Постановления конституционного суда как источник права

Одни авторы признают решения КС РФ в качестве источников российского права (В.А. Туманов, Б.С. Эбзеев, Е.В. Колесников), другие это отрицают (Н.А. Богданов, Т.Г. Морщакова, Т.Я. Хабриева).

Эти разногласия вызваны, прежде всего, сложившейся правовой доктриной. Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы.

Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделения властей».

Действительно, судебные решения традиционно не относят к источникам континентального права.

В практической деятельности правоприменителю приходится руководствоваться не сложившимися теоретическими установками и положениями, а нормами права – общеобязательными правилами поведения, установленными и санкционированными государством и обеспеченными его принудительной силой.

Функция толкования конституционного (уставного) текста, особенно в установлении жестких механизмов изменения его содержания в целях обеспечения стабильности Конституции, приобретает новое качество – конституционного законодательствования.

Осуществляя толкование основного закона, Конституционный Суд принимает такие решения, без которых сам текст Конституции уже не может считаться полным. Интерпретация каким-либо иным органом конституционной нормы, толкование которой уже было дано Судом, недопустимо.

По мнению М.С. Саликова, юридическая сила принимаемых Конституционным Судом решений равна юридической силе законов. Причем первые более защищены, чем вторые, так как изменить и отменить закон вправе и парламент, и Конституционный Суд, а изменить и отменить свое судебное решение может лишь он сам.

Конституционный Суд выступает в роли законодателя, правда, «негативного»: он выбраковывает дефектные правовые нормы из правовой системы. Так, согласно ч. 3 ст.

79 Закона о Конституционном Суде акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу.

В данном случае Конституционный Суд не выступает в роли законодателя, не подменяет его: он не отменяет закон де-юре. Однако де-факто закон отменяется.

По мнению М.А Митюкова, решения Конституционного Суда РФ фактически являются источником права и имеют характер нормативных актов, который должен быть закреплен в федеральном законодательстве.

Обеспечивать исполнение этих решений должен не только авторитет самого Суда, но и соответствующие государственные институты.

Среди проблем, связанных с реализацией таких решений, можно выделить неоперативность исполнения постановлений; продолжение действия актов, признанных неконституционными; нерадивость и медлительность отдельных должностных лиц и органов; низкую оперативность в корректировке законодательства.

  • Таким образом, постановления Конституционного Суда можно признать источником конституционного права по следующим основаниям:
  • — могут содержать и отменять правовые нормы;
  • — имеют во многих случаях силу закона;
  • — выносятся именем Российской Федерации, являются окончательными и пересматриваются только этим органом;
  • — обязательны на всей территории Российской Федерации для всех органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений;
  • — подлежат официальному опубликованию;
  • — обладают большим моральным авторитетом.
  • Решения Конституционного Суда действительно выполняют правотворческую функцию, выступают в качестве источников права, устанавливают правила, реально регулирующие отношения в обществе, даже если это не соответствует положениям правовой доктрины, причем они являются источниками не только конституционного, но и гражданского, уголовного, трудового и других отраслей российского права.

Правовые позиции конституционного суда российской федерации как источник права

  • THE LEGAL VIEWS OF THE CONSTITUTIONAL COURT OF RUSSIAN FEDERATION AS A SOURCE OF LAW
  • M. Kashnikova
  • Student, Faculty of law, Saint Petersburg University
  • Russia, Saint-Petersburg
  • D.Yamovich
  • Student, Faculty of law, Saint Petersburg University
  • Russia, Saint-Petersburg

Аннотация.

Вопрос о месте правовых позиций Конституционного Суда в системе источников права имеет крайне важное, как теоретическое, так и практическое значение.

Являясь судебным органом, Конституционный Суд, безусловно, выполняет также нормотворческие функции, в связи с чем встаёт вопрос о правовой природе разработанных им позиций, содержащихся в определениях и постановлениях. На него и попытались ответить авторы данной статьи.

Abstract. It’s very important both for the theory and practice to determine the place of the legal views of the Constitutional Court of Russian Federation in the system of sourсes.

The Constitutional Court is judicial body, but it also fulfils the normative functions, that’s why there is a question about the legal nature of its legal views.

The authors of this article try to answer this question.

  1. Ключевые слова: источник права; правовая позиция; конституционное право; судебная практика; Конституционный Суд.
  2. Keywords: a source of law; a legal view; constitutional law; case law; the Constitutional Court.
  3. Для дальнейшего рассмотрения выбранной проблематики необходимо определиться с основными понятиями, которые будут использоваться при раскрытии темы.

Под источником права понимаются формы внешнего выражения правовых норм в виде актов компетентных государственных органов, которые могут быть использованы правоприменительными органами – судами.

Для того, чтобы установить, являются ли правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации источником права, мы должны проверить их по определенным критериями. Во-первых, источники права обладают правотворческой значимостью, т.е.

создаются в процессе правотворчества в особом порядке, для чего используются особые приёмы и средства юридической техники. Во-вторых, они представляют собой юридически оформленную государственную волю и вступают в силу только после санкционирования государством.

В-третьих, источники права обладают общеобязательным характером. Также они имеют особую юридическую форму, должны обладать формальной определенностью, быть конкретными и чёткими.

Еще один признак заключается в том, что источники права регулируют определенные сферы общественной жизни и должны быть общеизвестны: государство должно осуществлять информирование о существе установленных в источниках права правил поведения, сфере и пределах их действия. При этом не стоит забывать о принципе, выработанном ещё римскими юристами: «Ignorantia non est argumentum».

Теперь рассмотрим вопрос о компетенции Конституционного Суда РФ. Деятельность Конституционного Суда РФ регулируется Конституцией Российской Федерации и Федеральным Конституционным Законом «О Конституционном Суде Российской Федерации.

Эти нормативно-правовые акты наделяют Конституционный Суд довольно широкими полномочиями, к числу которых относятся: абстрактный (последующий) конституционный нормоконтроль; предварительный нормокнотроль – в отношении не вступивших в силу международных договоров РФ; разрешение споров о компетенции между органам государственной власти РФ и органами власти субъектов РФ; также КС РФ осуществляет конкретный нормоконтроль при проверке конституционности законов, примененных или подлежащих применению в конкретных делах на основании жалоб на нарушение конституционных прав и свобод, поступающих от граждан, а также по запросам судов. Список перечисленных полномочий не является исчерпывающим. Как отмечает С.Э. Несмеянова: «Законодатель неоднократно пользовался своим правом расширения компетенции Конституционного Суда РФ, в связи с чем следует признать, что в настоящее время не представляется возможности чётко установить объём полномочий этого органа» [5, с. 69].

Теперь встает вопрос о том, что же понимается под «правовой позицией» КС? До недавнего времени ФКЗ о Конституционном Суде содержал норму, в которой непосредственно применялся термин «правовая позиция», однако в 2010 году в ФКЗ о Конституционном Суде РФ были внесены изменения, в результате чего этот термин был изъят из текста Закона, при этом сам феномен «правовой позиции», её значение и содержание продолжает привлекать внимание теоретиков и практиков юриспруденции. Правовой позицией можно назвать выводы общего характера, которые Конституционный Суд формулирует в своих решениях на основе толкования Конституции, которые представляют интерес как для законодателя, так и для правоприменительных органов.

Исходя из приведенного выше понимания термина «правовая позиция», следует поставить вопрос о юридической силе последней и возможности её изменения. По мнению Н.В. Витрука, «по юридической силе правовые позиции Конституционного Суда приравниваются к самой Конституции РФ» [4, с. 69]

Поскольку правовая позиция Конституционного Суда содержится в его решении, она общеобязательна (ст. 6 ФКЗ). Так, в определении от 7 октября 1997г. № 88-О КС РФ установил, что «правовая позиция может содержаться в любом решении Конституционного Суда РФ» [3, ст. 4900].

Обязательность правовых позиций подтверждается их устойчивостью и неоднократным использованием при обосновании Конституционным Судом вновь принимаемых решений. В качестве подтверждения этой точки зрения можно привести Постановление от 29 января 2004 г.

№ 2-П, где есть слова: «согласно правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в…», а также «правовая позиция, изложенная Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от… конкретизирована в определении от…».

В практике Конституционного Суда встречаются случаи, когда в ранее изложенную правовую позицию вносятся дополнения и изменения, что подтверждает феномен правовой позиции как способа познания той или иной нормы.

Интересным представляется вывод, сделанный А.Н. Кокотовым: «Возможность изменения Конституционным Судом собственных правовых позиций означает, что присущие им свойства обязательности и окончательности (в отличие от обязательности и окончательности решений, в которых правовые позиции закреплены) не являются юридически непреодолимыми, правда только для самого Конституционного суда» [10, с. 7]

Правовые позиции Конституционного Суда имеют значение не только для обоснования по аналогичным вопросам последующих решений самого Суда, но и играют большую роль во взаимоотношениях с правоприменителем и иными судами, которые обязаны корректировать свою деятельность с учётом органа конституционного судебного контроля.

Правовые позиции обязательны для законодателя, поскольку именно в них содержится не толкование самой Конституции РФ, но и конституционный смысл тех или иных нормативно-правовых актов, проверяемых в пределах полномочий Конституционного Суда РФ, которые законодательному органу необходимо изменить, дополнить, учесть при совершенствовании текущего законодательства. Безусловно, обязательными правовые позиции Конституционного Суда РФ являются и для конституционных (уставных) судов субъектов РФ.

Учитывая все признаки правовых позиций, содержащихся в решениях Конститу­ционного Суда Российского Федерации и соотнеся их с признаками источников права в целом, мы можем сделать вывод о том, что правовые позиции Конституционного Суда РФ можно считать источником права.

Многие правоведы убеждены, что для этого необходимо придать им статус закона, что приведет к нарушению принципа разделения властей. Но в этом, на наш взгляд, нет необходимости. Признание за решениями Конституционного Суда статуса законов признало бы за ним законодательные полномочия, что является недопустимым.

К тому же, никто не будет спорить с тем, что Постановления Правительства РФ, которое осуществляет исполнительную власть на территории Российской Федерации, а также Указы Президента РФ относятся к источникам права и причисляются к подзаконным правовым актам.

В чём тогда разница между признанием источника права за актами, издаваемыми исполнительным органом и судебным? Некоторые противники признания правовых позиций Конституционного Суда РФ источником права ссылаются также на то, что это не соответствует особенностям континентальной правовой семьи, к которой относится Российская Федерация.

Но романо-германская правовая система не отрицает судебный прецедент как источник права, она лишь признает приоритет нормативно-правового акта. Поэтому М.Н.

 Марченко совершенно точно заметил: «Тот факт, что закон в широком смысле слова рассматривается в романо-германской правовой семье как первичный, широкообъемлющий источник права, в реальной действительности вовсе не означает, что он является исключительным, а тем более абсолютным или всеобъемлющим по своей значимости и степени распространенности источником» [12, с. 36]. Деятельность Европейского Суда по правам человека подтверждает тот факт, что судебный прецедент всё больше проникает в систему источников права в странах континентального права.

Нельзя забывать о том, что только Конституционный Суд РФ вправе давать официальное толкование Конституции РФ и отменять нормативно-правовые акты, не соответствующие ей. Таким образом, если за Конституционным Судом РФ признаются полномочия выводить из правового пространства нормативный правовой акт, то его решения невозможно не признавать источником права.

Таким образом, исходя из представленного выше анализа, можно сделать вывод о том, что нельзя отрицать тот факт, что в настоящее время Конституционный Суд РФ обладает правотворческими функциями, а его решения носят нормативный характер. Стоит согласиться с позицией С.П.

Маврина, который писал, что правовые позиции Конституционного Суда РФ «представляют собой правовые явления особого рода, которые обладают надотраслевым праворегулирующим потенциалом, позволяющим им вполне обоснованно претендовать на самостоятельную роль в системе российского права» [13, с. 22-23].

Читайте также:  Перечень документов для получения гражданства рф

Список литературы:

Барашева Е.В., Бутырина К. А., Краснова А. С. Судебные акты Конституционного суда как источник права

  • Судебные акты Конституционного суда как источник права
  • Judicial acts of the Constitutional Court as a source of law
  • Барашева Елена Викторовна
  • Barasheva Elena Victorovna

К.э.н, доцент ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск

  1. barahevaev@bk.ru
  2. Бутырина Кристина Алексеевна
  3. Butyrina Kristina Alexeyevna
  4. Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск
  5. kbutyrina585@gmail.com
  6. Краснова Алена Сергеевна
  7. Krasnova Alena Sergeevna
  8. Студентка ВСФ ФГБОУ ВО РГУП, г. Иркутск
  9. alena-krasnova-99@mail.ru

Аннотация. В данной статье приведены результаты исследования на тему: «Являются ли акты конституционного суда источниками права». В ходе работы были рассмотрены источники права, значимость актов Конституционного суда. В итоге мы подошли к главному вопросу являются решения конституционного суда источниками права.

Annotation. This article presents the results of a study on «whether acts of the constitutional court are sources of law». In the course of the work the sources of law, the significance of the acts of the constitutional court were considered. As a result, we came to the main issue are the decisions of the constitutional court as sources of law.

Ключевые слова: Конституционный суд, источник права, акты Конституционного суда, разделение властей, Конституция Российской Федерации, судебный орган конституционного контроля, юридические нормы, административное право, нормативный акт, прецедентная система права.

Keywords: Constitutional court, source of law, acts of the constitutional court, separation of powers, Constitution of the Russian Federation, judicial body of constitutional control, legal norms, administrative law, normative act, case law system.

Для начала нужно разобраться, что такое «источник конституционного права». Источник конституционного права – это нормативно-правовые акты регулирующие конституционные отношения. Источникам права, в том числе и конституционного, присущи следующие качества: определённость, общеобязательность и общеизвестность.

[1] До сих пор вопрос определения источника права остаётся дискуссионный. По данному поводу высказывается большое количество учёных, таких как Жилин Г. А. [2], Белкин А.А. [3] и другие. Противники признания судебных решений в качестве источников права выдвигают следующие аргументы.

Во-первых, Россия не принадлежит к числу государств с прецедентной системой права, и, во-вторых, акты судебных органов не могут быть признаны источниками права, так как это нарушало бы принцип «разделение властей». Источник права – это результат правотворческой деятельности государства, либо прямого волеизъявления.

В юридической литературе выделяются следующие виды источников конституционного права: Конституция Российской Федерации, содержащие нормы конституционного права федеральные законы, подзаконных актов (актов Президента РФ и постановлений Правительства РФ), акты Федерального Собрания, международные и внутригосударственные договора, акты субъектов РФ, сохраняющих свое действие актов бывшего СССР и РСФСР.

  Ещё возникает вопрос о значении актов Конституционного суда. С юридической точки зрения акты Конституционного суда считаются выше федеральных нормативных актов. Если акт отменяется частично, то он становится частью содержания. Акты Конституционного суда выступают, как источники административного права. Акты имеют признаки, которые позволяют отнести их к источникам права:

  • 1) Решения являются обязательными по всей территории Российской Федерации;
  • 2) Акт, который признали не конституционным, утрачивает силу и не может использоваться;
  • 3) Если субъект принял нормативный акт, который не соответствует Конституции, то необходимо обеспечить его правовое регулирование;
  • 4) Решение суда нельзя обжаловать. [4]

     Прежде чем разобраться с этим вопросам, нам нужно сказать несколько слов о самом суде. Конституционный суд Российской Федерации – это судебный орган конституционного контроля, осуществляющий судебную власть посредствам конституционного судопроизводства на основе Конституции Российской Федерации на основании статьи 125.

[5], Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» от 21 июня 1994 года. [6] Конституционный Суд РФ состоит из 19 судей и вправе осуществлять свою деятельность при наличии в его составе не менее трех четвертей от общего числа судей. Полномочия Конституционного Суда не ограничены сроком.

Судья Конституционного Суда назначается на должность сроком на 12 лет. Предельный возраст для пребывания в должности судьи 70 лет. Назначение на должность судьи на второй срок не допускается. Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы конституционного права.

При осуществлении конституционного судопроизводства он воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов и иных органов. [7]

Конституционный Суд рассматривает и разрешает дела в пленарных заседаниях и заседаниях палат Конституционного Суда.

Он состоит из двух палат, включающих в себя соответственно 10 и 9 судей Конституционного Суда. Персональный состав палат определяется путем жеребьевки.

В пленарных заседаниях участвуют все судьи Конституционного Суда, в заседаниях палат судьи, входящие в состав соответствующей палаты. [8]

Теперь мы подошли к главному «Судебные акты Конституционного суда как источники права». Возникает вопрос о том, являются ли акты Конституционного Суда РФ источником конституционного права.  Это очень сложный вопрос. Поэтому мнения разделяются. Одни авторы считают, что судебные акты являются источниками права, другие против этой точки зрения.

Профессор В.Д. Зорькин отмечает: «В российской юриспруденции существует взгляд на решения Конституционного Суда как на решения прецедентного характера. Действительно, некоторые существенные свойства решений Конституционного Суда, содержащих правовые позиции, сближают их с прецедентами.

Так, его решения распространяются не только на конкретный случай, но и на все аналогичные случаи и имеют официальный характер, делающий их реализацию обязательной на всей территории страны.

Поскольку можно говорить о самостоятельной правотворческой функции Конституционного Суда следует признать, что его решения приобретают прецедентный характер и становятся источниками права». [9]

  Так, например, академик В.С. Нерсесянц считает, что решение Конституционного Суда Российской Федерации о признании закона несоответствующим Конституции, является правоприменительным актом.

[10] Действие признанного неконституционным положения отменяется не решением Конституционного Суда, а законодателем, в данном случае в силу прямого действия Конституции, установившей такое правило.

Решение судебного органа о несоответствии рассматриваемого нормативного акта Конституции – лишь основание для отмены этого акта компетентным правотворческим органом, а не сама отмена.

Профессор В.А. Кряжков пытается примирить авторов различных позиций о правовой природе решений конституционных судов. По его мнению, «решения Конституционного Суда занимают специфическое место в системе правовых актов. Они не могут быть отнесены ни к правоприменительным, ни к нормоустанавливающим актам, в них сочетаются качества того и другого». [11]

  1.    Конституционный суд Российской Федерации осуществляет правотворческую функцию, но с определенными особенностями. А именно:
  2.  1) правотворчество является не главной целью суда, а «дополнительным продуктом функционирования правосудия»;
  3.  2) оно осуществляется на основе конституции и не должно ей противоречить;
  4. 3) оно связано чаще всего с толкованием права и восполнением пробелов в праве;
  5. 4) существуют пределы судебного правотворчества;
  6.  5) сами правоположения вырабатываются судом на основе правовых принципов и юридических норм;
  7. 6) они не могут сами по себе отменить или изменить закон.
  8. В настоящее время в науке конституционного права утвердилось мнение о том, что решение конституционного суда – источник права.

В заключении хотим выразить своё мнение на эту тему.

Мы больше склоняемся к точке зрения людей, которые считают, что судебные акты Конституционного суда являются источниками права, потому что признание судебных актов источниками права обязывает регулировать судейское нормотворчество и в первую очередь следует установить обязательность рассмотрения дел в порядке надзора при каждом выявленном факте разного применения норм права.

  Библиографический список:

  1. Конституционное право в Российской Федерации: Курс лекций в 9т. Т.1 Основы конституционного права. / Авдеенко М.П., Дмитриев Ю.А. – М.: Весь мир. – 2005. – с.780
  2. Жилин Г.А. Значение решений Конституционного Суда РФ как источника гражданского и арбитражного процессуального права // Журнал конституционного правосудия. – 2008. – № 1.
  3. 3.  Белкин А.А. Вопросы юридической силы решений Конституционного Суда Российской Федерации // Вестник Конституционного Суда РФ. – 1997. – №2. – С. 20.
  4. Акты Конституционного Суда России // Информационный проект buhonline24.ru – [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://buhonline24.ru/buhgalterskij-uchet/pervichnye-dokumenty-buhgalterskij-uchet/akty/sudebnye-akty/akty-konstitucionnogo-suda-rf.html – [Дата обращения: 17.02.2018].
  5. Конституция Российской Федерации. – М.: Юридическая литература, 1993 г. –125 с.

99. Решения Конституционного Суда рф как источники права

Иную юридическую
силу имеют решения органов конституционной
юстиции. На основании ст.

79 Федерального
конституционного закона «О Конституционном
Суде Российской Федерации» от 21 июня
1994 года решение Конституционного Суда
Российской Федерации окончательно, не
подлежит обжалованию и вступает в силу
немедленно после его провозглашения.

Оно действует непосредственно и не
требует подтверждения другими органами
и должностными лицами. Юридическая сила
постановления Конституционного Суда
о признании акта неконституционным не
может быть преодолена повторным принятием
этого же акта.

Акты или их отдельные
положения, признанные неконституционными,
утрачивают силу; признанные
несоответствующими Конституции
Российской Федерации, не вступившие в
силу международные договоры Российской
Федерации, не подлежат введению в
действие и применению. Решения судов и
иных органов, основанные на актах,
признанных неконституционными, не
подлежат исполнению и должны быть
пересмотрены в установленных федеральным
законом случаях.

Однако в правовой
науке нет единого взгляда на юридическую
природу решений органов конституционной
юстиции. Так, например, академик В.С.
Нерсесянц считает, что решение
Конституционного Суда Российской
Федерации о признании закона
несоответствующим Конституции, является
правоприменительным актом.

Действие
признанного неконституционным положения
отменяется не решением Конституционного
Суда, а законодателем, в данном случае
в силу прямого действия Конституции,
установившей такое правило.

Решение
судебного органа о несоответствии
рассматриваемого нормативного акта
Конституции – лишь основание для отмены
этого акта компетентным правотворческим
органом, а не сама отмена.

Противоположную
позицию занимает профессор С.А. Авакьян.
Он считает, «что выполнение каким-либо
субъектом права задач правоприменения
отнюдь не исключает и его правотворческой
деятельности.

Наоборот, очень многие
из них, применяя нормы, созданные другими
субъектами права, в то же время для их
реализации создают новые правовые
нормы, причем в форме своих нормативных
актов. В частности, правительство,
осуществляя генеральную функцию
исполнительной власти – организация
применения законов, для этой цели
использует и свое правотворчество.

По
отношению к соответствующему закону
это вполне можно назвать правоприменением,
хотя известная условность понятийного
аппарата в данном случае очевидна».

Профессор В.А.
Кряжков пытается примирить авторов
различных позиций о правовой природе
решений конституционных судов. По его
мнению, «решения Конституционного Суда
занимают специфическое место в системе
правовых актов. Они не могут быть отнесены
ни к правоприменительным, ни к
нормоустанавливающим актам, в них
сочетаются качества того и другого».

КС РФ осуществляет
правотворческую функцию, но с определенными
особенностями.

А именно: 1)
правотворчество является не главной
целью суда, а «дополнительным продуктом
функционирования правосудия»; 2) оно осуществляется
на основе конституции и не должно ей
противоречить; 3) оно
связано чаще всего с толкованием права
и восполнением пробелов в праве; 4) существуют пределы судебного
правотворчества; 5) сами правоположения
вырабатываются судом на основе правовых
принципов и юридических норм; 6) они не
могут сами по себе отменить или изменить
закон.

В настоящее время
в науке конституционного права утвердилось
мнение о том, что решение конституционного
суда – источник права. Но какой это
источник?

На Западе традиционно
признавалась множественность источников
права.

Так профессор Жан-Луи Бержель
считает: «хотя значимость и авторитет
этих источников варьируется, что зависит
как от конкретной юридической системы,
так и от эпохи и страны, из всех них можно
выделить закон, обычай, судебную практику
и толкование законов (или учений). Принято
выделять также «источники письменные»,
например, закон и «источники неписаные»,
например, обычай, или «источники прямые»,
например, толкование закона и судебная
практика…».

Читайте также:  Адресом юрлица сможет быть адрес, предоставленный банком или почтой россии, либо email

Профессор В.Д.
Зорькин отмечает: «В российской
юриспруденции существует взгляд на
решения Конституционного Суда как на
решения прецедентного характера.
Действительно, некоторые существенные
свойства решений Конституционного
Суда, содержащих правовые позиции,
сближают их с прецедентами.

Так, его
решения распространяются не только на
конкретный случай, но и на все аналогичные
случаи и имеют официальный характер,
делающий их реализацию обязательной
на всей территории страны.

Поскольку
можно говорить о самостоятельной
правотворческой функции Конституционного
Суда следует признать, что его решения
приобретают прецедентный характер и
становятся источниками права».

Акты конституционного суда российской федерации как источник гражданского права — международный журнал

Молоков П.Д. Акты Конституционного суда Российской Федерации как источник гражданского права // Международный журнал гуманитарных и естественных наук – 2017. – №9. – С. 103-106

АКТЫ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК

ИСТОЧНИК ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА

П.Д. Молоков, студент

Северо-Западный институт (филиал) Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина

(Россия, г. Вологда)

Аннотация. В данной статье приведены результаты исследования на предмет роли актов Конституционного Суда Российской Федерации (далее – Конституционны Суд РФ) (Постановлений и Определений) как источников гражданского права в национальной системе права.

В ходе научно-практической деятельности с использованием сравнительно-правового метода был рассмотрен ряд актов Конституционного Суда Российской Федерации касающихся гражданско-правовых норм, на их примере показано влияние таких актов на регулирование гражданских правоотношений.

Ключевые слова: Конституционный Суд Российской Федерации, акты толкования национального права, гражданское право, гражданско-правовые отношения, источник права.

Есть ли зачатки зарождения института правового прецедента как источника права в Российской Федерации (далее – РФ) в целом и гражданского права в частности? Или же судебная практика уже давно заняла свою нишу в данной системе? Вопрос определения источников права и в наши дни в науке остаётся дискуссионным.

По данному поводу высказывались большое количество учёных, таких как Жилин Г.А., Белкин А.А., Бочарникова К.В. и др. Многообразие позиции объясняется, во-первых, тем, что существуют различные подходы к пониманию того, что есть источник права.

Во-вторых, в процессе всеобщей глобализации происходит сближение правовых систем, что является причиной преемственности новых, для различных правовых систем, источников.

В российской юридической науке, источник права чаще всего рассматривается в формально-юридическом смысле, т.е. формы выражения правового предписания, из которого узнают содержание права.

Безусловно, практическая значимость данного подхода юристами замечается сразу, однако она выделяется в ущерб более полному пониманию сущности источников права. Позицию по данному вопросу автор считает схожей с мнением французского правоведа Ж.-Л.

 Бержеля, «который отмечает, что в современной зарубежной общей теории права термином «источники права» принято обозначать одновременно не только формальные источники, определяющие способы формирования юридических норм, но и содержательные (сущностные) источники права, обеспечивающие нормы материальной силой» [1]. Впрочем, среди представителей формально-юридического подхода можно выделить учёных допускающих первичные и вторичные источники права. К первичным, как правило, относят законодательные акты, вторичными считаются иные, имеющие значение регулятора общественных отношений, прежде всего акты официального толкования законодательства [2]. Стоит отметить, что данная классификация вряд ли облегчает работу правоприменителю и скорее способна его запутать.

Помимо теоретического значения огромное практическое значение имеет подразделение источников права на формально-юридические и содержательные.

Очевидно, в частности, что гражданское право должно учитывать факт быстрого развития общественных отношений, за которыми законодатель не всегда может успеть и тут на помощь ему могут прийти решения Конституционного Суда РФ, толкующие законы и иные нормативно-правовые акты.

Данные решения, вступая в силу, становятся обязательными к исполнению, акт толкования Конституционного Суда РФ становится полноправным источником права, будучи таковым в формально-юридическом смысле и отражая содержательный аспект данного вопроса.

Способы воздействия толкования Конституционного Суда РФ на гражданско-правовое регулирование, условно можно разделить на две группы: негативные и позитивные.

Негативный способ воздействия осуществляется путём признания норм гражданского права не соответствующими Конституции Российской Федерации, тем самым прекращая действие таких норм и как следствие, оказывая влияние на правоотношения. Например, Постановление Конституционного Суда РФ от 12.07.

2007 N 10-П «По делу о проверке конституционности положения абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан В.В. Безменова и Н.В.

 Калабуна» содержит следующие положения: «Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 17 (часть 3), 35 (часть 1), 45, 46 (часть 1) и 55 (часть 3), положение абзаца третьего части первой статьи 446 Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – ГПК РФ) в той части, в какой им устанавливается запрет обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащие гражданину-должнику на праве собственности земельные участки, использование которых не связано с осуществлением гражданином-должником предпринимательской деятельности и которые не являются основным источником существования гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении, обеспечивающим указанным лицам необходимый уровень существования» [3].

В пример позитивного влияния постановлений Конституционного Суда РФ на гражданско-правовые отношения можно привести Постановление от 20.02.2006 г.

N 1-П, по буквальному смыслу статьи 336 ГПК РФ — правом на кассационное обжалование решений наделяются лица, участвующие в деле, а другие лица, если их права и законные интересы нарушены судебными решениями, согласнее ст. 376 ГПК РФ были вправе обратиться с жалобой только в суд надзорной инстанции. Данным постановлением положения ст.

 336 ГПК РФ были признаны не противоречащими Конституции РФ, но посредством толкования смысл статьи поменялся.

Теперь положение названной статьи по своему смыслу в системе гражданско-правового регулирования не предполагает для кассационной проверки существования такого основания для отмены решения как: разрешение вопроса о правах и обязанностей лиц, не привлеченных к участию в деле [4]. Согласно ему в случае отсутствия кассационных жалоб лиц, участвующих в деле, отказ в принятии к рассмотрению поданных в установленный срок жалоб лиц, не привлеченных к участию в деле незаконен.

Нормы разъяснительного характера имеют огромное значение, так например, в части третьей Гражданского Кодекса Российской Федерации был целый ряд коллизионных норм, преодолеть которые можно было лишь посредством Федеральных законов вносящих изменение в Гражданский Кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ), либо посредством толкования со стороны Конституционного Суда РФ. Так, по вопросам об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество, подаваемый иск не признается судами иском о правах на недвижимое имущество. Это стало следствием Постановления Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 г. N 10-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», статьи 28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», в пункте 6 данного постановления объясняется, что, несмотря на существование ст. 1213 ГК РФ устанавливающей правила определения права, подлежащего применению к договору в отношении недвижимого имущества, а ст. ст. 1205 и 1205.1 ГК РФ — право, подлежащее применению к вещным правам [5] – эти нормы не могли быть применены по причине того, что в Российской Федерации за правом залогодержателя, обратить взыскание на заложенное недвижимое имущество, не признавался вещный характер. Но стоит уточнить, что это было невозможно при определении материального права в случае обращения по ипотечному взысканию, в правоотношениях с иностранным элементом [6].

Так же большое количество Постановлений и Определений Конституционного Суда РФ по поводу, наследственного права, который по большей части отражён в части третьей ГК РФ, а также в части 4 статьи 35 Конституции РФ. В качестве примера можно привести Определение Конституционного Суда РФ от 29 сентября 2016 г.

N 2019-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы Алексеевой Людмилы Евстафьевны на нарушение её конституционных прав пунктом 2 статьи 1114 и пунктом 1 статьи 1146 Гражданского Кодекса Российской Федерации». Суть жалобы была в том, что Алексеева Л.Е., считала, что её конституционное право (ч. 4., ст. 35) на наследование было нарушено упомянутыми статьями ГК РФ. Два физических лица Л.

, и С., умерли в один день, по данному делу применялась редакция ГК РФ без изменений внесённых ФЗ от 30.03.16 N 79-ФЗ, п. 2, ст. 1114 ГК РФ, согласно которому, граждане умершие в один и тот же день не наследуют друг после друга, считаясь в целях наследственного правопреемства умершими одновременно, Алексеева была единственной наследницей Л., которая в свою очередь была наследницей С.

, вследствие этого Алексеева заявляла претензии на долю из наследственной массы С., в чём ей было отказано. Основных причин отказа было две, во-первых, отсутствие родственных связей между Алексеевой и С., а во-вторых, Конституционный Суд РФ пояснил, что ч. 4, ст.

35 не порождает прав на какое-либо конкретное имущество, это может сделать только закон или завещание, в данном случае конституционные права задеты не были, в связи с этим в принятии к рассмотрению жалобы отказано [7].

Постановления конституционного суда рф как источники оперативно-розыскного и уголовно-процессуального права и как основа совершенствования законодательства о розыске безвестно исчезнувших лиц

Ч.М.Исмаилов, старший помощник прокурора г. Махачкалы, кандидат юридических наук.

В статье исследованы проблемы признания постановлений Конституционного Суда РФ источниками уголовно-процессуального и оперативно-розыскного права. Обосновывается тезис о том, что они являются источниками правовых решений о розыске безвестно исчезнувших лиц.

Отмечено, что законы, постановления Конституционного Суда РФ и доктринальное начало при их совокупном применении повышают обоснованность принимаемых решений (процессуальных, оперативно-розыскных и управленческих).

Показана необходимость разъяснения и толкования позиций Конституционного Суда РФ.

Ключевые слова: постановление Конституционного Суда РФ как источник права, совершенствование законодательства о розыске безвестно исчезнувших лиц, толкование и разъяснение правовых позиций Конституционного Суда РФ, УПК РФ, Закон об ОРД.

В соответствии со ст. 10 Конституции РФ государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную.

Они самостоятельны, то есть не могут совмещать “свои” и “чужие” функции и вмешиваться в компетенцию друг друга, и, создавая систему “сдержек и противовесов”, являются надежной гарантией защиты в первую очередь прав граждан.

В этой связи дискуссионными являются вопросы признания определений и постановлений (далее – судебные постановления) Конституционного Суда РФ в качестве источников права.

Как верно замечено в юридической литературе, “теоретическое осмысление источников права и развития их форм во всем их многообразии, изучение методологии и методики работы с нормативно-правовой информацией, понятия и классификации” являются актуальными для юридической науки.

Право как элемент надстройки объективно, должно непрерывно развиваться, так как дает простор развитию базиса. Поэтому источники права не являются постоянной категорией, они также развиваются. Мы разделяем позицию Г.А.

Гаджиева о том, что появление новых источников права, таких как правовые позиции Конституционного Суда РФ, – это закономерный процесс .

——————————–
Баженова Т.М. Источники права и источники познания права: обзор докладов и сообщений круглого стола (21, 22 июня 2013 г., УрГЮА, Екатеринбург) // Российский юридический журнал. 2013. N 5 // СПС “КонсультантПлюс”.

См.: Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда РФ как новый источник российского гражданского права // Закон. 2006. N 11 // СПС “КонсультантПлюс”.

Правомерным является вопрос, выполняют ли судебные постановления правотворческую функцию? Если да, то не нарушает ли это самостоятельность других ветвей власти, предусмотренных в ст.

10 Конституции РФ? Подчеркивая политическую и правотворческую составляющую решений судов, юристы отмечают: “Суд, контролирующий нормотворческую деятельность парламента, оказывается в результате над законодательным органом… Аннулируя законы, он может корректировать и в определенном смысле направлять его политику” .

Читайте также:  Каков порядок аттестации педагогических работников?

——————————–
Нудель М.А. Конституционный контроль в капиталистических государствах. М., 1968. С. 42, 43.

С учетом того, что невозможно отрицать правотворческую направленность, составляющую (потенциал) судебных постановлений Конституционного Суда РФ, А.Н. Кокотов считает, что они являются своеобразными источниками права.

Своеобразие их заключается в том, что Конституционным Судом РФ нормы не устанавливаются, а выявляются в процессе толкования им Конституции РФ, а правотворчество является производным, поскольку формируется в рамках действующего законодательства, при этом широко используются доктринальные начала.

Правотворчество также проявляется в привнесении в закон нового конституционного содержания .

——————————–
См.: Кокотов А.Н. О правотворческом содержании решений Конституционного Суда Российской Федерации // Российская юстиция. 2014. N 4. С. 21 – 24.

Следует иметь в виду, что в случае признания постановлением суда положений закона неконституционными, по сути, вносятся изменения в закон, а законотворческая деятельность – функция законодательной ветви власти.

Хотя целью судебной проверки конституционности закона является не правотворческая деятельность, в результате создается сопутствующее и дополнительное правовое регулирование.

В практической плоскости, когда нормы закона признаны не соответствующими Конституции РФ, при обосновании решения ссылка на них является необходимой, как на акт, равнозначный закону, то есть в определенной мере они осуществляют промежуточное регулирование (до внесения изменений в закон).

Обычными и устоявшимися в практике правоохранительных органов и судов являются ссылки на решения Конституционного Суда РФ. Это еще один аргумент в пользу того, что правовые позиции последнего являются источниками права.

По мнению П.А. Гука, судебная власть реализуется в форме правосудия и судебного правотворчества . В соответствии со ст.

3 ФКЗ N 1 “О Конституционном Суде Российской Федерации” к полномочиям Конституционного Суда РФ относятся разрешение дел о соответствии Конституции РФ, проверка конституционности закона и толкование норм Конституции РФ .

Поэтому сопутствующее и дополнительное правовое регулирование, обусловленное судебной проверкой конституционности закона, – другими словами судебную практику – необходимо расценивать не как совмещение полномочий, а как их реализацию в связи с рассмотрением конкретных дел, то есть исполнение функций по осуществлению конституционного судопроизводства (своеобразное делегирование законотворческих функций). В истории государства и права советского периода известны и другие достаточно нетрадиционные источники права, к примеру совместные постановления правительства и коммунистической партии, центральных органов управления профсоюзов и правительства и др.

——————————–
Гук П.А. Судебный прецедент как источник права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2002. С. 30.

См.: ФКЗ 21.07.1994 N 1-ФКЗ “О Конституционном Суде Российской Федерации” // СПС “КонсультантПлюс”.

Исследовав дискуссионные положения теории источников права, М.В. Кузнецова делает вывод о том, что источником права необходимо считать правотворческую деятельность, а нормативные правовые акты – формами выражения этой деятельности .

С учетом этого можно предположить, что правотворческая деятельность представляет собой мыслительную деятельность в сфере “творения права”, в том числе в процессе конституционного судопроизводства, материальными носителями которой являются различные нормативные правовые и судебные акты.

В литературе отмечается, что в США суд, осуществляя конституционный контроль, выполняет правотворческую функцию .

——————————–
См.: Кузнецова М.В. Понятие и сущность источников права // История государства и права. 2014. N 12. С. 18.

См.: Burger W. Views from the bench. The judiciary and constitutional politics. New Jersey, 1985. P. 147.

Из ФКЗ “О Конституционном Суде РФ” усматривается, что в его компетенцию входят исключительно вопросы права, но А.

Медушевский верно заметил, что разграничить политику и право при толковании норм Конституции РФ в процессе конституционного судопроизводства весьма сложно .

Классиками марксизма-ленинизма было замечено, что закон “есть политика, есть политическая мера”. Поэтому нельзя исключать политическую составляющую при их толковании, в том числе и Конституции РФ.

——————————–
См.: Медушевский А. Конституционное правосудие как политический институт в системе разделения властей // Конституционный суд как гарант разделения властей: Сб. докл. М., 2004. С. 230 – 234.

Таким образом, правотворческий аспект постановлений Конституционного Суда РФ является их свойством, а “каждое свойство элемента потенциально является функцией” , стало быть, Конституционный Суд РФ изначально, исходя из своих полномочий, в определенной мере является и “законотворцем”, а его решения – источниками права (правовой системы).

——————————–
Проблемы методологии системного исследования / Ред. кол. И.В. Блауберг и др. М.: Мысль, 1970. С. 53.

Следует отметить, что, несмотря на существующие дефиниции источников права, определение их понятия “принадлежит к числу наиболее неясных в теории права, поскольку не только нет общепринятого определения этого понятия, но даже спорным является самый смысл, в котором определяются слова “источник права” .

——————————–
Кечекьян С.Ф. О понятии источника права // Ученые записки: труды юрид. факультета. Ученые записки МГУ. М., 1946. Кн. 2. С. 3.

В юридической науке дискуссионным является вопрос судебного правотворчества. Так, В.С. Нерсесянц полагает, что судебная деятельность – это правоприменительная деятельность, и отрицает ее правотворческую функцию . Иной позиции придерживается Г.А.

Гаджиев, который в качестве аргумента в пользу судейского правотворчества приводит следующие слова: “Всякое решение суда, если оно претендует на то, чтобы быть воспроизводимым в других решениях, является способом корректировки, обеспечения единообразия в судебной практике” .

——————————–
См.: Нерсесянц В.С. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. М.: Юристъ, 2000. С. 107, 108.

Гаджиев Г.А. Феномен судебного прецедента в России // Судебная практика как источник права. М.: Юристъ, 2000. С. 100.

М.С. Саликов, исходя из того, что законы и постановления Конституционного Суда РФ по своей юридической силе равны, утверждает, что последние больше защищены, чем законы, так как Конституционный суд вправе изменить закон и отменить свое судебное решение, а парламент – только закон .

Как представляется, суть проблемы здесь не в большей защите, ведь парламент вправе принять новый закон и внести в него изменения, не касаясь судебного решения и не отменяя его, а в соотношении правотворческих функций двух самостоятельных ветвей власти, в обосновании позиции о том, что постановления Конституционного Суда РФ являются источниками права.

——————————–
См.: Саликов М.С. Сравнительный федерализм США и России. Екатеринбург, 1998. С. 417.

Правовая позиция Конституционного Суда и есть источник права. Разделение единой государственной власти не исключает наличия в каждой из ее ветвей отдельных свойств, присущих “общей” государственной власти.

Кроме того, равенство, самостоятельность и независимость ветвей власти обеспечивается и наличием у них единой функции – правотворческой, различающейся по субъекту, характеру деятельности, процедуре реализации (принятия) и юридической силе этой деятельности.

Постановления Конституционного Суда РФ, как и законы, выносятся от имени Российской Федерации, подлежат официальному опубликованию и обязательны на всей территории РФ.

Судебное правотворчество, судебный прецедент в качестве источников права официально в РФ не признаны, а научные изыскания в рассматриваемой сфере и судебная практика показывают и доказывают возможность их официального признания. Мы разделяем точку зрения А.А.

Малюшиной о том, что “в результате признания той реальной роли, которую играет судебное правотворчество в отечественной правовой системе, должны появиться предпосылки, позволяющие сделать правотворчество суда законным, открытым и прогнозируемым для общества” .

——————————–
Малюшин А.А. Конституционно-судебное правотворчество в РФ: проблемы теории и практики: Монография. М.: Юрист, 2013 // СПС “КонсультантПлюс”.

В проверке конституционности закона и толкования норм Конституции РФ и проявляется правотворческая деятельность Конституционного Суда, а в качестве источника права и материального носителя оформляется и публикуется судебное постановление.

Конституционное правосудие, судопроизводство, юстиция и контроль, несмотря на различия в терминологии, посредством охраны и защиты Конституции РФ направлены на обеспечение защиты прав и правовой системы в целом в соответствии с содержанием, придаваемым им Конституцией РФ, и общепризнанными нормами международного права.

Таким образом, постановления Конституционного Суда РФ не нарушают самостоятельность других ветвей государственной власти, и, более того, они направлены на их укрепление посредством устранения противоречий, разночтений, преодоления пробелов, признания не соответствующими Конституции РФ правовых норм по смыслу, придаваемому им в правоприменительной практике. Данными постановлениями обеспечивается единообразие в применении норм в соответствии с Конституцией РФ и волей законодателя. Кроме того, судебные постановления в определенной мере носят характер промежуточного правового регулирования, то есть ими можно руководствоваться до момента внесения соответствующих изменений или дополнений в закон.

Мы разделяем в юридической литературе точку зрения о равносильном влиянии разных ветвей власти на деятельность друг друга , то есть вмешательство суда в деятельность других ветвей власти равнозначно обратному их влиянию на судебную власть.

Представляется, что единым источником власти предопределено единство власти, разделенной на ветви во избежание ее абсолютизации (сосредоточения) в одних руках, отсюда производным является правотворчество, реализуемое, осуществляемое с учетом специфики каждой из ветвей власти.

——————————–
См.: Wellington H. Interpreting the Constitution. The Supreme court and the process of adjudication. New Haven and London. 1990. P. 144.

Обычными и устоявшимися в практике правоохранительных органов и судов являются ссылки на правовые позиции Конституционного Суда РФ, воспроизведение которых для обоснования решений по уголовным, гражданским и административным делам в определенных случаях является объективной необходимостью (в случаях признания закона неконституционным, отсутствия иного правового регулирования, пересмотра состоявшихся решений судов, признания примененной нормы закона не соответствующей Конституции РФ и т.д.). В таких случаях постановление Конституционного Суда РФ как источник права равнозначно закону.

В правоприменительной и судебной практике для обоснования и мотивирования принимаемых решений применяются закон, постановления суда и доктринальные начала не отдельно, а в их совокупности. При таком подходе убедительность и аргументированность принимаемых решений повышается.

Это еще одно обоснование того, что судебные постановления необходимо отнести к источникам права. В правотворческой деятельности суда широко используются достижения юридической науки.

Если в юридической науке имеет место дискуссия по поводу того, являются ли судебные постановления источниками права, что закономерно и необходимо для дальнейшего обогащения теории, то на практике они уже признаны таковыми.

К законам, предусматривающим регулирование розыска безвестно исчезнувших лиц, относится Закон об ОРД, в ст.

2 которого одной из его задач является розыск таких лиц, а также УПК РФ, когда под безвестном исчезновении сокрыто преступление или проводится проверка по сообщению о безвестном исчезновении в порядке, установленном в ст. 144, 145 УПК РФ.

Поэтому постановления Конституционного Суда РФ, в которых содержатся правовые позиции, сформированные по результатам рассмотрения обращений о проверке конституционности законодательных актов, необходимо расценивать как источники уголовно-процессуального и уголовно-розыскного права.

Принятые с учетом широкого научного видения рассматриваемой проблемы и на основании достижений отечественной юридической науки и правовой мысли зарубежных стран, а также заключений специалистов и экспертов они являются одним из основополагающих (фундаментальных) источников совершенствования законодательства о розыске безвестно исчезнувших лиц.

Так, с момента введения в действие УПК РФ (01.07.2002) Конституционным Судом РФ рассмотрены более 4000 обращений на предмет проверки конституционности различных норм УПК РФ, по результатам рассмотрения которых почти в 70 случаях приняты решения в форме постановлений и 4000 решений в форме определений.

Конституционным Судом РФ за последние 15 лет примерно по 150 обращениям о проверке конституционности норм Закона об ОРД приняты соответствующие решения, ценность которых заключается не только в признании конституционными оспариваемых норм закона или в отказе в таком признании, но и в правовой позиции, формируемой (выявляемой) при конституционно-правовом толковании содержания оспариваемого Закона при принятии решения, что способствует уяснению смысла, содержания и пониманию конституционно-правовой их сущности, а это, в свою очередь, способствует формированию единообразной правоприменительной практики.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *