Образец заверения об обстоятельствах

Образец заверения об обстоятельствах

Предоставление информации, которая может повлиять на исход сделки, осуществляется довольно часто. К примеру, это происходит при заключении госконтракта, когда одна сторона уверяет, что имеет все ресурсы и возможности для выполнения его условий. В банковской сфере без заверения об обстоятельствах не оформляется ни один кредит.

Письменные и устные гарантии используются не только при заключении серьезных контрактов. Обычные граждане нередко сталкиваются с ним и в жизни. Простой пример – приобретение товара и информация от продавца о его качествах. При предоставлении недостоверных сведений гражданин может вернуть продукцию, используя гарантийный период или срок годности.

Смысл этой нормы в том, что участнику сделки, не знающему тех или иных обстоятельств, очень важно узнать их до принятия решения или на текущем этапе исполнения договора. И это влияет на факт заключения соглашения. При этом чаще всего, он не может проверить или опровергнуть предоставляемую информацию. А значит, нуждается в защите своих прав.

Процедура предоставления сведений об обстоятельствах, привлечения лица к ответственности и другие вопросы регулируются Гражданским кодексом РФ:

  • статья 431.2 – о правовой сути заверений и ответственности в случае предоставления подложных или заведомо недостоверных сведений;
  • статья 310 – об условиях одностороннего отказа от завершения сделки;
  • статьи 178 и 179 – о прядке признания контрактов недействительными в случаях прямого обмана или искажения значимой для исполнения договора информации.

Практика использования

Информация о тех или иных обстоятельствах используется при заключении сделок. Это может быть устная договоренность или письменный контракт, неважно. Сведения не могут быть неправдивыми, если от них зависит выполнение сделки.

Обстоятельства, требующие выдачи письменного заверения

Образец заверения об обстоятельствах

  • к полномочиям для оформления соглашения;
  • предмету контракта;
  • материальному положению лица, использующего заверения;
  • к третьему лицу.

Обычно в заверениях содержится следующая информация:

  • доказательства хорошего материального положения компании при продаже ценных бумаг;
  • подтверждение того, что в отношении объектов недвижимости отсутствуют какие-либо обременения;
  • экономическое обоснование того, что соглашение является (или не является) крупной и выгодной сделкой;
  • сведения об увеличении страховых рисков;
  • материалы о применении контрагентом определенных процентных ставок при уплате налогов.

Это лишь небольшой перечень обстоятельств, когда необходимо предоставить заверение, оформленное письменно.

Последствия предоставления недостоверной информации со стороны контрагента

При сделках, где одна сторона предоставляет другой определенные заверения, эти сведения могут быть недостоверными. Поэтому к нарушителю применяют стандартные санкции.

Читайте так же:   Образец договора купли-продажи строительных материалов

Мера ответственности

Если контрагент предоставил недостоверную информацию относительно соглашения (его оформления, исполнения или прекращения), то он отвечает согласно ст. 431.2 ГК РФ.

Санкция данной статьи предусматривает оплату неустойки или возмещение ущерба. При этом выбор меры ответственности остается за потерпевшим.

Помимо материальной компенсации через суд можно взыскать компенсацию за моральный ущерб или утрату деловой репутации.

Форма вины

Под виной следует понимать тот факт, что лицо знало о недостоверности предоставляемых сведений и надеялось, что вторая сторона поверит в их правдивость. Умысел нарушителя должен быть прямым. Но даже если введение в заблуждение было осуществлено по неосторожности, потерпевшая сторона все равно вправе взыскать неустойку.

Стороны нередко указывают соответствующий пункт в самом контракте. Прописываются все меры ответственности за предоставление ложных заверений независимо от формы вины (наличия или отсутствия умысла).

Потерпевшая сторона имеет право решать, есть ли необходимость оставлять договор действующим и выполнять его условия. Если предоставленные заверения об обстоятельствах негативно повлияли на исполнение контракта, обманутая сторона может от него отказаться.

Нормы о возмещении за досрочное расторжение договора, указанные в самом документе, при этом не действуют. Отказ от контракта уже сам по себе является мерой ответственности за невыполнение обязательств одной из сторон (согласно ст. 310 ГК РФ).

В зависимости от наличия умысла и сопутствующих обстоятельств, стороны также могут признать договор недействительным на основании статей 178 и 179 ГК РФ. Если на руках обманутого контрагента есть достаточные доказательства обмана, процедура осуществляется стандартно – суд признает контракт недействительным, а потерпевшая сторона получает возмещение. Но есть и подводные камни:

  • для получения компенсации следует доказать, что предоставленные сведения причинили определенный ущерб;
  • при возникновении спора, привлечение к материальной ответственности осуществляется только через суд.

В некоторых случаях применяют специфическую ответственность, изложенную в ст. 431.2 ГК РФ, нормы которой касаются исключительно процесса заверения о существенных обстоятельствах. Он подразумевает более жесткие условия и используется, если недостоверная информация была предоставлена:

  • субъектами предпринимательской деятельности;
  • при заключении корпоративного соглашения;
  • при оформлении соглашения о покупке акций или доли.

При применении ст. 431.2 ГК РФ дополнительно оцениваются следующие условия:

  • знала ли сторона, предоставившая данные, об их неправдивости;
  • имела ли умысел при предоставлении недостоверных данных.

Предприниматели и другие участники корпоративных отношений несут ответственность за ложные заверения об обстоятельствах независимо от наличия замысла и вины.

Доказательства недостоверности сведений

Доказательства используются для того, чтобы потерпевшая сторона могла получить компенсацию. Но процедура доказывания не исчерпывается исключительно подтверждением тех или иных фактов.

Потерпевшему нужно убедить суд в том, что существует определенная взаимосвязь между ложными заверениями и убытками.Образец заверения об обстоятельствах

В качестве доказательств используются все имеющиеся документы (переписка), аудио или видеофайлы, свидетельские показания.

Во время судебного разбирательства ответчик может настаивать на том, что истец мог знать о недостоверности данных заранее. Если он докажет этот факт, суд откажет в удовлетворении иска.

Еще один важный момент – ответчик аргументировано доказал суду, что он не предоставлял никаких заверений, а следовательно, истец понес убытки по другой причине.

Эта норма используется недавно, лишь с 2015 года. Форма предоставления заверения окончательно не утверждена. Стороны могут предоставлять их как во время заключения контракта, так и после его подписания. Бланк заверения может содержаться в договоре, но это не является обязательным правилом.

Поэтому контрагент может воспользоваться любой другой удобной ему формой документов – письмом или протоколом. Письменное изложение заверений также не является обязательным, так как такая норма не прописана в законе. Однако практика показывает, что перечисленные на бумаге гарантии судами воспринимаются как более весомые.

Устные заверения, даже если они даются до оформления контракта, также являются законными. Но доказать их гораздо сложнее.

К примеру, договор аренды может содержать любой из следующих пунктов в качестве заверения об обстоятельствах:

  • жилплощадь соответствует всем санитарным, техническим и противопожарным нормам;
  • недвижимость не имеет обременения (залог у банка или третьих лиц и т. д.);
  • на территории многоквартирного домохозяйства нет никакого нежелательного соседства (бара, ресторана, круглосуточного магазина).

При необходимости, любой пункт можно конкретизировать или добавить другие заверения. Но если информация окажется ложной, арендатор сможет расторгнуть договор, взыскать убытки и т. д.

Документы для скачивания (бесплатно)

  • Заверение об обстоятельствах (бланк)

Судебная практика

Для того чтобы получить возмещение на основании ложности сведений об обстоятельствах, следует обращаться в суд. Несмотря на то, что данная норма действует всего несколько лет, в судебной практике есть много примеров подобных разбирательств. Чаще всего, причиной для подачи иска является тот факт, что договор был заключен под влиянием заблуждения.

Например, стороны заключили договор на куплю-продажу части бизнеса. Спустя какое-то время покупатель обратился с иском, утверждая, что подписал соглашение на основании недостоверных данных. По его словам, продавец указал следующую ложную информацию:

  • о существовании субаренды на земельный участок;
  • о качестве материалов и оборудования фирмы;
  • о наличии кредита.

Для защиты своих прав истец выбрал признание контракта недействительным, но суд отказался удовлетворить его требования. Причины:

  • истец мог проверить предоставленные сведения до заключения соглашения;
  • он продал часть своей доли еще до обращения в суд, поэтому судебное постановление не могло быть исполнено.

Отказ суда удовлетворить указанные требования не означает, что потерпевшая сторона не могла защитить права. Этому конкретному истцу необходимо было требовать возмещения убытков на основании ст. 431.2 ГК РФ, тогда оставался шанс на благоприятный или финансово приемлемый исход дела.

Сложнее всего доказать, что покупатель совершил сделку, основываясь исключительно на гарантиях продавца, и при этом он не знал о недостатках объекта.

Для физических лиц гражданское законодательство внесло некоторые послабления. Если из-за ложных сведений потерпевшая сторона понесла убытки, то ответчик может их не возмещать, если иное не было указано в договоре.

Эта норма нередко используется в судебной практике.

Заверение об обстоятельствах – новшество, используемое для защиты прав участников при заключении договорных обязательств. С одной стороны это позволяет серьезнее относиться к условиям соглашения.

Но пока механизм привлечения к ответственности имеет некоторые недостатки.

Поэтому лучше, если контракт, помимо необходимых сведений одного из участников, содержит условия относительно процедуры взыскания убытков и расторжения соглашения.

Дополнительная информация о процедуре взаимного заверения сторон и ответственности за их недостоверность рассказано в сюжете ниже.

Рекомендуем другие статьи по теме

Заверения об обстоятельствах

Сравнительно недавно в российском праве появился институт заверений об обстоятельствах. Подобная правовая конструкция крайне широко распространена в Англии и США, а также в континентально-европейских странах.

Появление в РФ ответственности за недостоверные заверения о фактах предложило новые возможности в структурировании договоров продажи акций и долей в ООО по российскому праву.

Тем не менее, заверения могут даваться и по поводу фактов, связанных со многими иными договорами: подряда, оказания услуг, купли продажи недвижимости и движимых вещей, лизинга и т.д.

В данном материале мы поведаем о том, что представляют собой заверения обстоятельствах, кем, кому и когда они могут быть даны и какие последствия могут наступить при их недостоверности. Кроме того, также полезным будет сравнить заверения об обстоятельствах с другими гражданско-правовыми институтами, реализующими схожие функции.

Что такое заверения об обстоятельствах?

В сложных сделках, связанных с инвестированием и продажей бизнеса довольно часто используются подобные заверения, поскольку стороны желают, получив и зафиксировав определенную информацию, обезопасить себя от множества рисков.

Очень часто полная проверка состояния бизнеса занимает большое время и стоит больших денег, да и возможные проблемы могут скрываться как продавцом, так и его работниками или иными лицами (в этом случае ни покупатель, ни продавец о них не знают), да и объекты материального мира могут скрыто разрушаться — потому не всегда удается проверить состояние недвижимости или движимых вещей. Поэтому легче полагаться на слова продавца и установить для него ответственность в случае расхождения его заявлений с действительностью. Но и в сделках на меньшую сумму заверения о фактах могут быть важны – например, заверения о том, был ли автомобиль в ДТП или есть ли у подрядчика необходимая для производства работ лицензия.

Закон не содержит четкого определения понятия заверений об обстоятельствах.

На деле они представляют собой сообщение одной стороне договора информации о наиболее важных для другой стороны фактах, относящихся как к предмету договора, так и иным образом связанных с договором.

Другая сторона полагается на достоверность подобной информации – а потому институт ответственности контрагента и иных последствий недостоверности заверений защищает именно ее.

Статья 431.

2 ГК РФ устанавливает, что сторона, давшая другой стороне недостоверные заверения об обстоятельствах, имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения несет перед ней ответственность в виде убытков или предусмотренной соглашением неустойки. Недостоверность заверений в некоторых случаях дает права отказаться другой стороне от договора, либо признать подобный договор недействительной сделкой в некотором количестве случаев.

Постановление Пленума ВС РФ от 25.12.2018 N 49 в пункте 34 устанавливает правило о том, что заверение должно быть сделано «явно и недвусмысленно».

 Вряд ли подобная фраза помогает явно уловить суть способа доведения до сведения другой стороны информации о важных для нее фактах, но очевидно, что не может считаться заверением информация, которая была сообщена случайно.

Все довольно очевидно, если заверения об обстоятельствах будут присутствовать в тексте договора, тем не менее, нет никаких препятствий для того, чтобы такие заверения давались иным образом в письменной форме или даже устно. Из закона не следует запрет устных заверений – однако, в данном случае проблема стоит скорее в вопросе их доказывания.

Образец заверения об обстоятельствах

Классическим примером заверения об обстоятельствах может являться формулировка, которая содержится в договоре купли-продажи квартиры:

Продавец передает Покупателю Квартиру полностью свободной от прав третьих лиц и гарантирует, что Квартира не состоит в досудебном или судебном споре, под арестом, не имеет ограничений (обременений), в том числе не выступает предметом залога.

О каких обстоятельствах могут быть даны заверения?

1. Заверения в отношении обстоятельств, связанных с предмета договора.

Такие заверения даются в отношении продаваемого имущества, результата работ, результата интеллектуальной деятельности исключительное право на который передается по лицензии, а также иные случаи, когда важны характеристики, история, состояние приобретаемого блага.

Такие заверения крайне похожи на условия договора о качестве товара, и порой их сложно разграничить в случае, когда они включены в договор. Зачастую они непосредственно являются условиями договора.

Читайте также:  Новое в уголовном законодательстве

Примеры: «мотоцикл не попадал в ДТП»; «у ООО нет скрытых задолженностей»; «картину написал известный художник А» (когда точно не ясно, что это его картина); «земельный участок подходит для выпаса тысячи овец».

2. Заверения в отношении стороны договора. Данные сведения важны для стороны, поскольку от статуса и действий контрагента может зависеть действительность и исполнимость договора.

Продавец или подрядчик могут находиться в предбанкротном состоянии – поэтому есть риск неисполнения договора или его оспаривания по банкротным основаниям.

Для продажи недвижимости требуется нотариальное согласие супруга, но покупатель не всегда может узнать о наличии брака (например, в паспорте может быть не проставлен штамп, а в случае заключения брака в другом государстве его не будет в принципе), поэтому продавец может дать заверения о том, что он не состоит в браке.

Примеры: «продавец квартиры не состоит в браке заключенном на территории РФ, либо признаваемом в РФ»; «в отношении Общества не возбуждено дело о банкротстве».

3. Заверения в отношении влияющих на действительность договора фактов. Подобные заверения могут даваться как в довольно общем виде (договор действителен по праву РФ), так и касаться иных моментов, связанных с его действительностью (сделка не является крупной, получены все необходимые согласия и т.

д.). В данную группу можно отнести факты связанные с действиями третьих лиц: например, если квартира перепродается, но продавец не может найти согласие супруга того лица, у которого он ее купил незадолго до этого (но оно точно было получено), то он может заверить покупателя о наличии согласия на совершение сделки.

Примеры: «договор действителен по российскому праву», «для данной сделки не требуется получать согласие органа А»; «договор не является крупной сделкой»; «продавцом были получены все необходимые согласия на совершение сделки».

4. Заверения об иных важных для заключения или исполнения договора обстоятельствах. Перечень обстоятельств, которые могут быть важны, крайне огромен, и вряд ли все случаи можно отнести в какую-то из названых ранее групп, выстроив единую систему.

Жизнь гораздо сложнее, мотивы для заключения исполнения и расторжения договоров также разнообразны. Очевидно лишь, что необходимые факты должны иметь связь с договором.

Вряд ли можно считать заверение о том, что в Лондоне 12 января прошлого года была холодная погода, связанным с договором купли-продажи нового телефона в Москве через год после этого.

На подобные заверения должна полагаться другая сторона при установлении, исполнении и прекращении обязательств, а потому, заверение о фактах, никак не связанных с обязательствами сторон, не могут быть квалифицированы по статье 431.2 ГК РФ.

Кто может дать заверения об обстоятельствах?

Заверения об обстоятельствах дает одна из сторон договора другой стороне, полагающейся на такие заверения.

Долгое время считалось, что заверения могут быть даны только сторонами договора, однако ВС РФ в Постановлении Пленума №49 допустил возможность дачи заверений третьим лицом, а соответственно возможности привлечения такого лица к ответственности за недостоверные заверения.

Самым ярким примером ситуации дачи заверений третьим лицом могут выступить заверения контролирующего сторону договора лица (конечного бенефициара), по вопросам, связанным с ее бизнесом. Однако при буквальном прочтении пункта 1 статьи 431.

2 ГК нередко возникает мысль о том, что из нормы статьи следует, что можно дать заверения о третьих лицах, но заверения дает именно сторона договора – поэтому толкование ВС РФ фактически можно рассматривать как правотворчество.

Последствия недостоверности заверений

Закон устанавливает общее положение о том, что лицо, предоставившее недостоверное заверение, несет ответственность перед стороной договора, полагавшейся на него, в виде возмещения убытков или же уплаты неустойки, если стороны установили ее. Кроме этого сторона, полагавшаяся на недостоверные заверения, может также отказаться от договора.

Основания привлечения к ответственности за недостоверные заверения: К ответственности за недостоверное заверение лицо, давшее его, будет привлекаться в случае, если  оно предполагало, что другая сторона будет полагаться на него, или имеют место объективные основания того, что оно будет на него полагаться. В случае договоров между субъектами предпринимательской деятельности, а также в отношении связанных с ней договоров по продаже акций и долей в ООО и корпоративных договоров, ответственность наступает также, если недостоверные заверения были предоставлены по неосторожности, а не умышлено. Договором можно исключить ответственность за неосторожное сообщение недостоверной информации, но в соответствии со ст.401 ГК РФ никак нельзя исключить ответственность за умышленное предоставление недостоверных сведений.

Для того чтобы взыскать убытки или неустойку, либо отказаться от договора сторона должна полагаться на заверения при заключении, исполнении и прекращении договора – подобная презумпция предусмотрена законом.

Но если на самом деле она никак не полагалась на данную другой стороной недостоверную информацию, то на ум приходят вопросы о том, может ли быть привлечено к ответственности давшее недостоверное заверение лицо.

Если полагавшееся на заверения лицо поймет, что заверения не соответствуют действительности, а потому изменит модель своих действий, то почему бы не привлечь к ответственности другую сторону, когда она умышленно сообщила не соответствующую действительности информацию? Тем не менее, вопросы возникают в ситуации, когда получив недостоверные заверения, не зная об их достоверности, сторона проигнорировала их и никак на них не полагалась, либо вовсе изначально знала об их несоответствии реальности. В данном примере очевидна недобросовестность обеих сторон: но стоит ли сильнее наказывать какую-то из них? Ситуация еще больше усугубляется, если сторона дала их по неосторожности, в случае, когда она несет ответственность даже за те заверения, о недостоверности которых не знала. В любом случае у судов имеется инструментарий для того, чтобы отказать одной стороне, либо привлечь к ответственности другую, исходя из конкретного случая и поведения сторон, поэтому видится, спустя некоторое время мы увидим, как разрешаются подобные кейсы. Возможно именно по этой причине ни законодатель, ни ВС РФ в постановлениях пленума не стал формировать абстрактные правила по данному вопросу, допуская разрешение подобных ситуаций с учетом добросовестности сторон в конкретном споре.

Когда имело место существенное заблуждение или обман со стороны лица, дававшего заверение, договор можно признать недействительным.

Однако такое последствие как недействительность вряд ли можно непосредственно связывать с институтом заверений об обстоятельствах, поскольку имеются самостоятельные основания для признания сделки недействительной (статьи 178 и 179 ГК РФ).

Касательно недействительности договора, заключенного ввиду недостоверных заверений третьего лица, представленных намеренно, стоит сказать, что из статьи 179 ГК РФ следует, что договор будет признан недействительным, если другая сторона договора знала об обмане.

Если третье лицо — представитель или работник другой стороны (генеральным директором, членом совета директоров, бухгалтером, иным работником), то знание предполагается. Существенное заблуждение в принципе представляет собой скорее субъективный критерий, потому не важно, на чьих заверениях основывалась сторона, впавшая в существенное заблуждение.

Соотношение норм о заверениях и норм о качестве товара

Поскольку и те и другие нормы, в сущности, реализуют одну и ту же функцию, но предусматривают несколько разные последствия, то возникает обоснованный вопрос об их соотношении. В частности в ситуациях дачи заверений относительно предмета договора (например, купли-продажи, как наиболее частого проявления заверений) и положений договора о качестве.

В частности возникает вопрос о соотношении статей 431.2 и 475 ГК РФ. И возникает он главным по вопросу размера ответственности и того, можно ли привлечь продавца к ответственности сразу по двум основаниям (нарушение договора и предоставление недостоверной информации).

Верховный Суд РФ в пункте 34 Пленума дал ответ, указав на применение в подобном случае также и норм об отдельных видах договоров (в т.ч. статья 475 ГК РФ). Таким образом, в данном случае можно увидеть двойную ответственность, хотя нельзя сказать это однозначно.

Возможно, подобным оригинальным способом ВС РФ попробовал окончательно решить вопрос о качестве акции или доли в ООО, поскольку суды ранее часто не применяли статью 475 ГК РФ по отношению к ним.

Узнать больше о заверениях об обстоятельствах вы можете из авторской передачи Антона Иванова, в которой обсуждаются вопросы дополнительной ответственности к заверениям об обстоятельствах, заверений, данных третьими лицами, а также явности и недвусмысленности заверений:

Заверение об обстоятельствах при заключении договора

См. также Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 декабря 2018 года № 49 «О некоторых вопросах применения общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации о заключении и толковании договора»

Согласно п. 1 ст. 431.

2 ГК РФ сторона договора вправе явно и недвусмысленно заверить другую сторону об обстоятельствах, как связанных, так и не связанных непосредственно с предметом договора, но имеющих значение для заключения договора, его исполнения или прекращения, и тем самым принять на себя ответственность за соответствие заверения действительности дополнительно к ответственности, установленной законом или вытекающей из существа законодательного регулирования соответствующего вида обязательств.

Примеры заверений об обстоятельствах

  • о наличии полномочий на заключение договора;
  • о качестве товара и отсутствии у него скрытых недостатков;
  • об отсутствии арестов, обременений и притязаний третьих лиц на предмет договора;
  • о наличии прав на передаваемые объекты интеллектуальной собственности (например, на товарные знаки);
  • о наличии у стороны необходимых лицензий и разрешений;
  • об отсутствии задолженности по коммунальным и другим обязательным платежам;
  • о том, что сторона не находится в стадии ликвидации или банкротства;
  • о том, что заключаемая сделка не является крупной сделкой или сделкой с заинтересованностью, и др.

ВАЖНО! В подтверждение факта предоставления заверения и его содержания сторона не вправе ссылаться на свидетельские показания (п. 1 ст. 6, п. 1 ст. 162 ГК РФ).

Заверение об обстоятельствах, непосредственно относящихся к предмету договора

Если сторона договора заверила другую сторону об обстоятельствах, непосредственно относящихся к предмету договора, последствия недостоверности заверения определяются:

  1. правилами об отдельных видах договоров, содержащимися в ГК РФ и иных законах, а также
  2. статьей 431.2 ГК РФ;
  3. иными общими положениями о договоре и обязательствах (п. 1 ст. 307.1 ГК РФ).

В частности, когда продавец предоставил покупателю информацию, оформив ее в виде заверения, о таких характеристиках качества товара, которым в большинстве случаев сходный товар не отвечает, и эта информация оказалась не соответствующей действительности, к отношениям сторон, наряду с правилами о качестве товара (статьи 469-477 ГК РФ), подлежат применению согласованные меры ответственности, например установленная сторонами на случай недостоверности заверения неустойка.

Равным образом такой подход применяется к случаям, когда продаются акции или доли участия в обществах с ограниченной ответственностью и продавец предоставляет информацию в отношении характеристик хозяйственного общества и состава его активов.

Заверение об обстоятельствах, непосредственно не относящихся к предмету договора

Если же заверение предоставлено стороной относительно обстоятельств, непосредственно не связанных с предметом договора, но имеющих значение для его заключения, исполнения или прекращения, то в случае недостоверности такого заверения применяется:

  1. статья 431.2 ГК РФ, а также
  2. положения об ответственности за нарушение обязательств (гл. 25 ГК РФ).

Например, сторона договора может предоставить в качестве заверения информацию относительно своего финансового состояния или финансового состояния третьего лица, наличия соответствующих лицензий, структуры корпоративного контроля, заверить об отсутствии у сделки признаков, позволяющих отнести ее к крупным для хозяйственного общества, об отсутствии конфликта интересов у руководителя и т.п., если эти обстоятельства имеют значение для соответствующих договорных обязательств.

Заверение об обстоятельствах третьим лицом

Заверение может также быть предоставлено третьим лицом, обладающим правомерным интересом в том, чтобы между сторонами был заключен, исполнен или прекращен договор, с которым связано заверение.

Пока не доказано иное, наличие у предоставившего заверение третьего лица правомерного интереса в заключении, изменении или прекращении сторонами договора предполагается.

В случае недостоверности такого заверения, вне зависимости от того, связано ли оно непосредственно с предметом договора, третье лицо отвечает перед стороной договора, которой предоставлено заверение, в соответствии со статьей 431.

2 ГК РФ и положениями об ответственности за нарушение обязательств (глава 25 ГК РФ).

Возмещение убытков при недостоверном заверении обстоятельств

В соответствии с п. 1 ст. 431.2 ГК РФ лицо, предоставившее недостоверное заверение, обязано

  1. возместить убытки, причиненные недостоверностью такого заверения, и (или)
  2. уплатить согласованную при предоставлении заверения неустойку (ст. 394 ГК РФ).

Указанная ответственность наступает при условии, если лицо, предоставившее недостоверное заверение, исходило из того, что сторона договора будет полагаться на него, или имело разумные основания исходить из такого предположения.

При этом лицо, предоставившее заведомо недостоверное заверение, не может в обоснование освобождения от ответственности ссылаться на то, что полагавшаяся на заверение сторона договора являлась неосмотрительной и сама не выявила его недостоверность (п. 4 ст. 1 ГК РФ).

Последствия, предусмотренные п. 1 и 2 ст. 431.2 ГК РФ, применяются к предоставившему заверение лицу независимо от вины (если иное не предусмотрено соглашением сторон), в случаях если заверение предоставлено лицом:

  1. при осуществлении предпринимательской деятельности или
  2. в связи с корпоративным договором или договором об отчуждении акций (долей в уставном капитале) хозяйственного общества.
Читайте также:  Сделка с заинтересованностью - особенности заключения

Предполагается, что лицо, предоставившее заверение, исходило из того, что другая сторона будет на него полагаться.

При недостоверности предоставленного стороной договора заверения другая сторона, полагавшаяся на имеющее для нее существенное значение заверение, наряду с применением указанных в статье 431.2 ГК РФ мер ответственности, вправе отказаться от договора (ст. 310 и 450.1 ГК РФ), если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Ответственность лица, предоставившего заверение, может быть ограничена в пределах, установленных п. 4 ст. 401 ГК РФ (т.е. кроме случая умышленного нарушения обязательства). Равным образом в указанных пределах может быть ограничено право на односторонний отказ от договора в связи с недостоверностью заверения.

При наличии соответствующих оснований заверение может быть признано недействительным применительно к правилам § 2 главы 9 ГК РФ.

Особенности института заверения об обстоятельствах:

  1. Важно, чтобы форма высказывания заверений позволяла определить от кого они исходят, их условия и удостовериться в подлинности их выдачи. ГК РФ не устанавливает требования к форме выражения заверений, однако с целью исключения последствий, предусмотренных  ст. 162 ГК РФ (несоблюдение простой письменной формы сделки),  заверения следует излагать в письменной форме:
    • документа, который подписывается сторонами (договор, протокол и т.д.);
    • документа, исходящего непосредственно от стороны, гарантирующей наличие юридически значимого обстоятельства (письмо с предложением о сотрудничестве, переписка об условиях исполнения и т.д.).
  2. Следует учитывать последовательность оформления (подписания) документов, содержащих (или не содержащих) заверения о тех или иных обстоятельствах (последующие документы могут исключать изначально оформленные заверения; чтобы избежать неблагоприятных последствий, следует отражать в договоре все заверения контрагента, имеющие существенное значение).
  3. В соглашении можно прописывать как единый размер неустойки за нарушение любого заверения, приведенного одной из сторон, так и различный для каждого заверения в отдельности.
  4. Заверение лица относительно отказа от права на односторонний отказ от договора, прямо предусмотренного в нем, не является заверением об обстоятельствах по смыслу п. 1 ст. 431.2 ГК РФ (постановление 19 ААС от 11 октября 2016 г. № 19АП-4508/2016 по делу № А14-18691/2015).

Заверения об обстоятельствах: зачем нужны и как работают — новости Право.ру

Заверения об обстоятельствах применяются при купле-продаже долей в ООО, как и задумывал законодатель. Закрепленные в договоре гарантии дают покупателю право на судебную защиту, если что-то пойдет не так, как обещал продавец.

В деле № А40-234897/2016 убытки взыскивал Геннадий Говжеев, который осенью 2015 года купил у Сергея Соболева и Евгения Колоденкова за 100 млн руб. компанию «Сокол» с несколькими земельными участками. Согласно договору, продавцы гарантировали, что земля свободна от скрытых (неизвестных покупателю) притязаний третьих лиц.

В соглашении говорилось, что это существенное обстоятельство, от которого зависит цена доли.

Если компания лишилась ценных активов после продажи, можно ли вернуть часть стоимости?

В 2016-м Говжеев присоединил компанию «Сокол» к своему автозаправочному бизнесу ООО «Ойл-Шоп 1». Но затем он обнаружил, что претензии на участки все-таки были. Правительство Москвы реконструировало территории, которые примыкали к автозаправкам, а некоторые участки были изъяты.

В результате «Сокол» оказался на треть дешевле, чем за него отдал покупатель, – к такому выводу пришла оценочная экспертиза, которую назначил суд в деле о взыскании убытков. Говжеев потребовал с оппонентов возмещения 31,6 млн руб. Ответчики главным образом критиковали экспертизу, но суд отклонил их возражения и принял решение в пользу покупателя.  

Привлечь к ответу контрагента за отказ в налоговых вычетах

Заверения об обстоятельствах могут пригодиться в случае отказа в налоговых вычетах по вине контрагента. Пример – история ТД «Риф», который в 2013 году заключил с «Агробизнесом» договор поставки зерновых, бобовых и других сельскохозяйственных культур.

В 2015-м, когда в силу вступила ст. 431.2 ГК, стороны использовали возможность включить туда заверения.

«Агробизнес» пообещал передавать вместе с товаром всю «первичку», которая соответствует закону, и гарантировал, что в документах отражены все операции с его собственными поставщиками.

Если продавец нарушит заверения – «Агробизнес» обязался возместить убытки покупателя, в том числе суммы, уплаченные в бюджет на основании решений о доначислении НДС (в том числе отказов в применении налоговых вычетов). Так говорилось в допсоглашении, которое подписали стороны.

Недобросовестный поставщик «купил» товар у однодневки и перепродал другой компании. А она не смогла из-за этого получить налоговые вычеты и решила взыскать их через суд.

Убытки возникли у «Рифа» в 2016 году, когда ИНФС отказала ему в налоговых вычетах на 12,3 млн руб. за предыдущий год. Ведомство пришло к выводу, что «Агробизнес» фактически не получал товар от своего поставщика «Фаворита»: документооборот был искусственным, а на деле «Фаворит» не имел возможности ничего продавать.

Вооружившись этим решением ИФНС, «Риф» отправился в суд требовать невозмещенную сумму в качестве убытков (дело № А53-22858/2016). АС Ростовской области удовлетворил этот иск.

Он согласился, что продавец не представил покупателю все первичные документы, необходимые для получения вычета, а его отношения с «Фаворитом» противоречат данным заверениям.

Это решение поддержали апелляция и кассация, которые отклонили возражения «Агробизнеса».

В частности, в своей кассационной жалобе он писал, что налоговый вычет имеет публично-правовую (государственную) природу, поэтому взыскать убытки в качестве гражданско-правовой ответственности невозможно.

Кроме того, «Агробизнес» указывал, что не был участником налоговой проверки, не мог защищаться в ее рамках и к тому же не привлекался к ответственности за налоговые правонарушения.

АС Северо-Кавказского округа отмёл все эти возражения. Сумму вычетов вполне можно квалифицировать как убытки, а свои заверения «Агробизнес» дал добровольно. Даже если он не участвовал в налоговой проверке – доказать реальность отношений с «Фаворитом» можно было в настоящем арбитражном деле о взыскании убытков.

Кассация учла, что «Агробизнес» не привлекался к налоговой ответственности, но весомее для нее оказалось решение ИФНС, которое подтверждало искусственный документооборот. «Оно никем не оспорено и не признано незаконным», – отметила «тройка» под председательством Ольги Бабаевой, оставляя в силе акты нижестоящих судов.

Не страховать то, что плохо лежит

Заверения об обстоятельствах помешали торговой фирме «Статус» получить страховое возмещение за кражу в магазине. В 2016 году неизвестные во втором часу ночи ограбили магазин «Мантия» в торговом центре «Кубус» под Петербургом. Они вынесли 63 норковые шубы на общую сумму 5,2 млн руб. Шубы были застрахованы в «Ресо-Гарантии».

Тем не менее она отказалась выплачивать страховую сумму и объяснила это тем, что «Статус» дал недостоверные заверения. В договоре было указано, что страхователь обеспечивает круглосуточную охрану магазина  с помощью лицензированного ЧОП и исправную сигнализацию с выводом на пульт милиции или вневедомственной охраны. Но фирма все сделала не так.

Она ограничилась датчиками окон и витрин, сигнал от которых получала служба отдела контроля режима здания. 

Из магазина вынесли шубы, но страховая компания отказалась платить возмещение, потому что их охраняли хуже, чем было написано в договоре.

При этом за торговым центром следили охранники арендодателя, но лицензии у них тоже не было. Более того, в договоре аренды было указано, что арендодатель не отвечает за сохранность имущества в магазинах ТЦ. Поэтому «Ресо-Гарантия» решила, что «Статусу» не полагается компенсация.

Страхователь решил получить ее через суд и подал иск (дело №  А56-17306/2017). «Ресо-Гарантия» ответила встречным требованием о признании договора недействительным из-за недостоверных заверений (п. 3 ст. 431.2 ГК). АС Санкт-Петербурга и Ленинградской области согласился с аргументами страховой компании.

Но 13-й арбитражный апелляционный суд отменил это решение и взыскал 5,2 млн руб. в пользу «Статуса». По мнению второй инстанции, «Ресо-Гарантия» должна была доказать прямой умысел торговой фирмы на сообщение недостоверных сведений.

Кроме того, страховая компания могла осмотреть имущество и самостоятельно проверить утверждения контрагента, но не сделала этого, отметила апелляционная «тройка» во главе с Ольгой Горбачевой.

С этим не смог согласиться АС Северо-Западного округа. По его мнению, охрана уменьшает вероятность кражи из магазина, поэтому сведения о том, есть она или нет, – существенное обстоятельство для договора страхования.

«Статус» не мог не знать о том, что круглосуточной охраны в магазине нет.

Тем не менее он дал «Ресо-Гарантии» недостоверные заверения, а в результате она застраховала неохраняемое имущество, указала коллегия судей под председательством Елены Боглачевой.

Не покупать то, что нельзя продать

Заверения об обстоятельствах помогли ООО «Солод» взыскать чуть менее 1 млн руб. убытков с поставщика компании «МДС Проект» за контрафактную продукцию. «Солод» приобрел газировку «Страна Лимония» для дальнейшей перепродажи, но оказалось, что «МДС Проект» не имеет права использовать этот товарный знак. 

Компания купила газировку для перепродажи, но не смогла ее реализовать, потому что оказалось, что у продавца нет права использовать товарный знак.

Покупатель решил взыскать стоимость партии, которую не смог продать, в качестве убытков. В своем иске «Солод» указал, что полагался на заверения контрагента о законности поставок.

Когда они заключали договор, «МДС Проект» выдал ему сертификат генерального дистрибьютора, из которого следовало, что «Солод» «имеет право распространять продукцию с использованием товарных знаков «Страна Лимония», принадлежащих «МДС Проекту».

Получите ответы на вопросы защиты интеллектуальной собственности и авторских прав в современном формате онлайн-курса от Право.ру «Авторское право: от теории к практике»

Ответчик возражал против иска. Он представил договоры с правообладателем товарного знака ООО «Брэнд», но суды решили, что эти соглашения не говорят в пользу ответчика. Из них следовало, что «Брэнд» передал права не «МДС Проекту», а «Останкинскому заводу напитков». Более того, у правообладателя, судя по его пояснениям, был спор с заводом вокруг того же самого товарного знака.

В деле «Солода» против «МДС Проекта» № А40-83049/2017 суды встали на сторону истца. По их мнению, он добросовестно полагался на то, что у ответчика есть права на использование товарного знака.

Также «Солод» исходил из того, что контрагенту заведомо известно: использовать товарный знак может только правообладатель или лицо, которое получило права по лицензионному договору.

С такими выводами три инстанции согласились, что истец имеет право на компенсацию 1 млн руб. убытков.

Что в заверениях об обстоятельствах не понравится суду

Заверения выдали по фактам будущего

Потенциальные покупатели дорогостоящих активов настаивают, чтобы в договор купли-продажи акций или долей продавец включил свои заверения по поводу состояния компании, акции или доли которой составляют предмет сделки (далее — целевая компания). При этом заверения касаются фактов прошлого или тех, которые существовали на момент предоставления заверений, — на дату заключения договора купли-продажи акций или долей (далее — договор).

Пример: продавец заверяет покупателя, что на дату договора целевая компания — собственник оборудования. Также указывает, что в отношении оборудования обременений нет, как и нет оснований предъявить к целевой компании претензии третьих лиц в связи с их правами на оборудование.

Такое заверение нельзя распространить на будущее, поскольку после передачи актива в собственность покупателя продавец теряет контроль над активом. В частности, он не может гарантировать, что целевая компания не передаст оборудование в залог по обязательствам самого покупателя.

В судебной практике есть примеры толкования статьи 431.2 ГК, что заверения касаются фактов прошлого или настоящего. Например, суд рассматривал дело, в котором продавец гарантировал покупателю, что исчислит к оплате в бюджет НДС из цены товара.

Суд указал: заявленное обстоятельство — не заверение, поскольку не относится к событиям прошлого или настоящего. Он не применил к делу положения статьи 431.2 ГК, поскольку речь шла о событии будущего[1].

В то же время продавцы часто дают заверения не только на дату договора, но и на определенную дату в будущем.

В сделках с акциями или долями — это дата перехода к покупателю права собственности на акции или доли либо дата перехода к нему контроля.

Например, дата регистрации в ЕГРЮЛ нового генерального директора компании, решение об избрании которого принимают до подписания продавцом передаточного распоряжения на акции.

При этом для крупных сделок характерен значительный временной разрыв между датами подписания договора и перехода прав на акции или доли.

Как правило, это связано с тем, что обязательства сторон по договору ставят в зависимость от того, наступили ли имеющие существенное значение отлагательные условия.

Например, получил ли покупатель согласие ФАС на приобретение акций или долей, заключил ли соглашение о реструктуризации кредита, получил ли лицензию.

Когда покупатель распространяет действие заверений на дату в будущем, он пытается защититься от рисков. В частности от того, что возникнут отклонения от ожидаемого состояния целевой компании в период, когда договор заключен, но она еще под контролем продавца. Тем не менее, судебная практика не подтверждает правомерность предоставлять заверения на будущее.

Читайте также:  Не выплатили зарплату при увольнении - куда обращаться

Поэтому при сопровождении сделок учитывайте риск, что включенные в договор заверения на будущую дату суды признают недействительными. В том числе при их квалификации в качестве обязательств по возмещению потерь.

Как снизить риск покупателя. Включите в договор обязательства продавца предоставить после даты перехода права собственности на акции или перехода контроля к покупателю письмо с подтверждением, что все заверения в договоре действительны также на эту дату.

Побудить продавца выполнить это обязательство можно так: предусмотрите в договоре, что предоставление такого письма — отлагательное условие для оплаты ему части цены сделки. Тем более, что сейчас сделки чаще всего предполагают оплату в рассрочку.

Правомерность такой структуры обязательств в договоре можно обосновать статьей 431.2 ГК, которая допускает предоставление заверений после заключения сделки. Другой вариант — указать статью 327.1 ГК. Норма разрешает обусловливать обязательства обстоятельствами, которые зависят от воли одной из сторон сделки.

В доктрине указывают, что заверения отличаются от обязательств по возмещению потерь тем, что заверения касаются фактов прошлого или настоящего, а обязательства по возмещению потерь — возникновения обстоятельств в будущем. В частности, так считают А.Г.Карапетов и В.А. Хохлов.

Закон. 2015. № 6. С. 55; Журнал российского права. 2016. № 2. С. 63 — 71

Продавец знал о недостоверности заверения

Ответственность стороны, которая предоставила заверение, наступает независимо от того, знала она о ложности заверения или нет[2]. Поэтому заверения нужно рассматривать скорее как инструмент распределения рисков в сделке, чем как инструмент для наказания обманщика.

В крупных сделках с акциями или долями часто заверения продавца в отношении целевой компании покрывают обстоятельства, относительно которых у него нет стопроцентного знания. Объем и достоверность сведений о компании, которыми располагает ее акционер или участник — продавец по сделке, зависит от того, как эти сведения предоставил ему менеджмент компании.

Пример: продавец предполагал, что госорганы не предъявляли претензии к компании в связи с нарушениями правил лицензирования, хотя такие претензии были, но менеджмент ему об этом не сообщил. Тем не менее, покупатель требует от продавца заверения об отсутствии таких претензий.

Продавец скорее всего согласится на это требование, так как полагается на добросовестность менеджмента.

После сделки компания может понести расходы на выполнение ранее предъявленных требований госорганов или оказаться с отозванной лицензией в связи с обстоятельствами, которые имели место до сделки.

Тогда покупатель вправе потребовать от продавца компенсировать убытки или уплатить неустойку, если ее согласовали в договоре, даже если продавец не знал о соответствующих обстоятельствах.

Пункт. 4 статьи 431.2 ГК диспозитивно предоставляет сторонам договора право отойти от этого общего правила. Стороны могут установить в договоре один из «квалификаторов», который ограничивает ответственность продавца.

Например, включить оговорку «насколько известно продавцу» применительно к некоторым или всем заверениям. В частности, так: «насколько известно продавцу, основания для досрочного прекращения (отзыва) лицензии отсутствуют».

Как снизить риск покупателя. Если впоследствии заверение окажется недостоверным и определенную в договоре лицензию отзовут, для эффективного предъявления претензий покупателю придется доказать, что продавец знал о проблемах в компании. Доказать это трудно, поэтому в договоре стороны обычно раскрывают содержание понятия «знание продавца» и пытаются сделать его более конкретным.

Например, к знанию продавца — юридического лица приравнивают знание топ-менеджмента этого лица и целевой компании. Иногда покупателю удается дополнительно согласовать в договоре, что под знанием стороны понимают не только знание определенных лиц о соответствующих фактах, но и предполагаемое знание при проявлении ими должной осмотрительности.

Продавец ссылается на неосмотрительность покупателя

В судебной практике последних лет встречается подход, по которому покупатель не может полагаться на заверения продавца относительно характеристик приобретаемого актива. Он должен сам провести проверку перед сделкой.

Пример: покупатель купил акции компании с заверением продавца, что в отношении ее имущества нет обременений и арестов. На самом деле оборудование было обременено, а недвижимость арестована. Покупатель попытался взыскать с продавца предусмотренную договором неустойку за недостоверность заверений в размере 50% от суммы договора.

Суды отказали в иске.

Они заявили, что покупатель, который действовал добросовестно и разумно при заключении договора, как заинтересованное лицо должен был получить у контрагента сведения и документы о физическом состоянии имущества и наличии залога. Покупатель мог запросить выписку из ЕГРН, чтобы ознакомиться с информацией, обременены ли объекты недвижимости юридического лица, акции которого приобретал[3].

Такой подход ставит под сомнение эффективность заверений по российскому праву для большинства сделок. Фактически покупатель, который получил от продавца заверения о важных характеристиках актива, может остаться без защиты при недостоверности заверений. Ведь суд посчитает, что покупатель должен был сам убедиться в необходимых характеристиках.

Если для крупных сделок такой риск не актуален, так как там покупатели всегда проводят глубокую юридическую и техническую проверку актива, то для сделок среднего и мелкого уровня риск чувствителен. Причина в том, что в таких сделках у сторон не всегда есть ресурсы на полномасштабный аудит.

Верховный суд частично исправил ситуацию относительно ложных заверений.

Он указал: лицо, которое предоставило заведомо недостоверное заверение, не может ссылаться, что полагавшаяся на заверение сторона была неосмотрительной и сама не выявила недостоверность[4].

При этом в отношении заверений, о ложности которых продавец не знал, остается риск, что суды будут применять к покупателю повышенный стандарт должной осмотрительности.

Как снизить риск покупателя. Перед покупкой актива проверяйте его, а не просто полагайтесь на заверения продавца. При проверке как минимум запросите ключевые документы об активе у продавца и проанализируйте данные из публичных источников.

Покупатель знал о недостоверности заверения

Ответственность за недостоверность заверения наступает, если заверившая сторона исходила из того, что другая сторона будет полагаться на заверения. [5] ГК также устанавливает презумпцию знания продавца акций или долей о соответствующем отношении к такому заверению покупателя[6].

Если же покупатель знал до заключения сделки, что заверение не соответствует действительности, независимо от того, знал ли об этом продавец, он не вправе привлечь продавца к ответственности. Вряд ли можно утверждать, что покупатель будет полагаться на действительность заведомо для него ложного заверения. Этот подход есть и в судебной практике.

Пример: суд отмечал, что осведомленность покупателя о недостоверности заверения — основание отказать ему в удовлетворении требования.

Покупатель же, который был еще и разработчиком проекта договора и включил в него это заверение, — злоупотребил правом[7].

В другом деле суд также указывал, что если покупатель сомневается в достоверности заверения и не информирует об этом продавца, он злоупотребляет правом[8].

Как снизить риск покупателя. Сведения о выявленных при проверке рисках актива суд может рассмотреть как знание покупателя о недостоверности заверений, которые отрицают эти риски. Такой подход предполагает серьезное изменение отношения некоторых контрагентов к процедуре due diligence.

Например, некоторые покупатели при проверке стремятся выявить и отразить в отчете как можно больше рисков, в том числе по ситуациям, когда риски низкие.

Такой отчет при возникновении судебного спора продавец может с высокой степенью эффективности использовать против покупателя.

В некоторых ситуациях целесообразнее проверить только ключевые аспекты деятельности компании без преувеличения или искусственного констатирования рисков.

Если риски выявлены, покупателю лучше защищаться от них с помощью механизма возмещения потерь[9], а не через заверения. В этом случае продавец не констатирует, что на дату договора нет оснований наложить на компанию штрафы за нарушение законодательства.

Продавец принимает обязательство возместить покупателю потери в связи с выплатой компанией штрафов по основаниям, которые существовали до заключения договора, в размере всей суммы этих штрафов.

В этом примере предполагается, что предмет сделки — 100 процентов акций или долей в капитале целевой компании.

Иногда альтернативой может быть механизм корректировки покупной цены по статье 485 ГК, которая допускает возможность предусмотреть в договоре не только не фиксированную цену, но и порядок ее определения. В этом случае цену акции или доли определяют как некую сумму, которая уменьшится автоматически, если выявятся поддающиеся оцифровке отклонения от обещанного состояния целевой компании.

На практике продавцы часто возражают против этого механизма. Например, если цену сделки бенефициары сторон изначально согласовали как фиксированную.

К сделке не применили нормы о качестве товара

Институт заверений включили в ГК с оговорками для сделок с акциями или долями из-за того, что в России сложилась одиозная судебная практика по вопросу о применимости к ним норм о качестве товара. 469ГК Изредка отдельные суды допускали, что характеристики целевой компании касаются качества ее акций или долей[10].

Большинство судов считали иначе. Они полагали, что качество акций или долей состоит только в их номинальных характеристиках: стоимости, номерах выпуска, или в предоставляемых правах. Например, права участвовать в управлении, получать часть прибыли и ликвидационную квоту[11].

Верховный суд, хоть и с опозданием, но признал такую практику ошибочной. Он указал, что заверения в отношении предмета сделки могут характеризовать качество акций или долей [12].

Соответственно, наряду с мерами ответственности за недостоверность заверений: взыскания убытков[13] и неустойки, покупатель может защищаться с помощью статьи 475 ГК. Например, потребовать уменьшить цену, устранить недостатки или возместить расходы на их устранение.

На практике такой подход не всегда приведет к тому результату, о котором предполагает продавец. Согласно международному опыту сделок, который распространен и в России, продавец крупного актива предоставит заверения по целевой компании, но при этом будет стремиться к следующему.

Во-первых, он будет ограничивать свою ответственность квалификаторами материальности иска, знаниями покупателя о недостоверности заверения, установлением максимальной суммы ответственности. Во-вторых, установит порядок и условия предъявления к нему требований.

Пока не ясно, как эта практика соотносится с новым подходом Верховного суда. Даже если в договоре указать, что ограничения и условия ответственности по заверениям применяются и к требованиям о качестве товара, или исключить применение норм о качестве товара, есть вероятность, что суды все равно предоставят защиту покупателю по правилам статей 469–477 ГК.

С учетом того, что ВАС статью 475 ГК о качестве товара назвал диспозитивной,[14] вероятность такого сценария снижена, но не исключена. Поскольку ВАС говорил о праве сторон дополнить права покупателя по сравнению с ГК, а не ограничить их, для судов это может иметь значение.

В этом случае продавцу целесообразно включать в договор оговорки об ограничении применения норм о качестве. В ситуации правовой неопределенности у него в таком случае будут аргументы для эффективной защиты.

Как в других странах защищают покупателя, который знал о недостоверности заверений

Даже среди стран, которые отличаются передовой практикой сделок M&A, нет единых принципов, как разрешать проблему предоставления защиты покупателю, который знал о недостоверности заверения. Например, в Канаде суды ранее поддерживали оговорку, что знание покупателя о ложности заверения не освобождает продавца от ответственности.

Тем не менее, юристы сомневаются, что в будущем канадские суды продолжат практиковать такой подход. Причина: решение Верховный суд Канады по делу Bhasin v. Hrynew, которое признало действие генерального принципа добросовестности и честного исполнения обязательств в договорном праве Канады.

В США практика разнится от штата к штату: в Делавэре суды считают: если заверение включили в договор, покупатель вправе привлечь продавца к ответственности, даже если покупателю известно о ложности такого заверения.

В Калифорнии покупателю необходимо доказать, что он полагался на действительность заверений. Суды также смотрят и на источник знания покупателя об обстоятельствах, которые были предметом заверения: эту информацию он получил от продавца или узнал самостоятельно.

Практика разных стран подсказывает возможные направления развития российского права. Возможно, что в будущем суды сформулируют исключения для пограничных ситуаций.

Например, покупатель узнал о нарушении заверения непосредственно перед подписанием договора и не мог продолжить переговоры: было не целесообразно.

Другой случай — сведения об обстоятельствах, которые свидетельствовали о ложности заверения, были доступны покупателю, но среди множества других документов, что выложил продавец в data room — хранилище конфиденциальных корпоративных документов. Либо покупатель сомневается в достоверности заверения, но не знает наверняка.

Источники: Eagle Resources Ltd. v. MacDonald, 2001 ABCA 264, Transamerica Life Canada Inc. v. ING Canada Inc., [2003] 68 O.R. (3d) 457 (C.A.). Bhasin v. Hrynew, 2014 SCC 71, [2014] 3 S.C.R. 494. Ключевые кейсы в Делавэре: Interim Healthcare, Inc. v. Spherion Corp., 884 A.2d 513 (Del.

Super. Ct. 2005), Cobalt Operating LLC v. James Crystal Enterprises, LLC, 2007 WL 2142926. Galli v. Metz, 973 F.2d 145 (2d Cir. 1992), Rogath v. Siebenman, 129 F.3d 261 (2d Cir. 1997), Coastal Power International, Ltd. v. Transcontinental Capital Corporation, 10 F. Supp. 2d (S.D.N.Y. 1998).

[1] 469ГК Ст. 469 ГК

[2] 431.2ГК П. 4 ст. 431.2 ГК

[3] А63 Постановление Шестнадцатого ААС от 03.10.2017 по делу № А63-1976/2017

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *