее.

По словам научного сотрудника 1-го отделения хирургии РНЦ хирургии имени Петровского Александра Цховребова, формально практически все эти правила существуют давно.

Правда, родственников к больному пускают только в том случае, если он долго лежит в реанимации и дал письменное согласие на посещение. При этом зайти может, как правило, лишь один человек, двое — крайне редко.

Друзей в реанимацию практически не пускают, если только больной попросит сам.

— В палате интенсивной терапии и реанимации в зависимости от того, какая она — кардио-, общая и так далее, находятся до 4–6 пациентов. За ними постоянно наблюдают врач-реаниматолог и несколько медсестер. Поэтому если посетителей окажется много, за ними невозможно будет уследить, осмотреть всех на состояние здоровья, — пояснил хирург.

Доступ родственников в реанимацию: что делать, если вас не пускают к ребенку?

Да, могут. Причем речь идет не только о детях, а вообще о родственниках, находящихся в отделении реанимации и интенсивной терапии.

Это право отдельно оговорено в информационно-методическом письме Министерства здравоохранения РФ от 30 мая 2016 г.

N 15-1/10/1-2853 «О правилах посещения родственниками пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (реанимации)». Рекомендуем распечатать его перед посещением медицинского учреждения и иметь при себе.

В письме оговариваются условия, которые должны соблюдаться посетителями:

— Родственники не должны иметь признаков острых инфекционных заболеваний (повышенной температуры, проявлений респираторной инфекции, диареи). При этом медицинские справки об отсутствии заболеваний не требуются.

— Перед посещением медицинскому персоналу необходимо провести с родственниками краткую беседу для разъяснения необходимости сообщить врачу о наличии у них каких-либо инфекционных заболеваний, психологически подготовить к тому, что посетитель увидит в отделении.

— Перед посещением отделения посетитель должен снять верхнюю одежду, надеть бахилы, халат, маску, шапочку, тщательно вымыть руки. Мобильный телефон и другие электронные устройства должны быть выключены.

  • — Посетители в состоянии алкогольного или наркотического опьянения в отделение не допускаются.
  • — Посетитель обязуется соблюдать тишину, не затруднять оказание медицинской помощи другим пациентам, выполнять указания медицинского персонала, не прикасаться к медицинским приборам.
  • — Не разрешается посещать пациентов детям в возрасте до 14 лет.
  • — Одновременно разрешается находиться в палате не более чем двум посетителям.

— Посещения родственников не разрешаются во время проведения в палате инвазивных манипуляций (интубация трахеи, катетеризация сосудов, перевязки и т.п.), проведения сердечно-легочной реанимации.

— Родственники могут оказывать помощь медицинскому персоналу в уходе за пациентом и поддержании чистоты в палате только по личному желанию и после подробного инструктажа.

— В соответствии с Федеральным законом N 323-ФЗ, медицинскому персоналу следует обеспечить защиту прав всех пациентов, находящихся в отделении реанимации (защита персональной информации, соблюдение охранительного режима, оказание своевременной помощи).

Предъявлять какие-то еще требования к посетителям, например просить предоставить справки об отсутствии заболеваний или другие документы, работники реанимации не имеют право. Но всегда помните, что вы можете требовать соблюдения своих прав, только если сами следуете установленным правилам.

Правительство поддержало допуск родственников пациентов в реанимацию

Родственников пациентов будут пускать в реанимацию. Правительство поддержало депутатский законопроект, который закрепляет такую обязанность за медицинскими учреждениями. Порядок посещений должен установить Минздрав.

Об этом «Известиям» рассказал один из разработчиков проекта закона Николай Герасименко. Доступ родственников пациентов в палаты интенсивной терапии важен и для тех и для других.

Пока визиты в реанимацию разрешены священнослужителям и адвокатам.

О том, что кабинет министров поддержал законопроект о посещении больных в реанимации, «Известиям» рассказал депутат Госдумы от «Единой России» Николай Герасименко. Он был одним из разработчиков документа. Редакция ознакомилась с отзывом правительства, который рассматривался 21 мая на заседании комиссии по законопроектной деятельности.  

В документе сказано, что парламентарии предложили поправки в закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ». Их суть заключается в том, чтобы у медицинских учреждений появилась обязанность предоставлять родителям и другим членам семьи возможность посещения пациентов в реанимации.

При этом порядок должен быть дополнительно установлен федеральным органом исполнительной власти. Речь идет о Минздраве, который представит этот документ ко второму чтению, пояснил депутат Николай Герасименко. Дата первого чтения еще не определена.

Получить оперативный комментарий ведомства «Известиям» не удалось.

В отзыве кабинета министров сказано, что сейчас вопрос создания условий, которые обеспечивают возможность посещения пациента в медорганизации, урегулирован.

Закон «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» предусматривает приоритет интересов пациента при оказании ему помощи: это реализуется и за счет посещения больного родственниками, если состояние пациента позволяет, а также соблюдается противоэпидемический режим и интересы других граждан.

Но механизма реализации этой нормы нет: на подзаконном уровне не установлен общий порядок посещения. Именно поэтому в медучреждениях по-разному решают вопрос визитов к пациентам. Решения принимаются в каждом конкретном случае, сказано в отзыве.

Прямого запрета на посещения пациентов родственниками нет, этот вопрос отдается на откуп главного врача и заведующего отделением, отметил Николай Герасименко.

Таким образом, установлен разрешительный принцип для посещений в реанимации, обязанности у врачей нет, добавил он.

Депутат отметил, что «это вопрос человеческого отношения к людям, которым нужно создавать нормальные условия пребывания в реанимации».

Так, в Приморском крае доступ к пациентам обеспечен лишь в 10 из 27 детских отделений реанимации и интенсивной терапии, сказано в пояснительной записке к законопроекту.

По данным Минздрава, посещение организовано далеко не во всех медучреждениях.

Хотя в России право на посещение есть у священнослужителей или адвокатов, напомнил член рабочей группы по развитию ОМС Всероссийского союза страховщиков Алексей Старченко.

В большинстве зарубежных стран члены семьи пациентов могут находиться рядом с ними в подобных отделениях. Это возможно в том случае, если соблюдаются правила посещения. 

Президент Лиги защиты пациентов Александр Саверский считает, что у медучреждений не должно быть права запрещать визиты семьи в реанимацию. По его словам, это противоречит Конституции РФ, которая утверждает свободу перемещения, любые ограничения на нее в публичных местах должны быть обоснованы.

— Посещения родственниками больных имеют критическое значение, со стороны медиков очень самонадеянно ограничивать их, — сказал эксперт. Он напомнил, что в 2000-х годах в европейских родильных домах стилизовали обстановку под домашнюю, это резко снизило количество постродовых осложнений у детей.

Директор НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента Давид Мелик-Гусейнов отметил, что рисков при посещении только два: инфекции, которые негативно могут сказаться на больных, и тяжелые впечатления от увиденного у посещающих палаты интенсивной терапии. Эксперт добавил, что сегодня реанимации не приспособлены к визитам родственников. К примеру, в отделениях нет ширм, которые бы отделяли пациентов друг от друга.

Он также отметил, что общение с родственниками играет важную роль в процессе выздоровления человека. С этим согласен и мэр Москвы Сергей Собянин. В сообщении на своем сайте он написал: «Потребность открыть реанимации для посещения родственников всё же есть. Именно потому, что для выздоровления пациенты особенно нуждаются в поддержке родных». 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *