Принцип эстоппель: в гражданском праве, в арбитражном процессе

Что за понятие эстоппель? Кто из юристов-практиков знает определение этому слову? С какого момента его стали применять в российском законодательстве? А также то, что судебная практика считает злоупотреблением правом?

На сегодняшний день правоприменительной и законодательной практикой РФ придается большое значение принципу добросовестности участников гражданского оборота, путем  наказания злоупотребляющей  своими правами стороны и защиты лиц, действовавших добросовестно. При реализации этих положений, отечественное право часто перенимает различные иностранные разработки.

Эстоппель – это правовой принцип, согласно которому лицо утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своих притязаний.

В международном праве эстоппель означает утрату государством права ссылаться на какие-либо факты или обстоятельства в обоснование своих международных притязаний.

На бытовом «понятном» языке смысл этого принципа кратко можно изложить как – «Не противоречь сам себе».

Принцип эстоппель: в гражданском праве, в арбитражном процессе

Основные  элементы  принципа  эстоппель были  сформулированы  английским общим  правом,  данные  элементы  были  полностью  восприняты  международным публичным правом, которые возвысили эстоппель до нормы-принципа. В английском праве эстоппель выполняет защитную функцию, т.е.

он не допускает отказ  от  обещания  воздержаться  от  использования  права,  но  в  то  же  время  не предоставляет  возможность  требовать  исполнения  этого  обещания.  Эстоппель (обязательственный) направлен не на создание новых прав, а на защиту того, кто добросовестно полагается на данное ему обещание не осуществлять права.

Действие данного  принципа  можно  проиллюстрировать  следующим  примером.

Данный принцип  широко применяется международной судебной и арбитражной практике.

В  отечественном  правопорядке  эстоппель  развивается  преимущественно  в рамках  договорного  права.

  Как указывалось ранее, в настоящее  время, в России,  закон  направлен  на  защиту  стороны,  выполняющей добросовестно  свои  обязательства, поэтому принцип эстоппеля «прижился» в российском праве, в  результате чего, в ГК РФ были внесены ряд изменений и дополнений,  касающиеся    злоупотребления  правом  в обход закона. Сейчас в российской правоприменительной практике он широко используется как в гражданском, так и в арбитражном процессе.

Впервые в  российском праве этот принцип был сформулирован в постановлении Президиума ВАС N 13903/10 от 22.02.2011 по делу N А60-62482/2009-С7.

В  данном   деле  Президиум  рассматривал  проблему процессуального плана: имеется  ли у стороны право требовать с должника в отдельном судебном процессе уплаты неустойки, если она не была оговорена при заключении мирового соглашения.

Президиум постановил: не может, поскольку отсутствие в мировом соглашении каких-либо  дополнительных  обязательств  означает  «соглашение  сторон  о  полном прекращении  гражданско-правового  конфликта  и  влечет  за  собой  потерю  права сторон на выдвижение новых требований (эстоппель)». С 2013 г.

принцип эстоппеля включён в российское законодательство (п. 5 ст. 166 ГК РФ),  а в 2015 году включён в пункт 3 статьи 432 ГК РФ). Нормативной базой  для применения процессуального эстоппеля является ч. 2 ст.

9 АПК РФ, предусматривающая, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Участники процесса должны добросовестно пользоваться своими процессуальными правами в силу ч. 2 и 3 ст. 41 АПК РФ, а также обязаны заблаговременно раскрывать свои доказательства и аргументы перед другой стороной (ч. 3 и 4 ст. 65 АПК РФ).

Сфера применения принципа эстоппель достаточно обширна. Используется не только в материальном, но и в процессуальном праве.

Основное назначение данного принципа – защита  добросовестных  участников  гражданского  оборота  от неожиданных  притязаний  контрагентов,  которые,  несмотря  на  достигнутые договоренности, могут выдвигать свои возражения и требования повторно или же заявлять новые требования.

Принцип эстоппель по существу является совершенно новым и  эффективным средством правовой защиты, позволяющим отклонить такие притязания без рассмотрения их по существу.

Если недобросовестный контрагент или иное заинтересованное лицо обратится с  иском  в  суд  о  признании  сделки  недействительной,  использование  эстоппеля позволит защититься от предъявленного иска.

Данное положение находит отражение в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 07.11.

2014 по делу N  А56-68173/2013,  где  суд  дает  разъяснения,  что  же  понимается  под недобросовестными действиями сторон, заключивших ранее сделку.

Как применяется Эстоппель в арбитражном суде? Примеры практики

Эстоппель это процессуальный принцип, согласно которому сторона спора утрачивает право ссылаться на какие-либо факты в обоснование своей правовой позиции в силу недобросовестного или противоречивого поведения в процессе. Рассматриваемый принцип часто применяется с указанием на правило – non concedit venire contra factum proprium  и в сочетании со статьей 10 Гражданского Кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

non concedit venire contra factum proprium- никто не может противоречить собственному предыдущему поведению.

Основания для применения принципа Эстоппель при оспаривании сделок

  • п. 2 ст. 166 и п. 5 ст. 166 – нормы применяются при заявлении стороны о недействительности сделки.
  • п. 3 ст. 432 – при заявлении стороны о незаключенности договора;
  • п. 5 ст. 450.1 ГК РФ.- отказ от договора в одностороннем порядке

В арбитражном процессе эстоппель  применяется при недобросовестном или противоречивом поведении стороны

В качестве обоснования законности применения принципа Эстоппель в арбитражном процессе законодатель использует нормы положений частей 2 и 3 статьи 41 Арбитражного процессуального Кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), согласно которым лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться принадлежащими им процессуальными правами.Злоупотребление процессуальными правами либо неисполнение процессуальных обязанностей лицами, участвующими в деле, могут привести к предусмотренным данным Кодексом неблагоприятным последствиям для этих лиц.

Говоря о неблагоприятных последствиях, законодатель опирается на следующие нормы АПК РФ

  • часть 2 статьи 41 —лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.
  •  ст.9 АПК РФ, в которой предостерегает, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или не совершения ими процессуальных действий,
  • ст. 70 АПК РФ, согласно которой обстоятельства считаются признанными если прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекают из других доказательств.
  • в качестве варианта негативных последствий можно указать применение судом положений п.5 статьи 159 АПК РФ (отказ в удовлетворении ходатайства в случае выявления недобросовестного поведения).

Зачастую поведение сторон в процессе, а также их отношение к тем или иным фактам меняется в зависимости от желаемого результата или необходимой цели, что значительно затрудняет рассмотрение дела.

Процесс Абрамович vs Березовский цитата судьи— Очень часто стороны считают истину гибкой и переменчивой концепцией, которую можно менять в зависимости от своих сиюминутных целей или достижения тех или иных результатов по делу.

Подобному недобросовестному поведению сторон в арбитражном процессе и противопоставлен принцип Эстоппель. Его применение позволяет добиться правовой определенности, добросовестности, а также исключить противоречивое поведение и злоупотребление правами в процессе принятия решений по спорам.

Практика применения принципа эстоппель

Отказ недобросовестной стороне в признании сделки недействительной

Устанавливая подобный запрет, законодатель ориентирует суды рассматривать споры, возникающие в рамках договорных отношений, не по формальным признакам закона, а изучая сложившиеся отношения сторон в целом.

Это ориентирует суды на защиту принципа добросовестности, выявление и пресечение недобросовестного поведения сторон в гражданских правоотношениях, выявление нарушений публичных интересов при заключении сделки.

Изучая судебную практику по применению принципа Эстоппель, я бы хотел разделить применения принципа Эстоппель на две категории

Случаи применения принципа Эстоппель, когда сделка недействительна по формальным основаниям, однако данные основания не нарушают явно выраженного публичного интереса. Так называемая формальная недействительность

Иллюстрацией подобного недобросовестного поведения является ситуация, когда сторона подает заявление о признании сделки незаключенной лишь после обращения к ней кредиторов по сделке с иском взыскании денежных средств.

До обращения кредиторов сторона не делает заявлений о признании сделки незаключенной и исполняет её.

Нередко встречаются случаи, когда желание оспаривать сделку возникает у стороны с целью ухода от санкций за допущенные нарушения или уклонения от исполнения возникших по сделке обязательств.

Например: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 20.06.2018 N Ф07-6222/2018 по делу N А26-4947/2017

«Общество N 2, зная о том, что оно не является правопреемником ЗАО «РДиК», обратилось в Администрацию вначале с заявлением о замене арендатора в договоре аренды и представило свой устав, содержащий недостоверные сведения о своем правопредшественнике, и выписку из реестра на ЗАО «РДиК», не содержащую ИНН и ОГРН правопреемника, а впоследствии — с заявлением о выкупе помещения.

После заключения соглашения N 75 и договора купли-продажи общество N 2 исполняло обязанности арендатора и покупателя помещения, поскольку приняло помещение сначала во владение и пользование, а затем в собственность и осуществляло платежи по внесению арендной платы и выкупной стоимости помещения, что давало основание Администрации полагаться на действительность указанных сделок.

Заявление о недействительности (ничтожности) соглашения N 75 и договора купли-продажи путем предъявления настоящего иска общество N 2 сделало только после принятия Арбитражным судом Республики Карелия решений по арбитражным делам N А26-1337/2017 и А26-1196/2017 о взыскании с него в пользу Администрации задолженности по арендной плате, выкупным платежам, пени и обращении взыскания на заложенное в силу закона помещение.Указанное свидетельствует о недобросовестном поведении истца.При таких обстоятельствах сделанное обществом N 2 заявление о ничтожности соглашения N 75 и договора купли-продажи не имеет правового значения, а потому его иск в силу статьи 1 (пункт 4), статьи 10 (пункт 1) и статьи 166 (пункт 5) ГК РФ судом первой инстанции обоснованно отклонен.

С учетом изложенного у суда апелляционной инстанции отсутствовали основания для отмены решения суда первой инстанции и принятия нового решения, направленного на защиту интересов общества N 2, являющегося недобросовестной стороной соглашения N 2 и договора купли-продажи.»

Отказ в применении принципа Эстоппель даже при соблюдении сторонами условий сделки и фактического исполнения, в случае, если сделка заключена с нарушением явно выраженного публичного интереса.

Для применения или отказа в применении принципа Эстоппель важна цель обращения стороны с заявлением о недействительности сделки. Если сторона делает заявление о недействительности сделки в целях соблюдения прав неопределенного круга лиц или в целях устранения нарушений публичных интересов, то рассматриваемый принцип не применяется.

Как иллюстрацию приведу следующий пример: Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 15.11.2017 N Ф07-12955/2017 по делу N А56-17482/2017

«Вывод судов первой и апелляционной инстанций о том, что в силу пункта 5 статьи 166 ГК РФ заявление о недействительности договора N 12/13 не имеет правового значения, так как Администрация района, ссылаясь на это обстоятельство, действовала недобросовестно, судом кассационной инстанции не может быть признан правильным в силу следующего….…Заявляя о недействительности (ничтожности) договора N 12/13 как в Уведомлении, так и в возражениях на заявленные Обществом в суд требования, Администрация района как представитель собственника муниципального имущества и сторона этого договора преследовала иную цель — защиту интересов неопределенного круга лиц, ввиду необходимости выполнения требования Управления об устранении допущенных нарушений при заключении договоров аренды муниципального имущества, исполнения положений Закона N 159-ФЗ, предъявляемых к покупателю муниципального имущества. С учетом изложенного действия Администрации не могут быть признаны недобросовестными.»

ВНИМАНИЕ! В случае оспаривания сделок третьими лицами в рамках процедуры банкротства правило Эстоппель не применяется, поскольку третьи лица не являются сторонами сделки.

Принцип Эстоппель направлен на защиту интересов сторон сделки, Следовательно имеют право оспаривать данные сделки по основаниям закона о недействительности сделок только стороны.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 08.02.2018 N 305-ЭС17-15339 по делу N А40-176343/2016

Отказ недобросовестной стороне в признании договора незаключенным:

На мой взгляд, законодатель устранил недобросовестное поведение стороны заявляющей о незаключенности договора, с целью ухода от неудобных для недобросовестной стороны условий заключенного договора.

Принцип эстоппель в гражданском процессе. Когда применяется процессуальный эстоппель

Процессуальный эстоппель.

Читайте также:  Контрольные закупки будут проводиться по новым правилам (проект)

Буквально на прошлой неделе ко мне обратилась организация, чтобы оценить перспективы обращения в СКЭС ВС РФ с кассационной жалобой на постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Северо-Западного округа.

До ознакомления с данными решениями я в своей адвокатской практике с применением процессуального эстоппеля не сталкивался. Да, знал о данном средстве права справедливости США.Ззнал, как он применяется там и почему.

И здесь я в тексте постановления прочитал ссылки АС Северо-Западного округа на применение процессуального эстоппеля.

Итак, ситуация была следующая.

Истец являлся продавцом определенной продукции. Он счел, что поставленная ему более года назад продукция не соответствует по качеству тому, что было предусмотрено договором, и решил воспользоваться ст. 475 ГК РФ, потребовав возврат денег.

В иске он сослался на наличие договора между ним и ответчиком, которым было предусмотрено применение Инструкции о порядке приемки продукции производственно-технического назначения и товаров народного потребления по качеству, утвержденной Постановлением Госарбитража СССР от 25.

04.66 N П-7 по договорам поставки.

Первая инстанция иск удовлетворила, но вторая отменила решение, так как приемка продукции согласно данной Инструкции не производилась. Тот, кто читал мою публикацию «Приемка товара по качеству.

Применение Инструкции Госарбитража № П-7 при поставке товара», тот поймет, каковы последствия нарушения правил приемки.

 Истец подает кассационную жалобу, в которой уже утверждает, что  никакого договора, в котором предусмотрены такие правила, не заключалось, а точнее они говорили, что это была речь о договоре между другой организацией, которая раньше также возглавлялась тем же директором. 

АС Северо-Западного округа в постановлении написал, что необоснованное противоречивое поведение в суде не допускается (процессуальный эстоппель). Я, естественно, не увидел никаких перспектив в обжаловании судебных актов, но решил изучить практику применения процессуального эстоппеля судами, а также сделать её краткий обзор.

Начать я хочу с происхождения данного эстоппеля. 

Происхождение процессуального эстоппеля

Процессуальный эстоппель происходит из права справедливости в США. Право справедливости в своем развитии создало различного вида эстоппели: справедливый эстоппель; эстоппель на основании обещания; квази-эстоппель; судебный эстоппель. Например, та же ч.5 ст.

166 ГК РФ фактически представляет в усеченном виде, так называемый квази-эстоппель права справедливости США.

Я не буду подробно останавливаться на всех видах эстоппеля, но у них есть одна общая черта, заключающаяся в запрете на противоречивое поведение, на которое полагалась другая сторона в ущерб себе.

Эстоппель представляет собой защиту оправданных и обоснованных ожиданий стороны, если другая сторона после того, как первая сторона положилась на действия последний, она меняет свое поведение, результатом чего будет ущерб первой стороне. Правда, процессуальный эстоппель защищает не столько интересы участников спора, сколько интересы правосудия. Так, в решении одного из федеральных окружных судов США говорится:

Процессуальный эстоппель, иногда называемым «доктриной против утверждения несовместимых позиций» создана судами, чтобы не дать участнику процесса возможности утверждать позицию, которая является несовместимой с той, которую он же утверждал ранее в данном или другом процессе. Он не призван, чтобы устранить все несовместимости, но изобретен, чтобы предотвратить участника спора от ведения двойной игры с судом.

Отмечу еще, что в данном случае идет речь не об изменении правовой позиции стороны, а именно позиции относительно фактических обстоятельств дела.

Иначе говоря, сначала сторона, например, отрицает определенный факт, имеющий значение для дела, а затем, наоборот, изменяет свою позицию и начинает утверждать существование этого факта. Конечно, мы говорим только о необоснованном изменении позиции.

 Есть хорошая максима: venire contra factum proprium (никто не может противоречить собственному предыдущему поведению), которая емко выражает идеи эстоппеля.

Итак мы видим, что арбитражные суды восприняли данную идею права справедливости, которая в общем-то никаких возражений не вызывает, как и иные виды эстоппеля. Кстати, нашему праву явно не хватает правовых средств, таких, какие существуют в праве справедливости.

В то же время некоторые доктрины права справедливости, как например, субординация требований контролирующих корпорации лиц, принимаются на уровне СКЭС ВС РФ.

 Процессуальный эстоппель в судебной практике  применяют не только арбитражные суды, но и некоторые суды общей юрисдикции. 

Я сделал краткий обзор судебной практики, который раскрывает идею процессуального эстоппеля

Так, в апелляционном определении Московского городского суда от 14.05.2018 по делу N 33-20054/2018 говорится:

Следует отметить, что при рассмотрении дела в суде первой инстанции указанных обстоятельств ответчик не оспаривал.

В связи с чем, применительно к процессуальному эстоппелю, доводы апелляционной жалобы ДГИ г. Москвы об отсутствии документов, подтверждающих трудовой стаж Е.К.

, как следствие — законных оснований для заключения договора социального найма, — судебная коллегия находит несостоятельными.

Иначе говоря, здесь апелляционный суд исходит из того, что в суде первой инстанции ответчик не оспаривал определенных обстоятельств, но стал их оспаривать во второй инстанции.

Эстоппель как средство защиты

Явное противоречие в действиях стороны В недавней новости на сайте «АГ» обсуждалось определение Верховного Суда РФ, в котором основанием для направления дела на новое рассмотрение стало неиспользование нижестоящим судом принципа эстоппель, подлежавшего применению, исходя из поведения ответчика. Из определения следует, что проверенный кассационной коллегией гражданско-правовой спор возник по иску лица, который по договору цессии приобрел все права по договору займа, включая права требования к заемщику, нарушившему обязательства по возврату денежных средств. Договор займа был обеспечен залогом недвижимости – квартиры, принадлежавшей заемщику. После заключения договора цессии заемщик признал наличие задолженности по договору займа, о чем дал соответствующую расписку новому займодавцу, однако долг не погасил, в связи с чем займодавец был вынужден обратиться в суд с иском об обращении взыскания на заложенную квартиру.

Однако в ходе рассмотрения дела ответчик-заемщик свою позицию в корне поменял и начал настаивать на том, что денежных средств по договору займа не получал, значит, договор займа не заключен, а обеспечивающий его договор залога недействителен.

Суд первой инстанции защитил права нового займодавца и принял решение об обращении взыскания на квартиру, однако апелляционный суд принял сторону ответчика и отказал в иске по мотиву недоказанности истцом факта передачи ответчику средств первым займодавцем в момент заключения договора займа.

Кассационная инстанция в лице Верховного Суда РФ обратила внимание на явное противоречие между действиями заемщика, который до обращения в суд признавал наличие долга по договору займа, а после возбуждения судебного дела отрицал факт получения займа в целом.

Не найдя добросовестных оснований для изменения позиции ответчиком, Верховный Суд РФ сослался на п. 3 ст. 432 ГК РФ и указал на утрату ответчиком права заявлять перед судом о незаключенности договора займа, что является частным случаем принципа эстоппель.

Утрата права лица на возражение Принцип эстоппель подразумевает утрату права лица на возражение. Именно так его изначально определял Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ (постановления от 22 марта 2011 г. № 13903/11, от 23 апреля 2012 г. № 1649/13 и от 24 июня 2014 г. № 1332/14).

Существо эстоппеля можно свести к тому, что недобросовестная сторона, совершив те или иные действия либо не совершив их своевременно, в первом случае утрачивает право оспаривать факты, которые такими действиями подтверждаются, а во втором – лишается права совершить действия, от которых длительное время уклонялась.

В ряде постановлений Арбитражного суда Московского округа, например в Постановлении от 5 августа 2015 г.

по делу № А41-11651/15, разъясняется, что главная задача принципа состоит в том, чтобы воспрепятствовать недобросовестной стороне получить преимущества и выгоду вследствие своей непоследовательности в поведении в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной.

Эффективный способ защиты Несмотря на то что понятие «эстоппель» было заимствовано из английской системы права, системный анализ норм российского законодательства, например ст. 1 и 10 ГК РФ, ст.

9 и 159 АПК РФ, позволяет утверждать, что данный принцип, основанный на приоритетной защите прав добросовестного лица от последствий злоупотребления правом со стороны его контрагента, не являлся новеллой в полном смысле этого слова.

Кроме того, именно широкое применение эстоппеля в судебной практике как действенной санкции за недобросовестность лица, выразившуюся в его противоречивом поведении, сделало данный принцип эффективным способом защиты права добросовестного участника.

Хотя данный принцип не сформулирован законодателем в числе фундаментальных принципов российского права, его частные случаи прямо закреплены, например, в положениях п. 5 ст.

166 ГК РФ об утрате права недобросовестного лица заявлять о недействительности сделки, в частности, если его поведение после ее  заключения давало иным лицам основание полагаться на  действительность такой сделки, а также п. 3 ст. 432 ГК РФ, который был применен Верховным Судом РФ в рассмотренном выше деле об обращении взыскания на заложенную квартиру. Положения п. 3 ст.

432 ГК РФ указывают на утрату права лица требовать признания незаключенным договора, по которому оно приняло полное или частичное исполнение либо иным образом подтвердило действие такого договора.

Указанные нормы являются именно частными случаями использования принципа и не исключают его применение в иных, прямо не определенных законом случаях.

В качестве примера можно назвать утрату права стороны возражать против выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, вынесенного «против нее», по мотиву того, что третейский суд аффилирован с выигравшей стороной.

Проверяя законность судебных актов, принятых по такому спору, Верховный Суд РФ в Определении № 310-ЭС14-4786 обратил внимание нижестоящих судов на то, что об этой аффилированности проигравшей стороне было известно изначально, еще на стадии переговоров по заключению договора, содержащего соответствующую третейскую оговорку. Оценив изменение поведения такой стороны после проигрыша в третейском суде и не найдя разумного и объективного обоснования такого изменения, Верховный Суд РФ указал на утрату права проигравшей стороны возражать против выдачи исполнительного листа на принудительное взыскание с нее суммы долга по решению третейского суда. Из выделенных Верховным Судом РФ обстоятельств следует, что утрата права на возражение произошла у лица в момент заключения им третейского соглашения.

Стоит отметить, что эстоппель в равной степени применяется как к защите добросовестного участника гражданского оборота в материально-правовых отношениях, так и к случаям злоупотребления процессуальными правами в судебном споре, что делает его эффективным инструментом судебного представителя.

Эстоппель в процессуальном праве, и, в частности, в арбитражном процессе, в большей степени связан со своевременностью выполнения процессуальных действий. Его применение обусловлено ч. 2 ст. 9 АПК РФ, возлагающей на лиц, участвующих в деле, риск наступления последствий совершения или несовершения ими этих действий, а также корреспондирующей ей ч.

5 ст. 159 АПК РФ о праве суда отказать в удовлетворении заявления или ходатайства, если они не были поданы своевременно по причине злоупотребления лицом своим процессуальным правом и явно направлены на срыв судебного заседания, затягивание судебного процесса, воспрепятствование рассмотрению дела и принятию законного и обоснованного судебного акта.

Практика показывает, что эстоппель позволяет отклонить даже заявления о так называемых безусловных основаниях для отмены судебного акта. Так, в Определении от 13 апреля 2016 г. № 306-ЭС15-14024, включенном в Обзор правовых позиций по вопросам частного права за апрель 2016 г.

, Верховный Суд РФ отменил постановление кассационного арбитражного суда о прекращении производства по делу в связи с неподведомственностью спора арбитражным судам, принятого по заявлению одного из участников спора о том, что один из соответчиков являлся физическим лицом без статуса индивидуального предпринимателя.

При этом Верховный Суд РФ указал: хотя постановление кассации о неподведомственности спора арбитражному суду соответствует закону, стоит учесть, что судебный спор с участием ответчика – физического лица рассматривается с 2011 г.

, и ни один из участников процесса, включая заявителя, в течение нескольких лет не ставил вопрос о прекращении дела по указанному выше основанию, а также что в ходе его рассмотрения физическому лицу были причинены существенные убытки.

Читайте также:  Понятие и виды представительства

Учитывая фактические обстоятельства спора, Верховный Суд РФ применил принцип эстоппель о несвоевременности процессуального заявления о прекращении производства по делу и вернул дело на рассмотрение в арбитражный суд.

Несколько правил, связанных с применением эстоппеля Анализ норм права и судебной практики показывает, что для применения эстоппеля представителю лица в суде следует подтвердить наличие противоречивого поведения противоположной стороны спора, недобросовестность такого лица, а также быть готовым представить доказательства добросовестности и осмотрительности действий своего доверителя. Данный подход справедлив как в случае с процессуальным поведением, так и в отношении поведения участника в гражданском обороте.

Кроме того, участникам судопроизводства следует учитывать риск применения рассматриваемого принципа против их интересов.

В этой связи еще на стадии подготовки к обращению в суд судебному представителю необходимо ответственно и аккуратно подходить к формированию правовой позиции по спору с целью выявления и исключения из нее противоречий поведения своего доверителя, которые нельзя объективно обосновать его добросовестными действиями, продумать распределение бремени доказывания, а также воздержаться от построения позиции на сомнительных обстоятельствах, которые в дальнейшем затруднительно будет подтвердить доказательственной базой.

Отдельное внимание следует уделить проработке стратегии ведения судебного дела и определению круга заявлений и ходатайств, которые потребуется подать для подтверждения своей правовой позиции и для опровержения позиции оппонента, а также рассчитать время, когда их подача будет наиболее эффективной.

Эстоппель. Проблема применения принципа в российском гражданском праве

Кузнецов, В. А. Эстоппель. Проблема применения принципа в российском гражданском праве / В. А. Кузнецов, А. В. Цветков. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2018. — № 25 (211). — С. 209-210. — URL: https://moluch.ru/archive/211/51667/ (дата обращения: 25.04.2020).



Институт эстоппеля является довольно молодым в отечественном праве. Российский Гражданский кодекс знает это понятие с 2015 года. Оно заключено в п.3 ст. 432:

«Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности» [2].

Термин «estoppel» происходит от того же корня, что и слово «stop», а именно от его французского аналога «estoup» (или используемого нормандцами старофранцузского аналога «estoupail») [5].

Таким образом, классическое понимание принципа эстоппеля сводится к тому, что если одно лицо действует определенным образом и дает другой стороне разумные основания для совершения определенных действий, то впоследствии оно не может ссылаться на противоположные факты в своих интересах. Суд, усмотрев недобросовестность в поведении такого лица, отказывает в защите его права, что следует из п.1 Постановления Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 [3].

Принцип эстоппеля корнями вглубь уходит в историю английского правосудия. Говорить о более четком оформлении этого принципа можно, начиная с XVI века. С XVII века эстоппель получает доктринальное развитие, в частности в работах известного английского правоведа Эдварда Кока.

В основу эстоппеля положены системообразующие принципы гражданского права: добросовестность, разумность, диспозитивность.

Эстоппель по праву можно считать мощным процессуальным средством, направленным на борьбу с недобросовестным поведением. Мировая практика выработала четыре критерия, необходимых для действия этого принципа:

  1. Наличие позиции лица, выраженной добровольно и закрепленной в установленной процессуальной форме;
  2. Установление факта изменения первоначальной позиции по тем же фактическим обстоятельствам
  3. Лицо, которое настаивает на применении эстоппеля, добросовестно действовало, исходя из первоначальной позиции оппонента
  4. Возникновение вреда, выразившегося в создании невыгодного процессуального положения лица, требующего применить эстоппель, в результате изменения позиции другой стороны и наличие причинно-следственной связи между изменением позиции и вредом [1].

Между тем, стоит отметить, что российские суды не всегда последовательно устанавливают все четыре конститутивных элемента, что влечет неполное раскрытие этого принципа. Практика часто ограничивается установлением лишь первых двух элементов, презюмируя ущерб и поведение другой стороны, исходя из первоначальной позиции [4].

Также стоит отметить, что суды могут применять эстоппель в случае, когда стороны находятся в процессе переговоров о чем-либо. В таком случае работает доктрина promissory estoppel.

Таким образом, если сторона переговоров полагает, что в случае их завершения определенным образом она избавится от обязанности, возложенной на нее договором, она может приостановить исполнение этой обязанности на срок переговоров.

Практика применения этого принципа широко распространена в мире, однако она не была воспринята отечественными судами.

Стоит привести в пример дело, рассмотренное Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, в котором рассматривался вопрос о демонтаже рекламной конструкции по иску муниципалитета.

В данном деле ответчик ссылался на то, что вел переговоры с администрацией муниципального образования о продлении договора аренды рекламной конструкции.

Однако переговоры не завершились успехом ответчика, срок продлен не был, поэтому администрация обратилась с иском о демонтаже в суд, который удовлетворил требования.

Суды апелляционной и кассационной инстанций не согласились с решением суда первой инстанции и приняли решение в пользу ответчика, сославшись на то, что ответчик добросовестно вел переговоры, а администрация, напротив, действовала недобросовестно. Таким образом, в судебных актах прослеживается применение доктрины promissory estoppel. Однако Президиум ВАС не согласился с выводами нижестоящих судов и оставил в силе решение суда первой инстанции [6].

Таким образом, принцип эстоппеля, несмотря на то, что он появился сравнительно недавно и его можно считать новеллой в отечественном гражданском праве, постепенно внедряется в судебную практику. Его позитивное влияние, эффективность трудно отрицать.

Эстоппель справедливо признается мощным оружием в борьбе с недобросовестным поведением участников гражданского оборота в руках суда. Между тем, хочется отметить, что проведенный анализ судебной практики позволяет выявить некоторые особенности применения указанного принципа в отечественном праве.

Суды зачастую очень непоследовательно применяют этот принцип, игнорируют необходимость установления многих фактов при применении указанного принципа. Отчасти это можно объяснить неразработанностью доктрины эстоппеля в отечественной доктрине.

Отчасти — тем, что рассматриваемый принцип привлекает суды именно с практической стороны, как серьезное средство в борьбе с недобросовестностью стороны процесса. Однако внедрение указанного принципа в отечественную правовую систему стоит безусловно приветствовать, несмотря на существующие проблемы.

Литература:

  1. Седова Ж. И., Зайцева Н. В. Принцип эстоппель и отказ от права в коммерческом обороте Российской Федерации. М., 2014. С. 160.
  2. Гражданский кодекс РФ — СПС «Консультант Плюс»
  3. Постановление Пленума Верховного Суда от 23 июня 2015 г. № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации — СПС «Консультант Плюс»
  4. См. напр., Постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02.12.2015 по делу № А13–8603/2015 [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://kad.arbitr.ru
  5. Alfred Thompson Denning. McIlkenny v. Chief Constable of West Midlands, [1980] All ER 227 [Электронный ресурс] // Duhaime's Encyclopedia of Law: [сайт]. — Режим доступа: http://www.duhaime.Org/LegalDictionary/E/Estoppel.aspx
  6. Дело № А50-6337/2013

Основные термины (генерируются автоматически): суд, принцип, указанный принцип, сторона, образ, решение суда, судебная практика, рекламная конструкция, первоначальная позиция.

Поддержание независимости судебной власти, следование принципу независимости является обязанностью судьи.

Влияние практики Европейского суда на рассмотрение… В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24.02.2005 N 3 «О судебной практике по…

Отдельно рассматриваются два направления указанного вопроса: создание дополнительных возможностей для суда (введение принципа добросовестности) и введение новых правовых механизмов защиты слабой стороны.

Высказанные положения содержат новые нормы, которые, по мнению судьи, существовали в виде принципов, доктринальных идей, но никогда не имели законодательного

Рассмотренные формы судебной практики охватывают всю правоприменительную деятельность судов.

Основные термины (генерируются автоматически): Российская Федерация, суд, качество суда, судебная власть, Конституция РФ, дело, общая юрисдикция, Конституционный Суд РФ, общая юрисдикция субъектов РФ

Состязательность и равноправие сторон как принцип уголовного…

Если стороны будут заявлять и обосновывать такие требования, суды будут вынуждены их рассматривать.

В условиях российского права вопросы, связанные с возможностью привлечения к ответственности лица, которое в силу действия указанных принципов эту…

связи с чем, полагаем необходимым провести анализ судебных актов и обобщить правовые позиции Верховного Суда Российской Федерации по реализации принципа свободы договора в предпринимательской деятельности.

Таким образом, термин «правовая позиция суда» прочно вошел в теорию и практику юриспруденции. Из приведенных выше правовых норм можно сделать вывод, что правовая позиция и само решение Конституционного суда — это не одно и то же.

Ключевые слова: суд присяжных заседателей, профессиональный судья, судебное следствие, принцип непосредственности.

На этой стадии у суда происходит формирование позиции по делу относительно того, собраны ли доказательства, подтверждающие факт преступления и…

Мы согласны с исследователями, которые отмечают, что при существующих традициях законодательства и судебной практики в чистом виде состязательность не может быть реализована, поскольку она в условиях пассивных сторон и суда противоречит принципу

Эстоппель. Примеры применения

Эстоппель – правовой принцип, запрещающий менять линию поведения. В российском гражданском праве он появился сравнительно недавно, но постепенно получает широкое применение. Ниже мы собрали примеры из судебной практики, когда был применен данный принцип.

Эстоппель: откуда ноги растут

Данный термин происходит от английского слова estop, означающего «лишать права возражения».

Принципу estoppel в Кембриджском словаре дано такое определение: «А legal rule that prevents someone from changing their mind about something they have previously said is true in court» (http://dictionary.cambridge.org/us/dictionary/english/ estoppel).

  • В буквальном переводе на русский язык: «Правовое правило, которое не позволяет кому-либо изменить свое мнение о чем-то, о чем ранее было правдиво сказано в суде».
  • В художественном переводе: сказав А, не делай Б, не переворачивай показания с ног на голову, не меняй линию поведения на противоположную, будь последователен, оправдывай ожидания, которые имеют под собой веские основания, и так далее.
  • В юридическом переводе, то есть в нормах ГК РФ, принцип «эстоппель» отражен таким образом:
  •  пункты 3, 4 ст. 1: при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения;

  •  абзац 4 п. 2 ст. 166: сторона, из поведения которой явствует ее воля сохранить силу сделки, не вправе оспаривать сделку по основанию, о котором эта сторона знала или должна была знать при проявлении ее воли;
  •  пункт 5 ст. 166: заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки;
  •  пункт 2 ст. 431.1: сторона, которая приняла от контрагента исполнение по договору, связанному с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и при этом полностью или частично не исполнила свое обязательство, не вправе требовать признания договора недействительным, за исключением случаев признания договора недействительным по основаниям, предусмотренным ст. 173, 178 и 179 ГК РФ, а также если предоставленное другой стороной исполнение связано с заведомо недобросовестными действиями этой стороны;
  •  пункт 3 ст. 432: сторона, заключившая договор под влиянием обмана или существенного заблуждения, вызванного недостоверными заверениями, данными другой стороной, вправе вместо отказа от договора (п. 2 настоящей статьи) требовать признания договора недействительным (ст. 179 и 178);
  •  часть 5 ст. 450.1 ГК РФ: если при наличии оснований для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ по тем же основаниям не допускается.
Читайте также:  Обращение взыскания на земельный участок

Кроме того, об эстоппеле сказано в разъяснениях высших судов:

  •  пункт 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.12.2018 № 49: если сторона приняла от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердила действие договора, она не вправе недобросовестно ссылаться на то, что договор является незаключенным (п. 3 ст. 432 ГК РФ). Например, если работы выполнены до согласования всех существенных условий договора подряда, но впоследствии сданы подрядчиком и приняты заказчиком, то к отношениям сторон подлежат применению правила о подряде и между ними возникают соответствующие обязательства;
  •  пункт 1 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25: оценивая действия сторон как добросовестные или недобросовестные, следует исходить из поведения, ожидаемого от любого участника гражданского оборота, учитывающего права и законные интересы другой стороны, содействующего ей… Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично;
  •  пункт 70 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25: сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 5 ст. 166 ГК РФ);
  •  пункт 15 Постановления Пленума ВАС РФ от 18.07.2014 № 50: если стороны при заключении мирового соглашения прямо не оговорили в нем иные правовые последствия для соответствующего правоотношения (включающего как основное обязательство, из которого возникло заявленное в суд требование (требования), так и дополнительные), такое соглашение сторон означает полное прекращение спора, возникшего из этого правоотношения. В связи с этим последующее выдвижение в суде новых требований из того же правоотношения, независимо от того, возникло такое требование из основного либо из дополнительного обязательства, не допускается.

СТАТЬЯ Проказина Е.А., редактора-эксперта журнала «Время Юриста»

Помогал строить, не требуй сносить

Компания подала к организации иск о признании самовольной постройкой и сносе нежилого здания промышленного цеха.

Судьи установили, что истец начиная с 1992 года активно участвовал в строительстве данного здания:

  •  добровольно предоставил для его строительства часть земельного участка;
  •  заключил договор о совместной деятельности для организации серийного производства;
  •  участвовал в 1996 году в составе комиссии в принятии данного объекта;
  •  заключал договор аренды земельного участка под спорное здание;
  •  поставлял организации на переработку сырье.
  1. И только спустя более 20 лет обратился с настоящим иском.
  2. Оценив указанные обстоятельства, судьи пришли к выводу, что действия истца не соответствуют его предшествующим заявлениям или поведению и, применив правило «эстоппель», отказали в иске.
  3. Притом не нашла документального подтверждения ссылка компании на угрозу жизни и здоровью граждан при сохранении спорного объекта.
  4. Также не были доказаны обстоятельства, указывающие на допущенные организацией при возведении спорного объекта существенные нарушения строительных норм и правил, действующие на момент застройки, и наступление негативных последствий для истца вследствие сохранения здания в существующем виде.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 14.01.2019 № 309-ЭС18-17950

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Возражай сразу или забудь навсегда

Фирма предъявила в областной суд иск об отмене решения постоянно действующего третейского экономического суда при региональной торгово-промышленной палате.

Судьи обратили внимание, что по условиям договора все споры между сторонами в случаях невозможности разрешения их путем переговоров передаются на рассмотрение по выбору истца в арбитражный суд либо в указанный третейский экономический суд.

Вторая сторона договора воспользовалась этим пунктом и обратилась в третейский суд. Он вынес решение, которое немедленно вступило в силу, стало окончательным и не подлежащим обжалованию.

  • Фирма встречных требований в третейском разбирательстве не предъявляла и об отсутствии компетенции третейского суда по причине неарбитрабельности спора не заявляла.
  • В связи с этим суды решили, что заявитель, не оспоривший третейскую оговорку, к которой обратился его контрагент, утратил право на возражение (эстоппель) в процедуре отмены решения третейского суда.
  • По данной причине в удовлетворении иска фирме было отказано.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 30.03.2016 № 309-ЭС16-1489

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Признал долг, тогда оплачивай его

Гражданин-займодавец обратился в суд с иском к гражданину-заемщику об обращении взыскания на заложенное имущество (квартиру).

В подтверждение наличия задолженности истец предоставил расписку, подписанную заемщиком.

В ней он обязался погасить всю задолженность к определенному сроку. В судебном заседании ответчик подтвердил подлинность этой расписки. Иск был удовлетворен.

Однако апелляция отклонила ее в качестве допустимого доказательства, поскольку расписка не содержала сведений о получении ответчиком взаймы денежных средств.

Кассационный суд со второй инстанцией не согласился, ведь она не применила правило, согласно которому сторона, подтвердившая каким-либо образом действие договора, не вправе ссылаться на незаключенность этого договора (правовой принцип «эстоппель»).

Данное правило вытекает из общих начал гражданского законодательства и является частным случаем проявления принципа добросовестности, установленного п. 3 и 4 ст.

1 ГК РФ, согласно которым при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно; никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения.

На момент написания расписки в июле 2016 года правило «эстоппель» было закреплено в конкретной норме права, а именно в п. 3 ст. 432 ГК РФ.

В расписке ответчик подтвердил погашение долга. Потому суду апелляционной инстанции надлежало дать расписке оценку с учетом правила «эстоппель», чего сделано не было.

Дело направили на новое рассмотрение в апелляцию.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ Верховного Суда РФ от 18.07.2017 № 5-КГ17-94

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Погашал кредит, соглашайся с ним

Банк обратился в арбитражный суд с иском к компании о взыскании задолженности по кредитному договору.

Организация предъявила встречный иск о признании договора ничтожным.

Истец обратил внимание судов: компания не отрицает того факта, что определенное время исполняла обязательства по договору – уплачивала проценты по кредиту. Есть подтверждающие документы. Поэтому теперь, исходя из системного толкования положений действующего законодательства, она не может требовать признания кредитного договора незаключенным.

Вопрос о незаключенности договора по причине несогласованности его существенных условий можно обсуждать только до начала его исполнения. Потом такой способ защиты, как признание договора незаключенным, не может быть использован.

Судьи с этим согласились, удовлетворили иск банка и отказали в признании встречных требований.

Арбитры указали, что в силу принципа «эстоппель» и правила venire contra factum proprium (главная задача принципа «эстоппель» состоит в том, чтобы воспрепятствовать стороне получить преимущества и выгоду, как следствие своей непоследовательности в поведении в ущерб другой стороне, которая добросовестным образом положилась на определенную юридическую ситуацию, созданную первой стороной) никто не может противоречить собственному предыдущему поведению.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Арбитражного суда Московского округа от 25.12.2018 № Ф05-22087/2018

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Оплачивал аренду, так и продолжай

Организация потребовала взыскать с арендатора долг по арендной плате и сумму возмещения ущерба за сдачу неочищенного оборудования – элементов опалубки, не очищенных от цемента.

Арендатор исковые требования не признал, ссылаясь на то, что допсоглашения о передаче ему спорного оборудования не подписывал и имущество фактически не получал. Подписи на представленных истцом соглашениях подделаны. Оплата же по платежным поручениям произведена ошибочно.

  1. Суд назначил экспертизу, которая подтвердила, что подписи арендатора сделаны именно им.
  2. Довод ответчика о том, что перечисления произведены ошибочно, ничем не подтвержден.
  3. Притом факт существования дополнительных соглашений подтверждается тем, что, несмотря на их оспаривание, ответчиком производилось частичное исполнение по ним в виде оплаты арендных платежей.

При таких обстоятельствах аргумент о подложности подписей подлежит эстоппелированию (игнорированию) в соответствии с положениями п. 5 ст. 166 ГК РФ и п. 3 ст. 432 ГК РФ.

  • В силу первой нормы заявление о недействительности сделки не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность сделки лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки.
  • Согласно второй норме сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности.
  • В итоге наличие задолженности арендатора подтверждается совокупностью представленных истцом актов, которые объективно по делу ничем не опровергнуты.

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ Московского областного суда от 16.11.2016 № 33-29251/2016

Документ включен в СПС «КонсультантПлюс»

Заплатил штраф, значит, сам виноват

Организация-поставщик предъявила фирме-покупателю иск о взыскании 1,8 млн рублей.

Она указала, что ошибочно перечислила эту сумму покупателю в качестве штрафа за поставку некачественного товара. Поэтому сумма является неосновательным обогащением ответчика и должна быть возвращена истцу.

Дело в том, что договором предусмотрен порядок действий сторон при обнаружении недостатков в товаре: покупатель извещает об этом поставщика в течение 48 часов, уполномоченный представитель поставщика прибывает к покупателю в течение 24 часов, вместе они осматривают товар и составляют двухсторонний акт.

В нарушение этих правил покупатель никаких уведомлений и извещений на официальный электронный адрес поставщика не направлял. Факт поставки товара ненадлежащего качества не доказал. Переписка от имени ответчика велась с электронного адреса, принадлежность которого ответчику не подтверждена. Таким образом, в действиях ответчика имеются признаки злоупотребления правом.

Однако суд решил, что злоупотребление, напротив, имеет место со стороны истца.

Стороны согласовали упрощенный (доверительный) порядок приемки товара по качеству: договор предусматривает право, но не обязанность покупателя составить акт приемки товара по качеству.

Истец не оспаривает, что подписал уведомления покупателя о расчете штрафа за нарушение требований к качеству товара. Никаких возражений не представил.

Платежными поручениями оплатил начисленную неустойку. Впоследствии также подписал акт сверки расчетов, в котором подтвердил отсутствие возражений в отношении правильности начисления и уплаты указанных санкций.

С учетом пунктов 3 и 4 ст. 1 ГК РФ поведение поставщика, заявившего о наличии спора по качеству товара после уплаты соответствующих штрафов и истечения сроков на приемку товара, является недобросовестным.

Поэтому нет оснований для признания уплаты штрафов ошибочным исполнением по договору.

В удовлетворении исковых требований было отказано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *