Коррупция в сфере государственных закупок

Спросите у себя: с чем у вас ассоциируются слова «госзакупки» и «тендеры»? Минимум половина скажет о коррупции и откатах.

Что такое откат?

Это часть денежных средств, выделяемых на оплату по госконтракту. Исполнитель заказа возвращает эту часть представителям заказчика в качестве благодарности.

Кстати, там где практикуются откаты, далеко не всегда эти деньги идут именно чиновникам для их обогащения.

Нередко заказчику (учреждению) нужны наличные деньги для каких-то своих нужд (неофициально оплатить работы какому-нибудь физлицу, на подарки сотрудникам к дню рождения или 8 марта ну и так далее). То есть какой-то личной корысти может не быть, а откат все равно есть.

Это, естественно, незаконно вне зависимости от мотивов и целей.

Откат оформляется чаще не на самого коррупционера, а на его доверенных лиц.

Откат может быть в форме прямой денежной выплаты, имущества, доли в бизнесе и т.п.

фото https://unsplash.com

Вернемся к госзакупкам. Чтобы получить откат, недобросовестному заказчику нужно, чтобы был заключен контракт с нужным лицом. Для этого нужно, чтобы оно победило в тендере.

Как заказчики влияют на результаты тендеров?

Большинство тендеров проходит в трех формах: конкурс, аукцион, запрос котировок.

Манипуляции в аукционах и запросах котировок

В запросе котировок и аукционе выигрывает тот, кто предлагает самую низкую цену. Все это происходит в электронной форме — на специальных, не зависимых от заказчиков, интернет-сайтах (электронных торговых площадках).

Заказчик никак не может повлиять на выбор победителя аукциона или запроса котировок.

Но, что он может сделать, чтобы приблизить шансы победы «своего» участника тендера?

  1. Под различными предлогами посчитать, что заявки конкурентов оформлены неправильно. А по закону, если заявка оформлена некорректно, то ее отклоняют, вне зависимости от выгодности предлагаемой цены. Отклонение = запрет участвовать в следующих стадиях тендера.
  2. Пообещать «своему» поставщику доплату по прямому договору. Например, заказчик и поставщик договорились, что общая цена работ будет 100 рублей (а из них, предположим, 5 руб. должны вернуться назад заказчику). В этом случае поставщик на аукционе сможет демпинговать, снизиться до такой цены, которая делает исполнение заказа невыгодным. Его конкуренты отступят (ведь никто не хочет работать «в минус»), и он выиграет аукцион, к примеру, с ценой в 85 руб. Ну и еще на 15 руб. стороны заключат договор на какие-нибудь консультационные или информационные услуги.

В итоге и заказчик получает свой интерес, и поставщик получает контракты и оплаты по ним.

Манипуляции в конкурсах

В конкурсе могут действовать и описанные выше механики, а еще и дополнительные методы.

Конкурс — это вид тендера, где оценивается не только цена, но и иные критерии (опыт работы, деловая репутация, квалификация сотрудников и т.п.).

У заказчиков есть масса вариантов, как сформулировать критерии оценки (критерии определения победителя) так, чтобы максимально приблизить к победе дружественного поставщика.

Например, можно дать максимальные баллы участнику, у которого в штате есть сотрудники с научными степенями (хотя для выполнения работ это не важно), или который является членом какого-нибудь профессионального объединения (хотя это не обязательно по закону).

Гарантировать победу нужного лица у заказчика возможности нет. Но максимально увеличить шансы на победу — вполне в его силах.

фото https://unsplash.com

Итак, мы разобрали самые известные способы манипуляции результатами тендеров ради откатов.

Как часто они применяются?

На мой субъективный взгляд, коррупция характерна, прежде всего, для очень крупных закупок. Прямо миллиарды. А в мелких тендерах этого немного.

Почему?

Потому что слишком велики риски для недобросовестных чиновников. Кто захочет в тюрьму ради нескольких десятков тысяч рублей?

За злоупотребления в госзакупках чиновникам может грозить до трех лет лишения свободы (а если преступление совершено группой лиц — до семи лет).фото https://unsplash.com

В маленьких тендерах может существовать не столько коррупция в классическом понимании, сколько желание заказчиков работать с проверенными поставщиками. Теми, кто привезет товар нормального качества или прилично выполнит работы.

Честно, поставьте себя на место заказчика. Вы как покупатель, если имеете положительный опыт сотрудничества с кем-то, скорее всего, захотите с ним работать и дальше, если возникнет такая необходимость. Купили вкусный хлеб в этой пекарне — придете туда еще. Хорошие строители отремонтировали кухню — обратитесь, когда собрались обновлять интерьер гостиной. Это удобно и снижает ваши риски.

А государственный заказчик вынужден каждый раз искать нового поставщика. И каждый раз это кот в мешке. Конечно, это неудобно заказчику (понятно, что нас, поставщиков эти сложности мало волнуют, да и вообще контрактная система призвана стимулировать конкуренцию). Но факт остается фактом.

Поэтому заказчики идут на какие-то уловки, чтобы повысить шансы «своих» поставщиков на победу: заранее сообщают им о готовящемся тендере, согласовывают с ними техническое задание.

Это не исключает возможности победы совершенно посторонней организации (и как правило, заказчики смиряются с этим фактом и начинают выстраивать отношения с новым поставщиком). Но такие явления существуют.

Это не коррупция в чистом виде, но все же отклонение от эталонного поведения заказчика, заложенного в законе.

Какие выводы из всего вышесказанного?

  • Если вы не участвуйте в многомиллионных тендерах, то опасаться злых и коррумпированных заказчиков будет лишним.
  • Смело подавайте заявки и отстаивайте свои права в случае конфликтов.
  • Помните, что заказчики редко идут на сознательное нарушение закона. А если случай спорный, то всегда можно подать жалобу в антимонопольную службу. Она бесплатная. Если заказчик неправ, вы получите свой контракт, а заказчик — свой штраф.

Удачи вам и вашему бизнесу!

Подписывайтесь на мой канал. Впереди еще много интересного!

Коррупция в сфере государственных закупок: признаки, меры противодействия, контроль

Коррупционные нарушения являются одной из наиболее существенных и актуальных проблем российской сферы государственных и муниципальных закупок. На противодействие коррупции направлен целый комплекс мер.

Понятие коррупции

Понятие коррупции четко определено российским законодательством. Согласно 273-ФЗ от 2008 года «О противодействии коррупции», под коррупцией понимается:

  • злоупотребление лицом своими полномочиями;
  • дача или получение взятки;
  • подкуп;
  • иное незаконное использование лицом своего должностного положения.

Коррупционные деяния противоречат интересам государства и общества. Они имеют целью получение выгоды в виде денежных средств, материальных ценностей, иного имущества и услуг.

Коррупция выступает многоликим и многогранным явлением: она проявляется в виде преступлений коррупционной направленности (в виде хищения денег с использованием своего положения и пр.

), административных правонарушений (например, нецелевого использования бюджетных денег, мелкого хищения и пр.

), запрещенных сделок по гражданско-правовому законодательству (например, оказание услуг госслужащему третьим лицом), дисциплинарных нарушений.

Признаки коррупционного тендера и госзаказа

Учитывая положения №273-ФЗ и Конвенции ООН против коррупции, действия признаются коррупционными в случае соответствия следующим признакам:

  1. Они совершаются специальными субъектами (обычно госслужащими с широкими полномочиями).
  2. Они предполагают использование служебного положения и полномочий должностного лица.
  3. Они имеют целью получение выгоды должностным лицом.
  4. Они нарушают законные государственные интересы.
  5. Они умышленны.

Немалая часть коррупционных нарушений происходит в сфере государственного заказа. Можно выделить следующие признаки, которые позволяют отнести тендер или госзаказ к коррупционному:

  1. Цена (НМЦК по контракту, указанная в извещении на закупку). Указывать на коррупционную составляющую может как заниженная, так и завышенная. Если в отношении определенных товаров и услуг определить, насколько справедлива цена, достаточно легко, то в отношении технически сложных товаров могут возникнуть сложности. Слишком низкая цена для подобного подряда может свидетельствовать о том, что закупка является притворной, и никакие работы по ней не предполагаются, а участники мошеннической схемы планируют просто разделить деньги между собой.
  2. Нереальные сроки выполнения работ. Обычно речь идет о слишком сжатых сроках исполнения госконтракта, в которых подрядчику невозможно его исполнить. Это может говорить о том, что «нужная» компания уже выполнила или начала выполнять данную работу, что закрывает доступ к тендеру для других участников.
  3. Заказчик запрашивает от участников лицензии и свидетельство о членстве в СРО, которые данный вид работ не предусматривает. В этом случае действия заказчика подлежат обжалованию в ФАС.
  4. Объединение нескольких несвязанных лотов в один. Такие действия обычно резко ограничивают конкуренцию, так как не каждый участник сможет исполнить одновременно объективно несвязанные условия.
  5. Невнятное техническое задание. Это может быть техзадание, которое составлено под конкретного поставщика или из которого вовсе непонятно, что требуется заказчику в рамках данного заказа.
  6. Отсутствие здравого смысла в закупке. Достаточно распространенный пример – закупка автомобилей люксового сегмента на бюджетные деньги для рядовых госслужащих.
  7. Направление потенциальным поставщиком по сговору с заказчиком самой низкой цены в заявке на участие.
  8. Установление непривлекательной для поставщиков схемы оплаты при исполнении госзаказа. В частности если оплата предполагает длительную отсрочку.
  9. Некорректное толкование результатов конкурса в пользу определенного поставщика.
  10. Заведомо некорректное внесение данных в ЕИС: смешение в описании предмета закупки кириллицы и латиницы и пр.

Согласно сложившейся практике, наиболее коррумпированными в госзакупках являются сферы  оказания строительных услуг, ремонта дорожного покрытия, услуг, медицинской сферы и пр.

Благотворной почвой для распространения коррупции в сфере госзаказа по ст. 10 273-ФЗ выступает конфликт интересов.

Согласно действующему законодательству, комиссия по закупкам обязана отстранить участника от закупки, а заказчик – обязан отказаться от подписания контракта с победителем в случае обнаружения конфликта интересов между сторонами.

Если такой контракт был все-таки подписан, то он признается ничтожным.

Указанные здесь признаки коррупционных схем не являются исчерпывающими. Суть всех схем состоит в наличии сговора между заказчиком и недобросовестным поставщиком.

Правовые меры, направленные на противодействие злоупотреблению в сфере госзакупок

Стоит отметить, что изначально принятие нового закона в сфере госзакупок 44-ФЗ и закона о закупках отдельными юрлицами по 223-ФЗ, которые пришли на смену 94-ФЗ, было направлено именно на повышение открытости закупочной отрасли и минимизацию возможностей применения коррупционных схем.

Но, помимо 44-ФЗ и 223-ФЗ, перечень мер, которые направлены на недопущение коррупционных действий, содержится в следующих законах:

  • ФЗ-273 «О противодействии коррупции» от 2008 года;
  • ФЗ-135 «О защите конкуренции» от 2006 года;
  • ведомственных, территориальных и отраслевых программах по противодействию коррупции.

Практически всеми федеральными ведомствами сегодня были приняты рекомендации, которые содержат меры по противодействию коррупции. Это приказ ФАС от 2014 года №38/14, письма Минэкономразвития от 2016 года №Д28и-1501, от 2016 года №ОГ-Д28-3680, от 2015 года №Д28и-2018 и пр. Кроме того, субъектами РФ разрабатываются отдельные региональные программы против коррупции.

Также на сегодняшний день действуют некоторые методические рекомендации, которые направлены на профилактику коррупции со стороны госслужащих. Например, «Организация антикоррупционного обучения».

Как и кем осуществляется антикоррупционный контроль

Под антикоррупционным контролем в закупочной отрасли по ст. 99 44-ФЗ и ст. 6 223-ФЗ понимается совокупность мероприятий по обеспечению законности в указанной отрасли, которые способствуют развитию конкуренции, а именно позволяют максимальному числу участников принимать участие в закупках.

Уполномоченной на проведение контроля органом в сфере госзакупок выступает Федеральная антимонопольная служба, или ФАС. Такими полномочиями она была наделена в 2015 году положением «О ФАС».

Для реализации своих полномочий ФАС на уровне РФ, региона или муниципалитета может проводить плановые и внеплановые проверки.

В 44-ФЗ предусмотрены три разновидности антикоррупционного контроля. Помимо ведомственного контроля, который производится ФАС и иными государственными организациями (по ст. 100 44-ФЗ), здесь выделен внутренних контроль со стороны заказчика по ст. 101 44-ФЗ и общественный контроль со стороны граждан, их объединений и юрлиц по ст. 102 44-ФЗ.

В зависимости от масштабов совершенного деяния, размера ущерба для бюджета и тяжести последствий для государства, выявленные в ходе контрольных мероприятий, коррупционные деяния могут стать основанием для открытия административного или уголовного делопроизводства.

Так, в УК предусмотрено сразу несколько статей, которые квалифицируются как коррупционные действия. Это:

  • ст. 200.4 за злоупотребления в сфере госзаказа;
  • ст. 200.5 за подкуп контрактного управляющего или члена комиссии по закупке;
  • ст. 285.1 за нецелевое расходование бюджетных денег и 285.2 – если речь шла о деньгах из внебюджетных фондов;
  • ст. 286 за превышение должностных полномочий;
  • ст. 289 за незаконное предпринимательство;
  • ст.290 – получение взятки;
  • ст. 291 – дача взятки и пр.
Читайте также:  Несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства

Таким образом, отдельную группу правонарушений в закупочной отрасли формируют коррупционные нарушения в сфере государственных закупок.

Их отличает нацеленность должностного лица заказчика на извлечение личной выгоды, использование своего служебного положения в данных целях. В России действует комплекс антикоррупционных мер, который не исчерпывается содержанием ФЗ-44 и 223-ФЗ.

За действия с коррупционным элементом лицу может грозить административная и уголовная ответственность.

Между коррупцией и неэффективностью: как найти золотую середину в системе госзакупок

Система государственных закупок в России традиционно считается зоной особого внимания.

Среди ее основных проблем — нестабильность (ежегодно вносятся десятки изменений в нормативно-правовые акты), сложность и зарегулированность (объем выявленных Счетной палатой РФ в 2018 году нарушений составил 294,6 млрд рублей), а также коррупция и картелизация (сговор участников закупок для поддержания высоких цен).

Все это в значительной степени снижает эффективность использования бюджетных средств, неоправданно увеличивая расходы государства. На то, чтобы переломить негативные тенденции, во многом направлены усилия регулятора (Минфин) и контролера (ФАС) контрактной системы.

При этом часто можно слышать, с одной стороны, о необходимости дальнейшего ужесточения наказания за картельные сговоры, усиления мер ответственности за несоблюдение правил заказчикам, плотного контроля за закупками в рамках реализации национальных проектов.

С другой стороны, повышение прозрачности и эффективности системы связывают с упрощением механизма выбора поставщика.

Выглядит это эффектно: на теме борьбы с коррупцией в закупках на политическом небосводе взошло немало ярких звезд. Но вполне уместно тут вспомнить притчу о мудром филине, который предложил мышам, страдавшим от лесных хищников, стать ежами. На уточняющий вопрос «А как?» — мудрец ответил, что он стратег и тактическими мелочами не занимается.

Решение глобальной проблемы требует не кавалерийских наскоков в виде заплат на законодательстве или проверочных акций, а планомерной эволюции всей контрактной системы. Несомненно, контроль за контрактной системой необходим, и нарушения закона должны выявляться и наказываться.

Однако «ужесточение контроля» нередко сводится к отдельным показательным поркам раскрытых картелей и пойманных за руку коррупционеров. Само по себе, возможно, это тоже полезно, однако мало обвинить в нарушении закона и даже возбудить административное или уголовное дело — нужно это сделать юридически чисто.

Можно громко заявить о разоблаченном сговоре, а потом, стиснув зубы, слушать решение суда, согласно которому, к примеру, группа взаимозависимых компаний, не конкурирующих между собой, не может составлять картель, а значит — нарушений закона нет.

Да, эти компании могли влиять на конкуренцию, но такие действия и квалифицировать, и доказывать нужно было иначе.

Именно данный нюанс почти развалил антикартельное дело, инициированное ФАС России, когда арбитраж  Москвы в решении от 12 июля 2019 года указал на  необоснованность обвинения в картельном сговоре ООО «Мега Фарма» и ЗАО «Фирма Евросервис», так как они представляют собой единый хозяйствующий субъект и не являются конкурентами. Хотя ФАС удалось оспорить это решение в апелляционной инстанции, до финальной точки тут еще далеко.

Также весьма спорными выглядят громкие заявления ФАС России о нарушениях закона при вложении средств в объекты незавершенного строительства и приобретение готовых объектов.

 Речь идет о довольно популярной схеме «обхода» закона о контрактной системе, когда конкурентный выбор подрядчика, который должен построить объект для заказчика, подменяется закупкой уже построенного конкретного объекта (а значит, без возможности конкуренции).

Однако «обход» закона не равен его нарушению.

Необходимо не ставить «заплаты» разъяснительными письмами о том, что подобное делать не следует (учитывая, что ведомство и не наделено полномочиями давать разъяснения законодательству о госзакупках), а инициировать изменения в законодательстве. До тех пор же важна кропотливая и, главное, юридически грамотная работа антимонопольных, правоохранительных и надзорных ведомств.

В идеальном мире, рисующемся в тихих уютных кабинетах теоретиков от госзакупок, все выглядит просто и гармонично

С другой стороны, большие надежды регулятор возлагает на «упрощение» системы. Предполагается, что «упрощенная» система станет прозрачнее, а потому устойчивее к злоупотреблениям, а снятие ненужных бюрократических преград облегчит доступ подрядчикам и усилит честную конкуренцию между ними.

Действительно, чем проще — тем понятнее: бухгалтерские счеты понятнее компьютера, да и в ремонте дешевле. Однако устраняет ли «упрощение» возможность манипулировать результатом?

Есть масса способов нагреть руки даже на самом простом и прозрачном контракте, начиная от взимания мзды за само выделение средств на него и заканчивая установлением таких жестких условий, пойти на которые предприниматель может, лишь будучи уверенным, что приемка результатов исполнения будет к нему максимально лояльной. Кроме того, сам объект закупки может быть дешевым в приобретении, но крайне дорогим и малоэффективным при дальнейшем использовании, а то и вовсе ненужным. Одной из форм завуалированного воровства является закупка у «своего» подрядчика не особенно нужных работ по завышенной цене. Подобных примеров немало в сфере благоустройства, ремонтных работ, и т. п. И тут уместно вспомнить, что последними правками статью об обосновании закупок — и так довольно общую — вообще исключили из закона о контрактной системе. 

Противодействие коррупции в государственных и муниципальных закупках



В данной статье рассматриваются меры по совершенствованию антикоррупционных механизмов в системе государственных и муниципальных закупок.

Ключевые слова: государственные закупки, коррупция, противодействие коррупции, проблемы законодательства, контроль в сфере государственных закупок, предотвращение коррупции.

Российская федерация построена по федеративному принципу, в соответствии с которым четко выделяются три уровня управления — федеральный уровень (общенациональный), уровень субъектов федерации (региональный) и муниципальный (местное самоуправление).

Каждый уровень управления, в пределах своих компетенций, осуществляет государственную политику, направленную на удовлетворение интересов общества. Финансовыми источниками реализации государственной политики являются государственные бюджетные и внебюджетные фонды, которые формируются, в первую очередь, за счет налоговых поступлений.

Целевое эффективное и экономное расходование средств этих фондов позволяет государству обеспечивать реализацию поставленных перед ним целей.

При этом значительная часть бюджетных и внебюджетных фондов расходуется на закупки товаров, выполнение работ и оказание услуг для удовлетворения государственных и муниципальных нужд.

В связи с тем, что закупки в рамках государственного и муниципального заказа осуществляются за счет средств налогоплательщиков, эффективность расходования этих средств и противодействие их расхищению является одной из важнейших народнохозяйственных задач.

Прямому расхищению бюджетных средств содействует коррупция в системе государственных и муниципальных закупок. Коррупция в сфере государственных закупок — одна из самых острых социальных проблем, стоящих перед правительствами, поскольку подрывает экономику, порождает цинизм и лицемерие в обществе [4].

Коррупционные действия производятся вопреки интересам страны, с целью расхищения бюджетных средств и одновременно направлены на извлечение личной выгоды соответствующим должностным лицом.

Особенностью коррупционных действий в сфере госзакупок является то, что они:

– совершаются специальными субъектами (т. е. госслужащими и, как правило, наделенными широкими полномочиями);

  • – совершаются благодаря служебному положению и полномочиям соответствующего должностного лица;
  • – непременно направлены на получение личной выгоды должностным лицом;
  • – нарушают законные интересы государства;
  • – выполняются должностным лицом умышленно;

– выполняются в интересах лица, предлагающего должностному лицу предоставление той или иной формы вознаграждения (например, взятки и т. д.).

Надо отметить, что коррупция — это скорее собирательный термин, охватывающий ряд должностных преступлений. Так, нет и специальной санкции «за коррупционные действия». В этой ситуации в зависимости от состава преступления (получение взятки, коммерческий подкуп и т. д.) правонарушение квалифицируется по соответствующей норме Уголовного кодекса РФ.

Примером коррупции во всех ее проявлениях, в том числе и в гос.закупках является строительство Космодрома «Восточный». По обнародованным эпизодам раскрыт целый спектр коррупционных схем.

Это и завышение смет (по данным ФАС и Счетной палаты подразделение Спецстроя России «Дальспецстрой» не проводил конкурентные процедуры для определения подрядчика по расчету сметы строительства космодрома Восточный и заключил договор с «нужной» фирмой, что привело к завышению стоимости строительства на 18 %); и фиктивные работы (Следственный комитет возбудил дело против руководителя главного проектировщика ОАО «Ипромашпром» по привлечению фиктивных фирм для выполнения несуществующих работ по проектированию); и закупки материалов по завышенным ценам (Арестованного экс-главу «Дальспецстроя» Юрия Хризмана следствие подозревает в закупке цемента, труб и шин по существенно завышенным расценкам через подконтрольные фирмы. Хризман заявил, что ему было выгодно работать с проверенным поставщиком (сыном и близким другом) «по экономическим причинам». По версии следствия, Хризман вместе с сообщниками похитил 1,8 млрд руб.); и завышение стоимости работ («Спецстройтехнологии»​ заключили с ООО «ВИП-Стройинжиниринг» договоры на 3,8 млрд руб. по строительству жилья в Углегорске. Стоимость 1 кв. м жилья была определена в 31 тыс. руб. «ВИП-Стройинжиниринг» передал работы на субподряд ЗАО «ССР» и ООО «СК «Городок» уже по 16–19 тыс. руб. за 1 кв. м, то есть перерасход составляет более 60 %). Это неполный перечень коррупционных схем при строительстве Космодрома Восточный.

Одним из самых резонансных дел в Челябинской области о получении крупных взяток в сфере медицины должностным лицом стало дело Виталия Тесленко — бывшего министра здравоохранения.

Следствием и судом установлено, что в период с января по октябрь 2012 года Виталий Тесленко систематически получал взятки в особо крупных размерах (часть 6 статья 290 УК РФ) за содействие представителям коммерческих организаций в заключении государственных контрактов на поставки высокотехнологичного медицинского оборудования в рамках программы модернизации здравоохранения Челябинской области на 2011–2012 годы. Всего за указанный период обвиняемый получил более 69 млн. рублей.

Приговором суда Тесленко назначено наказание в виде 7 лет лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима, а также штрафа в размере 300 млн. рублей.

Поставить заслон нецелевому использованию государственных средств призвано законодательство, регламентирующее государственные закупки, а именно Федеральный закон «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2013 N 44-ФЗ.

Для обеспечения деятельности государственных и муниципальных учреждений создана контрактная система, в рамках которой расходуются денежные средства бюджетных и внебюджетных фондов. Целевое, эффективное и экономное расходование данных средств является приоритетной задачей контрактной системы.

При заключении сделок для обеспечения государственных и муниципальных нужд, используются как конкурентные, так и неконкурентные формы торгов. К неконкурентной форме относятся закупки у единственного поставщика. К конкурентной форме относятся следующие виды торгов:

  1. – конкурс (открытый, с ограниченным участием, двухэтапный);
  2. – электронный аукцион;
  3. – запрос котировок;
  4. – запрос предложений.

По данным Национального рейтинга прозрачности закупок за 2018 на долю электронных аукционов приходится большая доля всех совершаемых торгов (как по количеству, так и в денежном эквиваленте) более 50 %.

Данный способ является удобным, эффективным, наиболее прозрачным и сводит на «нет» влияние со стороны, как заказчика, так и поставщика (исполнителя). Преимуществом данного способа является высокая конкуренция, а значит, коррупционные действия маловероятны.

Недостатком же можно считать то, что заказчик не всегда может влиять на качество поставляемых товаров, исполнения услуг и выполнение работ.

По мнению автора, остальные виды торгов создают благоприятную почву для создания коррупционных действий при заключении сделок.

Запрос котировок и запрос предложений составляет малый объем всех закупок, 1,17 % и 1,39 % соответственно, так как запрос котировок ограничен законодательно (10 % совокупного годового объема закупок заказчика или 100 миллионов руб. в год), а запрос предложений имеет ограниченный перечень случаев закупок.

Читайте также:  Комментарий 15647 к статье: порядок доплаты до мрот в 2017 году (нюансы)

Все виды конкурсов, а также неконкурентный способ заключения сделок с единственным поставщиком является, по мнению автора, основными видами сделок, при которых совершаются коррупционные действия. Важно отметить, что на малую долю всех проведенных конкурсов 8,7 %, приходится 27 % общего объема размещенного заказа. Это говорит, о дорогостоящих закупках.

С единственным поставщиком заключается до трети всех сделок, где нередко цена диктуется самим продавцом. Данный вид сделок является самым коррупционным.

При анализе НРПЗ можно сделать вывод о низкой конкуренции, так среднее число участников состоявшихся процедур в целом по госсектору составляет 2,71, что является следствием действия неэкономических фильтров: административных барьеров и коррупции.

Устранение коррупции можно рассматривать в качестве важнейшей цели государственных закупок, поскольку без честного и добросовестного поведения специалистов по закупкам невозможно приобрести товары, работы и услуги по лучшей цене и лучшего качества, а следовательно, и реализовать другие цели государственных закупок. В таком случае для устранения коррупции в сфере государственных закупок, следует предложить активную работу по минимизации коррупционных отношений методами кадрового и административного характера. Так как основная доля нарушений — результат осознанных и целенаправленных действий со стороны лиц, объявивших торги, ввиду наличия у них неправомерных интересов по поводу предмета аукциона или конкурса [5]. Коррупционные правонарушения в сфере госзакупок совершаются всегда умышленно, ибо невозможно представить себе получение чиновником корыстной выгоды случайно, «по неосторожности».

В научных исследованиях, посвященных анализу проблем государственных закупок, выявлена зависимость эффективности функционирования системы госзакупок от эффективности административно-правового регулирования кадрового обеспечения управления в данной сфере, в том числе от количества занятых специалистов, уровня их подготовки, квалификации и правовой культуры, материального обеспечения [2]. Недостаточная квалификация соответствующих специалистов, в том числе юристов, является серьезной проблемой хозяйственной деятельности государственных (муниципальных) организаций по заключению договоров [1].

  • Антикоррупционные кадровые технологии в сфере государственных закупок можно определить как совокупность приемов и средств, связанных с подбором, расстановкой, обучением, воспитанием, профессиональной переподготовкой и повышением квалификации, а также осуществлением контроля за деятельностью работников государственных органов и организаций, в чьи трудовые (служебные) обязанности входит выполнение отдельных функций по осуществлению государственных закупок товаров, работ и услуг [3].
  • Исходя из приведенного определения, антикоррупционные кадровые технологии в сфере государственных закупок представляют собой определенную систему, основными элементами которой являются:
  • – предъявление соответствующих квалификационных требований к персоналу организации-закупщика, членам конкурсных (аукционных) комиссий, экспертам;
  • – профессиональная подготовка, переподготовка, повышение квалификации работников закупающих органов и организаций;
  • – антикоррупционное обучение и воспитание указанных лиц;
  • – принятие мер по предотвращению и урегулированию конфликта интересов в сфере закупок товаров, работ и услуг;
  • – осуществление контроля за доходами и расходами лиц, осуществляющих деятельность в сфере государственных закупок.
  • Методами же борьбы с проявлением коррупции в сфере госзаказа, применяемыми непосредственно на сотрудника, занятого в сфере закупа можно отнести:
  • – проверка анкетных данных, биографии кандидата и отзывов с предыдущих мест работы;
  • – специальные глубинные тестирования кандидатов при приеме на работу, что позволит получить достаточно четкий психологический портрет, в том числе, с точки зрения потенциальной склонности к незаконному обогащению за счет работодателя;

– эффективная мотивация сотрудников. В европейских странах, чиновники, отвечающие за государственные закупки, выделены в отдельную категорию государственных служащих и получают более высокое вознаграждение за свою работу по сравнению с остальными своими коллегами — своеобразная «доплата за честность». Это поддерживает престиж профессии.

  1. – ротация сотрудников занятых в сфере госзакупок, что позволяет разрушить имеющиеся у недобросовестных чиновников договоренностей с поставщиками (исполнителями)
  2. – формирование корпоративной этики нетерпимости к коррупции.
  3. Еще одним методом борьбы с проявлением коррупции в сфере госзаказа внедрение в практику проведение антикоррупционной экспертизы документации о закупки. Объектом рассматриваемой экспертизы являются следующие документы:
  4. 1) извещение о закупке;
  5. 2) инструкции участникам;
  6. 3) формы заявок и иных документов, представляемых претендентами на участие в конкурентных процедурах;
  7. 4) техническое задание;
  8. 5) проект контракта;
  9. 6) иные документы в зависимости от формы конкурентной процедуры.

Целью антикоррупционной экспертизы документации о закупке являются выявление коррупциогенных факторов, т. е.

таких положений (несоответствие начальной (максимальной) цены закупаемых товаров, работ, услуг среднерыночным ценам на данный тип и или вид товаров, работ, услуг; нереальные сроки выполнения контракта, «заточки» под определенный вид товара, завышенные требования к участнику размещения заказа и прочее), которые могут создать условия для возникновения коррупционных отношений, и выработка предложений по их устранению.

Отчасти эту проблему законодатель пытается решить внедрением унифицированных типовых документов, применяемых в закупках: типовые контракты, каталог товаров, работ, услуг, пограничные сроки оплаты. Но госзакупки распространяются на разные сферы деятельности заказчиков, поэтому данные типовые формы не учитывают всей специфики и сложности отдельных закупов.

Данный вид антикоррупционной экспертизы документации следует рассматривать как контроль, проводимый до размещения заказа, что предотвратит само проявление коррупции.

При этом следует учитывать особенности и специфику деятельности заказчика (здравоохранение, строительство, НИР и т. д.

), так как эксперт по выявлению коррупциогенных факторов должен обладать специальными знаниями не только в области контрактных правоотношений, но и знать предмет заказа, условия исполнения контракта в условиях деятельности заказчика.

Полностью искоренить коррупционные проявления в государственных закупках, к сожалению, не удалось ни одной стране, однако это совсем не означает, что неэффективны меры по ее снижению.

Дело в том, что в настоящее время основные усилия контролирующих органов направлены на устранение последствий уже совершенных правонарушений и преступлений в сфере государственных закупок, а не на профилактику и предотвращение коррупции и других нарушений.

Литература:

  1. Жердев, О. В. Гражданско-правовое регулирование поставки для государственных нужд по государственному оборонному заказу: Автореф. дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03 / О. В. Жердев. — СПб., 2006. — 20 с.

Антикоррупционные механизмы в сфере закупок для муниципальных нужд

Закупка товаров, работ, услуг для государственных и муниципальных нужд всегда являлась сферой социальных отношений с повышенным риском коррупции. И хотя полностью одолеть коррупцию в закупках пока не удалось, это вовсе не означает бессмысленность мер по снижению ее уровня.

Вебинары по госзакупкам и электронным торгам в Контур.Школе – это рассмотрение актуальных и важных тем. Вы освежите знания, узнаете все нововведения, разберетесь, как правильно участвовать в электронных торгах. Вебинары будут полезны как новичкам, так и опытным специалистам.

Законодательство о контрактной системе в сфере закупок прямо направлено на исключение коррупционной составляющей в закупочной деятельности организации.

 Наказание за коррупционные правонарушения: штрафы, принудительные работы, лишение права занимать определенные должности, лишение свободы (УК РФ).

Основные принципы противодействия коррупции, правовые и организационные основы предупреждения коррупции и борьбы с ней, минимизации и (или) ликвидации последствий коррупционных правонарушений установлены Федеральным законом от 25.12.2008 г. N 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

  • Российской и международной практикой выработаны четыре основных подхода, подтвердивших свою действенность:
  • — регламентационные методы;
  • — технические методы;
  • — психологические методы;
  • — контрольные и репрессивные меры.

Регламентационные методы

1. Информационная прозрачность на всех этапах закупочной деятельности

Можно  выделить несколько уровней информационной прозрачности:

  • Доступность правовых актов, устанавливающих общие правила закупок.
  • Открытый доступ ко вспомогательным документам (локальным актам, методикам, инструкциям) в сфере осуществления закупочной деятельности.
  • Обеспечение открытого доступа к информации, которая создается в процессе осуществления закупки, в достаточном объеме для осуществления независимого мониторинга и общественного контроля.
  • Открытый характер сведений о результатах исполнения договоров и выплатах, осуществленных по ним.
  • Прозрачные процедуры обжалования результатов закупочной деятельности.
  1. Наиболее перспективной мерой обеспечения прозрачности закупок является публикация информации в сети «Интернет».
  2. 2. Эффективные регуляторы условий участия в закупках
  3. Условия участия в закупках включают в себя:

Если раньше (до 1 января 2006 г.)  должностные лица, ответственные за закупки, устанавливали произвольные требования к поставщикам, исполнителям, подрядчикам.

То есть, можно было ограничить участие предпринимателей в торгах и обеспечить контракт «своей» компании. Сегодня существует четкий перечень требований к участникам закупок по предоставлению документов.

Устанавливать произвольные или дополнительные требования Закон запрещает.

Такой механизм, как электронные аукционы, обеспечивает анонимность участия предпринимателей. Участники закупок не знают друг друга и не могут договориться о результате торгов и согласовать стоимость контракта, что положительно влияет на снижение начальных цен и благоприятствует развитию конкуренции в целом. 

До 1 января 2006 г. существовала возможность менять любые условия заключенных контрактов, в том числе стоимость и объемы работ, что само по себе являлось предпосылкой для коррупции. Сейчас такая практика ушла в прошлое.

Теперь установлен ограниченный перечень случаев внесения изменений в действующий контракт.

Закон не допускает произвольного изменения стоимости контракта, сроков выполнения работ, оказания услуг, поставки и многих других положений, что существенно ограничивает возможности для реализации коррупционных схем.

Раньше обжаловать результаты торгов можно было только в судебном порядке, но эта процедура занимала много времени, поэтому к завершению разбирательства контракт обычно уже был выполнен другим участником.

Таким образом, восстановить справедливость было практически невозможно. Сегодня существует короткая процедура обжалования действий заказчиков в ФАС России.

Ее механизм позволяет быстро восстанавливать нарушенные права участников закупок.

До весны 2011 г. заказчики произвольно устанавливали начальную (максимальную) цену контракта. Это приводило к закупкам дорогостоящего оборудования, цены которого значительно превышали рыночные. Сейчас заказчики обязаны обосновывать установленные цены и изучать рынок, проводить мониторинг заключенных контрактов на аналогичные товары, работы, услуги.

И это далеко не все механизмы противодействия коррупции, заложенные в Закон о закупках.

Локальные методы

Закон о закупках не ограничивает внутреннюю деятельность заказчиков. Бороться с коррупционными проявлениями можно и на местном уровне. Для этого необходимо:

  • создать эффективную систему правил, подробно регламентирующих действия сотрудников в той или иной ситуации. Эта мера позволит минимизировать фактор субъективности;
  • прописывать четкие механизмы контроля за точным соблюдением этих правил;
  • вводить систему индивидуальных должностных инструкций для сотрудников, в которых будут четко прописаны все шаги при осуществлении закупок.

Технические методы

К мерам местного воздействия можно отнести оборудование переговорных комнат и рабочих мест специалистов по закупкам системами контроля и видеонаблюдения. Недостаток подобных мер — высокая стоимость. Кроме того, целесообразно ввести контроль служебной переписки.

Психологические методы

Мы постоянно слышим с экранов телевизоров, читаем в печатных и электронных СМИ высказывания сотрудников правоохранительных и различных контрольных органов о неотвратимости наказания за совершенные деяния. Это тоже один из механизмов государственного воздействия.

Воздействие на местном уровне

Самый простой, распространенный, а также наименее затратный метод — проверка анкетных данных, биографии кандидата на должность сотрудника отдела закупок и отзывов с предыдущих мест работы. Особое внимание уделяется репутации потенциального сотрудника.

При поступлении на муниципальную службу соискатели предоставляют справку из правоохранительных органов об отсутствии судимости, что дает возможность  изначально не допускать к коррупционно опасным видам деятельности кандидатов с судимостями или уволенных с предыдущих мест работы за финансовые и коррупционные правонарушения.

 В некоторых организациях проводятся специальные тестирования кандидатов на должность сотрудников отделов закупок.

Воздействие на местном уровне должно быть направлено на невыгодность коррупционных действий для сотрудников, ответственных за проведение закупок. К таким мерам, в частности, можно отнести:

  • применение к провинившимся сотрудникам дисциплинарных взысканий и разъяснение им всей полноты ответственности по действующему административному и уголовному законодательству;
  • проведение специальных тренингов по разъяснению составов, ответственности и наказания за правонарушения в области госзакупок;
  • огласку коррупционных инцидентов в учреждении.

Контрольные и «репрессивные» меры

В Законе о закупках много внимания уделено контрольным мероприятиям. Это любые контрольные мероприятия надзорных органов власти — ФАС России, Счетной палаты, прокуратуры, Следственного комитета, МВД и др.  контроль со стороны различных общественных объединений.

Сегодня контрольными мероприятиями охвачен весь цикл закупки — от планирования,  обоснования цены до исполнения контракта. Другое дело, что коррупция процветает не только среди чиновников, но и в контрольно-надзорных органах власти, и это мешает наводить порядок и препятствовать коррупционным схемам.

Необходимо отметить, что применение каждого метода противодействия коррупции на практике ограничено его спецификой и требует дополнительных организационных и финансовых ресурсов. Достичь ощутимых показателей снижения коррупции позволяет лишь комплексный подход — сбалансированное использование всех методов противодействия на всех этапах процесса закупок.

Если нужно разобраться во всех требованиях антикоррупционного законодательства..

Чтобы исключить действия коррупционной направленности при проведении конкурентных процедур, повысить эффективность использования бюджетных средств, а также для исключения фактов нарушения законодательства в сфере закупок пройдите онлайн-курс «Противодействие коррупции». Курс соответствует всем требованиям законодательства и контролирующих ведомств.

В курсе всего 6 уроков. По окончанию обучения вы получите удостоверение о повышении квалификации на 40 часов.

На курсе вы узнаете: 

  • О предотвращении и урегулировании конфликта интересов, 
  • Об антикоррупционных механизмах в планировании и осуществлении закупок, 
  • О правах и обязанностях государственных и муниципальных служащих, работников контрактной службы, членов закупочных комиссий,
  • Об ограничениях и запретах на сотрудников организации,
  • Об ответственности за нарушения.

Преподаватель курса

Руцинская Т. А. эксперт по 44-ФЗ и 223-ФЗ, заместитель начальника юридического отдела Акционерного общества «Тульский патронный завод».

Статья Дмитрия Артюшенко "Роль конкурентного ведомства в борьбе с коррупцией и хищениями на торгах"

Дмитрий Артюшенко, к. ю. н., заместитель начальника Управления по борьбе с картелями ФАС России, старший преподаватель кафедры конкурентного права Института права и национальной безопасности РАНХиГС. 

Читайте также:  Изменения в законе о материнском капитале и бесплатное питание в начальной школе

«Актуальные вопросы противодействия коррупции в субъектах Российской Федерации: материалы научно-практической конференции» (Казань, 9 ноября 2016 г.)

Аннотация: Статья посвящена вопросам практики борьбы с антиконкурентными соглашениями, которым часто сопутствуют коррупционные правонарушения. Примерами таких соглашений являются картели на торгах, которым оказывают покровительство должностные лица органов власти.

При этом наиболее картелизированными в настоящее время могут быть признаны сферы закупок медикаментов и строительства. В статье рассматриваются основные коррупционные схемы, встречающиеся при проведении госзакупок и с которыми сталкивается антимонопольный орган при проведении расследований.

Ключевые слова: антиконкурентные соглашения, картели, коррупция в сфере госзакупок, антимонопольное законодательство, антиконкурентные соглашения с органами власти, антимонопольное расследование.

 Многообразные формы и проявления коррупции включают в себя коррупцию в сфере государственных закупок, подпадающей под запрет как антикоррупционного, так и антимонопольного законодательства.

Должностные лица, вступая в коррупционный сговор при проведении государственных закупок, помимо нарушения норм уголовного или административного законодательства, также нарушают и антимонопольные запреты, за соблюдением которых следит Федеральная антимонопольная служба (ФАС России).

Таким образом, законодательство о противодействии коррупции не исчерпывается нормами Федерального закона от 25 декабря 2008 г.

№ 273-ФЗ «О противодействии коррупции», Уголовного кодекса Российской Федерации (нормами глав о преступлениях против государственной власти и о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях), а также законодательства об административных правонарушениях (в частности, статьи 19.28 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях – состав административного правонарушения, состоящего в незаконном вознаграждении от имени юридического лица). К антикоррупционным нормам следует отнести и положения Федерального закона от 26 июля 2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции», которым установлены запреты на антиконкурентные соглашения.

86% от числа выявленных ФАС России картелей составляют сговоры на торгах.

Главное негативное последствие таких сговоров – увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на торгах (при этом в год для проведения государственных закупок и закупок компаний с государственным участием из бюджета выделяется около 30 трлн рублей).

Как чиновник, контролирующий решения госзаказчика, так и вступившая с ним в сговор компания заинтересованы в заключении по результатам торгов контракта по наиболее выгодной для этой компании цене.

Для чиновника это в большинстве случаев означает бо́льшую сумму отката, для компании – получение большей прибыли.

Картели в настоящее время проникли в стратегические отрасли: закупки для оборонных нужд, обеспечение населения медикаментами и продуктами питания, добычу водных биологических ресурсов.

Рост дел о сговорах на торгах, возбуждённых антимонопольной службой в 2015 г., составил 73% (по сравнению с 2014 г.), а в первом полугодии 2016 г. возбуждено на 31% больше дел об антиконкурентных соглашениях с органами власти (по сравнению с первым полугодием 2015 г.).

Претерпел изменения и предмет рассмотрения дел о сговорах на торгах: количество эпизодов по таким делам стало исчисляться десятками и сотнями. Например, в одном из дел о сговоре на торгах по поставке медицинских изделий в предмет рассмотрения входит 718 аукционов.

Отмечается картелизация закупок в целых отраслях: особую озабоченность вызывают уже упомянутые закупки медикаментов и медицинского оборудования, а также сфера строительства (в т. ч. дорожного).

ФАС России (как центральный аппарат, так и территориальные органы) в настоящее время возбудили 53 антимонопольных дела о сговорах на торгах по закупке изделий медицинского назначения. В предмет рассмотрения всех этих дел входит 2000 аукционов с общей суммой начальных максимальных цен, составляющей около 10 млрд рублей.

В сфере строительства признаки антиконкурентных соглашений выявлены в общей сложности на 120 открытых аукционах в электронной форме; общая сумма начальных максимальных цен таких торгов в сфере строительства (в т. ч.

дорожного строительства) составляет более 4,5 млрд рублей.

При этом более 1,4 млрд рублей бюджетных средств в этой сфере распределены вообще без проведения конкурентных процедур (во многих случаях это свидетельствует о признаках сговора с заказчиком, в т. ч. с органами власти).

ФАС России при проведении антимонопольных расследований сталкивается со следующими видами коррупционных схем (будет использована классификация форм коррупционных проявлений в сфере государственных закупок, предложенная Г. Уэром, Ш. Моссом, Э. Кампосом и Г. Нуном [1, с. 381 – 393]).

Схема 1. Посредничество по откатам.

Откат – это определённая сумма, которая выплачивается компанией, выигравшей государственный контракт, чиновнику (или чиновникам), который повлиял на заключение с данной компанией этого контракта. Обычно размер отката составляет определённый процент от стоимости контракта.

Откаты в крупных проектах государственных закупок обычно передаются через лиц, имеющих тесные связи с каждой из участвующих в схеме сторон.

Например, иностранные компании могут прибегать к услугам местных, «национальных» компаний для поддержки при участии в тендерах на получение контрактов по госзакупкам.

Схема 2. Махинации с тендерными предложениями.

При реализации данной схемы в торгах выигрывает заранее выбранный претендент.

Бывает, что в манипуляциях участвуют некоторые или все участники тендера без ведома государственных служащих, отвечающих за его проведение.

Такие случаи ФАС России квалифицирует как картель на торгах, когда в коррупционные связи вступают коммерческие организации[1] (отказ от участия в торгах либо отказ от конкуренции на торгах может быть обусловлен передачей части работ по госконтракту компании, которая откажется от подачи конкурентных предложений при проведении торгов либо подкупом сотрудника тендерного отдела компании-конкурента).

Возможен также вариант, когда госслужащие, ответственные за проведение тендера, предоставляют «фавориту» доступ к тендерной документации до её официального распространения, благодаря чему у него оказывается больше времени на подготовку предложения по сравнению с другими претендентами.

В одном из дел было установлено, что госслужащий задолго до проведения соответствующего конкурса на право заключения концессионного соглашения пригласил представителей компании, которую он «видел» в качестве будущего инвестора, на приём и провёл для них ознакомление как с самим строительным объектом, требующим вложений с целью реконструкции, так и с относящейся к нему документацией.

Схема 3. Использование подставных или фиктивных компаний.

Коррумпированные госслужащие нередко используют подставные или фиктивные компании, обычно в сочетании с другими схемами (например, с откатами), для маскировки незаконного влияния на заключение находившихся в их компетенции контрактов.

Использование подставной компании позволяет коррумпированному чиновнику манипулировать проведением тендера и оказывать давление на других, реальных участников, чтобы обеспечить победу своей подставной компании и получить незаконную выгоду.

Часто такой чиновник и не рассчитывает на то, что эта компания исполнит контракт (товары могут вообще не поставляться, услуги могут вообще не оказываться).

Подставные компании могут образовывать целые цепочки, что крайне затрудняет выявление конечного бенефициара.

Например, в 2015 г. ФАС России завершила рассмотрение дела в отношении Федерального агентства по обустройству государственной границы (Росграницы).

Антимонопольным органом было установлено, что в течение нескольких лет торги по реконструкции и строительству пунктов пропуска через государственную границу выигрывали компании, имевшие связи с руководством Росграницы.

В ходе антимонопольного расследования было установлено, что руководитель Росграницы возложил на подчинённых задачу поиска и привлечения к участию в конкурсах «своих» подрядчиков, т. е. подрядчиков, которые согласятся на перечисление откатов по госконтрактам.

В качестве такого подрядчика было выбрано закрытое акционерное общество «РосТрансСтрой», которое до этого никогда не участвовало в торгах, проводившихся Росграницей.

С августа по декабрь 2012 г. руководство Росграницы и подведомственного ему госучреждения обеспечило победу ЗАО «РосТрансСтрой» в 3 конкурсах и 1 аукционе.

Конкурсные заявки ЗАО «РосТрансСтрой» корректировались самим государственным заказчиком, а их оценка проводилась таким образом, чтобы обеспечить победу ЗАО «РосТрансСтрой». Заявки добросовестных участников торгов отклонялись необоснованно.

15% от сумм госконтрактов «РосТрансСтрой» должен был перечислять компаниям, подконтрольным чиновникам Росграницы. Деньги перечислялись по фиктивным договорам.

К инымкоррупционным схемам, встречаемым в госзакупках, можно отнести, например, искусственное создание оснований для проведения госзакупки на неконкурентной основе.

В одном из дел было установлено, что определение подрядчика затягивалось госзаказчиком и другими участниками антиконкурентного соглашения более года, что позволило провести закупку у единственного поставщика, которым оказалась компания, вступившая в сговор с госзаказчиком. При этом основание для проведения закупки на неконкурентной основе – срыв сроков необходимости проведения работ – был специально для этого случая закреплён в положении о закупках госзаказчика.

Следует также отметить схему недобросовестного использования различий между разными формами проведения торгов – конкурсом и аукционом, например.

Проведение конкурса предполагает оценку его участников как с точки зрения ценовых критериев (кто предлагает лучшую цену), так и с точки зрения критериев неценовых (кто предлагает лучшие условия исполнения контракта).

Выставление оценок по неценовым критериям при отсутствии однозначных критериев такой оценки может превратиться в инструмент реализации антиконкурентного и коррупционного сговора участника торгов с госзаказчиком.

Именно с этим столкнулась ФАС России при проведении расследования в отношении Федерального агентства по обустройству государственной границы и компании «РосТрансСтрой», которая предлагала одну из самых высоких цен выполнения работ, но, тем не менее, признавалась победителем торгов. Для того чтобы уравнять компанию «РосТрансСтрой» с другими, добросовестными участниками торгов и обеспечить её победу, конкурсная комиссия госзаказчика присваивала ей более высокие баллы по неценовому критерию качества работ и квалификации.

Рассмотренные примеры свидетельствуют о тех негативных последствиях, которые приносит коррупция в сфере госзакупок.

Главное негативное последствие – увеличение бюджетных расходов в связи с отсутствием реальной конкуренции на торгах.

Как чиновник, контролирующий решения госзаказчика, так и вступившая с ним в сговор компания заинтересованы в заключении по результатам торгов контракта по наиболее выгодной для этой компании цене.

Для чиновника это в большинстве случаев означает бо́льшую сумму отката, для компании – получение большей прибыли.

В условиях же реальной конкуренции на торгах бюджет тратит меньше средств, экономит их, что позволяет расходовать их на иные нужды, например, на исполнение социальных обязательств государства.

К другому негативному последствию коррупционных проявлений при проведении торгов можно отнести вытеснение с рынков добросовестных компаний. Ведение бизнеса не должно связываться с наличием «связей» с заказчиками.

Победителем торгов должна признаваться компания, которая может качественнее и дешевле исполнить госконтракт. В этом случае у бизнеса будет стимул к развитию.

И наоборот, такого стимула у компании не будет, если она «купила» нужного чиновника.

  • Роль конкурентного ведомства в борьбе с коррупцией на торгах сводится к следующему:
  • —        выявление фактов антиконкурентных соглашений на торгах, являющихся одной из форм коррупционных проявлений;
  • —        расследование и рассмотрение дел по выявленным фактам антиконкурентных соглашений, установление причастных юридических и физических лиц;
  • —        привлечение к административной ответственности юридических и физических лиц, виновных в нарушении антимонопольного законодательства на торгах;
  • —        передача информации о совершённых коррупционных преступлениях в правоохранительные органы с целью возбуждения уголовного дела и привлечения виновных физических лиц к ответственности.
  • Коррупционные практики должны решительно пресекаться как непосредственно правоохранительными органами, так и антимонопольной службой, обладающей методиками расследования случаев сговоров, когда они обеспечиваются связями с чиновниками.
  • Библиографический список:
  1. Многоликая коррупция: Выявление уязвимых мест на уровне секторов экономики и государственного управления / под ред. Эдгардо Кампоса и Санджая Прадхана; пер. с англ. – М. : Альпина Паблишер, 2014. – 551 с.
  2. Коррупция: природа, проявления, противодействие. Монография / отв. ред. Т. Я. Хабриева. – М. : Юриспруденция, 2015. 688 с.
  3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (ред. от 6 июля 2016 г.)
  4. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ (ред. от 6 июля 2016 г.).
  5. Федеральный закон от 26 июля 2006 г. (ред. от 3 июля 2016 г.) № 135-ФЗ «О защите конкуренции».
  6. Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. (ред. от 3 июля 2016 г.) № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

[1] Такое противоправное поведение именуют деловой коррупцией, корпоративной коррупцией или коррупцией в частном секторе [2, с. 486].

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *